вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Современная армянская идентичность. Две крайности" - Карен АГЕКЯН, Рачья АРЗУМАНЯН

29.11.2008 Карен Агекян, Рачья Арзуманян Статья опубликована в номере №1 (16).
Комментариев:0 Средняя оценка:0/5

В XXI веке перед Армянским миром стоит целый ряд жизненно важных вызовов и задач. Некоторые из них, связанные с необходимостью укрепления армянской армии, экономики, достаточно ясны и прозрачны, критическая важность других для будущего Армении не столь очевидна.

К последним, без сомнения, относится выработка современной концепции армянской идентичности. Сегодня актуальность проблемы идентичности как для наций, так и для государств со сложным этническим составом признана повсеместно. Пытаясь сформировать понимание армянской идентичности в XXI веке, нужно исходить из принципа его эффективности при решении задач, с которыми сталкивается Армянство.

На сегодня можно выделить две крайние позиции, задающие диапазон вариантов. Эти крайности не только конфликтуют друг с другом, но взаимно друг друга обусловливают.


В первом, «минималистском», случае армянская идентичность воспринимается как свободное неформальное членство в некоей разновидности воскресного клуба, где реально или виртуально собираются люди, болеющие за одну и ту же «команду». Оно не налагает каких-либо обязательств на участника, кроме чисто символических. В основе обычно лежит чувство сопричастности, порой сопереживания. До последнего времени главным выражением членства в «клубе» были интерес к составу «команды» и «соревнованиям», их обсуждение с другими болельщиками, участие в торжественных мероприятиях и приобретение атрибутики – сувениров с символикой «команды». Вы можете быть простым болельщиком или заядлым «фанатом», можете временно ощущать себя членом «команды» в некоторых «соревнованиях» и «конкурсах» – например, по поводу продолжительности истории «клуба», красочности его традиций, числа всемирно известных игроков и масштаба их достижений. Однако в любом случае сохраняется значительная дистанция, часто даже пропасть между судьбой «клуба» и отдельной личности, оставляющая за нею право «разочароваться» и переключиться на другой «клуб» – например, клуб поклонников группы «The Red Hot Chili Peppers» или фанатов футбольного клуба «Челси».

Ранее членам «клуба» часто недоставало удобной и необременительной формы выражения своих эмоций болельщика, способных повлиять на исход «соревнования». Теперь современные средства массовой коммуникации предлагают идеальные формы активности, такие как голосование через SMS и сеть «Интернет». Три конкурса «Евровидения» с участием представителей Армении – два взрослых и один детский – позволяют уверенно говорить о новом явлении. Трудно припомнить другой подобный случай единодушия и эффективности нашей диаспоры в самых разных странах. По крайней мере, итоги голосования по таким странам, как Россия, Турция и Грузия, однозначно указывают на солидарное голосование проживающих там армян при сильном разбросе остальных голосов.

Какой, в самом деле, удобный способ демонстрации своей принадлежности к Армянству – необременительный, простой и анонимный. Обезличенность, нейтральность и эффективность современных коммуникаций гарантируют, что ваш голос дойдет до места назначения и скажется на результатах. Когда «победа» – не важно, в чем и над кем – достается перевесом в несколько голосов, когда телезрители разных стран могут лицезреть высокое место вашего «клуба» в общем списке, ваше сердце наполняется гордостью – вполне возможно, именно ваш голос и ваша активность оказались решающими. В таком солидарном голосовании и такой гордости нет ничего дурного. Плохо то, когда подобного рода голосования и покупка «атрибутики клуба» становятся главными проявлениями армянской идентичности. Идентичность «болельщика команды» ныне свойственна значительной массе армян, в первую очередь, безусловно, в Спюрке. (Хотя это вовсе не означает, что с идентичностью в самой РА дела обстоят образцово-показательно).


Существует и другая, «максималистская», крайность, когда составляется целый список необходимых качеств – всем, кто не обладает таковыми, отказывают в праве называться армянином. При этом в явном или завуалированном виде в категорию «сомнительных лиц», которым надо доказывать свое «соответствие», оказывается включенным большинство Армянства, в том числе практически весь Спюрк. Некоторые «пункты» подобных списков зачастую так жестко сформулированы и оторваны от реальной жизни, что ничтожное количество армян сегодня в состоянии им соответствовать. Список оказывается тоталитарным по своей сути и преследует цель создать чувство неполноценности и уязвимости чуть ли не в каждом, кто попытается «пройти тест» на армянскость.

