вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Берлинские зарисовки с Артуром Абрахамом" - Армен ХЕЧОЯН

29.05.2008 Армен Хечоян Статья опубликована в номере №3 (12).
Комментариев:0 Средняя оценка:5/5

Артур Абрахам

Много ли есть на свете столиц, которые успокаивают тебя, переключают на более спокойный ритм, на созерцательный лад? Берлин именно таков: большой, но очень чистый, аккуратный, удивительно спокойный город. Столичной суеты не чувствуется, народу в магазинах мало, хотя считается, что в Берлине лучший шоппинг в Европе. Нет сплошного потока машин на улицах. Особенно приятно себя чувствуешь в Западном Берлине, в той его части, которая раньше составляла американскую оккупационную зону. Иногда кажется, что ты в тихом провинциальном городке – много частных домов, участков леса, озер. В восточной зоне заканчивается снос наиболее уродливых построек социализма.


В свое время в связи с активным строительством после объединения Германии в Берлин хлынула очередная волна гастарбайтеров. Теперь рабочие места в строительстве год за годом сокращаются. Но город уже давно стал самым многоэтничным, мультикультурным в стране – здесь очень много турок, курдов, иранцев. Мы уже отмечали в прошлом номере журнала, что это четвертый город в мире по количеству турецкого населения. В турецких районах люди живут своей жизнью. Иногда рождаются и умирают в Берлине, так и не зная немецкого языка.

Сегодня немцев беспокоит слабая интеграция в общество иммигрантов, особенно женщин. Ужесточены правила получения гражданства, введен экзамен по языку. Необходимо пройти «курсы интеграции», куда входят обучение немецкому, рассказы об истории и культуре Германии и даже поездки по стране. При получении гражданства ты должен подтвердить, что принимаешь немецкую культуру.

 

Чемпионский пояс IBF в среднем весе (middleweight)Очень часто на улицах слышна русская речь. Не могу назвать точную цифру, но слышал от местных жителей, что здесь больше 200 тысяч русскоязычных. Есть радиостанция «Русский Берлин», несколько газет на русском языке. Украинцы – относительно новая берлинская община, но уже достаточно сильная. Очень сильна еврейская община, объединяющая большинство евреев. Каждый в обязательном порядке отчисляет на ее нужды определенный процент своих доходов. По законодательству Евросоюза такие взносы вычитаются из налогооблагаемого дохода частного лица.

Берлин – город достаточно свободных нравов, здесь много секс-шопов,
в школах хватает наркоманов. До воссоединения Германии жителей Западного Берлина не призывали в армию, сюда переселилось много людей нетрадиционной ориентации и убеждений. Опять-таки к чести еврейской общины нужно сказать, что в ее школах все ученики под строгим присмотром, поэтому сюда отдают детей даже многие неевреи, озабоченные воспитанием своих чад.


Чемпионский пояс IBF в среднем весе (middleweight)В мои планы входила встреча с нашим знаменитым боксером Артуром Абрахамом (Аветиком Абрахамяном). Зная его звездный статус в Германии, я предполагал, что организовать интервью будет непросто. Но все удалось неожиданно легко.

Мобильный телефон Артура Абрахама я без труда узнал у молодого армянина, который занимается в Берлине продажей автомобилей. Это уже говорит о многом. Обычно звезды такого масштаба держат свои телефонные номера в секрете, но вскоре я убедился, что «Король Артур» чужд звездной болезни и считает себя нормальным ереванским парнем.

Созвонились, договорились о встрече. Он подъехал в гостиницу вместе с отцом, извинился за опоздание. Вначале разговор проходил несколько скованно. Артур не тот человек, который бойко, по заранее заготовленному шаблону, отвечает на привычные вопросы журналистов. Да и меня нельзя назвать профессиональным интервьюером. Постепенно общение наладилось, и сразу ощутимо почувствовалось обаяние этого сильного и мужественного человека. Мужества ему в самом деле не занимать – после драматичного титульного боя с Мирандой, доведенного до победы со сломанной челюстью, в прессе появились заголовки «Армянский Рокки».

С отцом«Серьезно заниматься боксом я начал в 1995-м году, в Германии, – ответил Артур на достаточно очевидный первый вопрос. – Тогда я жил здесь вместе с родителями.

Через два года стал чемпионом Германии, участвовал во многих соревнованиях. Потом вернулся в Армению, отслужил в армии. Учился в институте в Ереване, был многократным чемпионом Армении. Затем снова поехал в Германию и с 2003 года перешел в профессиональный бокс.

