вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Армянский язык как средство выживания" - Ашот МЕЛКОНЯН

26.12.2006 Ашот Мелконян Статья опубликована в номере №4 (7).
Комментариев:0 Средняя оценка:5/5

Выступление на праздновании столетия Армянского Всеобщего Благотворительного Союза в Каире


Развитие любого языка проходит через определенные этапы, связанные с политическими и культурными условиями. Армянский язык не исключение из этого правила. Его путь тесно связан с многовековой историей нашего народа, с фундаментальными проблемами развития государственности и культуры.

Рожденному тысячелетия назад в качестве непосредственного наследника индоевропейского праязыка, армянскому языку пришлось пройти трудный исторический путь. Его формирование в раннюю эпоху относится к устному периоду, а прогрессивное развитие обуславливалось усилением армянского государства.

Книга “Урбатагирк”, напечатанная в Венеции в 1511 году  Акопом Мелапартом

Начало 1600-летнего периода письменного слова совпало с падением царства Аршакуни и в условиях отсутствия полноценной государственности имело огромное значение в деле сохранения нации. Длительное персо-турецкое владычество в позднем средневековье привело к постепенному упадку классического грабара и разделению сложившегося на его основе среднеармянского языка. В начале XIX века, при переходе к ашхарабару армяне на территории Османской империи окончательно сформировали западно-армянский вариант языка, а те, кто жил под властью вначале Персии, затем Российской империи, — восточно-армянский. Это обстоятельство не породило двух новых языков — в ходе естественного развития на основе грабара возникли две ветви одного и того же языка. Западноармянский вариант, который начал формироваться еще в XII-XIII веках, распространился на большей части исторической Армении, оставаясь гораздо более близким своему прародителю грабару.

Во второй половине XIX века, в условиях общего национально-культурного подъема, благодаря неустанному труду творческой интеллигенции произошла литературная разработка обеих ветвей. Центрами окончательного формирования западноармянского варианта стали Константинополь, Венеция, Смирна и другие города, эту же роль для восточноармянского играли Тифлис, армянские колонии в России и Индии. В основу литературного западноармянского был положен константинопольский диалект, в основу литературного восточноармянского — араратский.

Оживление национально-освободительного движения привело к появлению национальной идеологии, в рамках которой обе ветви армянского языка рассматривались как единое национально-культурное целое. Это представление возникло в начале XX века в кругах, как западно-, так и восточноармянской интеллигенции, имея целью не только взаимообогащение обоих вариантов языка, но и его приведение к единству при благоприятных политических условиях. Однако, в результате Геноцида 1915 года, физического уничтожения и изгнания с наших исторических земель было выкорчевано большинство носителей западноармянского варианта языка.

Образование на части Восточной Армении Первой Армянской Республики в 1918 году, казалось, должно было создать положительные условия для государственного попечения об армянском языке. Однако немалая часть руководящих деятелей Республики — в особенности бывшие военнослужащие российской армии — не только не принимала меры для поддержки армянского языка и его выхода на статус государственного, но различным образом препятствовала этому. Только после 28 мая 1919 года, после провозглашения Свободной, Независимой и Объединенной Армении, когда правительство Первой Республики провозгласило себя правительством также и Западной Армении, отношение к потерянной родине и языку ее населения несколько изменилось. Это обусловило принятие 28 декабря 1919 года Закона об армянском языке, согласно которому делопроизводство в стране необходимо было вести на именно на нем. Армейские офицеры западноармянского происхождения получили право отдавать приказы на западноармянском, даже на отдельных его диалектах, право оформлять документы на удобном для них языке и т.д.

Вместе с тем вновь созданное армянское государство не оправдало надежд западного армянства, оставшись для него “Араратской Республикой”. После советизации Армении и особенно после “реформы” правописания 4 марта 1922 года задача сохранения западноармянского варианта языка и месроповского правописания стала “привилегией” спюрка. В условиях тоталитарного режима новое правописание и восточноармянский вариант языка были навязаны всему советскому армянству, в том числе выходцам из Западной Армении и носителям западноармянских диалектов в Шираке, бассейне Севана, Джавахке, Ахалцхе, Нор-Нахичеване, а также в причерноморских районах, где проживали армяне Амшена. Западноармянских классиков издавали с новым абегяновским правописанием, что искажало содержание их произведений. К счастью, в спюрке были созданы мощные организации по сохранению национальных ценностей — это позволило не только сберечь, но и поднять на новый уровень литературный западноармянский вариант языка.

