вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Из живого журнала главного редактора"

04.01.2009 Карен Агекян Статья опубликована в номере №2 (17).
Комментариев:0 Средняя оценка:0/5

http://www.karen-aghekian.livejournal.com

karen-aghekian wrote May 1 st @ 2008 07:37 pm
 

Некоторые советуют нам оставить прошлое в покое, больше жить настоящим и будущим, как живут другие народы. Этот совет армяне слышат и от чужих, и от своих. Его дают умные люди, и он, наверное, разумен. И Гамлету (Шекспира армяне любят, как родного, дают своим детям имена его персонажей) по ходу трагедии рекомендуют примерно то же самое – жить настоящим и будущим. Даже зная об истинной причине смерти отца, разумнее дождаться смерти дяди, воссесть по праву наследника на престол и уже тогда восстановить справедливость – изобличить убийцу. Если бы Гамлет мог прислушаться к такому совету, он бы не только не погиб, но, вполне возможно, долго правил бы страной. Но должное и разумное отнюдь не всегда совпадают.

Точнее, эти критерии должны действовать на разных уровнях – самой цели и способа ее достижения. Если же человек или народ впускают разумное, рациональное на уровень цели, оно разъедает там все и вся, остается в единственном числе, а потом с неизбежностью принимается разъедать самое себя.

Мы тоже стоим перед долгом. И поэтому так внимательны к словам Гамлета, сознающего свои несовершенства:


«А я,
Тупой и вялодушный дурень, мямлю,
Как ротозей, своей же правде чуждый,
И ничего сказать не в силах, даже
За короля, чья жизнь и достоянье
Так гнусно сгублены. Или я трус?
Кто скажет мне: «подлец»? Пробьет башку?
Клок вырвав бороды, швырнет в лицо?
Потянет за нос? Ложь забьет мне в глотку
До самых легких? Кто желает первый?
Ха! Ей-богу, я бы снес; ведь у меня
И печень голубиная – нет желчи,
Чтоб огорчаться злом; не то давно
Скормил бы я всем коршунам небес
Труп негодяя; хищник и подлец!
Блудливый, вероломный, злой подлец!
О, мщенье!
Ну и осел же я! Как это славно,
Что я, сын умерщвленного отца,
Влекомый к мести небом и геенной,
Как шлюха, отвожу словами душу
И упражняюсь в ругани, как баба,
Как судомойка!
Фу, гадость! К делу, мозг!»


Мы можем убеждать себя, что как «малый народ» должны передать миссию восстановления справедливости мировому сообществу или «сильным мира сего», а наша функция – кампании по сбору подписей, пикеты перед турецкими посольствами, шумные демонстрации под армянским триколором и лоббирование резолюций в чужих парламентах. Можем считать великим подвигом уже то, что мы остаемся армянами. Можем, в конце концов, списать прошлое в архив, чтобы бодро и весело зашагать по жизни. Но на самом деле бодро и весело можно только дезертировать, затолкав долг в глубину собственного подсознания. Этот Долг по-прежнему стоит перед нами во всем объеме, исполнить его обязаны мы сами. Нация, как и человек, не может убежать от своей тени, которую Шекспир вывел на сцену в образе тени, призрака отца Гамлета:


«Как все кругом меня изобличает
И вялую мою торопит месть!
Что человек, когда он занят только
Сном и едой? Животное, не больше.
Тот, кто нас создал с мыслью столь обширной,
Глядящей и вперед, и вспять, вложил в нас
Не для того богоподобный разум,
Чтоб праздно плесневел он. То ли это
Забвенье скотское, иль жалкий навык
Раздумывать чрезмерно об исходе, -
Мысль, где на долю мудрости всегда
Три доли трусости, – я сам не знаю,
Зачем живу, твердя: «Так надо сделать»,
Раз есть причина, воля, мощь и средства,
Чтоб это сделать».


Оправданий в уклонении от долга нет и не может быть по определению. Слегка перефразировав Шекспира, можно сказать, что причина рождает волю, воля созидает мощь и средства. Другое дело, на этом пути никто не гарантирует успеха и счастливого финала. Вспомним финал «Гамлета».

А если бы шекспировский герой нашел в себе способность забыть? Каким бы стало его будущее, ради которого он «разумно» задвинул бы прошлое в темный угол? Человек или народ, забывший об Отце, идет из ниоткуда в никуда. И даже если такой Гамлет-2 будет царствовать долго и править справедливо, все его дела изначально обречены на крах и забвение.

