вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Дух обновления" - Тигран МАНСУРЯН

04.11.2007 Тигран Мансурян Статья опубликована в номере №6 (9).
Комментариев:0 Средняя оценка:0/5

Комитас (Берлин, 1906)

Он хотел удалиться в церковь на Севанском острове и заниматься своим делом. Отказали. Если бы не этот отказ, он, возможно, не перебрался бы в Полис, не прошел бы через ад, не оказался бы в лечебнице для душевнобольных. Рассказывают, что он был веселым и остроумным человеком, любил пошутить. Это свойство особенно ярко проявлялось при общении с детьми. В его творческом наследии столько работ, порожденных и вдохновленных светом, что иногда задумываешься: неужели на устах нашего народа были такие светлые песни? Может быть, ошибся поэт, сказав, что наши песни безрадостны и напоминают плач? Конечно, Комитас создал не только ԱնտունիԳարուն ա, ձիւն ա գալիս, но и “Շողեր ջանԱԽ, Մարալ ջան” . Несмотря на это, его образ представляется нам преимущественно с трагическими акцентами. Действительно, трагическое всегда сопровождало его, начиная с самого детства. Комитас был сиротой. Если согласиться, что бывают гении светлые и мрачные, то гений Комитаса, безусловно, светел — не только своими творениями, но и возданием по достоинству тысячелетнему наследству. И все же мрак и трагедия, сопутствовавшие ему в жизни, словно призваны до наших дней неусыпно сопровождать его имя.

Комитас-вардапет (Св. Эчмиадзин, 1901 г.)Поставив в ряд созданные им жемчужины, мы обретем призывный, манящий родной мир со звонкими голосами. Если нашлись те, кто бежал из нашей действительности и страны, чтобы поселиться в сотворенной Комитасом Армении, воистину целостной по своим космогоническим свойствам, они знают, что это подлинный рай. Блаженны души, имеющие второй дом в иной реальности. Блаженны те, кто проторил себе дорогу между этими двумя мирами. Для кого дом и вера, мощь и созидание красоты в земной действительности согласуются с комитасовским раем.

Легко ли пройти путь между двумя реальностями? Легко ли перенести критерии того мира в этот? Ответы на подобные вопросы равносильны нашей сегодняшней оценке Комитаса. Господи, какие только препятствия не пришлось ему преодолеть на пути к утверждению в культурном поле своего композиторского искусства, своей эстетики и научной мысли.

Комитас во время учебы в Берлине (1896-1899 гг.)

Насколько ясно мы сформулировали задачи, сопряженные с разграничением "Восток-Запад" пространств нашей музыкальной культуры? Восток не знает такого явления, как композитор. Восточная музыка не прошла путь сменяющих друг друга композиторских школ. Родившись однажды вместе с мифом и космологией, она продолжала существовать, как составная часть ритуала. Более того, материал для пения и игры на музыкальных инструментах не сочинялся, а заново интерпретировался, обновляя древнее наследие. На протяжении веков действующие на Востоке схожие музыкальные модели персонифицировались и индивидуализировались в основном силами исполнителей. Эти вековые модели Востока индивидуализировались в той мере, в какой их обновляли одухотворенность и мастерство певца и музыканта.

Музыкальная культура Запада издавна была знакома с личностью композитора. В течение столетий здесь создавались композиторские школы и развитие музыкальной культуры вверялось великим личностям. Музыка Востока и Запада различны, иногда даже противоположны по своей основе, по способу существования. Комитас был одним из редких армянских композиторов, реализовавшим композиторское восприятие во всем глубоком смысле этого слова.

Комитас с епископом Гарегином Саруняном (Санаин, 1902 г.)

Реализовавшим для кого — для армянского крестьянина, для которого музыка была элементом культуры, преимущественно в восточном вкусе? Хотел ли крестьянин слышать свои песни вне контекста живой действительности, прошедшими через композиторский опыт и музыкальную грамотность? Или песня армянского крестьянина, его игра на инструменте, пройдя через горнило композиторского мышления, должны были завоевать армянские салоны Тифлиса и Полиса? Но ведь в этих салонах признавали только европейскую музыку, связанную с именами знаменитых авторов, исполнителей. По слухам у одного из тифлисских армян — любителя музыки, богача и коллекционера произведений искусства — хранилось дома подлинное письмо Бетховена. Мог ли Комитас встать в один ряд с известными композиторами Запада для этого человека и таких как он?

Помимо попыток срастить края трещины между двумя полюсами музыкальной культуры Комитас разграничивал и картографировал наше музыкальное пространство. Сегодня отношения Восток-Запад продолжают накладывать тяжелую печать на нашу музыкальную психологию. Сила, способная разгладить эту глубокую морщину — Комитас и берущая от него начало музыкальная школа.

"В Полисе мы с Варужаном вступили в полемику с Комитасом, — вспоминал Костан Зарян. — Мы были убеждены, что будущее армянской музыки основано на традициях армянской культуры. Комитас считал, что наша музыка будет развиваться на основе фольклора". Напрашивается вывод, что в кругах нашей интеллигенции еще не осознана во всей глубине роль Комитаса, которому и в этом вопросе пришлось преодолевать сопротивление.

Страница рукописи исследования "Армянская сельская музыка"

Желание Комитаса уединиться на Севанском острове диктовалось не только потребностью творческих поисков. Он вынужденно попытался предпринять этот шаг. Те, кто знаком с биографией Комитаса, знают, что на все свои многочисленные прошения об уединении в монастыре он получал отказ. Пожалуй, именно после этого его жизни суждено было пойти по скитальческим дорогам. И на этих дорогах предстояло развеяться по ветру листам его рукописей. Судьба многих из них до сих пор неизвестна. Значительную часть рукописей из разных концов света удалось собрать в Ереване, и на их основе комитасоведение достигло серьезных результатов. Несмотря на это, творениям Комитаса до сих пор приходится встречать противодействие. В противном случае не возникло бы необходимости в "переводах" Комитаса — во множестве обработок его музыки. Прозрачность, разреженная воздушная ткань его партитур, подчеркивает бедность и все изъяны ремесленников нашего вчерашнего дня. Благодаря этим обработкам, кажется, установился, в конце концов, армянский музыкальный салон. Среди салонных обработок есть действительно талантливые образцы, чье существование в той или иной степени было оправдано, по крайней мере, в рамках салона. Однако нет нужды подстраивать музыку Комитаса под салонные требования. По международным музыкальным критериям современности его песни в состоянии с одной стороны раскрыть тысячелетние глубины нашей музыки, с другой — составить мощный фундамент для развития ориентированной в будущее композиторской школы. Существующие обработки комитасовской музыки представляют собой не что иное, как новую попытку чуждого Комитасу искусства препятствовать усвоению его творчества. Проблема не в качестве этих обработок, важно указать на них, как на еще одну сферу противодействия музыке Комитаса. Есть и другие примеры. Слава Богу, удалось преодолеть ту фазу, когда не было возможности исполнять духовную музыку Комитаса. Теперь комитасовский "Патараг" имеет право звучать в наших концертных залах наравне с баховскими и бетховенскими мессами. Впервые увидело свет достаточно полное собрание теоретических работ Комитаса, часть из которых, конечно, уже публиковалась. Издание этого тома — еще один этап на пути к возвращению Комитаса в жизнь. Снят еще один слой навязанной ему трагичности, и нам все больше открывается обновляющий дух гения.

Средняя оценка:0/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>