Однако с середины XX века языковая ситуация в спюрке по разным причинам начала меняться. Массовая репатриация, беспрецедентный рост использования иностранных языков, сокращение числа учащихся в армянских образовательных учреждениях, а также распространение в последние десятилетия искаженного, смешанного с русским, жаргонного восточноармянского варианта языка вследствие потока новых эмигрантов из Армении изменили положение вещей.

Мы вряд ли ошибемся, утверждая, что провозглашение независимости Армении в 1991 году привело к необоснованному успокоению не слишком ревностных деятелей спюрка, решивших, что вопросы языка теперь относятся исключительно к юрисдикции нового армянского государства. Как ни странно, время доказало, что проблемы родного языка не были поставлены в РА на должном уровне, несмотря на неоднократные заверения властей, принятые решения и законы.

Не стоит забывать, что еще в годы советской власти Армения и Грузия остались единственными республиками, где в новом варианте конституции 1978 года родной язык сохранился в качестве государственного. В “Декларации независимости Армении”, рожденной в атмосфере подъема Арцахского движения, затем в Конституции 5 июля 1995 года и “Законе о науке” 2002 года государственный статус армянского языка был официально сформулирован. Однако многочисленные проблемы остались нерешенными — в быту и рекламной сфере армянский язык продолжал оставаться в пренебрежении.

Вспомним, что законы о языке и рекламе обязывали с начального левого края всех вывесок писать крупными буквами армянский текст и только затем при желании помещать иностранный текст для рекламных или информационных целей. Однако закон постоянно обходится, как можно видеть на каждом шагу, особенно в Ереване. Ситуация не меняется несмотря на постоянное вмешательство государственной инспекции по языку, неоднократное повышение штрафов и публичные предупреждения. Положение практически не изменилось даже после дебатов о языке в Национальном собрании, проходивших в 2002-2004 годах. Естественно в таких условиях смешно было бы думать о каких-то обязательствах армянского государства перед западноармянским вариантом языка.

Проблема, несомненно, не только в государственном подходе к делу. В советское время связь проживавшей на родине интеллигенции с западноармянским была неполноценной в первую очередь из-за проблем приобщения к месроповскому правописанию. Не случайно, в ответ на справедливые слова части интеллигенции в спюрке и на родине о желательности возвращения к классическому правописанию, оппоненты злонамеренно либо по неведению стали отождествлять эту задачу с принятием Республикой Арменией в качестве государственного западноармянского варианта языка по “требованию” спюрка. В результате у большей часть населения невольно создалось впечатление, что месроповское правописание присуще только западноармянскому варианту, а абегяновское — восточноармянскому. Вдобавок многие вообще путают понятия “правописания” и “языка”. Так искусственно среди жителей Армении развивается негативное отношение к традиционному правописанию и западноармянскому варианту языка — он неоправданно становится “козлом отпущения”.

Попробуем выяснить причины создавшейся ситуации. Сегодня статус языка в Армении, в особенности статус западноармянского варианта в лучшем случае можно урегулировать только законодательным путем. В действительности, закон, как и во многих других случаях, практически не работает, а если и работает, то исключительно по отношению к литературному восточноармянскому. В статье 12 Конституции Республики Армения говорится: “Государственный язык в Республике Армения — армянский”. Хотелось бы надеяться, что авторы этого положения в Декларации независимости и Конституции имели в виду язык в целом, а не только литературный восточноармянский. Но если мы попробуем раскрыть скобки и выяснить, насколько положение Конституции относится к грабару, среднеармянскому и западноармянскому, мы столкнемся с серьезными трудностями. Например, в начале 90-х годов и даже после принятия Конституции 1995 года студенты из спюрка в ВУЗах республики наталкивались на препятствия, даже на запреты при выполнении письменных работ на западноармянском. В вопросе правописания заметна была тенденция обязательного использования действующих сегодня правил. Та же самая ситуация складывалась и при публичной защите кандидатских и докторских диссертаций. Неоднократно благодаря личному вмешательству мы смогли повлиять на Высшую аттестационную комиссию, чтобы она приняла работы, представленные на соискание ученой степени, у тех специалистов, которые с полным правом решили воспользоваться классическим правописанием. К счастью, по крайней мере в этом последнем вопросе, положение уже изменилось — сейчас обычным делом стала защита диссертаций, представленных на западноармянском, с использованием классического правописания, хотя это пока относится только к соискателям из спюрка.