– Какие впечатления можно пока считать самыми яркими?

– 20 декабря 2005 года, когда я стал чемпионом мира.

– В Германии с Вами работают крупнейший промоутер Вилфред Зауэрланд и ведущий тренер Улли Вегнер. Что значит тренер для боксера?

– Это самый важный для боксера человек. Он показывает направление.

Памятник Человек-молекула на Шпрее
– Насколько мы знаем, Вы дружите с Виком Дарчиняном, с Валуевым.

– Наша дружба с Виком началась со сборной Армении. На сборах мы вместе занимались, спали и ели рядом. В это же время тренер Манвел Габриэлян занимался там с Николаем Валуевым. До сих пор мы с Вахтангом (Виком) очень близки. Часто перезваниваемся. Мы – два чемпиона мира из Армении, мы представляем свою родину и должны всегда высоко держать ее честь. (Разговор происходил незадолго до поражения Вика Дарчиняна и утраты им чемпионского титула – надеемся, временной.) С Валуевым мы тоже в близких товарищеских отношениях. Он очень добрый, умный парень.

– Есть ли у армянских боксеров перспективы на мировом профессиональном ринге?

– В Армении очень много перспективных ребят. Просто нужно время для того, чтобы подготовить из них боксеров мирового уровня. У нас, в Армении, пока скромные условия для тренировок.

– Казалось бы, для бокса не нужны стадионы, как для футбола.

– Для занятий боксом необходимы и футбол, и штанга, и плавание. Необходимы самые разнообразные возможности для тренировок. В Армении они есть, но их ничтожно мало. Я сам занимался с детьми и знаю, сколько в Армении талантливых ребят – у нас бокс всегда был развит. К большому сожалению, многие таланты демонстрируют свои возможности, а потом пропадают. Нужно проявлять еще больше внимания к спорту, использовать международный опыт. Пока еще одаренным спортсменам часто приходится уезжать ради заработка, чтобы иметь будущее, не думать после завершения карьеры о том, как содержать семью.

– А тренеры остались в Армении?

– Очень толковые и талантливые.

Музей Боде и телебашня

Наш разговор в гостиничном номере продолжался недолго. Артур позвонил по телефону своим армянским друзьям, и мы отправились на выставку. В Берлине тогда проходила ежегодная масштабная международная выставка «Зеленая неделя». Пока мы ходили от одного стенда к другому, все вокруг узнавали чемпиона, просили автограф, хотели сфотографироваться рядом.

Я знал, что немцы очень любят спорт, любят чемпионов, но, признаться, не ожидал увидеть такой уровень популярности. Неудивительно, что Артур отказывается от выгодных предложений американских промоутеров и предпочитает оставаться в Германии. Здесь его называют Кёниг Артур – Король Артур. Обычно устрашающие боксерские прозвища рассматриваются как дань традициям этого вида спорта. Но наш Аветик в самом деле очень соответствует образу доброго благородного короля-рыцаря.

Популярность Артура чувствуется и тогда, когда он сидит за рулем. Откровенно говоря, он не всегда с немецкой пунктуальностью соблюдает правила. Но как только дело доходит до личных контактов с блюстителями порядка, ситуация разрешается без проблем.

Несколько слов о том, как вообще поставлено это дело в Германии. Случаи нарушения правил дорожного движения здесь крайне редки. Полицейских встретишь нечасто, все фиксируется видеокамерами. Нарушители набирают штрафные баллы. Если набрал 16 баллов, ты лишаешься права на вождение автомобиля до сдачи так называемого «идиотен-теста». С первого раза никому не удается это сделать. История может длиться до полугода или даже года, за это время приходится совершить 5-6 попыток, за каждую из которых нужно заплатить несколько сот евро. Знания правил наизусть недостаточно. Собирается группа психологов, которым ты должен объяснить, почему нарушал правила, доказать, что с психикой у тебя все в порядке и человек ты уравновешенный. Пока не сдашь тест, не имеешь права садиться за руль. Правда, выходцы из бывшего СССР в случае малейшей нечеткости изображения с видеокамеры нанимают адвоката и доказывают, что не они в тот момент были за рулем.

