вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Вызовы армянской государственности в турбулентной среде безопасности XXI века" - Рачья АРЗУМАНЯН

01.04.2013 Рачья Арзуманян Статья опубликована в номере №5 (44).
Комментариев:0 Средняя оценка:4,33/5
Введение. Оценка динамики мировых процессов позволяет говорить о глубоких противоречиях между глобальными и региональными центрами силы, когда решающими факторами, формирующими мировую политику, вновь становятся геополитика и геополитический контекст. Это связано, в первую очередь, с изменением масштаба и размаха процессов, определяющих мировую и региональную динамику. В настоящее время она определяется активностью на концах дуги нестабильности – от стран Магриба и Ближнего Востока до Афганистана и Пакистана. В изменяющихся условиях геополитические и региональные центры силы заняты поиском союзников, формированием альянсов, некоторые из которых еще вчера представлялись невозможными.

Все вышесказанное позволяет характеризовать среду безопасности XXI века как неустойчивую и, возможно, уже турбулентную, когда вероятность геополитической провокации или ошибки резко возрастает. Не может быть какой-либо гарантии, что не найдутся амбициозные и авантюрные лидеры, пытающиеся использовать геополитическую провокацию для решения локальных задач и проблем, о чем недвусмысленно говорит опыт российско-грузинской войны 2008 года. В складывающихся условиях дестабилизация Кавказа вследствие широкомасштабной армяно-азербайджанской войны является чересчур рискованным шагом, последствиями которого может стать потеря контроля над геополитическими процессами на критически важном евразийском «перешейке». Ситуация усугубляется искусственностью Южного Кавказа, как региона, являющегося результатом развала СССР. Южный Кавказ является частью Кавказа и Черноморско-каспийского региона, а также Большого Ближнего Востока. В этих условиях Армения и другие государства Южного Кавказа, привыкшие смотреть только друг на друга, неожиданно для себя могут оказаться в ситуации, когда необходимо реагировать на внешние угрозы. Южный Кавказ вполне может «не заметить» и упустить несравненно более серьезные угрозы, нежели те, с которыми он сталкивался прежде.

В складывающейся обстановке армянская государственность в лице двух армянских государств – Республики Армения и Арцаха (НКР) (далее по тексту – Армения) – должна изменить оценку ситуации в мире по шкале напряженности с кризисной на угрожаемую. При этом важно понимать, что эскалация напряженности происходит не только на локальном уровне на линии армяно-азербайджанского противостояния, но и регионального. Динамика региональных процессов недвусмысленно свидетельствует о росте масштаба и объемов вооруженного насилия, которое становится привычным фоном среды безопасности. Происходит своего рода «привыкание» к насилию, что увеличивает вероятность сползания региона к большой войне.

Оценка геополитического контекста Армении. Попытки оценить положение Армении в формируемой среде безопасности приводят к однозначному выводу, что армянская государственность находится в более чем сложной ситуации. Причем это в решающей степени является не столько результатом текущей армянской политики, сколько следствием геополитического контекста Армении, который остается практически неизменным со времен Первой республики.

Армянскому миру (Ашхару) необходимо смириться с тем, что для армянского народа на протяжении многих десятилетий будет существовать внешняя угроза, связанная как минимум с намерениями и действиями Турции и Азербайджана. Армения в среднесрочной и долгосрочной перспективе не имеет возможности повлиять на отношение данных государств к армянскому народу и проводимую ими политику. Это своего рода константы армянской среды безопасности. В случае Азербайджана это просто ненависть, переходящая все мыслимые и немыслимые пределы, и это та реальность, с которой армянскому народу придется жить на протяжении десятилетий.

Кратко геополитический контекст Армении может быть охарактеризован как геополитическая изоляция. Кроме того, можно говорить о желании региональных и глобальных центров силы видеть слабую и зависимую Армению. Слабость и изоляция при этом используются для сведения армянского фактора в разворачивающемся геополитическом противоборстве до тактического уровня. Согласие Армении свести армянскую политику и стратегию к тактическому противоборству будет означать превращение уже в XXI веке Армянского вопроса в мелкую разменную монету мировой политики. Следствием станет поражение армянской государственности в силу отсутствия серьезных аргументов для противодействия на тактическом уровне.

Элементы, структура и функции армянской политики и стратегии. Однако Армянство обладает ресурсом и возможностями для участия в разворачивающемся противоборстве на геополитической арене. Попытки реализовать данные возможности должны начаться с трезвой оценки положения Армении – геополитического контекста армянской государственности, а также геополитических функций, которые могла бы выполнять Армения. В этом смысле проектирование армянской внешнеполитической активности требует признания и осознания неизбежности изоляции армянской государственности. Армянская внешняя политика должна начинаться с констатации того, что Армения является островом геополитического пространства.

