вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Армяне в Сербии в XIII-XX веках" - Бабкен СИМОНЯН

25.12.2006 Бабкен Симонян Статья опубликована в номере №3 (6).
Комментариев:0 Средняя оценка:5/5

Бабкен СимонянБабкен Симонян: поэт, переводчик, публицист, сербист. Автор семи книг стихов, эссе, очерков, зарисовок, путевых заметок и около 700 публикаций. С 1975 года занимается армяно-сербскими литературными и культурными связями, изучает армянскую диаспору Сербии. Неоднократно участвовал в международных встречах писателей и переводчиков, международных ярмарках книг. Его произведения переводились на русский, сербский, эстонский, итальянский, венгерский, английский. За укрепление и развитие армяно-сербских культурных взаимоотношений, в 1993 году награжден "золотым значком" и дипломом министерства культуры Сербии. Член Союза писателей Армении и Союза писателей Сербии. С 1995 года официальный представитель Союза писателей Армении в Югославии (ныне Сербии). Авторские книги: "Сквозь балканские пожары" (очерки, эссе, 1994 и 1995 гг., литературная премия "Святой Савва"), "Запах Родины (стихи, 1994 г.), "Паломничество" (стихи, 1997, 1998), "От Арарата до Косово" (стихи, эссе, очерки, 2000), "Страна предков" (стихи, 2002). Составитель и автор предисловий на армянском и сербском: О. Туманян, "Сказки" (1995), "Армянское солнце" (стихи для детей,1996), Д. Максимович, "Земля повсюду одинакова" (стихи, 1998), Дж. Стоичич, "Родник в пустыне" (стихи, 1998), "Земля Арарата" (двуязычная антология, 2002), "Геноцид армян" (1995). Автор предисловий на сербском: "Блеск камня" (современная армянская поэзия", 1997), "Русский букет" (стихи для детей, 1998), Ф. Верфель, "Сорок дней Муса Дага" (2001).


В последнее время армянская колония в Сербии привлекает к себе особое внимание. К сожалению, история этой небольшой колонии не полностью исследована, есть только отдельные публикации о разных периодах ее формирования и развития. Как свидетельствует история, небольшие группы армян обосновались на Балканах еще в X веке. Уже тогда во Фракии и Македонии существовали армянские военные поселения, основанные византийскими императорами. Один из древнейших памятников армянского присутствия в Сербии — двуязычная надпись в монастыре Витовница, недалеко от сербского города Петровац.


Монастырь Витовница (фото автора).Монастырь Витовница и армянские зодчие

В письменных источниках по истории Сербии монастырь Витовница впервые упоминается в 1557 году как очень древний памятник. Некоторые исследователи датируют его временем правления короля Милутина (1282-1321 гг.). Высказывались предположения, что камень с армянской надписью не принадлежит Витовнице, а перенесен сюда из расположенного поблизости монастыря Орешковци. Однако это мнение не подтвердилось. Местонахождение камня и его связь с соседними камнями стенной кладки подтверждают, что надпись выполнена одновременно со строительством монастыря Витовнице. Армянский текст надписи был прочитан еще в 1948 году Сирарпи Тер-Нерсисян. Сербский текст в переводе на русский гласит:


ВО ИМЯ ОТЦА И СЫНА И СВЯТОГО ДУХА Я БЛАТО БАБУГОВ СЫН
ВОЗДВИГ ЦЕРКОВЬ ВО ИМЯ ОТЦА СВЯТОГО АКОПА
И СВЯТОГО ПЕТРА АПОСТОЛА В ПАМЯТЬ МОЮ И РОДИТЕЛЕЙ МОИХ
ЦЕРКОВЬ БЫЛА ОСВЯЩЕНА В АРМЯНСКОМ ГОДУ 667 (1218)


По мнению сербского ученого Дж. Бошковича, указанное по-сербски имя ктитора Блато надо исправить на более точное, армянское Лато. Очевидно, резчик недостаточно хорошо знал сербский язык.

