вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Святой Аурелиус в Хирсау" - Теодор КЛЮППЕЛЬ

15.01.2013 Теодор Клюппель Статья опубликована в номере №3 (42).
Комментариев:0 Средняя оценка:3/5
Одно из наиболее ранних сохранившихся изображений Св. Аурелиуса. Сборник церковных гимнов из Цвифальтена, XII в. (Вюртембергская земельная библ. в Штутгарте, Cod. hist. fol. 415, лист 63 r.)…История никогда не протекает в безвоздушном пространстве, она всегда цепляется за конкретное. Это основной элемент человеческой жизни и сосуществования. И в отношении истории веры здесь нет ничего нового, она всегда схватывается лишь конкретно, в местах и людях. Покоящиеся здесь реликвии связывают 1500 лет истории веры; эта линия тянется из эпохи борьбы за сохранение истинной веры на крайней восточной границе ранней истории Церкви до сегодняшней «вселенской эпохи». Знак современности – организованная в 1989 году «Армянская неделя» в Кальве и Хирсау, когда реликвия, по традиции происходящая из Армении, – мощи Святого Аурелиуса – была осознана как «пожалуй, древнейший мост между христианской Арменией и Центральной Европой» и идентификационная точка разбросанных по миру армянских христиан.

Теодор КЛЮППЕЛЬЕще в большей степени речь идет о почитании святого. Оно означает убежденность в том, что в людях собственной традиции веры мы видим совершенно разные примеры проводников, указывающих нам путь, которых мы считаем свидетелями и вестниками учения и жизни Иисуса. Живая связь с ними становится возможной благодаря communio sanctorum (общению святых (лат.) – Прим. ред.), которое в конечном счете коренится в вере в воскресение и тем самым в вере в «постоянную действительность и реальность умерших перед Богом». Речь идет не о почитании костей, что было бы магией – речь идет о людях. Приблизиться к таким людям и через этот мост – к Тому, на которого они ссылаются, было древней потребностью христиан. Почитание могил святых свидетельствует об этом, и с желания иметь где-то «воплощенную» близость святых начались переносы святых мощей.

Сюда же относятся жития – сообщения о жизни святых, чья примерно представленная христианская жизнь должна была вдохновлять к последованию и быть путеводной нитью. (…)


Небесный покровитель, присутствующий в своих бренных останках, считался земным заступником, он оберегал свою familia (семья, род (лат.) – то есть был как бы главой дома для почитающих его мощи. – Прим. ред.): «Под знаменем, а еще лучше со святыми мощами своего святого заступника бросались в битву короли, горожане – как, например, в Кельне, – отвоевывали у своего епископа свободу, граждане присягали, купцы скрепляли печатью свои дела». (…)

Начало Пролога к Житию св. Аурелиуса из Райхенау IX в. (Вюртембергская земельная библ. в Штутгарте рукопись H.B. XIV 13, лист 237v)Центральным моментом доклада является текст жизнеописания IX столетия. (…) Это первое жизнеописание Аурелиуса повлияло на все последующие формы почитания: новая переработка, литургические тексты и записи, наглядные изображения святого едва ли мыслимы без него. Из жития открывается обратная перспектива на истоки начала культа Святого Аурелиуса, и прямая – вперед, на историю влияния этого текста, на продолжение почитания святого.

Наиболее точна ранняя копия, сохранившаяся в Вюртембергской земельной библиотеке в Штутгарте, этот текст издан и снабжен немецким переводом с необходимыми примечаниями. В своем докладе сперва, отталкиваясь от сегодняшнего дня, я прослеживаю путь назад, до тех времен, когда Хирсау отдал останки святого и тем самым сделал возможным возрождение – хоть и краткое – его почитания в ином месте. Затем изложение обращается к переносу святых мощей в долину реки Нагольд и возникновению жития. Сжатый обзор 700-летней истории почитания Св. Аурелиуса в Хирсау показывает подъемы и спады этого почитания. На третьем этапе ставится вопрос об истоках традиции Аурелиуса.


Жизнеописание Святого Аурелиуса, восстановленное из подлинного источника

(I) (Предисловие)
Слава святости и чуду, которые Христос проявляет в своих святых в хвалу и славу своего Имени, отзывается почти во всем мире, и поэтому ликует вся вселенская Матерь-Церковь. Нечто из этого сохранилось на пользу читателей на протяжении бесчисленных спокойных столетий в письменных сочинениях благодаря усилиям правоверных отцов. Нечто, однако, и, я хотел бы сказать, бесчисленное, либо целиком умалчивалось, либо, если случайно публиковалось, сочинялось с таким грубым словоупотреблением, что больше вызывало отвращение, чем приносило какую-либо пользу для любознательного читателя. Так как вдобавок многое испорчено по вине писавших, то по милости Христовой можно было бы привлечь проницательность благоразумных мужей, дабы с основательной тщательностью проверенное было упорядочено и сильно не отклонялось от истинного и прямого пути. Я упомянул об этом потому, что недавно некоторые братья попросили, чтобы я со всей тщательностью начал исправлять жизнеописание Святого Аурелиуса, приверженца Христа, которое упомянутым образом было нарушено и испорчено не только в отношении строя изложения, но и в отношении смысла. Этот возложенный на меня труд я с охотой принял в надежде на милосердие Всемогущего Господа; поэтому мы постараемся милостью Христа, Господа нашего, и благодаря полезным заслугам его приверженца так исправить места в тексте, которые мы находим в его жизнеописании неоднородными в использовании падежей и негармоничными по стилю, чтобы мы ни в коем случае не попали в кандалы лжи и не подверглись бы упрекам в обмане.

(II)
Св. Аурелиус родился и вырос в провинции Армения. Мы твердо верим, что его воспитание в молодые годы, которое привело к столь досточтимому венцу, без сомнения, было наилучшим. Но так как оно не сохранилось в нашей памяти никакой письменной приметой, мы молчаливо пропускаем эти годы и обращаемся к тому, что узнали о вершине его епископского служения и борьбе, которую он вел против премерзкой секты ариан вместе с остальными, известными тогда как непоколебимые поборники Христа. Мы не смогли бы в полной мере оценить деяния упомянутого святого и рассказать о других его современниках, боровшихся за веру Христову, если не дали бы предварительных сведений о той ереси. Мы попытаемся лишь разъяснить пытливому уму читателя некоторые ее приметы, а также преследования, которые она учинила.

Св. Аурелиус (фрагмент). Гейдельберг или Шпейер, 1487 (оригинал хранится в замке Альтсхаузен)(III)
Во времена христианнейшего императора Константина (306-337) в Александрии появился некий священник по имени Арий († 336). Он начал распространять извращенное учение о вере в Христа, о том, что никогда прежде не было спорным. Он пытался всецело отделить Сына от вечной и неизъяснимой сущности или Божественной природы. Это сбило с толку очень многих в Церкви. (…) Когда это известие достигло ушей императора, он по воле духовенства созвал в городе Никея епископский собор (325 г.). Там он, собрав 318 епископов, велел явиться Арию, чтобы принять решение о его представлениях и спорных вопросах.

В ходе продолжительных обсуждений были изучены его утверждения и то, что этому противостояло или должно было быть противопоставлено, было рассмотрено с высочайшей добросовестностью. После непрерывных и вновь возобновляющихся обсуждений все единогласно согласились об omousion, то есть о том, чтобы Сын был объявлен единосущным Отцу. Это было закреплено всеми в качестве непреложной нормы. Решение духовного собрания было сообщено Константину. Император воспринял его с почтением, как если бы оно произошло от Бога. Как было объявлено публично: если кто-то будет пытаться противостоять данному решению, он тотчас последует в изгнание. Только лишь шесть человек должны были по этой причине претерпеть вместе с Арием судьбу изгнанника. И так почти до самой смерти Константина кафолическая вера (в русском языке одно и то же слово переводится как «католический», когда говорится о Римско-Католической Церкви, или как «кафолический», когда определение «вселенский» используется в ином контексте – в данном случае речь идет об общих догматах христианства, утвержденных на Никейском соборе. – Прим. ред.) оставалась непоколебимой.

Однако позже, по причине дьявольского заблуждения, эта ересь стала быстро распространяться вокруг благодаря одному священнику, который свернул на тропу Ария. Так как это слишком обширный вопрос, чтобы рассматривать его в таком коротком и малом труде, мы попытаемся вернуться к цели нашего повествования. Кто имеет желание больше об этом узнать, пусть постарается изучить десятую книгу «Истории Церкви» (Руфина).

