вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"От Чилингиряна к TCHIBO" - Армен ХЕЧОЯН

02.07.2013 Армен Хечоян Статья опубликована в номере №2 (47).
Комментариев:0 Средняя оценка:4,62/5
Мое знакомство с Германией, ее «армянскими компонентами» или армянским следом, происходит постепенно. Как бы с неохотой, словно проверяя, достоин ли я их узнать, она медленно приподнимает завесу, допуская к своим «армянским тайнам».

Исследуя армянский след, никогда не знаешь, где тебя ожидает открытие, порой в самых неожиданных местах обнаруживается сюрприз. Очередной был связан с историей торговой марки Tchibo, которая долгое время входила в десятку самых известных мировых брендов Германии.

Несколько лет назад, во время моей очередной поездки в Германию, один знакомый задал мне вопрос: «Вот ты интересуешься армянской темой, а знаешь ли ты торговую марку Tchibo»?» – «Конечно – это марка кофе». – «А знаешь ли ты, что означает слово Tchibo и как оно образовалось?». – «Нет», – честно признался я, не понимая, куда он клонит. – «Так вот, Tchibo – это соединение начальных букв двух слов. «Чи» происходит от фамилии Чилингирян, «бо» – от слова «бонэ», что на немецком означает «кофейное зерно». На мой вопрос, известно ли ему еще что-либо про Чилингиряна, мой знакомый сообщил только факт, что этот человек похоронен в Гамбурге.

Услышанное удивило меня не столько тем, что название Tchibo происходит от фамилии Чилингирян, а скорее тем, что я об этом не слышал раньше. Ведь мы, армяне, очень любим выискивать у известных и знаменитых людей армянские корни, говорить про них, часто передергивая, а тут такой повод: создатель известного бренда, да еще кофейного (общеизвестно, как много кофе значит для армян) – армянин, а наши масс-медиа и «армянское радио» об этом молчат. Чтобы узнать побольше про Чилингиряна и созданный им бренд, нужно было ехать в Гамбург. И вот через полгода, в следующий мой приезд в Германию, я вместе со своим товарищем Арменом Касаманяном, который любезно сопровождает меня почти во всех моих поездках по стране, отправился в город на Эльбе, где в 1949 году была создана марка Tchibo, где прожил большую часть своей жизни и закончил свой земной путь Карл Чилингирян.


Выехав утром на машине из Берлина, с невысокой для Германии скоростью – 100-120 км/ч, – мы к обеду уже были в Гамбурге. По дороге периодически слышали и видели проносящиеся мимо нас на несусветной скорости автомобили. «Это прилетающие со своими машинами погонять на выходные любители быстрой езды, – комментировал Армен,– в основном из стран Ближнего Востока (дело происходило до «арабской весны»), ведь Германия – единственная страна в Европе, где на определенных участках нет ограничения скорости, притом что имеются отменные дороги. Поэтому, обгоняя на таких участках грузовик, ты должен быть очень внимательным, чтоб ненароком не услышать сзади визг тормозов любителя адреналина».

Въехав в Гамбург, мы сразу направились на кладбище Фридхоф Ольсдорф, где, по нашим данным, мог быть похоронен Чилингирян. Огромный ухоженный парк-кладбище, одна из достопримечательностей города, требует отдельного рассказа о себе. Мы зашли в небольшое административное здание у центрального входа. Изнутри, как и снаружи, здание никак не производило впечатления заведения, связанного с кладбищем, которые мы привыкли видеть на постсоветском пространстве. Полностью компьютеризированный, укомплектованный новейшим программным обеспечением офис и сотрудница, которая достаточно быстро нашла нужного нам Чилингиряна. Правда, нам пришлось немного понервничать, так как мы не знали точно, как пишется Чилингирян на немецком, и волновались, пока она вносила в базу данных для проверки разные варианты написания фамилии. Получив номер и, соответственно, координаты захоронения, мы поехали на участок, где, как теперь мы знали совершенно точно, покоится прах Чилингиряна.

Участок семейства Чилингирян на кладбище Фридхоф Ольсдорф в ГамбургеФамильные захоронения за красивыми оградами окружены монументальными вековыми деревьями и декоративными кустами. Можно часами ходить, обходя один участок за другим, и любоваться работами скульпторов и дизайнеров. Но нашей целью была могила Чилингиряна, и мы достаточно быстро ее обнаружили. Как оказалось, за эти годы здесь сложилось целое семейное захоронение его потомков, точнее потомков его отца Карапета Чилингиряна, армянина из Турции, торговца сухофруктами (на его могиле установлен небольшой красивый памятник). Прах его потомков покоится под небольшими квадратными мраморными плитами с высеченными на них датами жизни, именами и фамилиями. За эти годы плит этих накопилось больше десятка (нужно заметить, что в Германии уже достаточно давно принято кремировать усопших). Мы стояли, рассматривая надгробия, и говорили о перипетиях армянской судьбы.