Надпись на левой стороне камня частично пострадала, и нижний ее раздел читается не полностью. Однако другие строки дополняют смысл и дают о нем точное представление. Надпись состоит из семи строк: три первых на сербском, остальные на армянском. Судя по стилю исполнения, она сделана армянским мастером, который лучше владел особенностями начертания армянских букв, чем сербских. По мнению С. Тер-Нерсисян, монастырь Витовнице построил Лато в 1218 году, во имя двух святых — Акопа и Петра. Анализируя армянскую редакцию надписи, следует все же полагать, что монастырь носил имя одного Акопа, так как посвящение храма двум святым допускалось у армян только для Петра и Павла (Петроса и Погоса). Слово “отец” перед именем “Акоп” правильнее относить к настоятелю монастыря, обязанному в благодарность за построение храма служить в праздник апостола Петра обедню в память ктитора Лато и его родителей. Подобные факты упомянуты в многочисленных дарственных и строительных надписях на архитектурных памятниках в самой Армении.

Армянский ученый О. Халпахчян считает, что надпись была сделана в то же время, когда и строилась церковь. По мнению сербского ученого Дж. Бошковича, если надпись относится к Витовнице, ее церковь можно считать первой трехапсидной церковью в Сербии. Халпахчян, в целом соглашаясь с Бошковичем, пошел еще дальше, утверждая, что Витовница — старейший монастырь в Сербии, модель для архитектуры моравской школы. По сути Витовница действительно стала прототипом для всех монастырей и церквей, принадлежащих моравской школе, какими являются Раваница, Любостиня, Манасия и даже Горняк. Церковь Раваница, построенная в 1381 году по соседству с Витовницей, позже стала усыпальницей князя Лазаря, предводителя сербского войска в Косовской битве 1389 года — после гибели князя сюда были доставлены его останки. При князе Лазаре была построена также церковь в Горняке, в 14 километрах от Витовницы. Позднее сын Лазаря, деспот Стефан Лазаревич в 1407-1418 гг. построил монастырь Манасию, который стал усыпальницей самого Стефана.

Халпахчян отмечает, что в XIII веке, когда формировался стиль сербской архитектуры, в строительстве кроме местных мастеров участвовали также армянские зодчие, зарекомендовавшие себя в Сербии и соседних странах. Именно в XIII веке первый сербский архиепископ Святой Савва совершил паломничество по восточно-христианским странам. Известный сербский литератор Милош Црнянский свидетельствует в одном из своих произведений, что Савва посетил Киликийскую Армению. Восхищенный мастерством армянских зодчих, сербский архиепископ пригласил в Сербию армянских строителей для участия в строительстве церквей. Именно так армянская архитектурная школа повлияла на сербские памятники.

 

Карта путешествия первого сербского архиепископа Святого Саввы по восточно-христианским странам  (на карте путь проходит через Армению).
 

Надпись в Витовнице и архитектурный стиль монастыря подтверждают, что он был построен армянскими зодчими и принадлежал местной армянской колонии во главе с тем самым Лато. Сербский текст перед армянским свидетельствует о зависимости колонии от местных правителей. Таким образом, монастырь Витовница и схожие с ним строения свидетельствуют о культурных связях средневековой Армении с Сербией.
 

Битва на Косовом Поле 1389 года и монастырь Ерменчич

Армянская колония Сербии в течение истории всегда была малочисленной, и армянских памятников здесь было не так много. Об армянских церквях, построенных в XVII веке в Белграде и XVIII веке в Нови Саде, сохранились записи и ценнейшие сведения, но о Ерменчиче до недавнего времени ничего не было известно.

После варварских нападений татаро-монголов на Армению и взятия Ани в 1236 году древняя столица была разрушена и опустошена. Многие жители города переселились в Крым, часть из них позднее отправилась оттуда в Польшу, Молдову, Трансильванию и Сербию. В Сербию бывшие анийцы переселились из Крыма в XVI веке. До этого история сохранила в народных преданиях память поколений об армянах-воинах в составе османской армии. Свидетельство тому монастырь святых Гавриила и Михаила, известный в народе под названием Ерменчич, в 8 километрах от популярного курорта Сокобаня.

