вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Ливанские эскизы"

29.11.2008 Статья опубликована в номере №1 (16).
Комментариев:0 Средняя оценка:0/5

1. Первые впечатления. Община

Прилетев в Бейрут в январе, оказываешься на другой планете, где вечно царствуют тепло и солнце – за неделю нашего пребывания его ни на минуту не заслонило даже легкое облачко. Правда, сами жители ливанской столицы жаловались нам, что давно не видели такой холодной зимы – многие выходили на улицу в пальто и куртках, а продавцы жареных каштанов грелись вечером у костра, хотя температура даже с заходом солнца не опускалась ниже двенадцати градусов тепла.

Если погода наводит на мысли о другой планете, то здешние армяне, напротив, создают иллюзию, что ты у себя дома. Лишний раз убеждаешься, что в любой стране чувство родственности или отчуждения зависит не от пейзажей, не от материальных объектов, а только от людей рядом с тобой. Море, пальмы, вязь арабского шрифта – все это не играет большой роли. Пока ты слышишь армянскую речь, ты у себя дома, среди своих.

Военный пост недалеко от университета hАйказян

Перед нами стояла непростая задача. С одной стороны, нас (координатора журнала «АНИВ» Армена Хечояна и главного редактора Карена Агекяна) пригласили на международную конференцию «Культура Киликийской Армении», организованную в Антелиасе Католикосатом Большого Дома Киликийского. С другой – для нашего некоммерческого журнала поездки в Ливан пока еще роскошь, и важно было узнать побольше о здешней общине, здешних армянах. Можем с чувством законной гордости отчитаться, что каждый день – с восьми утра и как минимум до полуночи – посвящали исполнению своего журналистского долга. За исключением, пожалуй, нескольких часов, затраченных на экскурсию в Баальбек, мы занимались в Ливане только армянскими темами.

Еще до поездки мы отдавали себе отчет, что ливанская община – это нечто особенное для Спюрка в смысле ее организованности, веса в государстве, полнокровности и яркости национальной жизни, политической и культурной активности. Знали и о том, с какими проблемами сталкивается община еще с 70-х годов, с начала гражданской войны вплоть до теперешнего нового обострения обстановки в Ливане. Экономический и политический кризис в стране рождает не только армянскую, но и арабскую эмиграцию. Но для армянской общины потери гораздо более чувствительны.

След прошедшего РождестваЗдесь стоит, наверное, сразу сказать о нашем конечном и однозначном выводе – ливанская община продолжает оставаться важнейшим оплотом Армянства не только на Ближнем Востоке, но и в масштабах всего мира. Можно только представить, каких высот, какой мощи она достигла бы при мирном и бескризисном развитии страны.

Чем объяснить особый ливанский случай? Тем, что ислам препятствовал ускоренной ассимиляции? Но в Ливане армянская община никогда не была островом в море ислама, как в том же Иране – Ливан до последнего времени жил в условиях равновесия христианской и мусульманской составляющих. Может быть, на Востоке перемены происходят не так динамично, как на Западе? Но из всех арабских стран Ливан, пожалуй, самая вестернизированная.

Горный Ливан. Мост с выбитой секциейНа наш взгляд, главная причина – в общинном (конфессиональном) принципе построения ливанского государства, установленном в 1943 году, вскоре после обретения независимости. Он предполагает не только квоты в парламенте страны, но и закрепление за отдельными общинами руководящих постов – в частности, президента, премьера и главы законодательной власти. При таком строении власти и общества армяне в Ливане оказались перед очевидной альтернативой: либо организованность, способная обеспечить вес и влияние, либо превращение в массу частных лиц, чьи права и потребности будут неизбежно игнорироваться. Важно и то, что в Ливане не было и нет той доминирующей государствообразующей национально-религиозной общности, какая есть, например, во Франции или России. Поэтому ассимиляция никогда не представляла собой столь же заманчивую перспективу – в этом смысле Ливан с его многополярностью и демократическими свободами оказался для армян почти идеальной страной.