Метрах в двадцати, в сторонке, как мы заметили, за нами наблюдала, тихо беседуя, группа «добропорядочных» немцев, состоящая из пары лет за 60, ребенка лет четырех и его родителей. Видя, что мы не уходим, к нам подошла симпатичная пожилая немка, которая была у них за «главную», извинилась и спросила: имеем ли мы отношение к усопшим? Услышав наш ответ, она попросила нас разрешить им побыть одним у могил своих близких. Мы отошли в сторонку, радуясь судьбе, что свела нас таким чудесным образом с ныне живущими представителями фамилии Чилингирян.

Могильная плита Карла ЧилингирянаМинут через пятнадцать, когда они закончили ухаживать за последним, новым, захоронением и собирались уходить, мы подошли к ним, представились и попросили назначить нам время для встречи, чтобы поговорить на интересующие нас темы. Женщина ответила, что да, она потомок Чилингиряна, но ничего не знает о нем, ей нечего нам сказать, и вообще мы немного опоздали – недавно умерла ее тетя, на могилу которой они сегодня приходили, она еще знала кое-какие семейные истории и хранила духовную связь с армянскими предками, а она и ее семья – стопроцентные немцы и, к сожалению, ничем не могут нам помочь. На наш вопрос, остался ли кто-либо еще из потомков Чилингиряна, она ответила: «Да, есть еще моя кузина, она знает гораздо больше меня и может удовлетворить ваше любопытство». На вопрос, как с ней связаться, сказала, что не знает, посоветовав найти ее телефон в адресной книге. На этом мы и расстались с представителями данного семейства, полностью «онемеченными» потомками Чилингиряна, и покинули кладбище.

Памятник на могиле Карапета Чилингиряна, отца КарлаСпустя час мы уже нашли по справочнику телефон и звонили еще одной родственнице армянского предпринимателя. Она оказалась такой же несговорчивой, как и ее двоюродная сестра: «Я ничего не знаю, ничего не помню, мне нечего вам сказать». Наш достаточно долгий разговор закончился тем, что мы договорились в следующий наш приезд в Гамбург через полгода или год еще раз связаться с ней. Возможно, она что-либо вспомнит к тому времени и захочет с нами поделиться.

Так заканчивался наш день в Гамбурге. Мы не только нашли могилу Карла Чилингиряна, создателя одной из самых известных кофейных компаний в мире, давшего свою фамилию бренду, но и успели пообщаться с представителями двух ветвей его потомков, – к сожалению, пока безрезультатно для нас.

В информации о компании Tchibo упоминается о двух создателях и совладельцах компании – Максе Херце и Карле Чилингиряне (Чилинге). Однако контраст между множеством материалов о Херце и скромным упоминанием Чилингиряна слишком разителен. Только в журнале Der Spiegel № 42 за октябрь 1962 года нам удалось найти статью, где при таком же неравном соотношении все-таки есть некоторые подробности о Чилингиряне. Получив разрешение от правообладателей, мы публикуем фрагменты из этой статьи. Конечно, в ней максимально девальвировано значение армянского соучредителя компании, но даже из нескольких приведенных фактов ясно, что он отнюдь не играл роль «подставного лица», как бы ни хотелось задним числом представить дело именно так.

Историю обычно пишут победители – это относится и к бизнесу. Подлинная история создания компании и торговой марки и особенно обстоятельства утраты Карлом Чилингиряном своей доли перспективного бизнеса еще не вполне ясны и ждут своих исследователей. И по поводу «сбрасывания за борт» компаньона в статье тоже можно найти несколько интересных фактов. Каким образом, выкупив половину совместного бизнеса у Чилингиряна всего за 225 000 марок, Херц сразу же после этого смог себе позволить огромные капиталовложения (только на строительство нового здания компании было потрачено 15 млн марок), и резко изменить образ жизни, окружив себя роскошью?

История армянского предпринимательства – это не только истории успеха, но и истории ошибок, упущенных возможностей, потерь, которые тоже полезно знать. 
Средняя оценка:4,62/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>