Монастырь Ерменчич основан примерно в 1392 году, после знаменитой Косовской битвы между турками и сербами. Согласно народному преданию, он построен армянскими воинами османской армии, которых насчитывалось пять тысяч. Турки-османы еще не подчинили себе Армении, которая была в то время ареной борьбы кочевых племен и подверглась первому нашествию Тимур-ленга. Возможно, армяне оказались в составе султанской армии как наемники, возможно, они принадлежали к армянским общинам на покоренных османами землях и обязаны были воевать, как вассалы. Узнав, что турки собираются поработить православных сербов, армяне покинули Косово поле, укрылись от турок и в знак благодарности Богу построили монастырь, посвятив его своим спасителям — святым архангелам Гавриилу и Михаилу.

 

Каменная плита с надписью на армянском и сербском языках находится в монастыре Витовница (надпись датируется 1218
 

С тех пор монастырь в народе назывался Ерменчич. Кстати, так называется и северо-западная часть горы Озрен, где находится этот древний памятник. В 1796-97 годах турки сожгли и разрушили монастырь. Незадолго до первого сербского восстания (1804-1813), в Сокобани недалеко от монастыря Ерменчич формировались отряды гайдуков для изгнания из страны турок. Гайдуки Стеван Синджелич, Велько, Петар Добрняц и другие приостанавливают продвижение турок по направлению Алексинац-Ниш и наносят им поражение. Узнав об этом, турецкий паша города Ниш направляется с войском к Сокобани. Гайдуки бегут в Неготин, а турки разоряют район Сокобани, в том числе разрушают армянский монастырь Ерменчич, который считался местом сбора гайдуков.

Хотя монастырь Ерменчич находился в горном лесу, далеко от дорог, турки несколько раз сжигали его, превращая в развалины. Однако сербский народ святыню восстанавливал и всегда собирался вокруг нее, сохраняя свою веру.

До 1806 года монастырь оставался разрушенным, о его первоначальном несохранившимся виде, к сожалению, практически ничего не известно. В годы первого сербского восстания под руководством Караджордже (Кара-Георгия) монастырь был очередной раз восстановлен и превращен в военную больницу, куда после Делиградской битвы привозили раненых солдат. В Ерменчиче и окрестных монастырских домах залечивали свои раны сотни бойцов. Тех, кому не удалось выжить, хоронили в рощах рядом с монастырем. Многие могилы сохранились и по сей день, однако, к сожалению, без памятных записей. Тогда в Сербии появилось много безымянных могил — подавляя восстание, турки строили “челе кулу” (“башни из голов”).

Армяне были очень лояльны к стране, которая оказала им гостеприимство, и приняли Сербию, как свою вторую родину, вместе с обычаями, церковными ритуалами. Видимо, из-за отсутствия особой разницы между армянскими и сербскими похоронными обрядами армяне не хоронили своих умерших на отдельных кладбищах. Хороня их на сербских кладбищах, ставя такие же памятники, как на сербских могилах, армяне не оставили следов своего существования.

Во время второго сербского восстания, в 1815 году монастырь Ерменчич вновь подвергся разрушению, однако через десятилетия — предположительно в 1892 году — снова был восстановлен. В 1926 году монастырь, кто знает в который раз, разрушается и остается в развалинах вплоть до конца 80-х годов XX века. Именно тогда по инициативе местных священников и Управления охраны памятников города Ниш был представлен новый проект восстановления монастыря Ерменчич. Большую роль в этом деле сыграл духовный предводитель города Сокобаня, священник Петар Милинкович, который и предоставил мне интересные исторические сведения о Ерменчиче.

Недалеко от курорта Сокобаня находятся города Алексинац, Княжевац, Ниш, где до сих пор живут немногочисленные армяне. Хорошо осведомленные об истории монастыря Ерменчич, они по сей день считают монастырь святым местом, где в далеком прошлом побывали их соотечественники.

