вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Из-за этого я вернулся в политику" - интервью с Варданом ОСКАНЯНОМ

01.04.2013 Статья опубликована в номере №5 (44).
Комментариев:0 Средняя оценка:3/5
Журнал «АНИВ» уделяет политике много места. Но до сих пор мы воздерживались от интервью с действующими политическими деятелями. Хотя бы по той простой причине, что не являемся сторонниками ни одной из партий, которые сейчас действуют на политическом поле Республики Армения. Почему же исключение сделано именно для Вардана Осканяна?

Первая и главная причина – против него выдвинуты обвинения. Вряд ли кто-то сомневается, почему. Судебное преследование политических оппонентов, тем более политических лидеров, пытаются сделать частью политической культуры и в Армении. Этому необходимо противостоять всеми силами, потому что результатом станет не просто разрушение политического поля, но маргинализация всей страны.

Вторая причина – армянские политические деятели, сформировавшиеся как личности в советское время, только в редких случаях понимают политику шире, чем вопрос о власти. На политическом поприще обязательно должны присутствовать и выходцы из иного общества, такие как Вардан Осканян, и молодые политики, возмужавшие уже в независимой Армении.

И, наконец, третья причина – политикой должны заниматься политики. Они могут ошибаться, могут в чем-то менять свои подходы. У каждого из них свои недостатки. Но они должны быть политиками. Так же как писать программы должны программисты, а лечить нас – врачи. Вардан Осканян – политик.



Каким Вы видите политическое настоящее и будущее Армении?

Сейчас наше политическое поле сильно искажено, в том смысле, что оно не соответствует общественному запросу, который сегодня есть в Армении. Выборы у нас постоянно фальсифицируются, власть постоянно стремится любыми способами сохранить свое абсолютное большинство в парламенте. Из-за политической монополии мы не можем вывести страну на правильный путь развития. Это главная проблема Армении, которая мешает нам нормально развиваться. Из-за этого я вернулся в политику. Я, как и наша партия «Процветающая Армения», боролся и борюсь за то, чтобы у нас в стране, в первую очередь в парламенте, было подлинное политическое равновесиe. Если нам удастся это сделать, я думаю, можно будет сказать, что в Армении демократия получила прочную основу и есть возможности для развития по правильному пути.

Какие ценности Вы считаете важнейшими?

Я разделяю ценности на две категории. Есть национальные ценности, которые идут из истории, из особенностей нашего народа, от нашей христианской веры, и есть политические и экономические ценности. Это разные категории, хотя они дополняют друг друга. Думаю, мы хорошо осознаем, что как в советское время, так и в годы независимости были определенные искажения наших национальных ценностей. Но в любом случае с течением времени наши национальные ценности закономерно обретают естественный вид.

Но для нас также важны иные ценности, в большей степени приобретенные извне. В советский период мы исповедовали одни, в период независимости провозгласили другие политические и экономические ценности. Особенно после того как мы приняли Конституцию, где четко указано, что Армения – социальное демократическое государство, построенное на экономике свободного рынка. В основу нашей Конституции мы положили новую систему ценностей, но мы должны приложить большие усилия, чтобы она работала, приложить эти ценности к делу.

Если мы говорим о демократии, то нужно уважать, применять без исключений, одинаково ко всем три основных ее принципа – справедливость, толерантность, права и свободы человека. Если мы говорим об экономической свободе, основные ее принципы – свободная конкуренция, равные условия и неприкосновенность собственности – также должны применяться ко всем одинаково. В этом отношении мы сильно отстали. Мы говорим о демократии и экономической свободе, но еще не усвоили основные принципы ни того, ни другого. Те, кто должен их применять, боятся этим подорвать свою авторитарную власть, политическую монополию.

Вопрос к Вам как бывшему министру иностранных дел: в чем Вы видите недостатки сегодняшнего внешнеполитического курса?

В нашей внешней политике я вижу очень серьезные проблемы. По крайней мере, с 2009 года я один из главных ее критиков. Мне, конечно, трудно оценивать политику того времени, когда я сам руководил министерством. Меня тоже критикуют. Но проводимая сегодня политика существенно отличается от политики, проводимой в мое время. Поэтому я имею моральное право на критику независимо от того, что десять лет занимал пост министра.

Сегодня мы на неверном пути и в армяно-турецких отношениях, и в вопросе урегулирования карабахского конфликта, и по нашему участию в международных отношениях, и в вопросах развития и углубления двусторонних отношений. Основа всех проблем в том, что наша сегодняшняя внешняя политика не имеет идеологической основы. Нет точки опоры, вокруг которой строится политика. В результате мы не можем правильно сориентироваться, особенно тогда, когда перед нами открываются разные альтернативы.

Если можно, приведите конкретные примеры ошибочного курса в армяно-турецких отношениях и вопросе карабахского урегулирования.

С первого дня нашей независимости мы вели очень твердую политику по отношению к Турции: Армения готова без предварительных условий установить дипломатические отношения с Турцией и иметь открытую границу. Нынешняя власть нарушила эту политическую линию: подписав протоколы, она, если не прямо, то косвенно, приняла два основных турецких условия – относительно самой границы и относительно Геноцида. Это написано черным по белому. Во-первых, Армения признает сегодняшние границы Турции и тем самым фактически отказывается от своих исторических территорий. Во-вторых, согласие на создание совместной комиссии историков по изучению архивных и прочих документов подтверждает, что факт Геноцида может стать предметом обсуждений и тем самым оказаться под вопросом. У турок было и третье требование, которое они не включили в текст протоколов, но поставили как условие их принятия: уступки Армении в вопросе карабахского урегулирования, в первую очередь территориальные. Все это –результат больших ошибок армянской дипломатии.