Однако все хорошее имеет свои отрицательные последствия – многополярность и свободы привели в конце концов к расколу общества, политическому противостоянию, войне. На сегодняшний день трудно представить, как и когда удастся преодолеть затяжной кризис. Его зримое свидетельство – любому автотранспорту часто приходится останавливаться перед вооруженным патрулем. Правда, досмотра как такового не происходит – человек в форме просто удовлетворяется обменом приветствиями с водителем и беглым взглядом на пассажиров. Снимать бойцов и военную технику запрещено, только пару раз нам удалось незаметно «щелкнуть» пост для журнала. Характерно, что в интервале ста метров могут находиться посты министерства внутренних дел и министерства обороны – ведь то и другое контролируется разными религиозными общинами.

Без постороннего вмешательства сами ливанцы наверняка бы договорились между собой – по крайней мере, ливанские армяне в этом уверены. Но небольшая страна на Ближнем Востоке практически была обречена стать полем соперничества самых разных держав и сил.

 Горный Ливан
 

Если хочешь успеть как можно больше, много времени приходится проводить в дороге. В памяти остался вид заснеженных вершин с дорог Горного Ливана. Самый высокий на Ближнем Востоке мост, переброшенный через ущелье – одна из его секций выбита израильской ракетой. Шоссе долины Бекаа с черными и желтыми флагами «Хезбаллы» на столбах. Но в первую очередь бейрутские улицы с привычными для Европы, но слишком сексуальными для страны с относительным мусульманским большинством женскими образами на рекламных щитах. Секрет опять-таки в том, что в городе и пригородах есть самые разные районы – маронитский, суннитский, шиитский. Есть и знаменитый армянский Бурдж-Хаммуд, речь о котором еще впереди. Не сразу понятное для новоприбывшего деление заставляет его удивленно оглядываться в поисках тех самых страшных разрушений после израильских обстрелов, которые он видел по новостям в дни недавней войны между еврейским государством и организацией «Хезбалла». Можно часами колесить по Бейруту и не встретить никаких следов войны – во-первых, здесь достаточно быстро и качественно строят и восстанавливают, во-вторых, эти разрушения сконцентрированы в шиитских кварталах. Только высотка пустой гостиницы «Холидей Инн» выставляет напоказ военные шрамы – но это своеобразный памятник-напоминание о кошмаре другой, гражданской войны. И еще остались обезображенные фасады зданий на месте взрыва, ставшего причиной гибели Рафика Харири и началом нового политического кризиса.

Майка с символикой организации «Хезбалла» из сувенирной лавки

Для бейрутских улиц характерно полное игнорирование водителями правил дорожного движения. Так, наверное, и должно быть в «самой свободной стране мира». Один из наших новых друзей рассказал, как учил своего сына водить машину, заставляя ехать по встречной полосе – соблюдая все правила, в Ливане не проживешь. Вы скажете: что тут удивительного, эта философская истина знакома и каждому ереванскому водителю, и большинству московских. Но удивительным образом на бейрутских улицах соблюдаются вежливость и корректность. Почти не слышно раздраженных сигналов, водители благожелательно пропускают и друг друга, и пешеходов.

Конечно, недельный срок на новом для себя месте не позволяет претендовать на серьезный анализ ситуации. Пусть даже каждый день был до отказа заполнен поездками и встречами – все же это только мозаика первых впечатлений. Возвращаясь к этим впечатлениям от армянского Ливана, представляешь себе крепость, выросшую неподалеку от потерянной Киликии – скала под крепостью осыпается тут и там, это требует ремонта стен, укрепления фундамента. В колокольне внутри крепости время от времени тревожно звенит колокол. В старинном армяно-католическом монастыре Зммар, о котором мы расскажем в следующий раз, хранится колокол с рельефным распятием, чье фото читатели могли видеть на последней странице обложки прошлого номера журнала. В 1915 году его сняли с колокольни и взяли с собой в дорогу депортированные армяне. Сохранили на всем долгом крестном пути до Дер-Зора, сберегли на дороге, по которой людям, измученным голодом и жаждой, дневным зноем и ночной стужей пустыни, невозможно было тащить даже самих себя, а не то что тяжелую металлическую отливку… Этот ли сбереженный колокол сегодня тревожно звучит для тех, кому дорого Армянство Ливана? Или драгоценная реликвия молчит, чтобы не расплескать, сохранить для нас память о страданиях и героизме прошлого?