Изучая документы переписи населения XV века, некоторые сербские ученые пришли к выводу, что на территории Косово существовали сербские имена Эрменка, Ерменка, что в переводе значит “армянка”. На основании своих многолетних исследований, автор этого очерка пришел к выводу, что имена появились и долгое время сохранялись после Косовской битвы, после которой часть воинов-армян осталась жить в православной Сербии. Это еще одно доказательство совместной жизни сербов и армян, переплетения топонимов, имен, традиций и многого другого.

 

Белград и армяне

Монастырь Ерменчич построен в 1392 году недалеко от сербского курорта Сокобаня (фото автора).

Армянские колонии, как таковые, сформировались в Белграде в начале XVII века. Вот какие сведения дает хронограф того времени Григор Даранагци: “К тому времени, когда мы прибыли из Кафы (Феодосии) в Константинополь, все население страны Армянской, начиная от Кафы и ниже, переселилось сюда, одни — на два года раньше, другие — с нами, то есть в году 1605. Однако было немало и тех, которые пришли позже и рассеялись по всем городам Анатолии и Румелии вплоть до Белграда, до страны Пултанской (Молдавии) и Польши”.

Большая часть переселенцев была из села Шорот Нахичеванской области, Еревана и Эрзерума, а также из Крыма, где возникли засуха и голод.

О проживании армян в Белграде свидетельствуют документы и надгробные надписи. В Белградской крепости, в самом сердце города, среди многих античных и средневековых памятников сохраняются три реликвии трехвековой давности — надгробные камни с армянским надписями, подтверждающие факт проживания армян в Белграде.

История образования армянской колонии в Белграде по сей день окончательно не прояснена. В ходе почти тридцати лет изучения прошлого армянской колонии, армяно-сербских исторических и культурных взаимоотношений автором этого очерка собран редкий, ценнейший материал, который мог бы послужить основой для отдельной книги об армянах не только Белграда, но и Сербии в целом.

Как же возникла небольшая колония армян в Белграде? На протяжении веков армяне славились как строители, архитекторы, ремесленники, мастера по созданию рукописных книг и книгопечатанию. Такие люди много ездили по разным странам и часто не возвращались на родину. С другой стороны колония могла образоваться в результате неоднократных передвижений армянского населения из-за разорения родины захватчиками и религиозных гонений. Именно таким путем образовалась новая армянская колония в Сербии в начале XX века, после геноцида 1915 года.

Историю первоначальной армянской колонии Белграда, видимо, следует начинать с 1521 года, когда Аслан и Алпиар Багратуни оставили Карин (Эрзерум) и перебрались в столицу Сербии. Их отец Аствацатур принадлежал к династии анийских царей Багратуни. Об Аслане и его потомках ничего не известно. Алпиар Багратуни имел одного сына по имени Ходжа Муратхан Белградец, который женился на армянке знатного рода и в свою очередь имел двух сыновей — Петроса Челеби Белградца, скончавшегося в раннем возрасте и Абраама (Абро) Челеби Белградца (Отметим, что все армяне — уроженцы Белграда непременно добавляли к своим именам слово “Белградец” — Б.С.). Абраам также сочетался браком с армянкой знатного рода. Это подсказывает нам, что Белград часто посещался армянами и имел богатую армянскую колонию. В архивах Конгрегации венецианских мхитаристов сохранилась рукописная Библия, созданная в 1656 году Ованесом Дпиром из Польши. Ее памятная запись является ценнейшей реликвией с описанием биографии Абро Челеби. Абро представлен здесь человеком грамотным и преданным церкви. В 1632 году (по другим источникам в 1634 г.), в возрасте 11-13 лет, он уже совершил паломничество в Иерусалим. В зрелом возрасте за счет ума, сметливости и щедрости достиг больших успехов в торговой сфере. Абро Челеби — выдающаяся личность в армянской действительности XVII века. Богатейший человек, патриот, влиятельное лицо в армянской колонии Белграда, он сделал много полезного для армянства, жертвовал крупные суммы на церковное строительство. Образ Абро Челеби ярко выражен в одной из рукописных копий “Хроники” Еремии Челеби Кеомурчяна 1676 г. (оригинал “Хроники” считается потерянным). Еремия Кеомурчян был известным летописцем, писателем XVII века, современником Абро, жил у него дома в Белграде, как воспитатель его детей. Еремия создал множество литературных произведений, самым известным их них считается трехтомник “История Константинополя” — прозаическое произведение, издание которого финансировал сам Абро Челеби. Перу Еремии Челеби Кеомурчяна принадлежит также пятитомник о династии Абро Челеби и значительных событиях того времени. Первые четыре тома считаются утраченными, последний пятый том обнаружил отец Нерсес Акинян, известный ученый из числа венских мхитаристов. Еремия Челеби писал также стихи, поэмы, послания, эпитафии. Своему благотворителю Абро Челеби он посвятил четыре стихотворения на армянском и турецком языках.