 

С братом Мост на реке Шпрее

С отцом и братом
 

Медведь-древний символ Берлина

На выставке мы отвлеклись от своих временных ролей – человека, который дает интервью, и человека, который его берет. Общались просто как армяне, как земляки, встретившиеся далеко от Родины. Общались не тет-а-тет, а в хорошей компании – с отцом чемпиона Грикором и его закадычным другом Майком (самые близкие друзья Артура в Германии – Майк Гулякубян и Жирайр Граф).

В Берлине Артур общается, в основном, с соотечественниками, живет совсем не звездной жизнью. Единственная примета такого образа жизни – участие в многочисленных благотворительных акциях. Здесь одними финансовыми взносами не обойтись, важно личное присутствие.

По ходу дела я узнал, что Артур тренируется на главном городском стадионе, возведенном к Олимпиаде 1936 года и недавно реконструированном. Была дискуссия – сносить или нет стадион, построенный еще при Гитлере. Сносить все же не стали – здесь проводился финал последнего чемпионата мира по футболу.

Обычная сцена - чемпион дает автограф

Я вернулся к прерванной теме.

– Какой совет Вы могли бы дать молодым спортсменам из Армении, мечтающим достичь такого же успеха? Как чемпион мира среди профессионалов Вы имеете право давать советы.

– Я бы посоветовал им всегда иметь цель перед глазами. Цели нельзя добиться за один день. Например, я шел к своей цели десять лет. Каждый не сможет ее достичь, но выкладываться нужно полностью. Советую в два раза больше тренироваться. Но с умом, правильно. Просто заниматься – это мало, это многие делают. Важны правильные тренировки.

– Что для этого нужно?

– Самому быть правильным. Иметь правильную программу, хорошего наставника.

– Важна, наверное, и дисциплина...

– Конечно, важна. Но нет на свете человека, который никогда бы не нарушал режим. Другое дело, когда на тренировках тренер дает задание, нужно стараться выжать из себя все, а не просто механически выполнять.

Барельеф на здании городской мэрии

После выставки общение продолжилось в достаточно скромной квартире чемпиона. У входа в подъезд часто собираются его поклонники, фанаты бокса. В квартире много еды и напитков из Армении – коньяк, сыр, бастурма, лаваш. Здесь особенно заметно, с каким сыновним уважением чемпион относится к отцу – молодо выглядящему, подтянутому, интеллигентному человеку.

– Мы назвали старшего сына Аветиком в честь деда Авета, – рассказал Грикор. – Первого же внука назвали его именем – вдруг потом будут одни девочки рождаться.

– Вообще, дед сыграл большую роль в моей жизни в том, что я стал хорошим боксером, – уточняет чемпион. – Он меня обучал всему: играть в шахматы, нарды, подтягиваться, качать пресс, заниматься с гантелями, бегать. Мы с дедушкой и бабушкой жили вместе в большом доме с садом.

Отдых горожан

Младший брат чемпиона Алекс (Александр) – тоже известный в Германии боксер, которому прочат большое будущее. Более живой, темпераментный, чем старший – так ему и по возрасту положено. На момент нашего разговора он провел на профессиональном ринге 18 боев, одержал 17 побед (13 нокаутом) и один бой закончил вничью.

– Как нужно воспитывать своих детей на высоком духовном и физическом уровне, есть ли секрет?

– Это идет от наших предков, – объясняет отец Артура. – У нас был большой род, наши корни из Нахичевана, из Шарура. Когда попали в резню, из ста пятидесяти человек спаслось только четверо. Погибли четверо моих дядей со своими семьями. Матери бросали детей в Аракс, чтобы те не попали в руки турок.

Почтальон из частной почтовой компании

Видно, что Грикор до сих пор тяжело переживает прошлое, потерю близких людей, которых ему не довелось узнать.

Помечаю важную для нашего журнала информацию: одну из своих главных побед Артур посвятил матери, другую – памяти жертв Геноцида армян, третью – погибшим в Арцахе добровольцам-азатамартикам. Об этом он говорил в прямом эфире берлинского телевидения, прекрасно зная, сколько турок живет в городе.

– Мой отец с детства любил спорт и одновременно был очень начитанным человеком, – продолжает Грикор. – Знал армянскую историю, рассказывал о ней внуку. Всегда говорил ему: думай, прежде чем сделать. Чтобы заниматься любым спортом, одной силы мало, нужно развивать ум. Без ума ничего не добьешься… Теперь и мне хочется, чтобы сын женился, хочется взять на руки внука. Заниматься со своими внуками так же, как занимался его дед.