(IV)
После смерти императора Константина, когда его сыновьям была передана высшая правительственная власть, упомянутая выше гнусная секта, подняв ядовитым отродьем свою голову словно из преисподней, замарала лик Церкви отвратительной грязью. И когда после многих событий, рассказывать о которых можно было бы очень долго, Арий, вернувшийся из изгнания, встретил под Константинополем позорную смерть, лжеучение тем не менее усиливалось с каждым днем, и многие из благочестивых тогда подверглись изгнанию. В это время был также изгнан Папа Либерий (352-366), хотя спустя некоторое время вернулся по приказу властей. (…)

(V)
В то время, когда дьявольское заблуждение запятнало Церковь такой гнусной заразой, началось по приказу императора принуждение и западных епископов к соглашению с арианским учением. Поэтому в Милане был созван епископский собор (355), и многие из них поддались заблуждению. Однако Дионисий (епископ Миланский примерно с 351 года), Евсебий (Верчеллийский, † около 371), Паулин (Антиохийский, † около 388), Роданус и Люцифер (Каларийские, Сардиния, † около 370), которые громко возглашали, что здесь замешан обман, были отправлены в изгнание; также и Хиларий (Пуатьерский, † 367) последовал за ними.

Из них миланский епископ подвергся самой большой несправедливости, он был в итоге передан в руки слуг закона и отправлен в провинцию Армения и там удерживался в заключении в городе под названием Reditio.

Но к вящей славе Божией в то время тамошней церковью умело руководил как епископ благословенный Аурелиус. (…)


 
Картина второй половины XV века изображает церковь Св. Аурелиуса и прилегающее с северной стороны здание так, как они выглядели в то время. Сохранилась лишь часть картины, которая изображает основание монастыря графами фон Кальв. Имена Св. Аурелиуса (слева) и Св. Бенедикта (основателя ордена монахов-бенедиктинцев) можно прочесть на их нимбах. Юный граф Адальберт II фон Кальв преклоняется перед святыми, видна лишь его голова. Он держит копье с флагом, на котором изображен герб графов фон Кальв, до сегодняшнего дня городской герб Кальва

(VI)
Как только Аурелиус, блаженный проповедник Христа, услышал о прибытии слуги Господа, он тотчас же поспешил в радостном волнении с ним встретиться. И когда заступники Христа приветствовали друг друга самыми радостными словами, они не могли сдержать слез радости в объятиях друг друга. Тот самый Аурелиус милостью Христа был наполнен мудростью Священного Писания и обладал благодаря щиту христианской веры и шлему надежды (см. Эф. 6, 16 и след.; Фесс. 5, 8) такой надежной защитой, что не давал затаившимся волкам захватить паству Христову (Деян. 20, 29), хотя чудовищная жестокость ариан тогда свирепствовала особенно сильно. Но сила лжеучения ничто для святого человека. Потому что он оберегал веру, которую кафолические отцы закрепили на святом Никейском соборе, невредимой в своем честном сердце и старался убедить силой доводов тех, кто каким-то образом возражал против истинного учения. (…) Страшнейшее наказание преисподней ожидает тех, кто пребывает в этом злом упрямстве, как предвещал он в ужасных угрозах.

О, чудесная и неизъяснимая воля Божья, дарующая избранникам для опровержения и преодоления зла заблуждающихся согласие в вере и неиссякаемую любовь. Благодаря такого рода нерасторжимому единству священники Христа – благословенные Аурелиус и Дионисий – были связаны в любви к Спасителю так, что неустанно денно и нощно воспевали хвалу Господу и небесные гимны. Ни один из верующих не сомневался, что Христос живет в их сердцах и они стали местом обитания Святого Духа.

Начало Жития Cв. Аурелиуса на немецком языке (Княжеская Фюрстенбергская библиотека Донауэшингена, фрагм. B. VI. 5, лист 1 r.)(VII)
И уже засияла слава добродетели благословенных предстоятелей, ибо силою Господа нашего Иисуса Христа многим больным и прикованным различными недугами к постели они вернули прежнее здоровье. (…) В течение долгих лет они настолько прославились благодаря необыкновенным чудесам, что все страждущие из окрестных областей и иных языков, исполнялись хвалой, возносимой к Спасителю, даровавшему провинции Армения столь искусных, совершенных и достойных небесных врачевателей.

(VIII)
Среди прочих чудес, совершенных тогда слугами Христа, сообщается также о соглашении между обоими братьями во Христе, согласно которому там, где бы Божественное провидение ни определило день их последнего вздоха, они должны быть похоронены вместе, чтобы, как их сердца в пылавшие Божественной любовью, также и бренные останки оставались неразлучными в могиле.

Тем временем Святой Дионисий тяжело заболел и в глубине души предчувствовал приближение смерти. Он не скрыл от своего благословенного духовного собрата, что достиг конца своего жизненного пути и борьбы.

Безутешный Аурелиус был сражен горестью. Но Св. Дионисий, думая о своем прежнем месте жительства, вспоминал о гражданах, из-за которых так много страдал и просил Св. Аурелиуса, дабы он при возможности перенес его останки в Милан. Благословенный Аурелиус не перечил его просьбам, он лишь сказал, что дождется благоприятного времени, когда без опасности сможет вернуть по морю такое ценное сокровище в Италию.

(IX)
Пока он ждал благоприятного для путешествия времени, прошло несколько лет. В течение этого времени Христос через слугу Божьего Аурелиуса сотворил столь небывалые чудеса, что поток спешащих к нему толп людей, которые приводили с собой своих больных и одержимых демонами близких, не переставал течь. Поскольку приходящие отовсюду признавали в этом святейшем человеке лекарство небесного утешения как для здоровья тела, так и для спасения души, ежедневно множество людей стремилось приблизиться к нему, как малые дети спешат приникнуть к груди матери.

Исполненный Богом человек, непрерывно связанный святой обязанностью, тем не менее, не позволял себе забыть о просьбе своего святейшего собрата. Ведомый Божественным предопределением, он отыскал подходящее время для путешествия, и, выдав морякам назначенное ими вознаграждение, счастливо перевез через море под опекой Христа святое тело, обернутое в ткань. В ходе плавания оно достигло итальянского побережья, а оттуда прибыло кратчайшим путем в Милан. Узнав  об этом, жители города спешно направились с великой радостью ему навстречу и прославляли Христа за то, что не лишил их заступника. И, взяв тело благословенного священника, положили его с высочайшим почтением в саркофаг.

Так называемый «образ благочестия» с изображением Св. Аурелиуса. Однолистовая печать, XVI в. (Вюртембергская земельная библ. Штутгарт)(X)
В это время после смерти Ауксенция (†374), епископа еретиков, Святой Амброзий (374-397) принял епископство и с рвением руководил церковью. И когда Аурелиус, благословенный священник Христа, доставив тело блаженного Дионисия, пожелал вернуться к себе на родину, упомянутый выше епископ, Святой Амброзий, не дал не то своего согласия. Будучи крайне словоохотливым и украшенным всем блеском науки человеком, Святой Амброзий долго уговаривал его остаться любезными увещеваниями и дружелюбными словами.

«Не покидай нас, брат, – просил он, – (потому что) очевидно, ты (теперь) должен завершить то, что когда-то торжественно обещал. Среди многих притеснений враждебных учений и разнообразия различных расколов мы заслужили одно и то же незыблемое учение кафолической веры в одинаковом убеждении и можем тем же образом, как всегда велел Христос, провозглашать вместе во славу Создателя хвалу небесной жизни и сладкоречивые слова о вечном Царстве (Божьем)». Аурелиус, блаженный приверженец Христа, воспринял увещевание Святого Амброзия со страстью и растроганно, как если бы оно исходило из уст самого Христа, и беспрестанно посылал гимны и хвалебные песни Господу днем и небесам ночью, и короткое время той непостоянной жизни, которая ему еще оставалась, он провел в продолжительных молитвах вместе со Святым Амброзием.


(XI)
Так чудесной волей всемогущего Господа и Его неизъяснимым провидением закончилась эта история, и то, о чем святые епископы Господа договорились по поводу погребения их тел, когда пребывали в Армении, неожиданно осуществилось в Италии. Потому что по истечении года со времени его приезда, когда предстоял день годовщины памяти и погребения Дионисия, святого приверженца Христа, в тот день умер и Святой Аурелиус и был призван в вечное Царство Господа. И тогда всякая неуверенность у оставшихся развеялась и укрепилась вера верующих, никто уже не сомневался в том, что их тела должны быть связаны, их души призвал своей милостью Христос в свое Царство и великолепие в одно и то же время.