Один из наших ливанских собеседников – Саркис Наджарян – предложил другой метафорический образ. Вспомнив о том, сколько общественных деятелей, работников культуры, образования и пр. за многие десятилетия дала другим общинам Спюрка община Ливана, он сравнил ее с озером Севан, которое питало армянские поля, отдавало им себя и начало высыхать, сокращаться в размерах.

Нет, жизнь в общине не стоит на месте: где бы мы ни появлялись, везде видели зримые следы того, что выстроено, благоустроено в самые последние годы. Но никакая благотворительность не заменит главного – твердой почвы под ногами. Зримый символ ситуации в Ливане – постоянные отключения энергоснабжения от подстанций, с этим сталкиваешься по нескольку раз в день, где бы ты ни находился. Правда, в каждом здании есть автономные дизель-генераторы, и свет появляется достаточно быстро, не позднее чем через минуту – это тоже характерный признак, но уже не в минус, а в плюс.

За неделю нашего пребывания в стране здесь случился единственный теракт – случился за нашей спиной, буквально через пару минут после нашего проезда. Сидя в машине, мы услышали громкий хлопок. Когда обернулись, увидели в небе над крышами домов жиденькое облачко дыма от взрыва. Возвращались уже черепашьим темпом, в сплошной многокилометровой ленте автотранспорта. Мобильную связь в таких случаях отключают, чтобы усложнить действия террористов, в результате люди не могут узнать о своих близких, убедиться, что с ними все в порядке. Позднее мы узнали о троих убитых, ранеными, как выяснилось, занимался хирург Мисак Арпаджян – мы еще познакомим с ним наших читателей. Одна из главных транспортных артерий оставалась перекрытой и несколько дней спустя – нам сказали, что следственные мероприятия в таких случаях могут продолжаться две недели и больше. В этот раз мишенью теракта была машина американского посольства, поэтому в расследовании должны были принять участие специалисты из ЦРУ…

Бейрут. Гостиница «Holiday Inn»

Знакомясь с реалиями Ливана, невольно задумываешься над тем, что лучше для выживания – единство или разнообразие? Мешает или помогает ливанским армянам тот факт, что в ААЦ существуют два самостоятельных Католикосата – в Эчмиадзине и Антелиасе, что, кроме прихожан ААЦ, здесь много прихожан Армянской Католической Церкви, есть армяне-протестанты? Что здесь действуют все три традиционные армянские партии – и Дашнакцутюн, и Рамкавар, и Гнчак, к которым недавно прибавилось «Свободное движение ливанских армян» под руководством отставного генерала ливанской армии, бывшего дашнака Нарека Абраамяна. Позиции партий в ливанском кризисе существенно различаются: если Дашнакцутюн находится в союзе с просирийскими силами, включая партию «Хезбалла», то гнчакисты, рамкавары и члены нового движения поддерживают правительство и прозападную коалицию.

Вопрос о полном единстве в наше время можно считать почти риторическим – оно вряд ли возможно. Речь может идти только о единстве по главным армянским вопросам – независимости Армении и Арцаха, справедливого политического возмещения за Геноцид и др. Главный и очевидный критерий – различия не должны вести к вражде, только к сотрудничеству, опирающемуся на преимущества каждой из сторон. Все ливанские армяне в один голос говорят, что события гражданского противостояния 50-х годов, когда стреляли друг в друга не только арабы, но и армяне разных политических убеждений, больше не повторятся никогда. Сегодня армянские политические силы Ливана находятся в постоянном контакте и внутри своих коалиций ведут работу в пользу внутриливанского диалога. Что касается прихожан различных Церквей, мы сами имели возможность убедиться в отсутствии не только конфронтации, но и взаимного игнорирования. И армяне-католики, и армяне-протестанты принимали участие в конференции по культуре Киликии, проходившей в Антелиасе. Бейрутским университетом hАйказян традиционно руководят армяне-протестанты, но в преподавании и административном руководстве немалую роль играют прихожане Апостольской Церкви, достаточно сказать, что сам католикос Арам I регулярно выступает здесь с лекциями по вопросам арменологии, теологии и экуменизма. На золотом юбилее известного армяно-католического ученого-филолога о. Антраника Граняна, многолетнего преподавателя университета hАйказян, главного редактора издаваемого здесь арменоведческого сборника, его деятельность высоко оценил президент университета, глава армян-протестантов Ливана высокопреподобный Пол Хайтосян. Дружат между собой студенты университета, принадлежащие к разным армянским религиозным общинам.

