вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Тайна Святого Лика"

09.09.2008 Статья опубликована в номере №5 (14).
Комментариев:0 Средняя оценка:5/5

Святой Лик в драгоценном окладе из монастыря Св. Варфоломея в Генуе

В церкви Святого Варфоломея Армянского (San Bartolomeo degli Armeni – букв. Святого Бартоломео Армян) в Генуе в серебряном позолоченном окладе хранится тысячелетняя реликвия – ее считают единственным прижизненным портретом Спасителя.

Предание гласит, что на Святом Плате отпечатался Лик Христа, но речь идет именно о портрете, написанном темперой – краской приготовленной на основе яйца, которую умели готовить и в Древнем Египте, и гораздо позднее, в Древнем Риме. Портрет написан на льняной материи – последние исследования позволили датировать ее эпохой Римской империи.



Поколения генуэзцев из века в век передавали знаменитое предание о посланце Абгара, царя города Эдессы в Армении, доставившем Лик Христа на свою родину. (Хотя, по «Ашхарацуйцу», Эдесса/Урха находилась за пределами Великой Армении, армянская роль в управлении городом и областью, армянский элемент в составе населения были весьма значительны. В эпоху Крестовых походов многочисленные армянские воины из местного населения плечом к плечу с крестоносцами, в том числе выходцами из Италии, обороняли город и графство Эдесское. Падение Эдессы в 1144 году привело ко Второму Крестовому походу. Все это отразилось в генуэзском предании. – Прим. ред.)

Первым о Святом Лике, хранящемся в Эдессе, написал Евсевий Кесарийский (IV век), впоследствии о нем писали Мовсес Хоренаци (V век), Евагрий и Святой Иоанн из Дайнашено (VI век). Папа Адриан I подтвердил Карлу Великому существование Святого Льна в Армении.

Спасение города при осаде войском персидского шаха Хосрова в 544 году Прокопий Кесарийский приписывает письму Христа, адресованному Абгару, но хронист Евагрий уже в 593 г. связывает это чудо с «сотворенным Богом образом», к которому не прикасались человеческие руки.

Реликвия оставалась в Эдессе до 944 года – после побед византийского полководца армянского происхождения Иоанна Куркуаса император договорился с городским эмиром о ее переносе в Константинополь, передав взамен арабам 12 000 монет серебром и 200 пленных. Нередко называется имя Константина VII Багрянородного. Он действительно номинально был императором с 913 года, с восьмилетнего возраста, однако реально до декабря 944 года (а Лик был торжественно доставлен в столицу в августе того года) империей правил другой монарх, армянин Роман Лакапен. Став командиром гвардии, он сразу же выдал за четырнадцатилетнего Константина свою дочь Елену, стал его опекуном, а в декабре 919 года взошел на престол, не лишая своего зятя формальных прав. В конце 944 года император Роман I был свергнут и сослан в монастырь в результате заговора своих сыновей, и только в следующем году Константин Багрянородный обрел всю полноту власти.

15 августа, на праздник Успения Богоматери, обоим императорам-соправителям, из которых реальной властью обладал именно Роман Лакапен, во Влахернской церкви Богоматери в присутствии всего двора были вручены две реликвии – Святой Лик на плате и Образ на чрепии, его отпечаток. Затем оба императора торжественно объехали на корабле столицу с двумя реликвиями, как «со вторым ковчегом Ветхого Завета», и с триумфом вернулись через Золотые ворота. После богослужения в церкви Св. Софии Лику на императорском троне поклонился весь двор. Лишь после этого его перенесли в дворцовую Фаросскую часовню у маяка, где он обрел свое место «в правой части на восток». Плат с Ликом и Образ на чрепии хранились в двух золотых ларцах, подвешенных в центре часовни на толстых серебряных цепях. Вскоре был установлен ежегодный праздник, отмечаемый 16 августа в честь перенесения реликвий в Константинополь. По свидетельству очевидцев, Лик был украшен «видимым теперь золотым окладом» и имел следующую надпись от царя Абгара: «Христе Боже, кто на Тебя надеется, не будет безуспешен». В 1032 году Эдесса была освобождена византийцами, и переписку между царем Абгаром и Христом также доставили в столицу империи – она была утрачена во время смуты 1195 года.