В этом случае армянская идентичность становится предметом тщательного расследования. Она рассматривается как пропуск в закрытое сообщество, доступ в которое требует прохождения длительной процедуры «инициации». Новоявленному адепту, претендующему на вступление в ряды «ордена», уже недостаточно родиться армянином или считать себя армянином, он должен доказать свое право, после чего ему отводится ступень на длинной лестнице иерархии армянскости без какого-либо права обсуждения как самих принципов ее построения, так и критики «старших наставников». Любое частичное несоответствие законам «евгеники» армянской идентичности приводит к отказу от права называться армянином. Причем как сам принцип построения списка, так и жесткость требований позволяют в любой момент времени и в любых условиях обнаружить несовершенства практически в любом члене «ордена». Привычная картина из жизни закрытых, авторитарных обществ и структур.

Данный подход рассчитан на людей с высоким уровнем самосознания, рефлексии и социальной активности. Для других проблемы идентичности просто не существует. Не важно, полноценна она или ущербна – она воспринимается как нечто природное, само собой разумеющееся. Проблема становится просто болезненной для Спюрка, нагруженного различного рода психологическими комплексами по поводу своей идентичности, и на практике выливается в попытки эксплуатации этих комплексов. Одним из важных условий «списка требований» является, например, готовность рассматривать репатриацию как актуальный для себя и своей семьи вопрос. Очевидно, что сегодня лишь ничтожное меньшинство армян Спюрка к этому готово. Следовательно, практически весь Спюрк попадает в положение «недоармян» или «неармян».

Дело вовсе не в том, чтобы оправдывать всех и вся в Спюрке или его идеализировать. Нужно ясно и четко говорить о конкретных достоинствах и недостатках, не хватаясь по всякому поводу за такие святые понятия, как наименование «армянин». Возьмем простой пример, аналогию из семейной жизни. Жена может ругать мужа за множество больших и малых недостатков – от неаккуратности до неумения заработать деньги. Но постоянно твердить ему, что он не мужчина – приведет ли это к росту чувства ответственности за семью, подтолкнет ли на подвиги в семейной жизни? Или это верный путь к разрушению семьи? В одном случае говорится о недостатках, в другом – об ущербности человека как личности. В первом случае цель – исправление. Во втором – либо просто выплеск раздражения и злости, нежелание задуматься о возможных последствиях, либо стремление дискредитировать, унизить человека в его же собственных глазах, чтобы легче было его использовать.

Ущербность «списочного подхода» ярко видна на примере граждан Армении. Очевидно, что им намного проще соответствовать большинству критериев армянскости. Но тогда мы должны согласиться, что политические и околополитические авантюристы, готовые продать за тридцать сребреников интересы армянской государственности, предприниматели и недобросовестные чиновники, разрушающие своими шагами как экономику страны, так и нравственные начала армянского общества, являются большими армянами, чем талантливые армянские музыканты, врачи, спортсмены в Спюрке, чем бизнесмен, считающий долгом выделить часть своих средств на возрождение Армянского мира. Казнокрад, государственный преступник, предатель, любой гражданин РА, который относится к своей с трудом возрождающейся стране по принципу «с паршивой овцы хоть шерсти клок», оказываются по многим списочным параметрам большими армянами, чем иноязычный патриот, работающий на благо Армении в Спюрке, который пока не планирует перебираться с семьей в Армению. Ведь у тех, первых, правильное место жительства, нет проблем ни с языком, ни с воспитанием армянами своих детей. Хотя на самом деле эти категории лиц приносят своей стране реальный вред в отличие даже от худшей, неуклонно ассимилирующейся части Спюрка – всего лишь пустого балласта для Армянства.

Все новое – это хорошо забытое старое. Возможно, в самом деле, забыты не столь уж давние деления армян на «плохих» и «хороших», «настоящих» и «ненастоящих», «врагов» и «своих» по классовому и партийному признакам. Допустим даже, что сегодняшние критерии выбраны достаточно обоснованно. К каким практическим результатам может привести постановка вопроса: кто на самом деле армянин, а кто армянин только по происхождению? Даже последний «статус» при таком подходе становится проблематичным – сразу возникает вопрос о проценте армянской крови. Разрушающий смысл любых анкетных и списочных подходов с формальными критериями очевиден и проверен неоднократно в течение XX века – они либо обречены оставаться пустыми словами, либо ведут к появлению «суда», рассматривающего конкретные «личные дела».