Поэтому тела святых приверженцев Христа были погребены с большими почестями под одной насыпью, хотя и в двух могилах. О, великая заслуга святых, которую венчала милость Христа таким образом, что они, прожившие в одной вере и поддерживавшие друг друга в неустанной любви, и на небесах связаны и наслаждаются вечной радостью ангелов. И всем, кто в честной вере (этого) жаждет, они даруют своей защитой доселе свои благодеяния через Господа нашего Иисуса Христа, живущего и царствующего с Отцом вечным и Святым Духом во веки веков.

Аминь.

Мощи Св. Дионисия в Кафедральном соборе в Милане(XII) (Его перенос)
Не хочу я умолчать о Святом Аурелиусе то, что мы узнали недавно о переносе его останков во времена христианского императора Людвига (814-840).

Потому что епископ Верчеллийский по имени Ноттинг добился на основании неотложных прошений останков Святого Аурелиуса и привез их сперва в свою епископскую резиденцию в Верчелли. И так как упомянутый епископ родился и вырос на землях Германии в герцогстве Аламаннском и происходил из незначительного рода, он старался разведать в уединенности долины своей области привлекательное место, самое достойное пространство для жизни, и подготовить подходящее пристанище для такого значимого (будущего) обитателя. С согласия названного христианского императора пришли люди, охваченные рвением и любовью к Христу, из области Германии и попали вместе с упомянутым епископом в Верчелли. Подняв мощи святого защитника веры Аурелиуса и положив их на носилки, они поспешили, распевая псалмы, через горные хребты Альп и принесли их с большой радостью после успешного похода в упомянутое место в Германии. Человеческий язык не способен выразить ввиду выдающегося величия, сколько знамений и чудесных деяний показал его заслугами в том месте Создатель и Обновитель всего сущего в своей милости, после того как святые мощи там были положены. Для того чтобы, тем не менее, эти неназванные случаи не были пропущены совсем, мы хотели бы добавить к этому небольшому сочинению в короткой форме немного из того, что узнали из рассказов верующих. Погребение Святого Аурелиуса, вернувшее прах к праху и объединившее его душу с ангелами, произошло 14 сентября.


Рукописи и редакции первого жизнеописания

Рукописи:

S — Штутгарт, Вюртембергская земельная библиотека H.B. XIV 13
Сборник Житий святых IX столетия, прибывший через Констанц и Вайнгартен в Штутгарт, содержит жития святых за месяцы январь-июнь; жизнеописание Cв. Аурелиуса, fol. 237v - 242r, внесено вместе с текстом Exaltatio s. crucis из сентября. В качестве места происхождения записи может быть определен Райхенау, время написания: конец IX века.

Rh — Цюрих, Центральная библиотека Rh. 5
В Рейнауском Passionale за месяцы август-январь находится текст fol. 69va - 71vb. Сообщение о переносе мощей обрывается вместе с концом страницы. Рукопись датируется XII-XIII веками.

H — Хайлигенкройц, монастырская церковь Codex 13
Речь идет о третьем томе четырехтомного экземпляра «Magnum Legendarium Austriacum» («Большого австрийского сборника легенд»), содержащем тексты за месяцы июль-сентябрь; ранняя сигнатура: VII. 9. A. I. Написано ок. 1190 года, жизнеописание Аурелиуса fol. 226ra - 227rb, без пролога и в сообщении о переносе мощей без ссылки на последующие чудесные истории.

L — Лилиенфельд, монастырская библиотека Codex 60
Рукопись, также относящаяся к этой группе, содержит тексты за месяцы июль-сентябрь; сигнатура: Vitae Sanctorum membr. n 244, Pars III. Она относится к XIII веку. Житие fol.233rb - 234rb, без пролога и без ссылки на последующие чудесные истории.

M — Мелк, монастырская библиотека Codex Mell. 16
Еще один экземпляр «Magnum Legendarium Austriacum», написанный в 1471 году братом Мелка Кристофом Либом, содержит тексты за месяцы сентябрь-октябрь. Ранние сигнатуры: 677 и M.7, жизнеописание Аурелиуса внесено fol.72 ra - 74ra, также без пролога и без ссылки на чудесные истории.

W — Вольфенбюттель, библиотека герцога Августа. Рукопись Вайсенбург 38
Вайсенбургская рукопись датируется XV веком и предлагает текст fol.135ra - 136vb, отсутствует заключительная ссылка на чудесные истории.

Ранние издания:

По рукописям H, L и M в 1898 году было издано житие в Analecta Bollandiana XVII, стр. 192-197. В 1918 году Э. Мундинг воспроизвел по рукописи S пролог, заключение и варианты по отношению к тексту болландистов (Э. Мундинг. Список санкт-галленских житий святых и их рукописи в Codex Sangall. № 566 [1918] 162-166). Затем в 1925 году последовала полная редакция Х. Делахайе в Acta Sanctorum (= AASS) Novembris IV, 134-137, по рукописям S, H, L и M.
(…)


I Путь назад.
Из сегодняшнего Хирсау в Хирсау XVI века

Автомобильный гараж, гимнастический зал, склад, кормохранилище и овчарня, «каменный амбар» – долгое время так называлось место, которое когда-то считалось монастырским центром и местом почитания Святого Аврелия. И тем не менее такая судьба сохранила для нас неф старой монастырской церкви справа от реки Нагольд. Только таким образом он избежал предписанного в 1584 году сноса здания, жертвами которого пали остальные части, и может сегодня снова служить цели, ради которой когда-то был построен: богослужение и последнее пристанище первого покровителя монастыря.


Церковь Св. Аурелиуса в Хирсау. Вид сбокуВ 1956 году после 400 лет отсутствия мощей жители Хирсау смогли снова принять Святого Аурелиуса в связи с торжественным открытием отреставрированной церкви Аурелиуса. В новом/старом зале для богослужений, где покоятся мощи святого, перед посетителями предстал только каркас, который по сравнению с давним блеском и прежними размерами церкви все еще частично источал что-то от древней культуры.

В сумерках помещения, освещенного лишь маленьким застекленным окном и свечами, взору постепенно открываются детали. В правом боковом продольным нефе, на низком каменном постаменте с бронзовой пластиной, окруженная светильниками, стоит маленькая коробчатая рака, скорее невзрачная, без пышности. На верхней плите мы видим святого как епископа с поднятой для благословения рукой. То, что известно из традиции, содержится в кратком тексте на бронзовой табличке: «Аурелиус, епископ в Армении, умер в Милане в 475 г. Епископ Ноттинг Верчеллийский перенес останки в Хирсау в 830 г.

Почитаем в качестве заступника христианского народа в болезни и нужде. Возвращение святых мощей из Цвифальтена в Хирсау в благостном году 1956, 15 сентября аббатом Вильфредом OSB (Ordo Sancti Benedicti – Орден Св. Бенедикта) Вайнгартеном».

Указатель на площадь Аурелиуса в ХирсауСцена переноса мощей святого из Милана в Хирсау изображена на одной из торцевых сторон раки Отто Хербертом Хайеком; изображения остальных сторон устанавливают связь епископства покровителя монастыря со сценами и цитатами из Нового Завета. Над опоясывающими изречениями «Кто же верный и благоразумный раб, которого господин его поставил над слугами своими, чтобы давать им пищу вовремя?» и «Блажен тот раб, которого господин его, придя, найдет поступающим так» (Мтф. 24, 45 и далее) выстраиваются в ряд картины омовения ног Христу, чуда умножения хлебов, Нагорной проповеди, исцеления больных и воскрешения мертвых. Они трактуются как указания на то, каким образом епископство относится к Христу и обязано Ему как Слуге всех, духовному Кормильцу, Учителю и Спасителю.

В оформлении своих витражей Вильгельм Гейер рассматривает еще более широкий контекст. Святой выступает в связи с общей историей искупительного подвига Христа. Как Адам и Христос, Авраам и Петр, Моисей и Павел стоят друг напротив друга и соотносятся друг с другом, так соответствуют друг другу в истории Господа истории людей – с одной стороны, ветхозаветного царя Давида, с другой – Аурелиуса, облаченного в сан священника.

Бронзовая пластина приводит вкратце информацию о пути святого. Если же мы проследим этот путь в обратном направлении, обнаружится, как много темных и ясных глав составляют этот путь. Сперва мы пойдем по проверенному маршруту. С 1690 по 1956 год останки святого покоились в Цвифальтене. К 600-летию основания монастыря Цвифальтен приор и конвент 11 ноября 1690 года сообщили: «Кто до сих пор может удивляться и спрашивать, откуда в этот дом Господний пришло огромное блаженство и частью общего торжества стали святые мощи Святого Аурелиуса, знаменитого епископа и духовного отца Армении, который на руках великого отца церковного Святого Амброзия Миланского отдал Богу душу свою – Святого, который сияет своими чудесными делами /и в чью честь почти 1000 лет назад был построен/ древний бенедиктинский монастырь Хирсау – матерь здешнего храма Господнего».

