вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Реставрация средневекового городища Ани: моё представление" - Армен КАЗАРЯН

19.02.2012 Армен Казарян Статья опубликована в номере № 5 (38).
Комментариев:0 Средняя оценка:4,14/5
Церковь Сурб Григор, построенная Тиграном Оненцом в Ани (1215 г.). Внешний вид с юго-запада после реставрации 2010 г.Сегодня (день конференции, 17 апреля 2011 г. – А.К.) знаменательный день: впервые в истории турецкой реставрации проекты консервации армянских храмов обсуждаются с участием специалистов не только Турции, но и Армении, и, можно сказать, всего мира.

Знаменателен этот день и потому, что после деятельности Российского археологического института в Ани в начале XX века впервые процесс реставрации этого средневекового городища касается церковной архитектуры. Правда, некоторые работы турецкими коллегами уже проводились на церквях Абугамренц и Тиграна Оненца, а также два года назад осуществлены укрепления металлическими конструкциями нескольких памятников Ани. Этот факт не может не радовать, тем более что о необходимости именно таких временных укреплений было объявлено мной на второй рабочей встрече (семинаре) «Medieval Cultural Heritage of the South Caucasus and Eastern Anatolia» в октябре 2008 года, и эта необходимость подтверждена в статье «Разделяя ответственность перед историческим наследием», изданной в ноябре того же года в ереванском журнале «Архитектура, строительство». Уже весной 2009 года я получил фотографии анийских памятников с укреплением их временными опорами. Хочется поблагодарить турецких реставраторов, Министерство культуры Турции за эту деятельность, а также отметить, что рабочие встречи, организуемые «Анадолу култур» и Научным центром анатолийских цивилизаций университета Коч, уже дают положительный эффект и, несомненно, будут полезны в дальнейшем.

Я также надеюсь, что эта практика укреплений распространится и на памятники армянской архитектуры, расположенные вне Ани, – Хцконк или Бешкилисе, Оромос, Багнайр, Мрен, Арцвабер и многие другие. Они находятся вне туристических маршрутов, но их ценность не менее велика, чем ценность Ани и Ахтамара. Ряд таких памятников исторически и композиционно связан с Ани и должен рассматриваться в рамках единого архитектурно-археологического  комплекса. Другое дело, насколько качественно устроены металлические подпорки на памятниках Ани. Наш совместный осмотр обнаружил поспешность и явную неграмотность, проявленные при их установке. Между стойками и  каменными стенами нет амортизирующей прокладки хотя бы из дерева, а половина стоек не соприкасается со стенами, то есть не функционирует.

Обращая внимание на общие проблемы, связанные с Ани, хотелось бы внести свой вклад в наше общее понимание цели, задач, ответственности, которые необходимы в охране этого уникального городища.

Не думаю, что мы собрались решать чисто технические вопросы реставрации той или иной церкви. На сегодняшний день нам необходимо обсудить ряд более принципиальных вопросов, определить, каким нам представляется результат реставрации Ани, к чему должны быть направлены наши усилия. А для этого, в свою очередь, не мешает еще раз уяснить для себя значение этого городища.

Анийский кафедральный собор (985–1001 гг.). Вид с юго-востокаДля армянского народа Ани – это прежде всего символ его высочайшей цивилизации в Средние века, это, несомненно, вершина этой цивилизации и проявления творческого потенциала. Ани, который окружен неприступными стенами с многочисленными фортификационными сооружениями, Ани, над которым гордо высится царская цитадель и в котором присутствуют остатки дворцов, – уникальное по своей выразительности свидетельство мощи власти и великолепия национальной светской культуры. Этим городище было привлекательным на протяжении всех этапов восстановления независимости армянского народа. Ну и, конечно, Ани с его множеством церквей во главе с руинами знаменитого кафедрального собора, детища зодчего Трдата, – свидетельство небывалого расцвета церковной культуры.


Архитектурные памятники порой принадлежат не только тому народу, далекие предки которого являлись создателями этих построек, но и народу, который волей исторических судеб наследовал территорию с существовавшими материальными ценностями. Эти памятники вносят значительный вклад в формирование культуры овладевшего ими народа. Невозможно представить развитие сельджукской и османской архитектур без их взаимодействия с греческим, армянским, грузинским, сирийским наследиями. В этом смысле Ани может быть притягательным очагом цивилизации и для современной турецкой культуры. Ани служит своеобразным мостом между культурами двух народов. Во-первых, потому, что городище содержит не только христианские, но и мусульманские постройки – и это результат исторически реализованного взаимодействия. Во-вторых, потому, что Ани находится на самой границе с современной Арменией – и это его выгодное положение остается потенциальной и нереализованной возможностью.

