вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Дорога к Макараванку" - Армен ХЕЧОЯН

01.04.2013 Армен Хечоян Статья опубликована в номере №5 (44).
Комментариев:0 Средняя оценка:4/5
Общий вид монастыряСегодня поездка на северную часть острова, в «псевдогосударство» – «псевдократос», как называют эту часть греки, в официально признанную только Турцией «Турецкую республику Северного Кипра», стала обыденным и совершенно простым делом. Кстати, все, что связано с обозначением в кипрских средствах массовой информации турецкой государственности на острове, не употребляется иначе, чем с приставкой «псевдо»: псевдогосударство, псевдовыборы, псевдоправительство.

Так вот, для того чтобы попасть на турецкую часть, нужно пересечь один из двух контрольно-пропускных пунктов, которые открыты на демаркационной линии, разделяющей остров. Оба пункта находятся в Никосии (по-гречески Лефкосия) – единственной в Европе разделенной столице. Это стало возможным благодаря очередной попытке объединения Кипра европейскими и мировыми международными  структурами в 2004 году накануне референдума в преддверии вступления Кипра в Евросоюз.

Информационный щитМы  пересекали греко-турецкую границу несколько раз, и каждый раз меня не покидало ощущение какого-то абсурда. С греко-кипрской стороны абсолютное отсутствие каких бы то ни было признаков жизнедеятельности на границе. Может быть, этим они хотят показать, что не признают разделения острова и никаких границ на нем? С турецкой же стороны налицо все атрибуты несения службы на государственной границе. Уверенные и четкие действия стражей границы обоего пола. Вслед за пограничным постом  на небольшом от него расстоянии находится таможенный пункт, тоже со всеми признаками государственного учреждения. Сама процедура перехода границы очень проста и занимает всего несколько минут. Нужно вписать фамилию, имя, серию и номер паспорта и обозначить страну, чьим гражданином вы являетесь, на небольшом гербовом листке, где под заголовком «Турецкая республика Северного Кипра» стоит слово «виза». Получив печать, вы можете пересечь границу.

Возвращались мы через другой КПП, который находится в пригороде Никосии. После более чем дотошного соблюдения формальностей на турецкой стороне мы очень долго ждали, когда же появятся пограничники-греки или хотя бы какие-то признаки присутствия представителей греко-кипрских властей, но так и не дождались. Въехав уже в десяти километрах от границы в какую-то греческую деревню, мы окончательно убедились, что их просто на этом участке нет. Или мы их не заметили? Для нас это осталось загадкой. В любом случае чувство тревоги, которое возникло у нас на турецкой части острова и должно было, как мы надеялись, покинуть нас на греческой, еще долго нас не покидало…

Но не будем забегать вперед…

Шлагбаум на дороге, ведущей в монастырьПервое, что бросается в глаза на турецкой части, – большое количество всевозможных флагов как Турции, так и Турецкой республики Северного Кипра. Очень часто  они вывешены вместе. Огромный турецкий флаг специально выложен на горе, которая возвышается над Никосией, так ,чтобы  его хорошо было видно с греческой стороны за много километров. Другое «произведение монументального искусства» мы увидели по пути в Фамагусту. Слово «КОМАNDO» выложено для внутреннего потребления. Многие греки до сих пор не могут без содрогания произносить его – речь идет об элитных турецких частях, которые «прославились» своей жестокостью.

Вся турецкая часть острова буквально нашпигована воинскими частями. Здесь расквартированы тридцать тысяч солдат. На всем протяжении нашей поездки мы постоянно сталкивались с их присутствием. Огороженные колючей проволокой и наблюдательными вышками участки все время попадались на нашем пути. Обращает на себя внимание и множество плакатов, запрещающих фотографировать и снимать на камеру. Они расположены не только по периметру военных объектов и вдоль всей так называемой «зеленой линии», но попадаются и в других местах. По этой причине мои попутчики постоянно нервничали, когда я тянулся к фотоаппарату, особенно если это происходило вблизи так называемой запрещенной зоны, а это целые участки, обнесенные колючей проволокой в Фамагусте и северной Никосии. Тем более что мы передвигались на машине с греческими номерами.