 

Ворота Католикосата

2. Антелиас

При всем многообразии армянского Ливана здесь есть несколько узловых точек. Первая и главная из них – несомненно, Католикосат Большого Дома Киликийского в Антелиасе. Дело даже не в том, что большинство ливанских армян – прихожане Армянской Апостольской Церкви. Значение Антелиаса выходит за пределы не только Ливана, но и всего Ближнего Востока. Ему подчиняются епархии в Иране и Сирии, на Кипре и в Кувейте, а также в США, Канаде и даже духовная инспектура Венесуэлы с центром в Каракасе. Раньше Антелиас находился на лоне природы вблизи столицы, но городская застройка уже вытянулась сплошной длинной полосой вдоль морского берега – по дороге в Католикосат из центра Бейрута тебя все время окружает сугубо городской пейзаж, и дальше он тоже остается городским.

Католикосат в АнтелиасеУдивительно видеть изящные пальмы, украшающие территорию Католикосата, осознавать, что совсем рядом берег Средиземного моря, даже в январе искрящегося теплыми солнечными бликами. А если расширить перспективу, можно мысленно представить не столь уж далеко на севере Киликию с ее армянскими крепостями и бывшей резиденцией католикосов в Сисе, южнее – Святые места Иерусалима и Вифлеема, где ААЦ выступает наряду с католиками и православными как важнейшая их хранительница.

Конференция «Культура Киликийской Армении» в Антелиасе была организована совместно Киликийским Католикосатом и ереванским Матенадараном, откуда приехали не только ученые, но и специалисты по синхронному научному переводу на армянский, английский, французский языки. (Здесь надо отметить, что ливанская система образования, в том числе программа армянских школ, обеспечивает владение помимо родного языка также арабским, английским и французским. Причем дети не испытывают особых проблем, изучая одновременно четыре языка.) Чрезвычайно представительная конференция с участием арменоведов всего мира была отлично организована. Непривычным для ученых было вставание для молитвы перед началом каждого заседания – звучание грабара придавало конференции какой-то особенный дух, каждый день камертоном задавало верную ноту. Если говорить о главной идее, которую сами организаторы рассматривали в качестве сквозной, ее озвучил Католикос Арам I – по его словам, Армянскую Киликию нужно считать первой организованной армянской диаспорой. Идея чрезвычайно интересна тем, что сразу увязывает всю политическую, культурную, религиозную, дипломатическую историю средневекового армянского государства в Киликии с актуальными вопросами существования сегодняшнего Спюрка.
 

День Ввержения в Ров Св. Григора. Тожественная процессия и верующие возле собора Сурб Григор Лусаворич

 

О самом Антелиасе нашим читателям будет интереснее узнать из первоисточника – епископ Нарек Алемезян любезно согласился показать нам всю территорию Католикосата. Мы снова зашли в пустой официальный зал для приемов, где совсем недавно проходили многолюдные заседания научной конференции – это было первое крупное мероприятие, проведенное в заново отремонтированной резиденции. Рядом с залом для приемов расположены канцелярия, секретариат, бухгалтерия – отсюда осуществляется руководство работой всех подчиненных Католикосату епархиальных управлений.


Открытие научной конференции «Культура Киликийской Армении»«Католикосат обосновался в Антелиасе с 1930 года, – рассказывает Нарек србазан. – Прежде здесь находился армянский сиротский приют, созданный известной американской гуманитарной организацией «Near East Relief», столько сделавшей для спасения тысяч армянских сирот. Католикос Саак, которому не по своей воле пришлось в 1915 году покинуть Сис, провел переговоры с руководством организации, и оно согласилось предоставить Католикосату весь этот земельный участок с двумя условиями: основать здесь Духовное училище и типографию. Прежде чем построить резиденцию, Католикос Саак занялся строительством здания для Дпреванка и типографии, а сам в это время жил очень скромно, в двух-трех комнатах со своими помощниками и секретариатом.