Безразличное отношение проявляется и при составлении учебных планов, где проявляется недостаток интереса к западноармянскому варианту языка. До сих пор западноармянские авторы продолжают издаваться с использованием новых правил правописания и воспринимаются так же, как в советские времена. В ВУЗах западноармянский продолжают преподавать на восточноармянском — по нашему мнению, это не слишком плодотворно, хотя, конечно, нельзя забывать о почти полном отсутствии специалистов. Учебных часов явно недостаточно. Из 20 государственных и более чем 50 частных ВУЗов западноармянский преподается только в трех университетах — Ереванском государственном, имени Х.Абовяна, имени Р.Ачаряна, — а также в учебном центре “Спюрк”. Количество часов при этом не позволяет готовить квалифицированных специалистов-преподавателей западноармянского для школ Армении или Диаспоры.

Озабоченное ситуацией университетское руководство приняло новые учебные планы для магистратур указанных университетов. За последние года добавлены часы на изучение западноармянской литературы. Есть предложение ввести преподавание западноармянского на богословском факультете и факультете международных отношений.

За последние несколько лет научно-образовательный центр “Спюрк” организовал интересные серии курсов, чтобы ближе познакомить учителей в Армении и Диаспоре с Западной Арменией, ее литературой, историей и культурой. В прошлом году подобные курсы были введены в Эчмиадзинской семинарии Геворкян.

Несомненно, всего этого недостаточно. Тем более, что меры были приняты благодаря усилиям отдельных представителей интеллигенции, а также Католикоса Всех Армян, тогда как государственная власть практически самоустранилась от решения этой, существенной для Армении и Диаспоры проблемы. Мы — интеллигенция страны с 15-ти летней независимостью — серьезно запаздываем в деле сохранения в спюрке армянства и армянского воспитания, в основе которого лежат армянская школа, охрана и развитие языка под опекой государства. Время бить тревогу и всем народом приступить к исполнению задачи.

Сегодня мы не имеем целостного национального представления о спюрке, его взаимоотношениях с Родиной, унификации языковых правил, развитии школы и сохранении на этой базе западноармянского варианта языка, который находится под угрозой. Необходимо привлечь внимание властей и выработать такое представление при активном участии интеллигенции. В его основу нужно поставить идею о том, что западноармянский вариант языка больше не есть предмет заботы одного только спюрка, он находится под постоянным попечительством армянского государства. Не жалея сил, Республика Армения должна организовать подготовку на родине высококвалифицированных специалистов по западноармянскому и целенаправленно отправлять их в школы спюрка. С этой точки зрения крайне полезным могло бы стать открытие в Ереване университета по изучению западноармянского языка, чьи выпускники распределялись бы на определенный срок преподавателями в школы спюрка. Особое внимание следовало бы обратить на координацию работы зарубежных арменоведческих организаций и подобных организаций на родине.

Обнадеживают первые шаги в этом направлении. В Национальном собрании обсуждается несколько проектов закона. Согласно одному из проектов, подготовленному комитетом по культуре и образованию под председательством hРануш Акопян, в старших классах школ предусматривается изучение грабара и западноармянского варианта языка. Такая программа решит вопрос владения месроповским правописанием, непосредственного знакомства с нашим тысячелетним письменным словом и постепенно ликвидирует углубляющуюся в последние десятилетия пропасть между Родиной и Спюрком в вопросе правописания. В министерстве высшего образования и науки готовится программа для школы-двенадцатилетки с изучением грабара и западноармянского и подготовкой учебников по обоим предметам.

В то же время одной из первоочередных задач властей Армении должно стать создание развивающей национальное мышление серии учебников по языку, литературе, армянской истории, истории наших церкви и культуры на восточно- и западноармянском. Для решения этой сложной задачи необходимо использовать весь интеллектуальный потенциал Армении и Диаспоры. К примеру, можно поручить армянским организациям в Диаспоре представить ключевые моменты истории их стран и общин, включив их затем в курсы армянской и мировой истории. Такая политика с течением времени будет содействовать углублению общеармянского мышления.

Настало время очнуться и понять, что исчезновение западноармянского — неотделимой части нашего золотого языка — станет новым актом Геноцида. Без западноармянского языка окажется невозможной борьба за Ай Дат и признание Геноцида, которая за 90 лет стала для нашего народа образом жизни.

Средняя оценка:5/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>