Если взглянуть на карту Турецкой Республики, то очевидна ее растянутость с востока на запад между двумя древними центрами цивилизации: столицей средневековой Армении – Ани и столицей Византийской империи  - Константинополем. Это словно два полюса, без оглядки на которые нельзя в полной мере оценить суть современной турецкой культуры, несмотря на ее безусловно глубокие тюркские корни и связь посредством ислама с арабской и иранской цивилизациями.


Анийский кафедральный собор. ИнтерьерВелико значение Ани и для мировой культуры в целом. Ани был не самым крупным, но самым впечатляющим городом во всем Закавказье. Прямо или косвенно он отражал развитие не только армянской, но и грузинской культуры и культуры турок-сельджуков, наследниками которых являются как западные турки, так и современный азербайджанский народ.

Среди известных нам средневековых городов именно Ани по сохранности и объему содержащейся в нем информации превосходит все остальные на всем Ближнем и Переднем Востоке. Тахт-и-Сулейман в Иране, Двин в Армении, Аназарва в Турции, Ресафа в Сирии уступают Ани, а Стамбул, Дамаск, Иерусалим продолжают развиваться сегодня, утрачивая чистоту археологического наследия и не позволяя расширять раскопки. В этом смысле Ани сопоставим с городами античности – Милетом и Эфесом, Эпидавром и Коринфом. Таким образом, изучение Ани имеет колоссальное значение для понимания истории и культуры средневековья вообще, а его посещение туристами Востока и Запада позволит им воочию представить структуру средневекового города и характер развивавшегося в нем искусства.

Это в полной мере осознавал академик Н. Марр. Недаром раскопки и изучение Ани явились самым масштабным проектом российской археологии начала XX века.

Исходя из значения Ани, следует представить цель и строить программу мероприятий по охране памятника. Когда художник начинает писать картину, он заранее представляет себе ее будущий образ. Если же он создает полотно  фрагментарно, то произведение не складывается в гармоничную симфонию.

Мне представляется, что первичными критериями оценки проекта реставрации должны быть не обоснованность появления на памятнике той или иной архитектурной детали, не выяснение ее пропорций и не физическая способность  здания к дополнительным нагрузкам. Первичным являются максимальное сохранение, демонстрации подлинной основы памятника и соответствие проекта тому образу, который мы считаем оптимальным. Все остальное – технические задачи.


Панорама Ани: церковь Сурб Григор рода Абугамренц (Х в.) и внешние оборонительные стеныПоэтому все варианты полного восстановления зданий Ани мыслятся эстетически и этически неоправданными. Всякие невольные попытки приукрасить памятник или защитить его современными, но эстетически неоправданными технологиями влекут за собой изменение образа, то есть и замену подлинного памятника новым произведением, отчасти напоминающим прежнее. Приведу пару неудачных примеров из реставрационной практики. Чтобы никому из присутствующих не было обидно, примеры будут из армянской и турецкой практики, хотя подобные негативные явления наблюдаются в последние годы во многих странах, в основном бывшего Советского Союза. Начну с Армении, где образцами неудавшейся реставрации считаю церкви VII века в Иринде и Воскевазе. В Турции аналогичными по характеру восстановления являются, в частности, работы во дворце Парона и на фортификационных стенах Ани. Я уже в пятый раз посещаю развалины Ани, но во дворец Парона после увиденного в первый раз возвращаться не хочется. Во всех примерах объем новой кладки во много превышает древние части. Для того чтобы дошедшие до наших дней фрагменты стен могли воспринимать дополнительные, восстанавливаемые конструкции, от них ампутируют значительную часть древних изношенных камней, заменяя новыми, что еще более снижает ценность памятника. Не знаю, что движет турецкими реставраторами, но в Армении очевидно желание вновь использовать постройку в качестве церкви. Думаю, пришло время смириться с мыслью, что древние руинированные памятники отслужили свой срок и теперь могут служить лишь музейными экспонатами, в нашем случае – музеем под открытым небом Ани. Пришло время оставить в прошлом средневековые методы в восстановлении зданий, а также практику, характерную для школы Виоле ле Дюка. Странно, что приходится об этом говорить в XXI веке, но реалии сегодняшнего дня принуждают к этому.