(…) В приложении к анналам Арсения Зульгера 1698 года подробно рассказывается об истории и прибытии мощей Аурелиуса в Цвифальтен. 1 апреля 1690 года, в воскресенье, настоятель монастыря и конвент в торжественных одеяниях и с музыкальным приветствием ожидали драгоценный груз. Во время торжественного богослужения на главном алтаре были выставлены для почитания мощи. И уже вскоре сюда пришли больные душой и телом, которые почитанием и прикосновением к реликвиям надеялись получить исцеление. Зульгер завершает свое повествование воспроизведением краткой формы жизнеописания Св. Аурелиуса, которое было предусмотрено в его праздничный день для чтений второй всенощной молитвы (Lectio V-VIII). Пятое чтение рассказывает об Аурелиусе и Дионисии в Армении и переносе тела Дионисия в Милан, шестое чтение сообщает о смерти Аврелия в Милане 25 мая 383 года, в седьмом чтении можно прочесть о прибытии святых мощей Аврелия в Хирсау:

«Тело Св. Аурелия оставалось в Милане (Медиолане) и прославилось многими чудесами в течение 437 лет. Оттуда, по просьбам Ноттинга, Верчеллийского епископа, к своему митрополиту, оно вначале было перенесено в Верчелли, а немногим позже на его (Ноттинга) родину – в Германию и там было принято от отца его Эрлафридо и брата Германа Эрменфридо, князей Кальва, дабы в почитание упомянутого святого вместе с Петром Апостолом (во их имя) был построен монастырь, который позже был именуем Хирсау и (монастырем) Святого Аурелия, в том месте, где в те же дни Св. Аурелий явился слепому и где в присутствии Ноттинга и князей вернул святым мощам их вид».


 
Интерьер церкви Св. Аурелиуса в Хирсау
 

Восьмое чтение продолжает повествование вплоть до времен, когда Цвифальтен получил реликвии:

«После того времени Святое Тело около 730 лет лежало под главным алтарем, а позже из-за страха перед норманнами оно было спрятано под землей и вновь было обретено Папой Львом IX, проезжавшим мимо.

Современная рака Св. Аурелиуса в церкви Св. Аурелиуса в ХирсауСпустя полвека в год 1534, когда еретики захватили Виртенбергский монастырь и запретили божественное служение, князь Вернер Цимбре с разрешения неправоверного князя взял раку с телом дивного Аурелиуса Хирсауского и в скромном сосуде перенес ее в древнюю крепость, его внучка Сибилла в качестве приданого передала его семье князей Цоллерен, а они даровали его князю Вильгельму Фридриху – государю Цоллера и Хехингена – в Цвифальтенский монастырь, в аббатство Иоанна Мартина, в августе года от Рождества Христова 1690-го.

Среди прочего, заступничеством сего Святого Бог дарует верующим блага, а тирана Эдвида, притеснявшего монастырь Хирсау, Бог пастырским жезлом так наказал, что по прошествии трех дней он стал вымаливать прощение у монахов и просить молиться за него Святому Аурелию, после чего из преследователя превратился в скромнейшего благотворителя.

Прославилось сие святое тело в Милане и Верчелли бесчисленными свидетельствами, а затем в Хирсау бесчисленными чудесами, память о которых частично забылась, а частично была похоронена ересью».

Современная рака Св. Аурелиуса в церкви Св. Аурелиуса в ХирсауОбретенные реликвии хранились в собственном алтаре. Написанная Николаусом Гуибалом алтарная икона представляет святого в качестве заступника у Господа; люди с недугами и страданиями показывают ему свою беду и ожидают помощи. Ангел указывает на стих в 8-й главе Евангелия от Матфея: «[obtulerunt ei multos daemonia habentes] et eiciebat spiritus verbo et omnes male habentes curavit» – «Он изгнал духов словом и исцелил всех больных». Святой имеет преемственность от Иисуса: сила Господня действует дальше в людях и через людей, которые ему следуют. Фигуры, стоящие по бокам картины слева и справа, указывают на его житие: здесь вера, которую он отстаивал, и ересь Ария, против которой он боролся. В изображении запрестольного образа узнаются голова Аурелиуса, а также остальные части мощей, все драгоценно украшено и окружено фигурами ангелов. Франц Штек сообщает в 1844 году о голове святого, «которая стоит на красной, расшитой золотом, подушке на подставке из посеребренной меди; там же размещены и некоторые другие останки. Она находится в резном деревянном футляре, богато украшенном золотом, на алтаре, открытом в честь святого Аурелиуса». В праздничный день святого, который празднуется во второе воскресенье октября, процессия выносила реликварий. «…после этого глава святого опускалась под молитвенное пение на головы его почитателей, и выкрикивались просьбы [излечить] болезни головы. Так это было еще в 1830 г. С тех пор, однако, эта церемония больше не проводится». О почитании Аурелиуса в те времена свидетельствуют также молитва в цвифальтенском «Officiarum inusum chori Zwifaltensis» 1700 год и особенный предмет почитания: часть одеяния святого епископа Аурелиуса. В крышке переплета Евангелиария были сохранены самые разнообразные частицы реликвий и предметов, отсылающих к жизни Иисуса Христа. Перечень XVIII века не дает изначального состояния, а только лишь перечисляет наличествующие на тот момент части: частицы яслей, столба для пыток, из «подлинного дерева» Гефсиманского сада. Углы крышки украшали евангельские символы, а под символом Иоанна хранилась часть одеяния Аурелиуса. Как евангельских символов, так и хранившихся внутри предметов больше нет; верятно, они были удалены во время передачи в Штутгарте или в Цвифальтене. К своему 700-летию Аурелиус однако уже не упоминается; «с этого времени почитание Аурелиуса в секуляризированном Цвифальтене можно считать угасшим».

Витраж Вильгельма Гейера с изображением Св. Аурелиуса из церкви Св. Аурелиуса в ХирсауВо всяком случае, высоко вверху на западном фасаде нас все еще приветствует величественная фигура святого. Аурелиус обращается с благословением к юноше, который своим жестом намекает на головные боли. И лестничная клетка западного крыла старого аббатства в память о святом носит имя «лестница Аурелиуса».

Монастырь Цвифальтен получил мощи Аурелиуса из Хехингена в качестве дара князя Фридриха Вильгельма – однако в обмен на освобождение от долга в 4000 гульденов; до 1690 года они хранились в капелле замка. Гогенцоллерны в Хехингене получили их в свое владение благодаря разделу наследства, о чем сообщает летопись города Хехингена: «В 1594 году при вымирании мужской линии рода графа фон Циммерна графиня Сибилла унаследовала большое количество редких и сравнительно редких реликвий, которые домовой священник Эйтельфридриха Конрад Непорочный разобрал и описал... Среди них были также реликвии святого епископа Аурелиуса, ...которые при введении Реформации герцог Ульрих Вюртембергский передал графу фон Циммерну».

Вместе с графом Вильгельмом Вернером Херренциммерном была подведена первая черта под историей Аурелиуса в Хирсау. Сам граф Вильгельм, который не только по причине личного благочестия, но и по причине его общеизвестного интереса к истории Хирсау выпрашивал для себя реликвии, записал об этом: «1557 год, в (день) 7 Марта из монастыря Хирсау ...в мое владение привезли тело Святого Аурелиуса, святого епископа...»


II Аурелиус в Хирсау
с IX по XVI век

Первая весть о святом в Хирсау

На протяжении более 700 лет Хирсау был родным для Аурелиуса местом. Самый старый письменный источник о начале почитания Аурелиуса, который есть в нашем распоряжении, относится к IX веку. Это текст Vita Aurelii, содержится в мартирологе, который попал в Штутгарт через Констанц и Вайнгартен. Он состоит из пролога, жития и краткого сообщения о переносе. В нем рассказывается, как во времена Людвига епископ Ноттинг Верчеллийский выпрашивал у епископа Миланского тело Cвятого Аурелиуса и получил его, как Ноттинг перевез его и поместил в достойном и подходящем месте. Текст завершается указанием даты погребения тела: оно произошло 14 сентября. Поводом для данного жизнеописания, несомненно, был перенос в Хирсау.

То, что сведения относительно людей и мест были утрачены, не должно удивлять. Для целей подобного текста – почитание покровителя, чтение во время богослужения или за столом в праздничный день святого – такие сведения мало полезны. Житие стремится дать свидетельство о величии и могущественности святого и, более того, является своего рода гарантом «подлинности» реликвий, оно дает знать, кого именно почитать, особенно если, как и в этом случае, речь идет о «новом» святом. Как иначе он мог бы стать или оставаться известным, если бы о его памяти не заботились из года в год?