Монастырский двор с фонтаномОсновная масса турок – так называемых «коренных жителей» Кипра, имеющих опыт совместного проживания с греками, достаточно лояльна к посещениям бывших сограждан. Но неизвестно, что на уме у массы турок с материка, которыми заселяли и продолжают заселять остров власти «большой» Турции. При виде их у меня, да и, я думаю, не только у меня, возникает ощущение, что ты вдруг оказался в глухих глубинных районах Анатолии. Их фенотип, внешний облик никак не вяжутся с тем местом, где ты их вдруг встречаешь. «Коренные», если можно так сказать, турки больше интегрированы в какие-то глобальные процессы, нежели переселенные с материка – в  основном жители сельских районов с сохранившимися патриархальными традициями и обычаями. «Коренные» турки-киприоты более образованны, достаточно европеизированы, практически все владеют греческим и английским. Многие из них воспользовались своим правом и получили кипрские евросоюзовские паспорта, по которым  без визы можно передвигаться не только по ЕС, но и по Кипру.

Северный Кипр, как я уже говорил, не признан ни одной страной, кроме Турции. Поэтому прямого воздушного сообщения с ним нет, все пассажиры вынуждены летать через аэропорты материковой Турции, либо греческого Кипра. Для этого нужно при наличии кипрского паспорта (который дает право свободно передвигаться по острову) пересечь границу, добраться до аэропорта в греческой части и улететь. Точно так же туристы, желающие отдохнуть на северном Кипре, в основной своей массе прилетают в Ларнаку, а оттуда на автомобилях добираются до места назначения. Кипрские власти не чинят им никаких препятствий.

 
Внешняя стена монастыря Вид на внешнюю стену с площади

Целью нашей поездки на северный Кипр было посещение мест, связанных с армянской историей. И первое, о чем вспоминают армяне-киприоты при упоминании севера острова, – это Макараванк или, как часто называют его греки, «Арменомонастиро».

Остатки перекрытий видны через арочный проемДобраться до монастыря сегодня несложно, от границы нужно проехать по хорошо асфальтированной дороге километров двадцать, а там возле придорожного кафе свернуть налево. Вот эта дорога и приведет к монастырю. Мы ехали по очень узкой, но потрясающе красивой дороге, наблюдая за покрытыми лесом горами Пентадактилос. С одной стороны – скалистый склон, с другой, слева от нас, – глубокое ущелье. Весь этот отрезок пути я провел в беспокойстве, не представляя, как мы разъедемся со встречным автомобилем. К счастью, все обошлось. Километров через шесть мы добрались до лесной площадки, которая была оборудована под место для пикника. Здесь с десяток компаний турок расположились отдохнуть. Великолепный воздух, прохлада по сравнению с побережьем, красивый пейзаж – вот что привлекло их сюда. На нас никто не обратил внимания.

На краю площадки мы увидели старую дорогу, спускающуюся вниз,  перекрытую шлагбаумом с замком, и указатель расстояния до монастыря – 2,5 км. Потом мы выяснили, что ключ от замка находится в том самом придорожном кафе, от которого мы свернули на монастырскую дорогу. По предварительному звонку из епархии его можно брать, чтобы на машине подъехать к монастырю. Оставив машину на площадке, мы начали спускаться к монастырю, радуясь неожиданному препятствию в виде шлагбаума. Так или иначе это ограничивает число случайных посетителей, а значит – мусор и новые разрушения монастыря. Ибо не каждый готов проделать путь туда и обратно общей протяженностью в пять километров, сначала спускаясь под гору, а потом взбираясь на нее, пусть и по более или менее нормальной дороге.

 
Вид от монастырских стен на бывшие земельные владения Макараванка. В ясную погоду отсюда просматриваются горы Киликии

Памятный знак об открытии площади, приуроченном к посещению монастыря Киликийским католикосом Сааком II в 1933 годуПостепенно перед нами открылась красивая панорама – взгляд, скользя по великолепию вечнозеленой растительности, далеко внизу упирался в море. Монастырь расположился на ровном участке, отвоеванном у природы трудом многих поколений монахов и работников. Об этом свидетельствуют и сохранившиеся надписи на армянском языке, которые нам удалось обнаружить. Одна из них повествует, что «эту площадь в память о посещении монастыря открыл Киликийский Саак Второй 08.09.1938». Надпись сделана на мраморной доске, которая прикреплена к небольшой бетонной стеле. Площадь представляет собой небольшую, но идеально ровную площадку с каменной подпорной стеной. Можно представить, сколько труда и любви было вложено в сравнительно малый по сегодняшним меркам объем работ. Интересно, что и вторая сохранившаяся, хотя покореженная, с местами стершимися буквами и цифрами, табличка на армянском тоже посвящена «бытовой» теме. Она сообщает о том, что благодаря семье Марашлян в монастырь было проведено электричество и водоснабжение.

