вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Ущелье Нораванка" - Рубен АТОЯН, Смбат ДАВТЯН, Стефан АБРААМЯН

05.05.2012 Рубен Атоян, Смбат Давтян, Стефан Абраамян Статья опубликована в номере №2 (41).
Комментариев:0 Средняя оценка:4,5/5
Из цикла «Ущелья Армении»

 
Ущелье Нораванка. Фото Самвела Атояна
 

Это небольшое ущелье находится в области Вайк, на расстоянии примерно 120 км от Еревана. Неофициальное название ущелья – Нораванки-кирч – чаще употребляется, чем Гнишикадзор, которое фигурирует в основном в географической литературе («кирч» и «дзор» на армянском означают ущелье). Последним названием ущелье обязано небольшой речке Гнишик, притоку Арпа. Есть и третье, подзабытое, название – Упи-дзор. Топоним встречается в обиходе жителей селения Арени и на топографической карте масштаба 1:10000. Его использовали и Каджберуни в своих заметках, и историк Овсеп Егиазарян в книге о памятниках культуры этого района, изданной в 1955 году.

Ущелье простирается от села Гнишик до реки Арпа и составляет 12-13 км в длину, максимальная глубина доходит до 300 м. Об ущелье и Нораванкском монастыре – одной из жемчужин армянской средневековой архитектуры – писал в своей «Истории Сюника» автор конца XIII – начала XIV века Степанос Орбелян. По его словам, «все ущелье было украшено садами и густорастущими плодоносящими деревьями». Орбелян также упоминает о двух крепостях вблизи ущелья – hРашкаберд и Анапати-берд.


 
Ущелье Нораванка. Фото Карена Агекяна Автор карты-схемы Стефан Абраамян, 2012 г.
 

По пути в Ехегнадзор после селения Арени справа открывается красивый вид на высокие скалы. Дорога проложена близко к реке Арпа, но даже если внимательно всматриваться в противоположный берег, не сразу заметишь, что перпендикулярно берегу горы прорезает глубокая расселина. Только в 1983 году через ущелье проложили асфальтированную дорогу к монастырю, до этого здесь не было даже тропинки. В Нораванк можно было попасть по длинной объездной грунтовой дороге, через Арени и Амагу. Селение Амагу уже не существует, а памятник архитектуры все еще называется Амагуи Нораванк.

Ничто не нарушало картины девственной природы ущелья, когда мы впервые оказались здесь летом 1982 года. Мы надеялись сократить дорогу к монастырю, взяв курс напрямик, через ущелье. В самом начале пути пришлось поодиночке переправляться через бурную Арпа к месту впадения речки Гнишик в подвешенном к тросу «сиденье», которое надо было двигать вручную. Сейчас попасть с магистрали на другой берег можно по широкому мосту.


 
Фото Стефана Абраамяна

Фото Стефана Абраамяна
 

В начале ущелья – его самое узкое место, ширина здесь составляет не более 40 м. Мы продвигались вверх по течению речки, медленно пробираясь через густые заросли, часто перепрыгивая по камням от одного берега до другого. Стены каньона почти отвесные, местами даже с отрицательным уклоном, на небольшой высоте иногда встречаются гроты и пещеры. Есть реальная вероятность камнепадов. Примерно в трех километрах от входа в каньон огромный оторвавшийся монолит правильной кубической формы когда-то едва не запрудил речку, но вода пробила себе путь под ним.

Через несколько километров ущелье постепенно расширяется. Здесь до недавнего времени еще оставались полуразрушенные дома и заброшенные фруктовые сады. Тогда, 30 лет назад, мы собрали полный рюкзак айвы, попробовали полудикого винограда. Идти до монастыря по ущелью примерно 10 км – на подходе слева вверху видна группа зданий из светлого известняка, живописно выделяющаяся на фоне окружающих скал яркой красно-оранжевой и красно-коричневой окраски. Окруженный скалами с трех сторон Нораванк стоит на правой обрывистой террасе на высоте примерно 70-80 м от дна ущелья. О монастыре написано уже очень много, это отдельная большая тема за рамками нашего рассказа об ущелье.

Камень-монолит по дороге к Нораванку. Фото Стефана АбраамянаСейчас весь путь по ущелью проезжают за 15 мин на автомобиле, с чем связана всевозрастающая популярность Нораванка как среди туристов, так и среди самих жителей Армении. Тем не менее ущелье все еще представляет заповедник редких видов растений: здесь растут дикие виды гвоздик и роз, редкие колокольчики, много лекарственных растений. Встречаются дикие и одичавшие груши, сливы, черешни, лозы винограда. В карстовых пещерах и гротах обитают более 10 видов летучих мышей. Богат мир пернатых, в скалах гнездятся почти все виды хищных птиц, встречающиеся в Армении.

Живописные скальные образования на противоположной от Нораванка стороне под названием Харп или Тхарб упоминаются у Орбеляна в связи с одним из преданий о чудесах, которые творил местный епископ и целитель Ованнес: «Однажды женщина из деревни Тхарб с грудным ребенком упала со скалы напротив монастыря. Святой, заметив это, сотворил крестное знамение, и они остались невредимыми, смогли вернуться домой живыми и здоровыми. «Тер-Ованнес стоял под скалой, обеими руками поймал нас и спас», – рассказывала женщина».