Одно из зданий КатоликосатаНаше Духовное училище стало первым двухэтажным каменным зданием, до этого здесь были только деревянные дома и деревянная церковь. Позже надстроили еще два этажа, где сейчас находятся кельи наших святых отцов. Само училище в 1978 году мы перевели на гору Бикфайя поблизости от Антелиаса, где у Католикосата уже были построены церковь и летняя резиденция. В Дпреванке учащиеся из разных наших епархий готовятся не только к принятию духовного сана. Наша задача состоит еще и в том, чтобы воспитать армянского человека. Если у него нет желания посвятить себя служению Церкви, он может приносить пользу нашему народу в школах, в печати, литературе. Наши ливанские священники, учителя, редакторы периодических изданий, интеллигенция в значительной части – выпускники Дпреванка. Даже в самой Армении после достижения независимости многие из них служат нашей культуре, арменоведению, Церкви, народу. У нас в Антелиасе работает еще и педагогический центр имени Хачера Галустяна, где мы готовим нашу молодежь к преподаванию в армянских школах. Действует молодежное студенческое религиозное объединение, его члены собираются каждую субботу для конференций, лекций, встреч, обсуждений проблем, волнующих студенческую молодежь».
 

Хачкар возле резиденции Католикоса

Мы входим в кафедральный собор Сурб Григор Лусаворич, сложенный из того же камня местной породы, что и все остальные строения Католикосата. Стены теплого светло-желтого оттенка будто впитали, аккумулировали ливанское солнце. Устремленность вверх вертикально вытянутого силуэта собора подчеркивают две высокие тонкоствольные пальмы по обе стороны от главного входа. Сооружение воздвигли в 1940 году в типично армянским стиле. Его главное внутреннее украшение составляют алтарь, хрустальные люстры и картины «Распятие Христа», «Воскресение Христа», «Крещение Св. Григором царя Трдата», «Основание храма Сурб Эчмиадзин», «Война Вардананц». Каждое утро и вечер монашество, проживающее в Антелиасе, проводит здесь службу, а в воскресенье совершается Сурб Патараг (Литургия) в присутствии католикоса Арама I.

Общая молитва перед началом очередного дня заседаний конференцииЧасовня 1938 года возле кафедрального собора посвящена памяти жертв Геноцида – это первый памятник жертвам Мец Егерна в Спюрке. Здесь находятся останки мучеников, привезенные из Дейр-Зора, и каждый год 24 апреля именно здесь проводится литургия в их память. Рядом в 1966 году была сооружена усыпальница, где захоронен прах тех католикосов, которые занимали престол уже в Антелиасе. Первый из них – Саак Хабаян. Отсутствует только прах Киликийского Католикоса Гарегина II Саркисяна, который под именем Гарегина I стал Католикосом в Эчмиадзине и был похоронен там.
 

Кафедральный собор Сурб Григор Лусаворич


Епископ Нарек Алемезян«Сегодня Антелиас – это центр, откуда осуществляется руководство всей сетью наших епархий в Спюрке, – продолжает Нарек србазан. – Здесь получает направление наше служение под мудрым управлением Веhапар hАйрапета, по его наставлениям и инструкциям. Работает информационная служба под управлением о. Григора Чифтчяна, рассылаются через Интернет сведения обо всех событиях, касающихся деятельности нашего Католикосата, жизни наших епархий и наших общин в Спюрке, в первую очередь на Ближнем Востоке – в Ливане, Сирии. Есть отделение по межцерковным и межконфессиональным отношениям, за чью работу я отвечаю вот уже десять лет, с тех пор как оно было основано, цель нашей работы – представлять ценности нашей Церкви во внешнем мире. Участвуя в съездах и разного рода встречах, мы обсуждаем проблемы не только богословского, церковного характера, но и общие проблемы, которые заботят весь мир, а также важнейшие для нашего народа вопросы – hAй Дат, признание Геноцида.
 

Часовня в память жертв Геноцида армян
 

Часовня в память жертв Геноцида армян«Католикосат, в первую очередь Веhaпар hАйрапет и отдел под руководством Нарека србазана, занимается не только национальными задачами, но и вопросами международных отношений, – присоединяется к нам отец Григор. – Организуются межконфессиональные встречи – например, в рамках очень важного диалога между христианством и исламом. Три года назад в сотрудничестве с иранской стороной, с министерствами иностранных дел и культуры Республики Иран прошли конференции в Тегеране и Антелиасе, где исламские и армянские ученые обсуждали различные аспекты сотрудничества между двумя религиями. Личная роль Веhапар hАйрапета в межцерковных отношениях сделала его деятелем международного масштаба. Его приглашают не только на религиозные, но и на политико-экономические форумы, например, на известный форум в Давосе. Не имея возможности лично присутствовать на форуме, он посылает своего представителя. В прошлом году Веhапар был одним из сопредседателей международного форума «Писатели за мир».
Общий вид Католикосата в 1960 году