Святой Лик на плате, как архетип всех последующих образов Христа, занял особое положение среди реликвий земной жизни Иисуса, хранившихся в дворцовой часовне. В самое ближайшее время Константин VII составил первое дошедшее до нашего времени описание реликвии. Возможно, поэтому ее перенос в столицу чаще всего связывался именно с этим императором. Например, считается, что на знаменитой иконе из монастыря Св. Екатерины на Синае царь Абгар, принимающий плат с Ликом, наделен чертами лица Константина VII.

Образ множество раз повторялся на фресках и иконах. В русской православной традиции он назывался Спасом Нерукотворным, его изображали в том числе на боевых знаменах и хоругвях. В то время как большинство икон, как правило, имеют портретную схему полуфигуры, Нерукотворный Образ изображается по сокращенной схеме – отпечаток Лика и волос на фоне, символизирующем плат.

После трех веков пребывания в Константинополе Святой Лик был помещен в драгоценный оклад из золота и серебра с филигранью – десять медальонов оклада иллюстрируют историю Лика до его триумфального прибытия в византийскую столицу. Сцены начинаются слева вверху с поручения больного Абгара привезти портрет, а заканчиваются чудом исцеления, которое сотворила реликвия в Константинополе.

Изображения в медальонах соответствуют преданию о Святом Лике. Посланнику Абгара не удается нарисовать Христа. Христос умывает лицо, чтобы запечатлеть его потом на плате. Получив послание и образ, Абгар исцеляется. Когда Лик водружают на колонну, с другой колонны низвергается языческий идол. Впадение в идолопоклонство правнука Абгара побуждает епископа по велению явившегося ему Христа снять Лик с городских ворот и заложить кирпичом в стене, замуровав его в нише из страха поругания. Когда плат снова открывают спустя множество лет при осаде города персами, обнаруживается, что лампада, зажженная епископом, не погасла, а Лик оставил на кирпиче точный отпечаток или «Образ на чрепии». В предпоследней картине повествования епископ истребляет персов на костре, в который он налил масло, источаемое образом.

К середине XIV века турецкая агрессия вынудила императора Иоанна V Палеолога просить военной помощи у Республики Генуя – отсюда в Константинополь отправился отряд под командованием капитана Леонардо Монтальдо. Не совсем ясно, каким образом был получен Святой Лик – в качестве дара от византийского монарха или компенсации, затребованной за помощь. В 1362 году реликвия была перевезена в Геную. Монтальдо подарил собору Святого Лаврентия другие реликвии, но Лик хранил в тайнике своего замка. Лишь на смертном одре Монтальдо, ставший к тому времени Дожем, раскрыл секрет его существования и подарил церкви Святого Варфоломея Армянского.

В 1507 году Лик был похищен французскими войсками, но генуэзские послы и банкиры при дворе Людовика XII смогли за несколько месяцев договориться о его возврате. Вскоре после этого копия Лика была установлена на верхней части городских ворот как святыня, призванная охранять город и его жителей. Сама реликвия была заключена в прекрасный защитный футляр XVII века из серебра с семью ключами, вверенными наиболее благочестивым людям. В начале следующего, XVIII века футляр был украшен драгоценными камнями. Только раз в году он открывался в присутствии нотариуса и представителей народа, и Лик выставлялся на всеобщее обозрение.

Во время наполеоновских завоеваний Лик был спрятан в частных апартаментах, так как многие церкви в городе подверглись поруганию.

 

«Спас Нерукотворный» работы Дионисия


Изучать Святой Лик начали достаточно давно, можно вспомнить, в частности, А. Калканьино (начало XVII века). Первые действительно научные исследования были проведены по пожеланию Кардинала Сирии в 1968 году профессором Колет Дуфо из Университета Генуи при технической поддержке профессора Пико Челлини (Рим) с использованием радиографии и томографии.