Неужели кто-то верит, что такого рода разделение окажется чудодейственным лекарством, заставит «сомнительных» посыпать голову пеплом, в сжатые сроки освоить язык, погрузиться в глубины армянской культуры, записаться в очередь на репатриацию? Даже если список требований абсолютно правилен, рассчитывать на его позитивный эффект – непростительная схоластика, питающаяся умозрительными конструкциями.

У того, кто оторван от Армянства, но испытывает смутную потребность встать на путь возвращения, ощущает хотя бы слабую тягу к родине предков, отказ в праве называться армянином (если чьи-то полномочия отказывать в таком праве или присваивать его вдруг будут восприняты всерьез) только усилит комплекс собственной неполноценности. Это отнюдь не самый лучший стимул, скорее наоборот. Человек не пойдет туда, где ему с порога станут указывать на его ущербность. Где факелом, которым нужно освещать путь, держа его в высоко поднятой руке, будут тыкать в лицо, требуя отчета, предлагая заполнить анкету, которыми печально прославилась советская власть (и ХХ век в целом). Такой человек получит еще один повод раствориться в неармянской, привычной для себя среде, где его уже считают своим или сочтут очень скоро.

Мы достаточно старый народ, чтобы не понимать: любые попытки подчинить многообразие народной жизни той или иной теории – классовой, этнической, расовой и пр. – ведут к «рассечению» и «отсечению». Армянскому миру неоткуда компенсировать новые утраты. Борьба за каждую личность, каждую социальную, религиозную и пр. группу, ощущающую себя частью Армянства, без сомнения, должна иметь совершенно другой вектор – не отторжения, а притяжения.

Вместо разного рода большевистских «проверок» и схоластических «сводов правил» гораздо полезнее было бы задуматься об эффективных способах возрождения, усиления армянской идентичности в диаспоре и воспитания на родной земле здорового патриотизма, инстинкта государственности. В таком контексте допустимо говорить о желательности, важности неких характеристик армянина. Но при другом подходе к людям: не выставляя с порога требования, не отнимая ни у кого права, которое даже самые тоталитарные, враждебные Армянству режимы не могли отнять, – права считать себя армянином. Важно отдавать себе отчет, что сейчас никто, к сожалению, не толпится в очереди, ходатайствуя о признании его «хорошим», «настоящим» армянином или вообще армянином. Для начала нужно привлечь людей, создать поле притяжения к Армении и Армянству в том глобализированном мире, где каждого человека ежечасно и ежеминутно пытаются соблазнить идеологическим товаром, культурной продукцией, верованиями, культами, другими идентичностями – «космополитичной», «американской», «французской», «российской» и т. д.


Подведем промежуточный итог. Нельзя допустить размывания армянской идентичности до уровня самосознания спортивного болельщика. Однако не менее вредно устанавливать жесткие критерии идентичности, дополнительно раскалывая и без того разобщенное, неоднородное Армянство. Необходимо работать с людьми, используя операциональный критерий – практику. Время не ждет, и в эту работу нужно включаться как можно большему числу людей.

Несомненно, упомянутые выше два крайних восприятия армянской идентичности связаны с историческим прошлым и той нишей, которую наш народ занимал последние века. Существование в качестве относительно замкнутой этно-конфессиональной группы в рамках крупных держав имперского толка, необходимость выполнять специфичные и жестко ограниченные социально-экономические функции (крестьянский труд, ремесленничество, торговля, предпринимательство), высокие, практически непреодолимые барьеры, отделяющие Армянство от других, базовых для государственности институтов (центральное и местное управление, судебная система, армия, крупное землевладение), не могли не привести к деградации и сужению базы идентичности. Полное отсутствие одних органичных для нации функций и способность выполнять большинство других исключительно в составе держав мирового масштаба привели к ключевому национальному дефекту, который имеет множество граней. Проблемы с построением самостоятельного и подлинно независимого государственного организма и проблемы с выработкой полноценной и автономной идентичности есть две грани этого ключевого дефекта.