Абро Челеби Белградский скончался в 1676 году в возрасте 55 лет. В это время его сыновья находились далеко: Саркис занимался торговлей в Италии, а Матевос жил в Смирне. Абро похоронили с почестями на армянском кладбище “Елтырым” в Адрианаполе (Эдирне). Надпись на его надгробии была впервые опубликована 1926 году в журнале венецианских мхитаристов “Базмавеп”:

ЗДЕСЬ ПОКОИТСЯ СЫН МАХТЕСИ
МУРАТЯНА БЕЛГРАДЦА ГОСП. АБРААМ
ЧЕЛЕБЯН (т. е. ЧЕЛЕБИ) ПОЧИВШИЙ ВО ХРИСТЕ
УГАСШИЙ 10 АПРЕЛЯ 1676 г. ПО Р.Х.

К сожалению, в Белграде не осталось ни одной надгробной надписи потомков царской династии Багратуни, так как сыновья Абро Челеби еще при его жизни переехали в другие страны.

Вернемся, к надгробным камням, сохранившимся в Белграде. Впервые мне пришлось их увидеть в 1993 году, хотя задолго до этого я уже знал, что они хранятся на территории Белградской крепости. С первого же “знакомства” с надписями я понял главное. Однако предстоял кропотливый и длительный труд по уточнению обстоятельств, в результате которых они попали в Белградскую крепость.

Б. Симонян в Белградской крепости расшифровывает надпись с надгробной плиты 1714 года.

Позднее мне не раз приходилось бывать в крепости, тщательно изучать камни, чьи скупые надписи говорят о многом. Отдельные буквы на камнях были слегка повреждены в течение времени, видимо в связи перевозкой с одного места на другое. На двух камнях надписи сохранились полностью и довольно хорошо, на третьем — не сохранилась часть текста с датой смерти. Однако по контексту можно понять содержание целого, а по начертанию букв, схожему для всех трех надписей — предположить, что покойный умер в конце XVII или начале XVIII века. Мне удалось точно расшифровать все три надписи. (Достоверность расшифровок утверждена сотрудником Управления по охране памятников, историком Суреном Сагумяном 22.08.1994 г.).

Вообще расшифровка надписей — это профессия, в которой сконцентрированы разные науки, в том числе история, историография, лингвистика, этнография, знания о летосчислении. Средневековые армянские надписи на надгробных камнях и хачкарах написаны на староармянском языке — грабаре. Да и не только надписи. Все лучшее в истории армянского народа — перевод Библии, средневековая поэзия, научные работы по медицине, математике и астрономии создано именно на грабаре.

Работа над расшифровкой надписей была завершена еще в 1994 году в Белграде. Тогда мне удалось уточнить некоторые подробности их судьбы. Долгое время, вплоть до 1918 года вместе с другими редкими памятниками они находились во дворце княгини Любицы, затем их доставили в здание Народного музея в Белграде, а с 1971 поместили на территории Белградской крепости.

Этих сведений мне было недостаточно, и я отправился в Управление по охране памятников города Белграда. Руководство Управления очень бережно относится к культурному наследию и ценностям любого народа, жившего и творившего в сербской столице. Ведь все это — вехи истории Белграда.