Что касается переговоров по Карабаху, уже в конце 2007 года наши успехи были зафиксированы в переговорных документах. В первую очередь – очень важный пункт о праве народа Нагорного Карабаха на самоопределение через референдум. Это стало беспрецедентным положительным дипломатическим сдвигом. Уже пять лет такой тезис существует, и нынешние власти, и их дипломатия не смогли ничего выстроить на этой основе. Наоборот, сейчас он выглядит более шатким. Поскольку переговоры зашли в тупик и сегодня практически не ведутся, соответствующие документы начинают терять свою ценность. Если прибавить к этому положение на границе и угрозы со стороны Азербайджана, станет очевидно, что в карабахском вопросе прогресса нет, и перспективы урегулирования гораздо более неопределенные, чем были когда-либо.

Иногда говорят, что независимой государственной политики в Армении не существует. Армянскую политику определяют сверхдержавы, те или иные политики или политические организации просто выполняют «заказ» из Вашингтона или Москвы.

Я категорически не принимаю такой подход. Это пораженческий подход, который означает, что ты передаешь свою судьбу в чужие руки. Такого в действительности нет. Конечно, и Россия, и США, и Евросоюз имеют в нашем регионе свои интересы, имеют свои мнения, но они не решают, что происходит в нашей стране. Некоторым внутренним силам очень удобно так обезоружить народ. И это делается намеренно. Если без участия народа уже решен вопрос о том, кто станет президентом, народ разочаровывается в политике, теряет надежду. Это направлено на облегчение воспроизводства власти.

Я считаю, что внешние силы могут иметь свои предпочтения, иметь определенное косвенное влияние, но они не определяют ход внутриполитических событий. Такие события главным образом зависят от воли нашего народа, от деятельности армянских политических сил.

Есть мнение о том, что основа всех проблем находится в самом обществе. Действующая власть – закономерное отражение того состояния, в котором оно находится. Общество имеет ту власть, которую заслуживает.

Для меня неприемлем такой взгляд на вещи. Можно сказать и наоборот: если общество достойно такой власти, то власть достойна такого общества. Отвечая на первый вопрос, я эту тему уже затронул. В реальности воля народа искажена в первую очередь из-за фальсификации выборов. Необходимо исключить фальсификации на выборах и сделать это не только за счет активного участия общества, но и за счет создания мощных политических полюсов, которые сегодня уже формируются. Тогда в условиях должного контроля возможно провести нормальные выборы, результаты которых отразили бы волю народа. Не сомневаюсь, что конфигурация политических сил сегодня такова, что ни одна из них неспособна получить абсолютного большинства и должны сформироваться политические противовесы. Как я уже сказал, сегодня политические полюса уже формируются: есть правящая партия, есть партия «Процветающая Армения», членом которой я являюсь. И вокруг каждого из этих двух полюсов есть партии, которые придерживаются сходных позиций, или те, которые готовы сотрудничать во время выборов, чтобы можно было дополнить тот или другой полюс, создать равновесие сил. Сегодня в Армении налицо благоприятная ситуация. Остается, чтобы политические партии приняли правильное решение, решительно вступили в политическую борьбу. В результате, я уверен, выиграют и страна, и демократия.

Очень большая проблема – разочарование общества в политике, политиках, потеря интереса и доверия к политике. Как можно в краткие сроки переломить эту ситуацию?

Ситуация действительно такова. С каждыми новыми выборами усугубляется разочарование общества. Тем не менее одновременно с разочарованием за последние пять лет увеличилось и недовольство общества властью. Как бы ни был разочарован народ, в любом случае во время президентских выборов он мобилизуется и снова связывает с ними свои надежды. Поэтому во время предвыборного периода эти надежды надо поддержать. Главные политические партии, в первую очередь «Процветающая Армения», должны принять правильное решение, вступить в борьбу, с тем чтобы народ увидел перспективу серьезных изменений в обществе. Сейчас в этом смысле критически важный период. Только при создании через политические коалиции мощных альтернативных полюсов можно дать народу новую надежду на перемены и провести справедливые выборы.

И последний вопрос о роли диаспоры: можно ли использовать ее потенциал для изменений к лучшему политической ситуации в Армении?

К сожалению, наша диаспора не вовлечена в политическую жизнь Армении. Это плохо. Заинтересованность диаспоры пока ограничивается признанием Геноцида, армяно-турецкими отношениями, вопросами карабахского урегулирования, то есть национальными проблемами. Но если эти люди считают, что Армения, в конце концов, может стать домом, пусть не для них, то для их детей, они уже сегодня должны заботиться о том, чтобы страна была демократичной, экономически развитой, чтобы здесь удалось выстроить государство. Определенные сдвиги в этом смысле есть. В последнее время интерес к внутренней жизни Армении усилился. В течение 20 лет использовали потенциал диаспоры в довольно незначительной мере. Но в диаспоре, как и в Армении, огромное воодушевление сменилось разочарованием.

Люди хотят видеть в Армении справедливое государство, хотят видеть правильное использование помощи, хотят, чтобы власть могла сотрудничать с ними на благо страны и народа. 
Средняя оценка:3/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>