И все-таки Гамлет по множеству причин не может персонифицировать Армянство. Преступление против нас было таким всеобъемлющим, что человеческий разум неспособен охватить и рационализировать его во всей полноте, а это мешает ясно и однозначно сформулировать свой долг. Преступление коснулось не только нашего Отца, но и Матери, не погребенных до сих пор. Его целью было не только уничтожение Тела, но и Духа. Масштабы преступления были таковы, что его, в отличие от убийства одного человека, невозможно наглядно представить. После гибели отца статус шекспировского персонажа остался прежним, а нас лишили всего – девяти десятых родной земли со священными памятниками, домов и имущества. В шекспировской трагедии преступление было совершено тайно, в нашем случае сохранить его в тайне было просто невозможно, и нам пришлось пережить равнодушие мира перед его очевидностью. Нынешнее положение вещей в регионе выстроено на костях армян. Его сохранение есть продолжающееся преступление против нас и будущего наших детей.

Все это вместе взятое рождает важнейшую проблему ясного определения и последовательного исполнения долга. Наш долг, в отличие от гамлетовского, невозможно свести к простому мщению. Мстить должны были фидаины XIX века, стоящие под развернутым знаменем с надписью ???? (МЕСТЬ) и глядящие на нас светлыми глазами со старых фотографий. Все разговоры о том, что нужно встать в моральном отношении «выше» отмщения, что по прошествии времени этот вопрос сам собой отпал, есть либо наглое фарисейство, либо свидетельство немощи духа и нравственной деградации. Дело в другом: после всего того, что было над нами совершено, просто месть или возмездие стали для нас чем-то ограниченным и архаичным, как винтовка Мосина в сравнении с ракетой с разделяющимися боеголовками. Наш долг столь же огромен и многогранен как совершенное преступление, и это мешает нам ясно осознать и бесповоротно принять конечную цель. Цель, которая определит стратегию.

Одни и те же шаги могут иметь полярно противоположный смысл в зависимости от общего контекста, общей задачи. Если ставится задача мирового признания Геноцида армян и выдачи нам международного удостоверения на вечное право считаться жертвами, тогда весь путь – пройденный и оставшийся – можно считать ложным и бесполезным. Если ставится задача возвращения Нагорья под контроль Армянского государства, задача борьбы против кемалистской Турции, с тем чтобы она как минимум была трансформирована в той же степени, как Германия после Второй мировой войны, тогда имеют свой вспомогательный смысл и ежегодные демонстрации, и сборы подписей, и скрупулезный подсчет потерянного, и каждая бумажка с резолюцией-соболезнованием от чужого парламента.

Идя по разумному пути наименьшего сопротивления, мы оказались голыми среди волков. И последствия не заставили себя ждать. Теперь речь не о том, чтобы отбросить в сторону разум – он должен стать средством исполнения долга. Гамлет помянут здесь не как пример внутреннего импульса, а как пример осознания и бесповоротного принятия цели. Речь не о поспешном героизме в наивном расчете на вмешательство глобальных сил «справедливости» – речь о последовательной стратегии, которая готовит почву для победоносного героизма. В рамках этой стратегии не стоит ничем пренебрегать и ни от чего отказываться. Музей-институт Геноцида должен решать исследовательские и просветительские задачи. Иные государственные структуры и ведомства – выполнять свои обязанности. Лоббистские организации за рубежом – заниматься лоббированием. В рамках этой стратегии нужно планировать и завтрашний день, и следующий год, нужно быть современными во всех отношениях. Быть современными – не самоцель, а средство. Средство осилить должное.

 

sceptic May 2 nd @ 2008 UTC (link)

Вы исходите из аксиомы признания нами этого долга, по крайней мере, в подкорке. Проблема заключается в том, что подавляющая часть населения в Армении живет вне понятий долга, «царства», «трона», вне армянских проблем вообще. Равнодушно сдать все и вся – Отца, Мать – и заняться своей лавочкой. Или же сбежать и завести в России или в Лосе новую лавку и новую семью, благополучно забыв прошлое и обязательства с ним связанные. Сорокалетние в Армении в большинстве своем сдавали, сдают и намерены далее сдавать будущее нового поколения – поколения своих детей.

karen_aghekian May 2 nd @ 2008 UTC (link)

Каждый из них существует сам по себе и рассматривает Должное как лишний камень в кармане, мешающий удержаться на поверхности. Парадокс в том, что в другом энергетическом поле эти же люди способны воодушевленно работать ради общего блага, способны даже на самопожертвование. Розенкранцы и Гильденстерны такое поле не создают, Гамлеты по природе не организаторы. Нужны фигуры, которых в шекспировской трагедии нет. И мы обязаны их отыскать в недрах Армянства.

Средняя оценка:0/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>