– Какие у Вас сегодня связи с Арменией?

– Очень хорошие,– улыбается чемпион. Там живет моя мама, там мои друзья. Отец здесь уже пять месяцев, до этого был в Армении. Конечно, не хочется, чтобы он уезжал. По крайней мере, пусть скорей приезжает снова. Сам я бываю в Армении дважды в году, а в последнее время даже чаще.

 

Мемориальная кирха кайзера Вильгельма рядом с современной церковью Велорикша возле памятника - символа разделенного Берлина эпохи холодной войны
 

– Отдыхаете или тренируетесь?

– Нет, в Армении я не тренируюсь. Навещаю друзей, родственников.

– Подруг, – вставляет отец.

Витраж в современной церкви

– Хочу жениться на армянке, иметь армянскую семью, троих детей.

– И я хочу пожелать ему в этом году жениться на армянской девушке, от армянского очага, вскормленной армянским молоком, – говорит Грикор. – Здешние обычаи плохо совмещаются с нашими. За окном Берлин – еще несколько дней назад незнакомый мне город. А я чувствую себя как дома в этой квартире, где мужчины даже в отсутствии хозяйки – жены, матери – смогли создать гостеприимную атмосферу.

– Чего Вам не хватает в Германии?

– Родных. Воды, земли. Скучаю по Родине, невозможно забыть ее. Всем говорю, что я армянин, приехал в Германию из Армении. Я благодарен за то, что немцы для меня сделали и буду помнить об этом всю жизнь. Но не могу забыть и свою Родину, нацию, воспитание, школу, друзей, родных.

– Вы здесь временно живете?

– Моя работа здесь, в Армении у меня нет работы. Пока я намерен жить в Берлине, но мои связи с Арменией очень крепки.

Встреча с матерью

– Есть какие-то мысли, проекты, связанные с Арменией?

– Конечно. Открываем спортивную школу для детей, чтобы они развивались и стали в будущем настоящими боксерами-профессионалами, могли выйти на международную арену. Хочу помочь нашим армянским талантам, у нас много талантливых детей.

– Какие планы на будущее?

– Самое главное в моих планах – бокс. С титулом лучшего в мире перейти из 2007-го в 2008-й год.

Уже была известна дата предстоящего боя с Себастьеном Демерсом. Проводить первый бой после такой тяжелой травмы – двойного перелома челюсти – всегда психологически сложно. Майк рассказал, как внимательно отнеслись к Артуру в больнице. Врачи и персонал не только провели сложный курс лечения, но создали особые условия для человека, который долгое время не мог разговаривать. В палате специально для Артура организовали доступ в Интернет. О друзьях и поклонниках и говорить нечего. Некоторые за 300 километров возили чемпиону домашний бульон. Для цветов и бутылок шампанского в больнице пришлось отвести отдельное помещение.

Берлин из стали и стекла

– Если он что-то делает, делает до конца, – говорит Майк. – Он всегда и во всем должен выигрывать. И на ринге должен побеждать, хоть со сломанной челюстью.

– Когда в 1998 году оба моих сына стали международными чемпионами в Германии, в предпоследнем бою Аветик повредил себе мышцу трицепса на правой руке и два боя выиграл одной левой. Как только соревнования закончились, рука повисла как плеть, – вспоминает Грикор.

 

– С каким настроением Вы готовитесь к новому бою? – еще один вопрос из разряда неизбежных.

– С хорошим, очень хорошим, – повторяет Артур. – С нетерпением жду выхода на ринг. В прошлый раз в бою с Мирандой я не смог показать то, что хотел.

– Чувствуете ли Вы свою ответственность как образец для нашей молодежи?

– Выходя на ринг, я чувствую ответственность перед собой, своей семьей, перед всей нацией, перед всеми моими поклонниками. Человек не может существовать один, сам по себе.

Столичная магистраль

Отец чемпиона вспоминает, как все начиналось:

– В Германию мы приехали в 1995 году. Аветик тогда был неоднократным чемпионом Армении по велоспорту. С трех лет он занимался гимнастикой, потом карате, у-шу, пару месяцев боксом, потом велоспортом. Он не в рубашке родился, не получил ничего в готовом виде. Помню, пошли с ним на здешнюю барахолку, купили велосипед. Заднее колесо пришлось поменять, на переднем спиц не хватало, сиденье было отломано – пришлось прикрепить кусок губки. Руль обмотали разноцветной изолентой, чтобы ржавчина не была видна. И он стал на этом велосипеде чемпионом Баварии.