«У нас есть связи с обеими ветвями Православных Церквей – Древнеправославной и Восточноправославной, с Католической Церковью, которая имеет здесь в Ливане местные Церкви – Греко-католическую, Сирийско-католическую, Армяно-католическую и Маронитскую, – поясняет Нарек србазан. – Есть отношения с Англиканской Церковью, с протестантами, с так называемыми Свободными Церквями – евангелической или др. Но не с сектами – такими как мормоны или свидетели Иеговы. Мы поддерживаем отношения только с теми, кто сохраняет традиционные отличительные черты Церкви или, по крайней мере, некоторые из них. Эти отношения с 1960-х годов постепенно развиваются. Я уже говорил о нашем отделе, созданном Веhапаром десять лет назад. Сам он еще до восшествия на престол с начала 1970-х годов очень активно участвовал в межцерковном диалоге наряду со своим предшественником, католикосом Гарегином II Саркисяном.
 

Внутренний вид собора

 

Епископ Нарек Алемезян

У нас более 30 духовных и светских представителей, которые участвуют в контактах такого рода, и моя задача – координировать это взаимодействие. Особое значение имеет богословский межцерковный диалог. Католикосат Св. Эчмиадзина и Киликийский католикосат участвуют в нем отдельными делегациями. Мы находимся в ежедневном общении с Церквями-сестрами, не только в Ливане и на Ближнем Востоке, но и в Северной и Южной Америке – через наших духовных пастырей, через нашу молодежь».

Отец Григор Чифтчян

В переводе на русский трудно передать всю красоту армянской речи в устах наших священнослужителей. Трудно представить, что стало бы с армянским языком, который веками подвергался чуждым влияниям, если бы не Церковь и не священство, сохранявшие его первозданную чистоту. Сейчас, с достижением независимости, опасность меньше не стала. В ежедневных информационных потоках, которые мы вольно или невольно воспринимаем, велика доля иноязычной составляющей. Наш язык продолжает не только засоряться чуждыми словами, но его грамматические конструкции искажаются под воздействием иноязычных. Еще большую угрозу представляет торжество жаргона, когда человек, говорящий на правильном литературном армянском языке, выглядит чуть ли не белой вороной. Как тут не порадоваться великолепному восточно-армянскому и западно-армянскому из уст иерархов нашей Церкви и простых священников. При всем этом их речь звучит не выспренно, не сложно для восприятия – нет, она проста, доступна, точна. И новые термины, отражающие новые сложные реалии жизни, получают в их речи свой точный армянский эквивалент.
 

Усыпальница Католикоса Большого Дома Киликийского

Усыпальница Католикосов Большого Дома Киликийского


Мы интересуемся отношениями Киликийского Католикосата с Армяно-католической и Армяно-протестантской Церквями.

Здание Музея и Матенадарана«Они развиваются в разных сферах, в первую очередь – благотворительной. Например, нашим домом престарелых и больницей мы управляем совместно с Армяно-протестантской Церковью, комиссия состоит из представителей обеих Церквей. Вообще Ливан – страна совместного проживания. Здесь 18 общин, и они не разделяются границами – никто не говорит, что армяне должны жить только в Бурдж-Хаммуде, сунниты – только в каком-то своем районе. В этом смысле наши отношения со всеми общинами и конфессиями очень открыты».

Епископ Нарек АлемезянСпрашиваем о разнице в работе епархий Католикосата.