Под слоем темперы обнаружилась льняная ткань, закрепленная на основе из кедра, четко просматриваются края ткани. Возможно, это тот самый лен, на котором Христос, согласно преданию, запечатлел Свой Лик. Со временем понадобилось ретуширование, чтобы лучше выявить черты, стершиеся с течением времени.

Исследования позволили отделить изначальные черты лица от последующих реставрационных дополнений. Кроме этого, Пико Челлини удалось установить соответствие между Ликом из Генуи и Туринской Плащаницей.

Изначальная кедровая основа хранит следы прежнего украшения вокруг Лика Христа: это был ряд мелких жемчужин, от которых еще остаются отверстия. Во время исследований был выявлен еще один бесценный элемент – фрагменты древних персидских (эпохи Сасанидов) и арабских (эпохи Фатимидов) тканей. Речь идет о так называемых «Брандомах» – «реликвиях через контакт», в эти ткани, видимо, и был завернут Лик. В XV веке в Генуе была приклеена и другая бесценная ткань – лигурийская с изображением гранатов серебряными нитями.


По сей день реликвия находится в церкви Святого Варфоломея Армянского, основанной в 1308 году двумя монахами-базиликанцами с Черной Горы (знаменитая гора Сев Лер. – Прим. ред.) в Киликийской Армении. И монахи-базиликанцы (их еще называли варфоломитами), и армянские колонии в Генуе были тесно связаны с культом Святого Варфоломея, до сих пор существуют шесть церквей, посвященных этому апостолу-мученику, одному из двух апостолов, которые благовествовали Веру Христову в Армении.

Сегодня не так просто найти старинную церковь, с двух сторон закрытую зданием дворца конца XIX века. Как ни странно, многие современные генуэзцы даже не предполагают о существовании реликвии, тесно связанной с историей города, реликвии, которая в XV веке была почитаема наравне со Святой Плащаницей. До середины прошлого века генуэзцы притекали сюда на праздник Святого Варфоломея Армянского с верой, что Святой Лик имеет силу защищать город от напастей, подобно тому, как он защищал древнюю Эдессу.



Бюст Св.Василия в церкви Св.Варфоломея в Генуе с надписью в нижней части на армянском языкеИтак, в 1307 году Мартино Ди Сегаризи и Гульельмо, два армянских монаха-базиликанца (Нас не должны удивлять эти отнюдь не армянские имена. В силу непривычности и трудности произношения армянские имена часто переиначивались за границей на местный лад. – Прим. ред.) из ордена Святого Василия, спасшиеся при разрушении их монастыря в горах Антитавра, достигли Генуи и обосновались на возвышенности, где сейчас находится район Кастелло. Банкир Оберто Пурпурейро, имевший владения в тех местах, подарил им надел земли для строительства церкви и монастыря, добавив еще 100 лир и, по свидетельству стелы внутри здания, попросил взамен служить мессу за свою душу.

Возведение церкви было невозможно без папского соизволения. Климент V был осведомлен о ситуации в Киликийской Армении – в 1306 году в Рим прибыло посольство нового армянского царя. В своем послании католикосу и царю Левону III (IV) от 2 июля 1306 года папа выражает солидарность армянскому народу в трудную пору его страданий. В 1307 году на Сисском соборе был принят ряд постановлений (впоследствии отмененных) о сближении с доктриной католицизма. В том же году в своей булле от 20 февраля папа уполномочивает Мартина и его товарищей на строительство церкви Сан Бартоломео.

Первоначальный стиль был типично армянским – с центральным куполом и двумя боковыми капеллами в передней части здания. В 1595 году храм был удлинен пристройкой к абсидной части широкого нефа.

Здание было заново отреставрировано в 1775 году. От первоначальной структуры сейчас осталась абсидная часть с куполом, в котором в позднейшее время был открыт фонарь (речь об архитектурном термине, который обозначает возвышающуюся часть покрытия с проемами для освещения. – Прим. ред.) и левая капелла в передней части. Правая, посвященная Святому Панталео, была разрушена в 1883 году при постройке дворца, который сейчас закрывает церковь с фасада и правой стороны.