Рано утром мы все спим – вдруг вваливаются тренеры, журналисты, телевизионщики. В первый момент я решил, что нас приехали депортировать из Германии – мы ведь тогда жили со статусом беженцев. К таким, как мы, могли прийти и дать всего полчаса времени на сборы. Мы еще плохо говорили по-немецки, не сразу поняли, чего хотят эти люди. Аветику подарили дорогой спортивный велосипед, полную экипировку. Один тренер приглашает к себе в команду, обещает решить любые вопросы, другой тренер хочет вырвать у него из рук, зовет к себе. Аветику тогда было 15 лет.25 километров на велосипеде приходилось ездить на тренировку и обратно. Зимой, в холодную погоду, он продолжал тренироваться на трассе. Мы испугались, что однажды он попадет под машину. Вдобавок услышали, что у кого-то из велосипедистов сердце лопнуло из-за допинга. Я сказал ему: это не спорт, сынок. И вместо велоспорта он начал заниматься боксом. Три месяца ходил в боксерскую школу, потом пришел с синяком под глазом. Говорю: ну что, дали тебе как следует? Не можешь постоять за себя? А в уличной драке смог бы. Мышцы ног у него были крепкие, брюки с трудом натягивал. А вот техники бокса не было.

С братом

Водил обоих сыновей на стадион, одного ставил в один конец, другого – в другой. Начинали бегать – 10 кругов, потом 11 и постепенно довели до 15 километров за раз. Наполнял камнями мешок, и они бежали с мешком вверх по склону. Я заранее заезжал вверх на машине и оставлял платок, чтобы они потом принесли мне его обратно. Месяца три помучил дома – гантели, турник, жим, пресс, а потом «спустил» их на немцев. И после этого они всех выигрывали нокаутом.

Я когда-то тоже занимался боксом в школе Енгибаряна в Ереване. У меня уже был определенный опыт, я знал, что важно в этом деле. Должно хватить дыхания на бой, удары должны быть правильными, ноги нужно правильно ставить. Авети в высшей степени трудолюбивый парень.

Майк подтверждает:

– У него высокая дисциплина, огромная самоотдача. Он очень обязательный. Ему не нужен контроль: если он два раза в день должен пойти на тренировку, он обязательно пойдет. Знает, что перед боем многое нельзя.

– Пока все пояса в своем весе не возьмет, не уедет из Германии, – смеется Грикор.
 

Спустя несколько месяцев я снова в Берлине. Новые впечатления прибавляются к прежним, образ города становится детальнее, объемнее.

Города с давней историей обычно состоят из нескольких исторических слоев, иногда слои перемешаны, но часто существуют по отдельности – каждый в своей части города. В Берлине явно выделяются три слоя: старый город – то, что сохранилось после штурма 1945 года; исчезающие многоквартирные «коробки» социалистического Восточного Берлина; новые оригинальные здания из стекла и бетона.

Берлин еще незавершенный, строящийся город. Здесь стремятся проявить себя творческие личности – в частности, архитекторы из разных стран. Много оригинальных зданий построено знаменитыми архитекторами из США, Японии. Часто встречаются небольшие скульптуры – они не вознесены на высокий постамент, а установлены прямо на тротуаре или вырастают из парковой травы.

В каждом районе города своя ратуша с пивным рестораном на первом этаже. В многочисленных ресторанах и кафе модно выставлять старые вещи, вплоть до тряпья. С 20-х годов, когда в городе было много русских эмигрантов первой волны, принимает посетителей ресторан «Самовар».

После воссоединения Германии были построены огромные кварталы жилых домов, говорят, сейчас в городе 300 тысяч пустых квартир и цены очень дешевые по сравнению со странами бывшего СССР – от 600 долларов за квадратный метр. Активно застраиваются окрестности столицы. В Ораниенбурге, в 50 километрах от Берлина, находился заброшенный аэропорт – сейчас китайцы хотят инвестировать огромные деньги и построить на его месте суперсовременный Чайнатаун.

Городской бюджет имеет огромный дефицит. Хотя Берлин – столица страны, немецкое правительство не склонно покрывать убытки из федерального бюджета.

Высшее образование в Берлине практически бесплатное. Здесь 4 университета: Публичный, Технический, Свободный и Университет искусств. Любой человек, знающий немецкий язык, может приехать сюда и учиться. Правда, в связи с дефицитом бюджета местные власти собираются все же сделать образование платным.
 