Алтарь Св. Аурелиуса в соборе Св. Девы Марии в Цвифальтене. Фото Roland Sch ferКажется, что это первое известие об Аврелии в Шварцвальде было составлено после случившегося переноса, т.е. примерно в следующем поколении после Людвига Благочестивого (814-840), в чье время осуществляется перенос. Об основании монастыря пока еще не идет речи. Только в источниках последующих столетий говорится о том, что останки сперва были выставлены в церкви, посвященной Св. Назарию, а затем хранились в отстроенной заново церкви Св. Петра; в качестве точного года основания монастыря всплывает цифра 830. Период времени до момента составления текста описывается копией Штутгартской рукописи, а также другими свидетельствами второй половины IX века. В обоих ранних райхенауских мартирологах, содержащихся в Бадской земельной библиотеке в Карлсруэ и Центральной библиотеке Цюриха, которые возникли в период между 864 годом и 887 годом, 14 сентября, день погребения реликвий в Хирсау, указывается как праздник Cв. Аурелиуса.

Сюда же относится потерянный мартиролог из Санкт-Галлена, от которого были обнаружены фрагменты, датируемые 850-860 годами. Албан Долд, открывший эти фрагменты, установил, что Ноткер Балбулус из Санкт- Галлена, который составил свой мартиролог после 870 года, однозначно использовал этот мартиролог. На 25 мая, праздник Св. Дионисия, мартиролог содержит текст, из которого следует, что Ноткеру была известна история Аурелиуса: он пишет об изгнании и смерти Дионисия в Армении, близ города Reditio, о возвращении его останков Аурелиусом, епископом Reditio, в Милан и о том, что Аурелиус умер в Милане и был похоронен в той же могиле, что и Дионисий, как об этом они оба договорились еще при жизни. Все это подробно описано в житии.

Перечень санкт-галленских жизнеописаний святых в Кодексе 566 монастырской библиотеки, основанной в первой четверти X столетия, указывает в качестве места нахождения Vita Aurelii (Жития Аурелиуса) на так называемый Малый мартиролог. Время составления жития таким образом можно ограничить периодом между 840 годом и 850-860 годами.

Где было составлено это жизнеописание? Так как в житии написано: «тело есть вклад туда [в Хирсау]», место возникновения рукописи следует искать где-то в другом месте. Основание монастыря в Хирсау, видимо, еще не завершилось ко времени написания текста, иначе монастырь наверняка был бы упомянут в сообщении о переносе.

Часть мощей Св. Аурелиуса – его голова, хранящаяся в посвященном ему алтаре в соборе Св. Девы Марии в Цвифальтене. Фото Roland Sch ferУже ясно, что район Боденского озера, в особенности монастыри Райхенау и Санкт-Галлен, играют решающую роль в данном вопросе. К Райхенау ведет целый ряд отсылок. Даже в райхенауских мартирологах этого раннего периода подтверждается праздник Св. Аурелиуса. Для Штутгартской рукописи в качестве места создания определяется Райхенау. Сюда же относятся записи родственников семьи основателя Хирсау в памятной книге, которая была заведена в 830 году, указано имя Ноттинга. Ноттинг, сын кальвского Эрлафрида, видел местом своей церковной деятельности Верхнюю Италию, что не было необычным в рамках тогдашних интенсивных отношений с Италией, прежде всего со стороны франкской и алеманской аристократий. В 830-х годах он был епископом в Верчелли, затем в Вероне и Брешии.

Разнообразные отношения Райхенау с Италией известны не в последнюю очередь благодаря переносу реликвий из этого места – в первой половине IX века мощи святых Генезия, Валенса, Сенезия и Теопонтуса были перенесены к Боденскому озеру. И если указанный в «Хронике Галлуса Охайма» Ноттинг, который передал Райхенау часть владения в Хирсау, и есть наш Ноттинг, то имеется еще одно косвенное доказательство связи между Хирсау и Райхенау. Сюда же относятся параллели художественного плана во внутреннем убранстве церквей в Райхенау и Хирсау, а также языковое родство между текстами возникшей в островном монастыре истории Генезия и жития Аурелиуса.

В общем и целом, кажется, что особые контакты между Райхенау и Хирсау существовали в IX веке. Так, предположение о том, что житие Cв. Аурелиуса было написано в скриптории Райхенау, становится все более правдоподобным. В то время там возник целый ряд агиографических работ; об этом свидетельствуют имена Ветти, Валафрида или автора истории Генезия. Возможно, путь до Штутгартской рукописи можно описать так: один экземпляр жития отправился в Хирсау, один остался в островном монастыре. Праздник Аурелиуса был внесен в мартирологи вместе с праздником Воздвижения Креста – оба отмечались в тот же день. Житие могло быть внесено в мартиролог под датой 14 сентября, оно могло уже вскоре послужить в качестве образца Малого мартиролога соседнего санкт-галленского монастыря, из которого затем Ноткер почерпнул знания об Аурелиусе. Штутгартская рукопись представляет собой следующую копию райхенауского мартиролога, которая, возможно, была предназначена для другого монастыря.

Подлинник статуи Св. Аурелиуса с западного фасада собора Св. Девы Марии в Цвифальтене созданной Йозефом Кристианом из Ридлингена в 1753 году. хранится в собореАурелиус попадает в забвение

Как бы ни складывалась судьба монастыря Св. Аурелиуса в Хирсау в течение первых столетий, все началось с почитания святого, с его гробницы в церкви, с жития и распространения праздничной даты в литургических текстах других монастырей (пусть даже ограниченном узкими рамками).

Очевидно, однако, что не произошло распространения престольного праздника – Аурелиус остался чужим святым. Последовали темные времена – вплоть до середины XI века мы почти ничего не узнаем об Аурелиусе и его монастыре. Он упоминается в некоторых рукописях X века. Во время освящения монастырской церкви Всех Святых в Шаффхаузене в 1064 году сообщается о реликвиях Святого Аурелиуса в главном алтаре. Аурелиус расположен после Святого Сильвестра в начале группы защитников веры: Сильвестр, Аврелий, Бенедикт, Мартин, Галлус и Ульрих.

Не каждое упоминание его имени должно, тем не менее, указывать на фактическое почитание. Передача местных праздников была для взаимосвязанных между собой монастырских общин само собой разумеющейся. Она могла легко оставаться формальной, прежде всего в тех случаях, когда не передавалось жизнеописание и святой оставался неизвестным. Также не стоит переоценивать и наличие реликвий или литургическое упоминание. Все же можно предположить наличие интереса к этому святому и обращение к нему в собственном монастыре.

Аурелиус или Петр? Второе основание монастыря

Фрагмент подлинника статуи Св. АурелиусаЛишь в контексте нового основания/заселения монастыря Св. Аурелиуса с середины XI века вновь оживает почитание святого. После того как настоятель Вильгельм сделал Хирсау известным в качестве центра реформ, возрождение монастыря стало заметным и было письменно зафиксировано. После первого сообщения о его основании в Codex Hirsaugiensis старая монастырская церковь пришла в упадок, монахи ушли, имущество было потеряно. В XI веке еще знали, что мощи святого покоятся в Хирсау, их наверняка искали, когда Папа Лев IX из Эгисхайма, дядя кальвского графа Адальберта II, спросил о могиле Аурелиуса по случаю визита в Кальв в 1049 году. Как известно, только лишь специально привлеченному специалисту из Венето удалось разыскать могилу... Лев IX сразу же отдал Адальберту распоряжение позаботиться о восстановлении монастыря. Тот обещал это сделать, но лишь спустя 10 лет выполнил свое обещание, и в 1065 году 12 монахов из Айнзидельна под предводительством аббата Фридриха смогли заселить монастырь. По всей видимости, в то время еще существовала смутная память об Аурелиусе и его монастыре. Наверняка этот поступок Льва IX следует оценивать в рамках его монастырской политики. Очевидно, что именно от него исходила инициатива, которая привела к новому основанию монастыря и к тому, что Св. Аурелиус снова вернулся в сознание людей в качестве покровителя.

В 1059 году началось строительство церкви Св. Аурелиуса, и оно еще не завершилось, когда аббат Вильгельм в 1069 году перенял руководство монастырем; при нем сооружение было достроено в 1071 году. Не подлежит сомнению, что Вильгельм также способствовал развитию культа покровителя монастыря, в конце концов именно он поручил написать работу, посвященную истории святого. Он попросил настоятеля Виллириама Эберсбергского (1048-1085) о новой редакции жития Св. Аурелиуса.