Фрагмент буллы папы Климента V с позволением построить церковь Св. Вафоломея Армянского в Генуе (1307)В левой части нефа находится капелла Святого Лика, возведенная в конце XVI века, с возвышающейся лоджией, где в свое время выставлялась Святая Реликвия для показа верующим. За лоджией находится часовня из мрамора, где хранится Святой Лик.

Богатое декоративное убранство церкви большей части связано со Святой Реликвией. Можно упомянуть фрески Паджи (XVI век) «Иисус дарует Анании отпечаток своего Лика» у входа, «Истории Святого Лика» Орацио Де Феррари, Паджи и Джулио Бендзо на контрфасаде и правой боковой стене, «Мученичество Святого Варфоломея» Ладзаро Тавароне (1596 г.). Среди картин выделяются «Благовещение» Паджи, «Чудо слепого из Джерико» Орацио Де Феррари и портрет «Блаженного Алессандро Саули» Джакомо Бони (1745 г.). На главном алтаре представлен великолепный триптих Турино Вани «Мадонна со святыми» и «Истории Святого Варфоломея» (1415 г.), на стенах пресвитерия – работы Луки Камбассо «Воскресение» (1559 г.) и «Вознесение» (1561 г.), а также «Ангелы» Доменико Пиола. Полотно А. Кассони представляет дарение реликвии Дожем Монтальдо, четыре полотна Грегорио де Феррари – ангелов с гимнами во славу Святого Лика, написанными на бумажных лентах.

Учитывая тесные коммерческие связи между Генуей и Киликией, не стоит удивляться тому, что одним из пунктов назначения, выбранным монахами, бежавшими от нападений мамелюков, стал именно лигурийский порт. Мартино Ди Сегаризи и Гульельмо не были в этом отношении первопроходцами.

В свете последних исследований, касающихся присутствия цистерцианцев в Генуе и на Лигурии, выясняется, что патриарх Антиохии Опиццо Фиески, который с 1288 года по 1292 год был апостольским представителем Генуэзской Архиепископии, способствовал переносу в Геную цистерцианского монастыря Санта Мария Дель Джубино из окрестностей Антиохии на Черной Горе (Сев Лер). Ранее, в 1214-м или в 1215-м, этот монастырь отошел к Цистерцианскому Ордену при содействии патриарха Антиохии Петра II, первого аббата цистерцианского аббатства Санта Мария Ди Ривальта Скривия. Возможно, присутствие цистерцианцев из Ривальта Скривия благоприятствовало тому, что армяне обосновались в Понтекуроне, на бывшей римской Постумской дороге, посредине между Тортоной и Вогерой. Монахи, бежавшие от нашествия султана Бейбарса, нашли себе первое убежище в Никосии на Кипре, откуда окончательно перебрались на северо-восточную окраину г. Генуи.


'Христос держит плат с явленым Ликом (Кирилл Уланов, мастерская Оружейной палаты, 1684 г.)О создании госпиталя Понтекуроне нам известно только благодаря эрудиту XIX века Джакомо Карневале, который упоминает Эусторджио Курионе – «очень ученого мужа из района Понтекуроне», В своем завещании, составленном нотариусом Весконтиусом 8 ноября 1210 года тот написал: «...достопочтенным священникам Святого Петра из Ордена Святого Василия в обязательном порядке построить приют в том же районе для больных и для путников и каждый год назначать двух верующих для обслуживания и управления этим учреждением». Выбор Эусторджио Курионе передать свои средства армянским монахам мог быть каким-то образом связан с назначением патриархатом Антиохии аббата Петра из Ривальта Скривия и его добрыми отношениями с монахами с Черной Горы. Возможно, сыграло роль предоставление в марте 1201 года царем Киликийской Армении Левоном I торговых привилегий Коммуне Генуи.