Мец Егерн и появление Спюрка создали дополнительные предпосылки для закрепления неполной идентичности. Однако государственность Советской Армении, пусть даже ограниченная, и связь с землей, уцелевшая в таких исторических регионах как Арцах, Сюник и др., создали основу выхода за рамки прежней идентичности в конце 80-х годов. Длительный процесс превращения нации в этнокорпорацию, а затем ее дальнейшей деградации по периферии до состояния «клуба» не мог не повернуть вспять с очередным возрождением армянской государственности, но движение вперед быстро стало пробуксовывать, демонстрируя всю глубину недуга.

Очевидно, и второй полюс восприятия идентичности есть следствие тех же исторических причин. Попытки возведения и укрепления границ, жестко отделяющих Армянство от внешнего «опасного» и «враждебного» мира, есть следствие осознания своей неполноценности, своего рода защитная реакция, позволяющая законсервировать армянскую идентичность. Необходимость выживания, по крайней мере, как общины, вынужденный отказ от многих органов и функций национального организма не могли не привести к появлению социальных инстинктов, стремящихся замкнуть Армянский мир на самого себя. Оборонительная стратегия неминуемо ведет к обращению здоровых инстинктов борьбы внутрь, к тем расколам и конфликтам, о которых столько написано и древними летописцами, и публицистами XIX-XX веков. Стратегия мощи и силы, созидающая державы, основана не на численности государствообразующего народа, а на векторе инклюзивности, то есть включения, ассимиляции, переваривании в контактных зонах всего чужеродного, что только возможно – народностей, культур, материальных и нематериальных ценностей. Стратегия слабости, разрушающая не только государство, но даже возможность его создания, основана на эксклюзивности, то есть на попытках отстоять некую «чистоту», некий набор свойств, раз за разом изгоняя за рамки все отклоняющееся, обрубая все боковые ветви. К сожалению, последняя стратегия стала для нас привычной. Именно вследствие падения политических и размывания этнотерриториальных границ укрепление и ужесточение границ этнических казалось многим некоей компенсацией этих потерь. Однако в реальности это оказалось всего лишь следствием предыдущих поражений и очередным шагом к новым огромным утратам. Достаточно вспомнить хотя бы религиозный принцип, исходя из которого с колоссальными потерями для Армянства от него жестко отчуждались армяне-халкедониты, армяне-католики, армяне-протестанты, армяне-мусульмане. Любые попытки продолжать сегодня эту стратегию объективно препятствуют возрождению Армянского мира и укреплению государственности.

Фактически мы имеем дело с двумя противоположными пониманиями природы границ, отделяющих Армянский мир от мира внешнего. В первом случае границы оказываются исчезающе незаметными и несущественными, во втором – непроницаемыми, и в обоих случаях Армянский мир оказывается зависимым и несамостоятельным, замыкаясь в первом случае полностью на внешний мир, схлопываясь и съеживаясь – во втором. История уже многократно доказала, что с точки зрения государственного строительства стратегия инклюзивности – включения и встраивания в Целое всего разнородного – не имеет альтернативы. Она совмещает открытость разного рода границ с наличием мощного внутреннего центра притяжения. Для этого необходимо отказаться от попыток окончательно сформулировать нормы армянской идентичности. Ее концепция должна постоянно развиваться. Концепция идентичности не может быть самоцелью, по крайней мере, до полного восстановления неоспоримого суверенитета над Армянским Нагорьем, но должна служить только средством сплочения ради практических дел.

Главное требование – центростремительность инициируемых процессов. При определении армянской идентичности мы должны исключать любые определения и подходы, приводящие к исключению из Армянского мира или отдалению от него личностей, социальных групп, общин, находящихся на его периферии или даже в контактной зоне. Любые философские, культурологические, политические и другие теории и взгляды, ведущие к дальнейшему расчленению и распылению армянского народа, должны отметаться и отторгаться. Во главу угла должна ставиться идеология инклюзивности – выявления в периферийных группах мельчайших остатков армянской идентичности и постепенного полноценного включения этих групп в Армянский мир. При плановом и целенаправленном использовании этой стратегии разнохарактерность чужеродных элементов не растворит, а укрепит неизменную основу, духовное ядро Армянского мира.

Очевидно, что тема идентичности нуждается в глубоком и ответственном подходе, и наш журнал намерен вернуться к ней в будущих номерах.

Средняя оценка:0/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>