«В целом, большой разницы между епархиями нет. Однако нашей Церкви, конечно, приходится сталкиваться с местными особенностями и проблемами. Например, в Ливане нет проблемы языка. Наши прихожане не говорят, что не понимают ашхарабара или грабара. Но в Америке такие проблемы есть. Чтобы дойти до каждого своего прихожанина, Церковь должна говорить и проповедовать не только на армянском, но и на английском. Поскольку Патараг всегда проводится на грабаре, мы раздаем в помощь присутствующим двуязычные издания. Я сам проводил Патараг в Америке – в нашем издании был армянский текст на грабаре, этот же текст, записанный английскими буквами, перевод с грабара на ашхарабар и английский перевод. Языковые проблемы учтены в школьных учебных пособиях, разного рода аудио– и видеосредствах обучения, компьютерных программах. С другой стороны, отношения между христианством и исламом не столь существенны для наших епархий в США по сравнению с епархиями в Иране. Такие различия обогащают нашу жизнь, но, конечно, дополнительно усложняют обязанности. Например, мы достаточно долго обсуждали вопрос учебников по религии для школ – как воскресных, так и обычных. И пришли к выводу, что не можем подготовить одни и те же учебники для Калифорнии и Кипра, Сирии и Ирана. Решили подготовить справочный указатель по учебникам, который поможет воспользоваться ими в соответствии с местными условиями. Львиная доля работы над ним досталась отцу Григору. В этом смысле мы пытаемся противостоять общим вызовам и учитывать местные условия».

Одеяние Католикоса«Киликийский Католикосат работает системно, – добавляет о. Григор. – Раз в четыре года здесь в Антелиасе собирается Национальный церковный собор. Приезжают делегации всех епархий, говорят о тех кризисных явлениях, с которыми сталкиваются, о своем беспокойстве по тому или иному поводу, обмениваются соображениями, получают как общие указания, так и особые – каждая для своей работы. Еще чаще – раз в два года или раз в год – в Антелиасе проводятся совещания в более узком кругу: только главы епархий в сопровождении одного-двух представителей от епархии. Важно с учетом местных особенностей поддерживать в жизни и деятельности епархий единое направление и единый порядок».


Нас впечатлили объем издательской деятельности, высокий уровень работы типографии, находящейся здесь же, на территории Католикосата. Чего стоит одно только фундаментальное переиздание «Азгапатума» Магакии Орманяна в четырех томах с разносторонним справочным аппаратом в последнем томе. Католикосат печатает журнал «hАск» и, в качестве приложения к нему, сборник арменоведческих материалов – объемистый том выходит раз в год или раз в два года, отражая поддержку Церковью арменоведения. В своей культурной и издательской деятельности Католикосат тесно сотрудничает с армянским отделением фонда Гюльбенкяна, его руководителем – доктором Завеном Егавяном.

«Благодаря помощи различных благотворительных фондов за год у нас издается больше 40 книг, – уточняет отец Григор. – Вместе с фондом Гюльбенкяна мы осуществляем издание всего свода древнеармянской литературы, которое уже предпринималось однажды в Венеции – вплоть до XVIII века, до Саят-Новы».
 

Картина с панорамой города Сиса



Епископ Тирайр ПаносянЕпископ Нарек приглашает нас в последнее по времени здание, построенное в Антелиасе, где находятся музей и Матенадаран. Все Киликийские Католикосы лелеяли мысль открыть в Антелиасе музей, чтобы представить широкой публике культурные ценности, в первую очередь то немногое, что удалось сохранить из собрания Сисского Католикосата. В 1915 году в Сисе пришлось оставить не только здания, церкви, но и большую часть достояния, собранного за многие века. Монахи сложили в ящики то, что могли взять с собой, – в первую очередь Св. мощи, чашу для приготовления Св. мира, другие реликвии, предметы церковного обихода, старинные рукописные Евангелия. Пришлось переправляться через бурный Джейхан, где телега с ящиками упала в воду, и они чуть было не утонули, пришлось тащить груз на своих плечах через сирийскую пустыню. Сохраненное попало вначале в Алеппо, затем в Антелиас. С тех пор собрание значительно обогатилось за счет даров верующих, и, наконец, в марте 1998 года был открыт музей «Киликия».

Нарек србазан показывает две исторические фотографии из кафедрального собора Сурб София в Сисе – огромный алтарь и престол католикоса. Ни то, ни другое, конечно, не сохранилось. «Я побывал в Сисе в 2000 году. Собор разрушен, от него остались только две стены».

В МатенадаранеКонечно, величайшие реликвии в музее не выставлены – например, Десница Св. Григора Лусаворича, за сохранность которой с давних времен существует личная ответственность Киликийских Католикосов. Верующие и паломники лишь в особых случаях, в частности в начале марта, в день Ввержения в ров Св. Григора, имеют возможность лицезреть Десницу, и по этому случаю в Антелиас стекается множество народа.