Церковь Сурб Григор рода Абугамренц (Х в.). ИнтерьерВосстановления хороши на трехмерных (3D) картинках и на чертежах. Особенно в тех случаях, когда речь идет о таком великом произведении, как кафедральный собор в Ани. Его первая научная реконструкция принадлежит Торосу Тораманяну. В последний раз она опубликована в 2008 году в книге об этом соборе, составленной на основе материалов Тораманяна. Следует отметить еще две реконструкции: первая осуществлена Г. Гаспаряном в научном центре «Ани» в начале 1990-х годов; вторая – относительно недавно А. Гуляном в рамках его исследования Ани. Можно спорить о формах воссоздаваемого купола, о пропорциях барабана. Все эти и последующие реконструкции могут оставаться на бумаге, в публикациях и макетах, могут демонстрироваться в Ани. Но если мы реализуем подобную идею, то есть полностью восстанавливаем объемы собора, мы рискуем утратить значительную часть ценности этого памятника.

Только на картинке большие поверхности новой кладки выглядят почти одинаковыми с древней. В реальности новая кладка может оказать печальное воздействие на образ. Кроме того, вскоре может оказаться, что нынешние подкупольные столбы неспособны нести нагрузку нового купола и должны быть усилены. А это невозможно без вмешательства, без разборки столбов, что тоже делать совершенно нельзя. Поэтому полное восстановление основного объема и лишь фрагментарное воссоздание нескольких граней барабана с целью защиты сохранившихся оснований его аркатуры являются единственно возможным решением.

Надо помнить и о проблеме образа всего городища. Если появится несколько новодельных церквей, внутреннее пространство Ани станет походить на его безликий облик со стороны новодельных стен. А это влечет изменение всего  окружающего ландшафта.

Своды гавита церкви Апостолов в Ани (конец ХII в.)Могу отметить лишь три церкви, полное восстановление которых мне представляется возможным. Обязательно оно для церкви Тиграна Оненца, церкви рода Абугамренц и шестиконховой церкви Девичьего монастыря. Вероятно, разумно оно для гавита церкви Апостолов и церкви Спасителя, в которой необходимо восстанавливать, максимально используя упавшие крупные массивы кладки. То же касается дворцовой церкви. Во всех остальных постройках должны быть проведены более тщательные раскопки и консервация, заключающаяся в укреплении конструкций, фрагментарных дополнениях форм и удалении сточной воды. А теперь, исходя из выдвинутой цели, можно представить комплексную программу мероприятий. Разработка ее – задачи ближайшего будущего. Сегодня хочу отметить, что на первом этапе должны проводиться мероприятия по срочному спасению аварийных построек и археологическому изучению всех памятников, включая их подробные обмеры и раскопки вокруг них. Только затем может идти речь о реальном проектировании и осуществлении консервации или частичной реставрации. Хотелось бы, чтобы практической реставрации предшествовали шаги, направленные на теоретическое осмысление задачи сохранения Ани. В этом ученые оказались пассивнее реставраторов и, полагаю, политиков. Поэтому предлагаю наверстать упущенное и начать программу  научных мероприятий при тесном сотрудничестве специалистов из Армении, Турции, России и других стран. И поскольку очевидно мировое значение городища Ани и окружающих его монастырских ансамблей, было бы разумно создать международный институт изучения и реставрации Ани, финансирование которого могло бы осуществляться не только правительством Турции, но и специально созданным для этой цели международным фондом спасения Ани. Чтобы представить себе, насколько реально воплощение этого замысла (если, конечно, он не будет погублен политиками), приведу в пример уже существовавший в начале XX века Анийский археологический институт под руководством Н. Марра и практику его финансирования.

Фрагмент аркатуры церкви Тиграна ОненцаНо до этого напомню воззвание Х.Ф. Линча как к армянам, так и к русскому правительству о спасении памятников Ани и соседних монастырей: «Богатые армяне жертвуют большие суммы на украшение Эчмиадзина; неужели не найдется средств на сохранение в назидание потомству благороднейших созданий их национального гения? Русское правительство должно было бы оказать полное содействие этому похвальному предприятию; и мы не теряем надежды, что оно в данном случае окажется на высоте своего положения». Буквально вскоре после публикации этого высказывания и, я уверен, мнений других личностей, озабоченных той же проблемой, российская археология начинает свою миссию в Ани и Армении в целом.

Но примечательно и то, что пишет И.А. Орбели в отчете 1910 года: «…раскопки в Ани, начатые по инициативе и на средства Императорской Археологической комиссии, с тех пор ведутся почти исключительно на армянские общественные средства, на суммы, отпускаемые частными лицами и различными общественными учреждениями, а главным образом – советом по управлению имуществами санкт-петербургских армянских церквей».

Не правда ли, поучительная история!

Стоит сегодня открыть предлагаемые мной институт и фонд, и через два-три года армяне со всего мира будут пересылать в него деньги. Но для того, чтобы они начали это делать, нужно, чтобы реставрация приобрела международной статус и международный масштаб.
Средняя оценка:4,14/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>