В прологе, в посвящении Вильгельму Виллириам пишет о своем произведении как о сжатом сообщении («vitarn... parvissimo eloquio comprehensam»), которое ему надлежит расширить до небольшой книги. При всем рвении сделать это из братской любви он тем не менее намекает на трудность этого предприятия: это так же тяжело, как из крохотного количества золота сделать длинные полоски; он признается, что не может увеличить ничего существенного, а только лишь развить. Многое говорит в пользу того, что этот образец и был первым известным нам жизнеописанием, но из этого не вышло даже небольшой книги, текст Виллириама имеет такой же объем, что и сам образец. Текст наверняка был написан вскоре после 1069 года, в первые годы пребывания Вильгельма в Хирсау, до того как новые покровители пришли на смену Св. Аурелиусу.

Планом Вильгельма, его программой реформирования была libertas monastica – программа свободы монахов в отношении любого вмешательства с мирской стороны в дела монастыря. Это связывало его с Клюни и папой Григорием VII, который некоторое время сам провел в Клюни в качестве монаха Хильдебранда – libertas monastica стала таким образом и libertas Romana.

Копия статуи Св. Аурелиуса на западном фасаде собора. Идет реставрация фасадаКогда Вильгельм по причине большого наплыва людей приступил к новому сооружению своего монастыря на левом берегу Нагольда, эта реформа проявилась не в последнюю очередь в смене престола. Аурелиус больше не был главным покровителем монастыря, в новые патроны были возведены великие римские святые Петр и Павел – наглядное проявление новой программы. Поэтому кажется правдоподобной привязка редакции жития к первым годам пребывания Вильгельма в Хирсау.

Интерес Вильгельма к жизнеописанию становится понятным в контексте его разногласий с Адальбертом: для него много значило подчеркивание обстоятельств основания церкви. «Владельцем» монастыря был святой, а не светская власть. Спор по поводу libertas в итоге привел к примирению и скрепленной печатью свободе монастыря в грамоте Генриха IV от 9 октября 1075 года. Здесь новое основание монастыря описывалось как восстановление ранней бенедиктинской жизни.

Монастырь, который во времена Людвига Благочестивого «был благочестивым образом основан и посвящен Господу в честь Святого Петра и Святого епископа Аурелиуса неким Эрлафридом, благородным и благочестивым мужем, и его сыном Ноттингом, почтенным епископом Верчеллийским, и другими родственниками Адальберта, графами крепости Кальв, был однако впоследствии разрушен их потомками». Связь между переносом реликвий и основанием монастыря проявляется здесь впервые. Эрлафрид назван отцом Ноттинга, наряду с этим указывается, что в основании принимали участие как церковные, так и светские лица. В то время в Хирсау должны были быть живы традиции, которые сделали возможным такое изложение истории. Бесспорной осталась, однако, передача мощей Св. Аурелиуса как первого святого заступника Хирсау; показательно, что дарение произошло как раз в день Св. Аурелиуса, 14 сентября. Хирсау все еще монастырь Св. Аурелиуса, тем не менее его уже затмевает могущественный монастырь Св. Петра.

Что же произошло с реликвиями святого? С въездом в новый монастырь в 1092 году старый монастырь стал приоратом, занятым двенадцатью монахами; останки Аурелиуса остались там. Хотя главный алтарь церкви Св. Петра и хранил частицы мощей Св. Аурелиуса, тем не менее собственного алтаря святой не получил.

Переезд Аурелиуса. Дочерние монастыри Хирсау

Влияние реформаторского движения Хирсау, заметное по целому ряду монастырей, которые были основаны из Хирсау или переняли реформаторскую программу, распространяло также и память о святом. Она оберегалась вне Хирсау самыми разнообразными способами. Так, имя святого и впредь используется для монастыря: «Передано святому Аурелиусу Хирсаускому...» – записано о произошедшем до мая 1082 года дарении в райхенбахской дарственной книге. В связи с освящением церкви в Зиндельфингене 4 июля 1083 года упоминаются реликвии Аурелиуса в главном алтаре.

Аббат Вильгельм, возродивший монастырь Св. Аурелиуса в XI векеГлавный алтарь монастырской церкви в Цвифальтене (освящен в 1109 г.) также получил частицу мощей Св. Аурелиуса, как и алтарь, посвященный святым заступникам, а также главный алтарь цвифальтенской больничной капеллы. Дальнейшие упоминания мощей Св. Аурелиуса известны из Вайнгартена (1124 г.) и Салема (1179 г.). К XII и XIII векам относятся первые свидетельства распространения его жития. В собрании так называемого «Большого австрийского сборника легенд» содержится первое жизнеописание в рукописях из Хайлигенкройца и Лилиенфельда, следующая копия происходит из Рейнау. Жизнеописание Виллириама обнаруживается в оксенхаузенском и трирском преданиях. Пожалуй, самым значительным свидетельством почитания Аврелия в XII веке мы находим в «Штутгартском мартирологе», попавшем через Цвифальтен в Штутгарт. Третий том содержит текст составленного Виллириамом жития. До начала текста (Fol. 36r) вставлена иллюстрация, показывающая Аурелиуса аббатом, в одеянии священника и с жезлом аббата он благословляет трех монахов в церкви. Fol. 36v украшает инициал I (gitur), заполняющий всю длину левого края – отличительный знак святого. Начало Жития Св. Аурелиуса в штутгартском мартирологе (Вюртембергская земельная библ. в Штутгарте, Cod. bibl.fol. 58, лист 36 v.)

Невозможно ответить на вопрос о месте происхождения текста – Хирсау или Цвифальтен, где находился труд с XII века. Несомненно, что в качестве места назначения следует рассматривать монастырь, в котором почитание этого святого занимало особое место. Помимо Хирсау в этом качестве можно рассматривать также Цвифальтен.

Если смотреть сверху вниз, то в переплетении вьющихся растений проявляются всадник верхом на змеевидном животном, летящая вверх птица и мужчина в короне. Если учесть основную идею текста – святой укротил земное, стремился к вечным благам, поднялся на небеса и был коронован Христом, – то в последовательности изображений можно обнаружить сражающегося со злом человека, чья душа – в символе птицы – поднимается на небеса, где он в награду за свою успешную борьбу получает венец вечной жизни.

Следующее раннее изображение святого также относится к XII веку: в хоровой книге из Цвифальтена его имя указано в мартирологе крупными прописными буквами, его образ находится на лицевой стороне среди святых, почитаемых в сентябре, не будучи особенно выделенным; на нем вместо епископской митры – тиара, которая наверняка предназначалась Корнелию на противоположной странице.

Второе рождение. Обращение к истокам

«Монахи-бенедиктинцы, писавшие в позднем Средневековье и в наступавшем Новом времени летописи и хроники своих монастырей, делали это не с намерением снабжать любознательных читателей занимательными историями. Монастырская историография имела целью утвердиться перед лицом угрозы утраты непрерывности. Прочтенная в рукописях история должна была дать ощущение того, что и в будущем можно полагаться на силу традиции, уходящей далеко в прошлое».

Изображение Св. Аурелиуса из рукописи 1347 года (Национальный архив, Штутгарт H52 U14)В контексте новых реформаторских устремлений и реформаторского движения, которые усилились после Констанцского собора, в монастырях вместе с обращением к собственной истории пробудился интерес к святому своего монастыря. Монахи Хирсау, примкнувшие к бурсфельдской реформе, нашли в Иоганне Тритемии (1462-1516) своего летописца, который сумел соответствовать требованиям реформы благодаря обращению к великим временам монашеской жизни в Хирсау, которые рассматривались как идеал, а следовательно, предполагали обязанность ему следовать. Была восстановлена память о значительных фигурах, оставивших след в истории Хирсау. Наряду с основателем Эрлафридом и вторым основателем Вильгельмом в их числе был и Аурелиус, первый святой-заступник монастыря.

Уже в середине XV века мы впервые снова слышим об Аурелиусе. Он становится одним из святых заступников нового алтаря, посвященного святым Петру, Николаю, Ульриху, Галлусу и Аурелиусу. Новый алтарь и целый ряд других церковных строительных мероприятий относится к сознательному оформлению «церковного ландшафта Хирсау», как с полным основанием назвал Зигфрид Гайнер религиозную программу аббата Вольфрама Майзера (1428-1460). Ансамбль святых, представленных всем верующим для почитания в Хирсау и вокруг него, объединил известных святых-чудотворцев и пап, святых дев, представителей монашества и королевской власти, «Святые небеса» для всех и каждого, кто молил о помощи и защите. Аурелиус относился к этому ансамблю в качестве «святого-заступника соборных отцов» и местного святого. Уже здесь намечалось то, что в последующие десятилетия должно было стать еще более четким: реформы должны начинаться изнутри, внимание обращается к собственным основаниям.

