вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Отважиться пересечь границу" - Кристина МАРАНЧИ

06.03.2007 Статья опубликована в номере №5 (8).
Комментариев:0 Средняя оценка:0/5

Кристина Маранчи - Отважиться пересечь границу

Если можно, несколько слов о себе.

Мои родители — армяне. Отец вырос в Стамбуле и приехал в Америку в 50-е годы. Корни моей матери на востоке современной Турции — бабушка по материнской линии из Эрзрума, дедушка из Шапин-Карахиссара. Я училась в колледже Вассар и Принстонском университете, где получила докторскую степень в 1998 году.

Как у Вас возник интерес к армянской культуре. Какие черты армянской культуры привлекают Вас больше всего?

Моей первой любовью было искусство Средних веков: романская и готическая скульптура. Арменией я заинтересовалась только после колледжа — вначале из личного любопытства, но потом тема показалась мне очень интересной и незаслуженно пренебрегаемой специалистами по Средневековью. Из всех особенностей армянского искусства мне ближе всего тема культурных связей. Мне интересно взглянуть на европейскую и византийскую культуры извне — в других областях науки это редко удается!

Вы были организатором и председателем симпозиума “Армения: обычаи, культура и идентичность” в университете Висконсин-Милуоки. Расскажите о нем нашим читателям.

Я провела эту научную конференцию к сорокалетию Общества Армянских Исследований (Society of Armenian Studies). Выступающие представляли наш и Чикагский университеты. На конференции подчеркивалась роль Армении как центра культуры и традиции в дополнение к привычной ее характеристике, как перекрестка культур. Конференции также удалось привлечь больше внимания к этой теме аудитории Среднего Запада США, включая ученых и широкую публику.

Какие еще конференции и программы Вы хотели бы отметить?

Безусловно, арменологические конференции крайне важны для поддержки моих собственных исследований. Но мне доставляет еще больше удовлетворения участие в конференциях широкого профиля по Византии и Средневековью. Это позволяет привлечь внимание к моей теме, которая крайне в нем нуждается.

Вы активно участвовали в серии конференций по историческим армянским городам и областям, организованных Ричардом Ованнисяном в Калифорнийском университете Лос-Анджелеса. Мы знаем о региональных различиях армянских диалектов, кухни, одежды. Есть ли существенные различия в архитектуре и вообще в искусстве Армении?

Это непростой вопрос. Можно провести разграничительные линии между культурой в крупных политических образованиях — например, между книжными иллюстрациями в Великой Армении и Киликии или еще более явные между армянскими мозаиками в Иерусалиме и армянском районе Исфахана. В средневековой Армении можно иногда выделить художественные школы — например, Хизанскую школу миниатюры. Но в целом, я бы не стала проводить резких различий. Для этого армянская традиция еще недостаточно исследована.

Вы считаете культурный обмен одним из важнейших факторов развития культуры. Пока еще в связи с Арменией чаще говорят о заимствованиях, усвоении.

Культурные контакты чаще всего двусторонни и динамичны. Поскольку Армению принято считать сравнительно малым политическим образованием, она изначально оценивается во взаимодействии как принимающая сторона. Нужно проделать большой объем работы, чтобы лучше понять специфические потребности и желания армянских заказчиков и творцов.

Что же все-таки важнее для создания нового в культуре — развитие традиции или обмен между разными культурами?

Здесь нет однозначного ответа. Неожиданные встречи в искусстве происходят по-разному, но их часто можно поместить внутрь политической, экономической, социальной или религиозной парадигмы.

Существует ли связь между культурной традицией и религиозной догматикой — например, в армянской архитектуре или книжных миниатюрах?

Достаточно часто. У Алисы Тейлор и Томаса Мэтьюза есть хорошая работа на эту тему. В своем исследовании храма в Звартноце я тоже показываю, как догматические вопросы влияли на строительство. Примеров бесчисленное множество...

Видите ли Вы нечто общее в принципах армянской архитектуры и книжной миниатюры?

В первую очередь в голову приходят хораны. Возможно, есть и другие соответствия, о которых я пока не задумывалась.

Почему Вас особенно заинтересовала личность архитектора Трдата? Из-за его работы в рамках разных культур — в Ани и Константинополе?

Да, конечно! Он представляет собой уникальное для Средних веков явление. Причины три: он работал в двух культурах, он, по всей вероятности, пользовался двумя видами предварительного проектирования и, наконец, — мы имеем о нем письменные источники!

Ознакомившись с темами Ваших работ, мы заинтересовались термином “круги власти”. Что он означает применительно к армянской архитектуре?

Вы узнаете об этом, как только я закончу свою книгу! Идея в том, что Армения в VII веке управлялась полунезависимыми князьями, которые строили церкви на своих землях. Церкви действовали не только как “дома Бога”, но посредством своих надписей, местонахождения, а также — как я доказываю — своей центрально-купольной архитектуры, несли послание власти над малыми, но внутренне централизованными образованиями средневековой Армении. Много говорилось о Святой Софии времен императора Юстиниана, как символе центральной власти. Думаю, полезно было бы рассматривать точно так же и купольные сооружения армянского зодчества — с той лишь разницей, что сам символ многократно размножился.

Вы считаете Йозефа Стржиговского ключевой фигурой в историографии армянской архитектуры. Почему?

Он автор основополагающего 850-страничного труда. Несмотря на отрицательную оценку его политических взглядов, его нельзя игнорировать. Как я отметила в своей первой книге, это усугубит забвение, которому все еще предана армянская архитектура.

Вы проделали большую работу по возвращению в научный обиход наследия Стржиговского. Что в этом наследии самое актуальное?

Вероятно, его археологические исследования.

Чем Вы занимаетесь сейчас?

Пишу книгу “Геометрия власти. Армянская архитектура VII века”. Памятники архитектуры представлены здесь как средства для переговоров, документального свидетельства, зрелищных представлений и отсчета времени. Преподаю курс армянского искусства. Чтобы привлечь побольше студентов я назвала его “Еретики и иконокласты”! К моему удовлетворению в прошлом году у меня собралось около полусотни студентов-американцев.

Средняя оценка:0/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>