Чаша для Св.мира (1817г.) - подарок Сисскому престолу от именитых армян Полиса - Григора и Саркиса Тюзян и Арутюна ПезджянаОднако собрание музея все равно поражает богатством. Здесь и древние монеты армянских царей, и оригиналы исторических кондаков киликийских католикосов. Старинные иллюстрированные манускрипты с драгоценными окладами, в том числе Бардзбердское Евангелие 1248 года. Ранние образцы армянских печатных книг, журналов, газет, среди них творения первопечатника Акопа Мегапарта – напечатанные в Венеции «Парзатумар» 1512 года и «Тагаран» 1513-го. В отдельном зале праздничные церковные облачения и ризы, полное одеяние католикоса. Есть в музее этнографический отдел, где представлены ценные образцы народного творчества, коллекция ковров, народных костюмов. В отделе живописи и скульптуры собраны работы мастеров нового и новейшего времени из Армении и Спюрка – от Айвазовского до Акопа Акопяна.

Ученые и исследователи из самых разных стран приезжают в Антелиас, чтобы пользоваться богатым книжным собранием Матенадарана, которым заведует епископ Тирайр Паносян, уроженец Алеппо. Здесь собраны книги и журналы не только на армянском, но и на английском, французском, арабском языках. В общей сложности в Матенадаране и библиотеке Дпреванка в Бикфайе насчитывается больше ста тысяч томов. «Сейчас мы готовимся открыть новый исследовательский центр по Геноциду армян, где будет собрано все, что издавалось на разных языках по этой теме», – делится планами Нарек србазан.

 

Торжественное представление верующим Десницы Св. Григора и других реликвий Католикосата в день Ввержения в Ров Св. Григора



 

Празднование Рождества в кафедральном соборе Сурб Григор Лусаворич«Хочу подчеркнуть важное обстоятельство, – обратился к нам Нарек србазан в конечной точке маршрута по территории Католикосата. – Я часто бывал в разных уголках мира по делам межцерковных и межконфессиональных связей и, естественно, встречался с армянами из разных стран. Начиная с Армении, везде много говорят о проблемах Ливана и Армянства в Ливане и часто со стороны видят проблемы гораздо глубже. Важно понимать одно: армяне Ливана не сталкиваются с проблемой упадка Армянства. Трудные в политико-экономическом отношении дни вынудили армян и других ливанцев из-за неопределенности положения оставить страну, обосноваться большей частью в Америке. Они пустили там новые корни, окрепли, основали свой бизнес. Но это не отменяет главного. Мы продолжаем находиться здесь, в гуще ливанской политической, национальной, религиозной, культурной жизни. Имеем в ней свою роль, свою миссию. Везде, не только в Ливане, но и на всем Ближнем Востоке наши церкви, школы, культурные организации продолжают повседневную работу с новым размахом и большей ответственностью. Я считаю бессмысленными и осуждаю заявления о том, что на Ближнем Востоке у Армянства нет будущего, оно должно покинуть этот регион, ему нужно заранее подумать о том, что делать и где обосноваться. Это говорят в целом об армянах на Ближнем Востоке, но особенно об Армянстве таких стран, как Ливан, Иран, Ирак. В ответ мы хотим заверить, что Армянство Ливана и всего Ближнего Востока растет, работает, служит, борется и остается на своем месте.

Самое важное для всех нас – поддерживать связи друг с другом. Сегодня Спюрк неоднороден. Но современные средства и способы взаимосвязи служат только нам на пользу. Мы не ожидаем, что физически сюда постоянно будут приезжать люди, допустим, из Москвы, но можно поддерживать постоянную связь через Интернет, обмениваться информацией, сотрудничать. Например, научную конференцию по Киликии мы подготовили совместно с ереванским Матенадараном. Как сказал Веhапар во время конференции, мы готовы к любым формам сотрудничества. И чем более активными и динамичными будут наши связи, тем больше взаимной пользы они принесут».

Интервью с католикосом Большого Дома Киликийского Арамом I

 

Празднование Рождества в кафедральном соборе Сурб Григор Лусаворич
 

Продолжение читайте в АНИВ № 2 (17) 2008

Средняя оценка:0/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>