В 1488 году аббат Блазиус Шельтруп (1484-1503) распорядился поднять останки Св. Аурелиуса, которые вплоть до этого момента лежали в старой церкви Св. Аурелиуса, и велел перенести их в церковь Свв. Петра и Павла. Это было не только спасением от постоянных разливов реки Нагольд, но и одновременно жестом признания «заново открытого» святого. Тритемий пишет, что десять лет спустя могилу снова вскрыли, останки извлекли для почитания и затем погребли за главным алтарем вместе со списком имен всех участников собрания в качестве доказательства данного акта. Возможно, что каменная плита с изображением святого, выставленная сегодня в капелле Девы Марии, представляет собой плиту этой могилы. Изображение показывает святого епископа с опоясывающей надписью: «В блаженный год 830 почитаемое тело светлого предстоятеля Аурелиуса было перенесено из Италии в Хирсау и там же было принято и утвердилось».

Как долго это место оставалось пристанищем святого, нам неизвестно. Вполне допустимо, что в 1502 году вместе с освящением нового алтаря Св. Аурелиуса в церкви Свв. Петра и Павла туда же были перенесены и реликвии. Возрождение почитания заступника монастыря наблюдается в первую очередь в литургических текстах этого времени; devotio (благочестие) и литургическая служба относятся к основным задачам бурсфельдских реформаторских устремлений, которые стали ощутимы теперь и в Хирсау.


 
Общий вид монастыря Свв. Петра и Павла в Хирсау. Современное состояние
 

Сохранившаяся в Штутгарте рукопись Cod. bibl. fol. 34 времен аббата Блазиуса – это требник, который после основательного изучения, произведенного Вольфгангом Иртенкауфом, был определен как бурсфельдская «редакция», а точнее как стремление к унификации календаря праздников с исключением местных святых, при котором празднику Св. Аурелиуса отводилась высшая литургическая степень. Кроме главных празднеств, к этим праздникам (summum maius – первый класс с особым отличием) относятся также праздники Всех Святых, Вознесение Девы Марии, Свв. Петра и Павла, а также Св. Бенедикта. 14 сентября стало главным праздником, которому даже отдавалось предпочтение перед Воздвижением, празднуемым в тот же день. Ссылки на литургическое почитание содержат также общие собрания проповедей, например, в одной из рукописей второй половины XV века говорится: «De sanсto Aurelio vel alio confessore». В тех местах, в которых должно быть вставлено имя желаемого сторонника веры, написано «Aurel». Следующее собрание проповедей содержит цитату из шестой главы жития Аурелиуса, составленного Виллириамом: «Nota s. Aurelius contra Arrianos: Audistis, inquit, fraters karissimi...» («Св. Аурелиус против ариан: говорит, братья возлюбленные…»).

Начало Жития Св. Аурелиуса в штутгартском мартирологе (Вюртембергская земельная библ. в Штутгарте, Cod. bibl.fol. 58, лист 36 v.)Интерес к Аурелиусу выражался в дополнениях к календарю, в дополнительных вставках его имени в литаниях и в новых копиях жития. Немецкое жизнеописание XVI века по тексту Виллириама хранится сегодня в библиотеке Донауэшингена. «Здесь говорится о жизни святого епископа и духовника Святого Аурелиуса, который покоится в благородном и совершенном монастыре Хирсау в Шварцвальде». И добавлено: «но где он сейчас, мне неизвестно». Свидетельства из Блаубойрене документально подтверждают, что 4 сентября, в праздник освящения церкви Хирсау, была прочитана история о переносе реликвий Аурелиуса из Милана в Хирсау. В мартирологе «Passionale decimum» Бартоломея Краффта из Блаубойрена, написанном до 1496 года, тем не менее не упомянуто жизнеописание с последующим сообщением о переносе, а содержится второе сообщение об основании из Codex Hirsaugiensis под ссылкой: «Quo tempore corpus sancti aurelii de Ytalia sit translatum vel quando Hyrsaugia sit fundata» («В то время, когда тело святого Аурелия из Италии было перенесено или когда Хирсау был основан»).

В календаре Аурелиус появляется под датой 14 сентября после Воздвижения, Корнелия и Киприана. Известны также изображения святого того времени. На витражах освященной в 1487 году капеллы всех святых на северной стороне церкви Аурелиус присутствовал вместе со святыми-заступниками Петром и Павлом. На картине, выполненной по поручению настоятеля Блазиуса, с изображением передачи монастыря графом Адальбертом, Аурелиус в епископском облачении находится рядом с Бенедиктом, а лист гравюры на дереве изображает епископа, который касается крестом мужчины, стоящего перед ним на коленях, – знак того, что святому, по причине описанных в житии чудес, прежде всего доверяли болезни головы. Это становится явным из «Молитвы к Святейшему Аурелиусу, епископу и исповеднику». Без сомнения, она предназначалась для широкого распространения; подобный текст должен был попасть даже в самые отдаленные монастыри. Тем, для кого оставалось неясным географическое положение исходного монастыря, помогало данное вначале описание. На молитвенной записке к пасхальному причастию 1956 года содержатся обращение святого и молитва на немецком языке с указанием «по старой хирсауской традиции». Речь идет о переводе текста молитвы «Славный Святой Аурелиус»: «Проповедник Господа нашего! О блаженный высокий священник! Твои мощи покоятся в Хирсау! На небесах Ты участвуешь в царствовании Иисуса Христа! Просим Тебя: помоги нам в этих реках слез в болезнях нашего тела и в каждой беде, от которой мы страдаем! Благородный христианский пример, Святой Аурелиус, молись за нас Господу нашему, чтобы мы смогли, освободившись от телесных и душевных мук, достойно восхвалять в Тебе Христа! Всемогущий Вечный Бог, встречающий нас чудесным образом в Твоих Святых, мы просим и взываем смиренно к Твоей силе и Твоему величию, пусть мы, обращающиеся к имени святого епископа и заступника Аурелиуса, освободимся от болезней тела и пусть будет нам даровано здоровье, чтобы мы отблагодарили Тебя достойно в Твоей церкви и после благопристойной жизни попали в вечную радость через того, кто придет судить живых и мертвых и мир как огнем. Аминь».

Конфессиональные изменения последующего времени завершают этот период почитания Аурелиуса. Хоть старая церковь Св. Аурелиуса и стояла до 1584 года, но из визитационного отчета 1578 года мы узнаем, что она уже более 50 лет не используется для богослужения и больше ни для чего не годится, кроме как «для сбора тех, кто жаждет предаваться там идолопоклонству». Очевидно, что еще происходили секретные визиты почитателей старого места погребения, даже если останки уже давно находились в другом месте и в здании находился лишь памятный обелиск. Если в отчете о передаче реликвий графом Вильгельмом Вернером фон Циммерном речь шла об амбаре, из которого вынесли гроб («arcam... e vilo horreo... transportavit»), то, скорее всего, ссылались на позднее состояние церкви. В визитационном отчете 1584 года было воспроизведено решение о том, чтобы не пускать никого, прежде всего чужаков, в бывший дом Господень. Под чужаками понимаются посетители купален из Вильдбадена и Либенцелля, которые хотели увидеть церковь: «как сообщается, временами на могиле Св. Аурелиуса находили принесенные фрукты, т.е. неизвестные люди тайно приходили сюда и оставляли фрукты в качестве пожертвования».
Предлагается «перенести могильную плиту Аурелиуса (только по причине ее старения) внутрь монастырской церкви». Затем церковь была разрушена, чтобы на еще хорошем фундаменте построить амбар. О том, что память об Аурелиусе не исчезла, свидетельствует Мартин Крузий. В церкви Св. Петра он еще видел во время визита в 1593 году могильную плиту Аурелиуса, выставленную на клиросе на четырех каменных ножках. К тому же кажется, что кладбищенская часовня переняла престол церкви Св. Аурелиуса. В книге складского учета Хирсау 1699 года указана граница «с церковью Св. Аурелиуса» – когда произошла эта смена престола, неизвестно.