В плане монастырь напоминает расположенный на нескольких уровнях треугольник, по периметру которого находятся одно-, двух- и трехэтажные постройки. Они сложены из местного камня, покрытого толстым слоем побеленной штукатурки, которая местами полностью отвалилась. Почти над всеми постройками отсутствует крыша. Небольшое количество аккуратно сложенной черепицы лежит во дворе, видимо, по какой-то причине ее не смогли или не успели вывезти. На момент нашего посещения черепица покрывала лишь одну небольшую постройку, состоящую из трех комнат, – единственное оставленное в сохранности помещение со встроенными зарешеченными окнами и запертыми на замок дверями. Нам показалась, что там хранился какой-то инвентарь, оставшийся с того времени, когда местные турки намеревались превратить монастырь в гостиницу. В 2006 году, когда властям Северного Кипра пришлось под внешним давлением аннулировать договор об аренде, заключенный на 49 лет с турецким бизнесменом, в стамбульской армянской газете «Агос» появилась статья о том, что власти будто бы намерены передать монастырь армянской общине. Но эту «утку» запустил сам же турецкий бизнесмен, видимо, надеясь привлечь на свою сторону «настоящих турецких патриотов».

 
Памятный знак об открытии площади, приуроченном к посещению монастыря Киликийским католикосом Сааком II в 1933 году Памятная табличка о водопроводе, проведенном на средства супругов Марашлян
 
Монастырский двор Монастырский двор

Монастырский двор Галерея монастыря

Крыша сохранилась и над небольшой монастырской церквушкой, но, видимо, лишь потому что она была бетонной, а не черепичной. Отсутствие крыш очень пагубно сказалось и продолжает сказываться на всех монастырских постройках. Межэтажные перекрытия почти везде отсутствуют или находятся в полуразрушенном состоянии. Окон и дверей давно уже, как говорится, след простыл.

Разрушенная монастырская церковь с колокольнейЕдинственное, что еще находится в более или менее сносном состоянии, – внешние стены монастыря. На нижнем уровне во внутреннем дворе, рядом с когда-то действовавшим фонтаном, находится небольшая церковь, построенная в 1814 году. К ней примыкает коридор, откуда можно попасть в несколько небольших подобных пещерам келий – ведь раньше обитавшие здесь монахи придерживались очень строгого монастырского устава. У нас сложилось мнение, что это наиболее старая часть монастыря. В самой церкви сохранились поврежденные  каменный алтарь и купель. Было очень трогательно увидеть на полу алтарной части крест, выложенный кем-то из камней. Может быть, он остался от организованного паломничества, которые в последние годы периодически совершают армяне Кипра с разрешения турецких властей, полученного благодаря международным организациям.

Церковный двор с двух сторон окаймляет крытая галерея, к сожалению, по ней мы не прошлись, так как это небезопасно – деревянные балки, залитые сверху бетоном, местами проломлены, опасно провисают. Складывается впечатление, что они в любой момент могут сломаться. Из тех же соображений безопасности мы не рискнули зайти ни в одно другое помещение монастырского комплекса. До поездки в Макараванк, просматривая материалы о нем в Интернете, я не раз встречал информацию о том, что несколько лет назад в монастыре произошел пожар. Проведя несколько часов в монастыре, мы не обнаружили никаких следов огня. Хотя, как вы поняли из описания, он и так находится в достаточно «тяжелом» состоянии. Лично я не видел куч мусора, но на фотографиях других посетителей они присутствуют.

 
Выложенный из камней крест Купель

Вопрос о реставрации монастыря остается открытым. В турецкой части Никосии на средства Программы развития ООН (UNDP) реставрируются армянские церковь и монастырь. Армянская община Кипра очень надеется, что монастырский комплекс Макараванка со всеми своими угодьями вернется в лоно Армянской Апостольской Церкви, что позволит приступить к его восстановлению. В ожидании этого дня монастырь можно сравнить с благородным, потрепанным невзгодами, но еще крепким стариком, молча  с достоинством и терпением несущим выпавшие на его долю невзгоды. Нам не хотелось с ним расставаться, мы породнились с ним за те несколько часов, что провели здесь, почувствовали, что какая-то сила не хочет нас отпускать. Десятки поколений молились здесь, тысячи людей оставили здесь частичку себя. Их энергетика не исчезла бесследно, и мы, уходя, унесли частицу ее с собой. Унесли, чтобы передать тем, кто еще не побывал здесь, с призывом: помнить  и не оставлять наследство, созданное для нас предками. 
Средняя оценка:4/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>