В этот раз мне удалось побывать на памятном месте, где Согомон Тейлерян привел в исполнение смертный приговор Талаат-паше. От моих берлинских друзей я узнал, что Талаат благодаря своим связям в Германии смог обосноваться в Берлине и развернуть здесь большую работу. Имел табачный магазин на железнодорожном вокзале – здесь, кроме прибыли от торговли, аккумулировались деньги от младотурок, бежавших после войны в разные страны, и от их друзей. Талаат-паша вел переговоры с политиками из разных стран, в том числе и с руководством Советской России, закупал на полученные средства оружие и переправлял его кемалистам.
 

В Германии больше 30 армянских организаций. Есть ассоциации армянских врачей, юристов, бизнесменов. Центр епархии Германии ААЦ находится в Кельне. В Берлине приблизительно 800-1 000 армян, 200-300 из них участвуют в общинной жизни. Общин две – церковная и нецерковная. Армянство очень разное – есть выходцы из Ближнего Востока, из бывшего СССР.

Совместное богослужение

Армянской церкви в Берлине нет, для служб арендуется церковь евангелистов. Здесь я попал на довольно экзотическое совместное богослужение, которое дает хорошее представление о мультиэтничности немецкой столицы. Вел службу евангелический пастор-немец, участвовали в ней и женщина-пастор, и наш священник Тер-Хачатур, и христиане-негры с тамтамами, и прихожане корейской пресвитерианской церкви. На память остался листок, который раздавали участникам, – с нотами и текстом песни на немецком языке. Главным действующим лицом был, конечно, пастор – его проповедь длилась примерно полтора часа, наш священник говорил минут пять. Впрочем, среди присутствующих армяне были далеко не в большинстве – человек пятнадцать из ста. Здание церкви находится на Гиркенплатц, по соседству Армянский Дом (hАй Тун), который открыт в пятницу вечером, субботу и воскресенье – это помещение тоже арендуется у евангелистов. Во внутреннем дворике бросается в глаза внушительных размеров мангал. Но выражение «не хлебом единым» всегда применимо к нашим соотечественникам – в Армянском Доме каждую субботу проводятся лекции по культуре, истории, архитектуре Армении. Здесь бывают армяне не только из Берлина, но и из близлежащих районов страны. Священник Тер-Хачатур тоже проводит службы не только в Берлине, посещает и другие города.
 

Незадолго перед отъездом я снова в гостях у чемпиона. Его ждут, он вот-вот должен прилететь из Мальорки, с тренировочных сборов. А мне пора уезжать домой. И все же мы успеваем пересечься. Вот он переступает порог – отдохнувший, загоревший, с новыми наградами (в Ереване председатель Национального Олимпийского комитета Армении Гагик Царукян вручил ему Олимпийские орден и медаль). Фотографирую короля ринга для нашего журнала с отечественной наградой и чемпионским поясом IBF.

– Сейчас со здоровьем все отлично, все проблемы позади, – уверенно сообщает Артур. – После шестимесячной паузы провел первый спарринг, еще через два месяца вышел на ринг. Результат вы сами видели. (Он уже в третьем раунде победил в титульном бою нокаутом.) В ринге в первую очередь побеждает ум, а не здоровье. Если боксер плохо выступил, он может искать оправдание в проблемах со здоровьем, но я так не делаю. Сейчас продолжаю тренироваться, чтобы 18 августа хорошо провести следующий бой. Моим соперником будет другой армянский боксер из Германии – Хорен Гевор. Боксеры, которые находятся непосредственно ниже меня и занимают места с первого по четвертое по рейтингу IBF, отказываются от боя, и я должен драться с пятым по рейтингу. Не очень приятно драться с армянином, особенно в Берлине. Но ничего не поделаешь – это спорт. Он тоже хочет стать чемпионом мира, а я никому не собираюсь отдавать свой пояс.

Хочу передать большой привет своим болельщикам в Спюрке, выразить им признательность. В течение всей моей карьеры я старался не обмануть их ожиданий, сделать все, чтобы они могли мной гордиться. Я и дальше буду делать все от меня зависящее, чтобы высоко держать честь нашего народа.
 

Так получилось, что знакомство с Берлином и знакомство с нашим замечательным спортсменом совпали во времени. Кажется, столица Германии и впредь останется для меня городом с армянским колоритом.

Средняя оценка:5/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>