Каменная крышка саркофага с изображением Св. Аурелиуса в капелле Св. Девы Марии монастыря Свв. Петра и Павла в ХирсауIII Откуда родом Аурелиус? История и легенда

Предание в Штутгартской рукописи имеет классическую структуру: пролог, житие, отчет о переносе. Пролог и сообщение о переносе мощей являются полностью трудом нашего автора; что касается переноса, то он мог опираться на устные сообщения. Какие же источники использовались для составления жития? Сам автор говорит о старом, искаженном источнике, который он хотел переработать. Если это было не простым – подтверждаемым различными примерами из литературной истории – литературным оборотом, чтобы придать произведению больше авторитета, то следовало бы думать о типичной каролингской «моде» переработки жизнеописаний, по которой тексты перерабатывались согласно вкусу времени. Тогда, правда, нужно предположить наличие образца жития и поставить вопрос о месте его происхождения. Во внимание принимается только Милан как первое место погребения Аурелиуса. В таком случае вместе с реликвиями через Альпы проследовало и житие святого. Тем не менее, скорее всего, в Милане отсутствовало раннее всеобщее почитание святого в таких масштабах, чтобы можно было предполагать наличие его жития. Хотя его имя и встречается в месяцесловах, достоверные данные о его почитании зафиксированы лишь в XI веке, и только лишь во время Карла Борромея († 1584) был закреплен церковный обряд. В то время в IX веке Cв. Аурелиус и в Милане кажется относительно неизвестным святым – тем более вероятным представляется его перенос. Записка в Codex Hirsaugiensis о том, что передача происходила «при закрытых дверях», вероятно, отражает отношение к святому в Милане XI века, когда, несмотря на перенос в Шварцвальд, можно было констатировать возрастающее почитание Св. Аурелиуса.

В копиях XV-XVI веков сохранился, однако, текст утраченной к настоящему времени эпитафии из Милана, о которой нужно рассказать. Для раннего миланского жития, очевидно, отсутствует какая-либо отправная точка.

Так, становится возможным третий вариант: в распоряжении автора были во-первых, общедоступные источники – он сам ссылается на X книгу церковной истории Руфина († 410), во-вторых, он основывался на региональной миланской традиции. Сутью этой традиции могла быть упомянутая надгробная надпись:

DEPOSVIT CORPVS TVMVLO SED LAVDE PERENNIS
AVRELIVS PENETRANS REGNA BEATA POLI
QVI MORTEM VICIT MERITIS MVNDVMQVE RELINQVENS
IMMENSVM CHRISTI POSSIDET IMPERIVM
CVIVS VT AGNOSCAS SANCTAE PRAECONIA VITAE
CONSORTIS LECTOR RESPICE FATA VlRl
AMBO PARI LVCIS CLAVSERVNT TEMPORE METAM
MEMBRAQVE DIONYSIO IVNXIT AMICA PAPAE
PROMPTA SACERDOTIS LACRYMAS MENS IVVIT ORANTIS
HANC IDEO TABVLAM OBTVLIT EVSEBIA
AVRELIVS CIVITATIS RIDITIONIS EPISCOPVS
HAC DIE POSITVS QVO ETIAM PONTIFEX SANCTUS
CONFESSORQVE DIONYSIUS POST CONSOL(ATVM)
DOMNI N(OSTRI) DIVl LEONIS IVNIORIS

Каменная крышка саркофага с изображением Св. Аурелиуса в капелле Св. Девы Марии монастыря Свв. Петра и Павла в Хирсау«Свое тело он отдал могиле, но вечна слава его. Аурелиус, он достиг блаженных полей небесного града, он победил смерть своими заслугами и покинул мир, он обладает неизмеримой властью Христовой. И чтобы узнать о славе его святой жизни, взгляни, дорогой читатель, на поступки его собрата по несчастью. Оба закончили в одно время свой жизненный путь, и он связал свои останки с останками епископа Дионисия. Отзывчивая воля священника освобождала просящих от слез (он слышал их молитвы), и поэтому Евсебий установил эту плиту. Аурелиус, епископ города Riditio, погребен в тот же день, что и святой епископ и заступник Дионисий; после правления нашего божественного господина Льва Младшего (475; император Лев II, правил 9 месяцев в 474 году в Константинополе)».

В Штутгартской рукописи говорится о житии: «ex authentico renovata»; что может быть аутентичнее подобного документа? Эта надгробная надпись – или уже распространенное ее толкование – могли вместе с текстом из «Церковной истории» Руфина, который автор местами изложил дословно, дать основу для жизнеописания. «Превосходство» жития над эпитафией очевидно: автор сообщает, что Reditio находится в Армении и указывает его в качестве места встречи обоих святых, говорится о том, что Аурелиус перевез тело Дионисия в Милан. Центральная мысль – договоренность о совместной могиле. Первоначальные источники этой информации нам неизвестны. Однако уже достаточно рано проявляется связь Дионисия с Арменией: мартиролог, чьи самые древние копии датируются VIII веком, содержит под датой 8 февраля: «In Arminia Natl. Dionisi. Miliani», («в Армении отмечается праздник Дионисия Миланского»), что могло указывать на эту взаимосвязь. Если Армения считается местом изгнания Дионисия и Аурелиус находится рядом с ним, то было естественным искать Reditio в Армении. Таким образом, появляется возможность ставить вопрос о том, что еще, кроме совместной договоренности между святыми, могло в итоге привести к возвращению останков Дионисия в Милан и затем к захоронению Аурелиуса в общей с ним могиле?

Капелла Св. Марии монастыря Свв. Петра и Павла в ХирсауЖитие IX века как бы заполняет пробел, оставленный эпитафией. Вопросы о том, откуда родом Аурелиус и как он попал в Милан, были таким образом сняты. Но на относительно твердой почве мы стоим только лишь до 475 года. Если же мы хотим проследить дальнейший путь, то сразу обращаемся к чистейшим предположениям. Если сведения надписи эпитафии достоверны, образуется промежуток времени продолжительностью больше двух поколений между датой надписи и временем Дионисия. Либо действительно указан год погребения Аурелиуса рядом с Дионисием, либо год относится к установке таблички. В первом случае рассматриваются два варианта: либо Аурелиус сперва был где-то захоронен, а в 475 году произошло погребение в могиле Дионисия, либо наш святой действительно умер лишь в этом году. Тогда Дионисия следует понимать не как его современника, но как святого такой же судьбы – consors (сотоварищ (лат.). – Прим. ред.). В случае если дата относится лишь к установлению таблички, наличие общей могилы следовало бы предполагать ранее. Но нам даже неизвестно, с какого времени могила Дионисия находилась в Милане. Мало информации сохранилось о его последних годах. Из одного письма Амвросия к верчеллийцам 396 года мы лишь узнаем, что он умер в изгнании. О возвращении его останков не говорится ничего, что было бы примечательным, если возвращение уже было совершено. Тем не менее не кажется невероятным то, что Амвросий, который уже был известен своей заботой о святых мощах, имел отношение к возвращению. Однако в источниках того времени мы не найдем подтверждений. Вероятнее всего, житие Дионисия появляется не ранее IX века, наверняка, лишь в XI веке, когда архиепископ Гериберт Миланский поручает воздвигнуть монастырь в честь Cвятого Дионисия. Из жития мы узнаем о кончине святого и пути в Милан только то, что уже известно из жития Св. Аурелиуса. В других традициях, кроме этого, известно о содействии Василия Великого († 379) в деле возвращения Дионисия, но и эти источники относятся к более позднему периоду. При установлении фактов следует придерживаться следующего: время от изгнания Дионисия до совместного захоронения обоих святых остается непроясненным.

Но давайте вернемся к исходному моменту, житию IX века. Относительно начала почитания Аурелиуса севернее Альп в качестве опоры могут служить его бренные останки, перевезенные из Милана, и его имя в связке с судьбой Дионисия, как это указано в эпитафии. Эта взаимосвязь вела в эпоху религиозных войн, из которой можно получить достаточно деталей для восстановления контекста жизни святого. Благодаря этому мы имеем в своем распоряжении труд IX века, который черпал информацию в старых источниках и строился на их базе в попытке сделать святого известным и наглядно показать его в качестве примера великого религиозного времени. Автор создавал Житие, не искажая существенного в важных вопросах: ut nullo modo nodum mendositatis crimenque fallacie incurramus (см. Житие, гл. I).

Так появился образ, который оживлял дух той ушедшей эпохи, но был и свидетельством умонастроений времени жизни автора. Речь шла не о точном написании истории, но скорее о том, чтобы показать непрерывность духа раннего христианства вплоть до своего времени и тем самым дать новые импульсы своей эпохе веры. Даты в этом смысле не играли существенной роли. Даже самый правдивый рассказ при своей надежности в отношении дат не был бы в состоянии сделать то, что в первую очередь имело своей целью житие: предложить возможность участия, симпатию, «воздвигнуть» святого, как это подобало издревле. Праздничный день, который был отныне посвящен памяти об этом святом, определила дата погребения его останков в Хирсау: 14 сентября.


Перевод с немецкого Александра Каралевича
Средняя оценка:3/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>