Армянская церковь в Нови Саде, построенная в 1746 году (фото начало 60-х годов прошлого столетия).И вот передо мной план города Белграда XVII века. На плане ясно и четко отмечена армянская церковь, построенная во второй половине века приезжими армянами. Впервые о ней упоминает в своих путевых заметках 1658 года французский путешественник Г. Кикле. Позднее армянскую церковь описывают также Й. Ауер в 1664 г. и английский путешественник Э. Браун в 1669 г. О своем пребывании в Белграде последний пишет: “Остановились мы у одного армянского купца, где нас приняли очень хорошо. Мы посетили и других армянских купцов, которые построили себе прекрасные дома. В одном из домов были фонтан, прекрасная баня и печь. Здесь нас угостили кофе, шербетом и отличным вином. Эти армяне распространены по всем торговым местам, имеют свою церковь в Белграде. Мне кажется, что армяне в торговле более честны, открыты и дешевле торгуют, чем евреи и греки”. А вот немецкий путешественник М. Прандштетнет, описывая Белград в 1608 году, говорит только об армянском кладбище, огражденном и отделенном от католического, не упоминая церковь. Это позволяет уверенно заявить, что сначала появилось армянское кладбище — по всей вероятности, после переселения армян во второй половине XVI века, а позже рядом основали церковь.

Говоря об армянской церкви Белграда второй половины XVII века, важно отметить, что здесь, как и во многих других армянских церквях, создавались рукописные книги. Трудно сказать, сколько их было написано в Белграде — часть стала жертвой разрушительных войн. Следует отметить сборник религиозных песнопений “Тагаран”, созданный в 1688 году Аракелом дпиром Скютарци по заказу Ходжи Паноса — ныне книга находится в городской библиотеке Нюрнберга. По всей видимости, ее вывезли из Белграда австрийские войска во главе с князем Максимилианом Баварским, вступившие в город летом 1688 года. Белград тогда лишился многих ценностей и раритетов, в том числе плана города с армянскими церковью и кладбищем.

Сегодня трудно определить точное местонахождение церкви. Сравнивая план Белграда XVII века с сегодняшним планом, можно предположить, что она находилась между нынешними улицами Обиличев венац и Царица Милица, в нескольких десятках метров от одного из центральных кварталов — Зелени венац. С учетом датировки расшифрованных надписей надгробные камни несомненно находились на армянском кладбище.

Надпись, датированная 1714 годом, свидетельствует, что в Белграде жил богатый армянин, ага, по имени Мурат из Шорота, сын некого Самуела (Самвела).

БЛАГОДАРЯ ВСЕМОГУЩЕМУ БОГУ
ЭТО НАДГРОБИЕ АГА МУРАТА ИЗ ШОРОТА,
СЫНА САМУЕЛА, ПОЧИВШЕГО ВО ХРИСТЕ
В ГОДУ ХРИСТОВОМ 1714 г. 4 МАРТА

В другой надписи от 1685 года говорится о некоем армянине Унане из города Ван.

ЭТО НАДГРОБИЕ
ВАНСКОГО УНАНА
1685 г.

Сохранившаяся часть третьей надписи гласит.

ЭТО НАДГРОБИЕ
МАХТЕСА СЫНА МОВСЕСА

Надгробная плита Унана из Вана, датируемая 1685 годом (фото автора).

Упомянутые армяне из Вана и Нахичевана, конечно, не были единственными членами армянской колонии в Белграде. Вдали от родины армяне всегда жили компактно, близко друг от друга, в Белграде их могло быть несколько десятков, если не больше. Недалеко от бывшей армянской церкви, на кладбище, несомненно, находились и другие надгробные камни — возможно, когда-нибудь их удастся обнаружить.

Форма и обработка надгробных камней позволяют утверждать наличие среди армян Белграда мастеров-каменотесов, владевших техникой резьбы, характерной для армянских надгробий и составлением положенных надписей. Все тексты на средневековых надгробных камнях в Армении схожи по своей сути и лаконичности. Тем не менее, они содержат много интересной для истории информации.

Сохранилось другое важное подтверждение существования армянской колонии в Белграде. После вторичного прихода в Белград австрийцев в 1717 году, местным армянам была предоставлена мечеть Зейнадын-аги с целью реконструкции и освящения ее в качестве церкви.