О посещении ущелья в 1870-е годы, когда армянское население уже было вытеснено из Амагу кавказскими тюрками, вспоминает в своих «Путевых заметках» врач по профессии, а также писатель и этнограф Каджберуни (Габриель Тер-Ованнисян, 1837-1920).

«В глубине его есть многочисленные пещеры, пастбища и источники. Иногда армянский народ использовал все это, находя в ущелье убежище во время турецких набегов. (…)

Деревня Амагу находится на плоскогорье на левом берегу маленькой речки. (…) Нет сомнения: когда здесь обитали армяне, ущелье и поле занимали сады, на месте которых сейчас видны абрикосовые деревья. В двух-трех верстах от села в глубоком ущелье стоят развалины некогда знаменитого монастыря Нораванк, который сейчас называется Амагу-ванк. Дорога к нему спускается из села в ущелье, идет подъемами и спадами – продвигаться вперед по камням надо постепенно и с большой осторожностью, иначе можно упасть вниз. (…)

Хотя церкви находятся в ущелье, под высокой голой скалой, они расположены на плоском участке земли, высоко над рекой и окружены природными укреплениями. В давние времена это было важно, чтобы найти здесь убежище от мирских волнений. И само ущелье сейчас радует взор, когда он отрывается от голых скал и спускается к живописным деревьям и цветам, рассыпанным по берегам змеящейся внизу реки. По круговой узкой дороге, то спускающейся к реке, то поднимающейся вверх по склону, я шаг за шагом приближаюсь к подножию монастыря. На возвышенности, где он стоит, растут деревья, здесь же несколько садов жителей Амагу. Сколько раз я видел и исследовал окрестности, сколько раз посещал это святое место, столько мучился, очищая от обломков камни с надписями и хачкары. (…)

Через заросли травы и деревьев, перейдя речку вброд, я поднимаюсь по очень крутому склону. Еще не дойдя до монастыря, немного отклоняюсь направо, на восток, где стоит среди деревьев сводчатая часовня, сложенная из простых камней, скрепленных известковым раствором без всякой памятной записи. Неизвестны ни возраст ее, ни имя строителя. Но по виду стен, по деревянному порогу видно, что строение не слишком старое. Через низкий проем с западной стороны вхожу внутрь, где на полу устроен бассейн. Внутри темно, и слышно журчание источника. Опуская руку, чувствуешь течение тонкой струи. Это освященная вода, ныне благочестивые верующие исцеляются от самых разных болезней, выпив из источника или обтеревшись его водой».

 
Вход в пещеру Магела. Фото Стефана Абраамяна Фото Стефана Абраамяна
 
Нораванк. Фото Рубена Атояна Нораванк. Фото Давида Погосяна



Именно об этом источнике писал в средневековье Степанос Орбелян: «В том же ущелье среди груд камней была и другая церковь Святого праотца Покаса (Фоки). В церкви из-под алтаря сочилась вода и вместе с ней целебное масло, о котором мы узнали очень старое предание, что оно исходит от захороненных здесь останков Св. Покаса. Оно творило чудеса, и сюда в надежде на излечение собирались те, кто болел неизлечимыми болезнями, как проказа или парша, кто страдал от гниющих и тлетворных ран. Омываясь водой и помазываясь маслом, они излечивались, а те, чья болезнь была смертельной, сразу же умирали. Поэтому слава об этом месте распространилась по всему свету».

Этот целебный источник был не единственным в окрестности. Тот же Орбелян говорит о строительстве монастырской церкви Сурб Карапет возле другого, «сладостного на вкус», родника.


 
Монастырь Нораванк в 1984 году. Фото Рубена Атояна
 
Фото Карена Агекяна
 
Часовня Св. Покаса. Фото Смбата Давтяна

Марз Вайоцдзор известен многочисленными историческими землетрясениями, последний сильный катаклизм имел место в 1840 году, именно тогда был значительно разрушен монастырь Нораванк. Тридцать лет назад мы увидели полуразрушенные строения, которые все же поразили нас богатством орнаментов и барельефов. После строительства дороги с 1984 года началась полномасштабная реставрация Нораванка, завершенная в 1998 году. В ходе реставрации помимо прочего был восстановлен купол-ротонда над церковью Богородицы.

Не так давно в отдельном здании поблизости открыт музей создателя Нораванка Момика – средневекового миниатюриста, придворного зодчего и художника князей Орбелянов. В Нораванке можно увидеть хачкары великого мастера, сам он тоже обрел вечный покой у стен величественного храма. Территория монастыря благоустроена, на подъезде и на самой огороженной территории открыты кафе. У входа в расчете на заработок дежурят музыканты, продавцы сувениров и сладостей. Конечно, в конце трудного и долгого пути пустынный Нораванк в окружении первозданной, девственной природы производил особое впечатление. Но такова судьба всех выдающихся памятников архитектуры, которые неизбежно становятся широко известными достопримечательностями со всеми сопутствующими плюсами и минусами.


 
Фото Рубена Атояна
Средняя оценка:4,5/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>