Однако первый известный документ, косвенно касающийся монастыря Санта Мария Дель Джубино в Генуе, восходит только к 6 мая 1308 года, когда архиепископ Поркетто Спинола заложил первый камень церкви Святого Варфоломея Армянского в землю, подаренную 13 марта предыдущего года двум монахам-базиликанцам с Черной Горы. Можно проследить связи между двумя близлежащими приходами – Санта Мария Дель Джубино, уже расположенным в Генуе, и новым – Святого Варфоломея Армянского.

Фрагмент иконы из монастыря Св.Екатерины на Синае с изображением царя Абгара и Св. ЛикаИнтерес, проявленный со стороны некоторых семейных союзов района Дертонензе (господа из Баньяры и Понтекуроне), их родственные отношения с Фиески, Конти Ди Лаванья, а также дипломатические отношения между патриархом Антиохии Опиццо Фиески (1247-1292) и Армянским царством Киликии могли благоприятствовать переезду в Геную монахов из Санта Мария ди Джубино и Сан Бартоломео (Святого Варфоломея). Связи между дарителем земли, на которой и был воздвигнут этот последний монастырь, банкиром из Генуи Оберто Пурпурейро, одним из основных представителей господ Баньяра – Джованни, архидьяконом из Генуи, а также родственные связи кардинала Луки Фиески с царским домом Армении (сестра короля Хетума II была женой Михаила Х Палеолога, брат которого был супругом племянницы кардинала) могут облегчить нам понимание того, на какую территориальную, политическую и дипломатическую сеть могла опираться и рассчитывать армянская диаспора в период с 1210 по 1307 год.


По свидетельству «Католической Энциклопедии», вслед за Генуей армянские монахи продолжали прибывать из Киликии в Парму, Сиену, Флоренцию, Болонью, Милан, объединенные под именем Варфоломитов. Они соблюдали монастырский устав Св. Василия (базиликанский) и служили армянскую литургию. Однако очень скоро ситуация изменилась – они уже служили католическую мессу, соблюдали устав Св. Августина и обычаи Доминиканского ордена, что было зафиксировано в 1356 году указом папы Иннокентия VI. Тем же указом он утвердил объединение ранее самостоятельных армянских монастырей Италии в одну конгрегацию. Бонифаций IX (1389–1404) предоставил конгрегации Варфоломитов те же привилегии, что и доминиканцам, но запретил присоединяться к любому другому ордену, кроме картузианского. Сикст IV (1471–1484) постановил, что руководители ордена, ранее избираемые на пожизненный срок, будут избираться только на трехлетний. После двухвекового процветания армянская конгрегация начала приходить в упадок – число монахов сокращалось, многие монастыри пришлось закрыть. Папа Иннокентий X (1644 –1655) потребовал от оставшихся Варфоломитов либо перейти в состав другого ордена, либо снять с себя монашеский сан. В 1650 году он распустил конгрегацию, передав ее имущество для иных нужд. Церковь Св. Варфоломея в Генуе была доверена отцам-барнабитам.
 

«Поклонение Нерукотворному Образу в Фаросской церкви Константинополя» (Кирилл Уланов, мастерская Оружейной палаты)


Отсутствие общекатолического культа хранящегося в Генуе Лика можно объяснить тем, что он остался архетипом изображения Христа на Востоке Христианского мира, тогда как на Западе архетипичный статус приобрел другой плат. По легенде, его подала Христу на Крестном пути благочестивая женщина Вероника, сняв плат со своей головы. Спаситель отер им кровавый пот со Своего Лица, запечатлев Свои черты в терновом венце. Считается, что святыня находится в соборе Св. Петра в Ватикане, хотя по некоторым версиям оригинал был утрачен при разграблении Рима в 1527 году. Известные копии «Вероники» (в Испании – в Аликанте и Жаене, в Австрии – во дворце Хофбург в Вене) имеют отчетливое сходство со Святым Ликом из Генуи, но это обстоятельство еще не изучено достаточно детально.

Средняя оценка:5/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>