Снос армянской церкви в Нови Саде в 1963 году (фото Й. Вайдла)Первые записи о мечети в источниках появляются в 1536 году. На итальянском плане Белграда она отмечена в 1696 году, сегодня это место находится на углу улиц Царя Душана и Солунска. А вот в австрийском плане города 1739 года на том же месте обозначена армянская церковь, что подтверждает факт передачи здания. Отсюда можно делать вывод: церковь второй половины XVII века, построенная самими армянами, была разрушена или снесена турками, которые владели городом до австрийцев.

Много ценных документов об армянской колонии Сербии сохранилось в архивах Конгрегации венецианских и венских мхитаристов. Большую часть составляют письма, изданные в 1930 году, многие из них свидетельствуют о духовных связях мхитаристов с Сербией. У венских мхитаристов хранятся документы об армянской колонии Белграда и Петроварадина (Нови Сада), в том числе книга записей о крещении, бракосочетаниях и смертях тамошних армян.


В 1732 году духовным предводителем армян в Белграде назначается венецианский мхитарист вардапет Егиа Константинопольский. К его приезду в Белграде насчитывалось 35 армянских семей и 25 неженатых лиц, общее число армян составляло около 200 человек. Егиа Константинопольский приложил немало усилий для преодоления разногласий среди белградских армян — одни были приверженцами Армянской Апостольской Церкви, другие исповедовали католическую веру. Осенью 1733 года в Белграде началось строительство новой армянской церкви. Большую часть средств предоставили богатые купцы родом из Шорота — Овнан, Кеозал, Джаназиз.

В 1735 году вардапет Егиа по состоянию здоровья прекратил свою духовную деятельность. Его заменил один из любимых питомцев Мхитара Себастаци, отец Акоп Бузаян, с которым основатель ордена некогда вместе прошел весь путь от Константинополя до Венеции. Однако в 1737 году Бузаян тяжело заболел и в октябре скончался в Белграде, где и был похоронен в армянской церкви. В ноябре того же года его заменил Микаел вардапет Вардересян из Себастии.

 

Каменная плита с надписью из армянской цервки Нови Сада. Ныне хранится в музее Петроварадинской крепости (фото автора)


Новое переселение армян из Белграда

Могила трех армянских священников на католическом кладбище в Нови Саде (фото автора)Летом 1739 года стало ясно, что Белградская крепость не сможет выдержать нового турецкого нападения на город. В июле этого года обессиленному отцу Микаелу на смену пришел Акоп Эрзерумци из Венеции, которому суждено было стать последним венецианским мхитаристом в качестве духовного предводителя белградских армян. В августе большая группа армян во главе со своим духовным предводителем покинула Белград и перебралась через Саву и Дунай в Петроварадин. Интересные сведения о первых годах истории армянской колонии на новом месте сохранились в памятных записях 1831 года из архиепископских архивов города Калоча. В одной из записей говорится: “В августе 1739 года, когда турки заняли Белград, мы, армяне, покинули город и от варварских войск бежали со своим духовным предводителем Акопом Эрзерумци из Конгрегации мхитаристов Венеции, перебрались и обосновались в Нови Саде, на противоположной стороне Петроварадина. В первые годы нашего переселения отец Акоп жил в католическом монастырском доме, и мы ему оплачивали жилье, а обряды проводились в католической церкви. Так как нам было неудобно такое положение, мы в октябре 1743 года собрались и решили построить отдельную церковь. В этой связи мы отправили нашего духовного предводителя отца Акопа в Калочу, к архиепископу Гавриилу, чтобы тот дал нам разрешение построить церковь. Получив разрешение, мы купили земельный участок для монастырского дома, вместе со старым домом за 200 форинтов, из суммы, которая была собрана для постройки церкви. Мы огородили земельный участок, посадили деревья. Все расходы составили 400 форинтов”.