«Островное» положение несет с собой не только очевидную уязвимость. Армения, являясь геополитическим островом, может взять на себя функции крепости, опираясь на которую глобальные центры силы получают возможность оперировать в регионе – контролировать коммуникации, энергетическую инфраструктуру региона Южного Кавказа и проч. Крепость Армения на перекрестке цивилизаций, геополитических и региональных интересов и дорог. Разворачивание собственной геополитической функции позволяет найти свое место на геополитической арене и создает некоторое поле для маневрирования. Основными элементами «островной» политики и дипломатии становятся прагматичность, адаптивность, способность и желание оперировать не только жесткой, но и мягкой мощью. Очевидно, что это рискованная политика и стратегия балансирования на кромке, требующая выдержки и командной работы всего Армянства. Однако складывающийся контекст не оставляет Армении другой возможности, кроме как обратить свою уязвимость в силу.

Формирование такой политики невозможно, если она сосредоточивается исключительно в Ереване. Третья Республика не в состоянии в одиночку сформировать отклики на угрозы, являющиеся геополитическими по своей природе. Для решения задач, стоящих перед Арменией, необходимо привлечь ресурсы и возможности всех трех частей Ашхара – Республики Армения, Арцаха и Спюрка. Причем каждый из акторов берет на себя выполнение своих функций, участвуя в формировании адекватной реакции Армянства на быстро меняющуюся обстановку.

Республика Армения, являясь признанным государством, берет на себя представление армянских интересов на международных и региональных дипломатических и политических аренах. Арцах в полной мере использует свою непризнанность международным сообществом, стремясь превратить уязвимость в безусловный плюс. Будучи геополитическими ключами региона, Арцах на протяжении веков являлся носителем военно-политических функций. Жизнь в условиях перманентной военной угрозы сформировала специфический социально-психологический портрет и психотип арцахского армянина, традиционно тяготеющего к военной и государственной службе. Не случайно во время Второй мировой войны двухсоттысячное население Арцаха дало четыре маршала и 20 генералов.

Общественный, культурный и политический потенциал Спюрка является уникальным явлением и ярким примером того, как уязвимость может стать силой. Армянские общины, имеющие порой многовековую историю, предоставляют уникальные возможности для налаживания и поддержания коммуникаций между Арменией и различными государствами и центрами силы. Тем не менее следует признать, что возможности Спюрка оказываются невостребованными. Армянскую государственность и общество интересуют финансовые средства, другие формы концентрированной материальной мощи, но никак не общественный, политический или культурный потенциал Спюрка. Армянская государственность так и не смогла в полной мере использовать Спюрк в качестве дипломатического и политического инструмента для представления армянских интересов на мировой арене.

Особыми оказываются функции и роль Еревана, который является не только столицей Республики Армения, но и центром Ашхара, в котором происходят синхронизация и оркестрирование процессов армянской политики. Речь идет не о жестком, иерархическом управлении политическими процессами, а о согласовании и сопряжении политических процессов, позволяющих добиться синергии, а следовательно, и качественного скачка эффективности армянской политики. Возможно, здесь будет уместна метафора армянской симфонии и оркестра, где каждый из акторов Ашхара «играет» свою партитуру, в качестве дирижера выступает Ереван, а возможные противоречия и контрапункты отдельных партий становятся элементами гармоничной армянской политики.

Выводы. Решающая роль геополитического контекста и нарастающая эскалация напряженности на мировой политической арене резко усложняют задачи армянской государственности и Армянства. Армения не может уверенно вписаться в среду безопасности XXI века, так как армянская государственность чересчур молода. Огромным достижением армянского народа является армия – основной элемент системы национальной безопасности Армении. Однако дальнейшее развитие и укрепление национальной безопасности требуют кропотливой и долгой работы, связанной с подготовкой кадров, наработки опыта и проч. Это сложные задачи и серь­езные вызовы.
В условиях турбулентного мира все, что остается и что ты в состоянии сделать, – четко сформулировать свои цели и задачи. Чего хочет Армения и Ашхар, каковы национальные интересы, цели и задачи армянского народа в XXI веке? Какие темы могут быть темой переговоров и компромиссов, а какие априори должны быть исключены? В условиях спокойный нулевых (2000-2008) можно было позволить себе роскошь не формулировать и не отвечать на такого рода вопросы, однако в условиях надвигающегося шторма нужны твердость руля и четкое осознание направления, которого ты придерживаешься. Тупик – не худшее, с чем можно столкнуться в XXI веке. Не столь важно, что думают и предполагают Россия или США, Турция или Иран, другие центры силы и страны, а чего хотят добиться и что хотят защитить Армения и армянский народ. Уверен, именно данные вопросы являются наиболее критическими в турбулентной среде безопасности XXI века. 
Средняя оценка:4,33/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>