В мае 1746 года началось строительство армянской церкви, а 17 ноября того же года она была освящена. Одним из крупных жертвователей на постройку церкви в Нови Саде был известный купец Ованес Джаназизян, умерший в 1751 году и похороненный под люстрой церкви. И сегодня в центре Нови Сада, где когда-то возвышалась армянская церковь, сохранилась могила с надгробным камнем Джаназизяна. Он был одним из первых армян, получивших гражданство Нови Сада. Джаназизяны считались самыми известными в Нови Саде купцами, позже они приняли фамилию Ченази.

Кроме династии Джаназизянов, во многих документах сохранились имена армянских семей Агамал (Агамалян), Исекуц (Исекуцян), Аведик (Аветикян), Маркар (Маркарян), Малахян и других. Об Агамалах в записях Нови Сада впервые упомянуто в 1778 году. Здесь сообщается, что Агамалы также были выходцами из села Шорот Нахичеванской области. Из династии Исекуц самым известным был Карл, получивший в Нови Саде философское образование. На католическом кладбище города сохранилась могила с памятником одному из членов этой династии. Можно сделать вывод, что из села Шорот в Сербию приезжали в основном купцы, богатые люди, мастера и ремесленники. Из Нахичеванской области, в том числе из Шорота в Сербию в середине XVII века переехало значительное число армян, еще раньше миграции армян в Сербию из Нахичевана (через Крым) способствовало насильственное переселение шахом Аббасом армян Старой Джуги в 1604-1605 годах.

В музее Петроварадинской крепости по сей день хранятся реликвии из армянской церкви. Каменная плита с надписью о постройке, датированная 1746 годом — самое яркое свидетельство о существовании армянской колонии в Белграде и Нови Саде. После разрушения и восстановления церкви, на каменной плите прибавилась памятная строчка. Надпись гласит:

СИЯ НЕБОЛЬШАЯ ЦЕРКОВЬ ЛУСАВОРИЧА
(т.е. Григория Проветителя — Б.С.) —
ПАМЯТЬ ДУШИ НАШЕЙ НАЦИИ АРМЯНСКОЙ
ПОСТРОЕНА НА СРЕДСТВА ПОКИНУВШИХ БЕЛГРАД
И ПОСЕЛИВШИХСЯ В НОВИ САДЕ — 1746
РАЗРУШЕНА В 1849, ВОССТАНОВЛЕНА В 1872

В книге “Путешествие в Польшу” историка и этнографа, члена Конгрегации венецианских мхитаристов Минаса Бжшкяна, изданной в Венеции в 1830 году, сохранились интересные записи. Описывая Петроварадин (т.е. Нови Сад), Бжшкян дает сведения об армянских переселенцах из Белграда: “Найсац, это новосооруженный вольный королевский город, построенный на окраине великой реки Дунай, напротив неприступной крепости Петроварадин, к которому мы приплыли по этой реке на пароме после того, как посетили многие города Маджарии (Венгрии) и Славонии. В этом благоустроенном городе много домов, гражданских сооружений и церквей. Прежде в городе проживало много армян и видных купцов, многие из которых переселились сюда из Белграда, однако ныне осталось всего 30 домов армян, которые обладают великолепной каменной церковью во имя Святого Просветителя (Григория), при ней каменный жилой дом и сад, который тянется до реки Дунай. Эти дом и церковь процветают благодаря попечительству многополезного вардапета отца Карапета. Церкви принадлежит также имение, попечителем которого императорским указом назначается кто-нибудь из членов Конгрегации мхитаристов”.

Революция 1848-1849 годов нанесла большой ущерб армянской колонии Нови Сада. Армянская церковь сгорела, значительная часть армян переселилась в Будим, Вену и Трансильванию. После революции в городе осталось около 30-40 армян. В 1850 году духовная миссия венецианских мхитаристов в Сербии переходит к мхитаристам Вены. В 1857 году из Вены в Нови Сад прибывает отец Симон Неди-Антонян и сразу начинает акцию сбора средств на восстановление церкви. Лишь в 1872 году усилиями благотворительницы православной сербки Марии Трандафил церковь была восстановлена.


Как уже отмечалось, в архивах Конгрегации мхитаристов сохранилось много ценнейших материалов, в том числе писем. В одном из них, от 6 мая 1872 года, отец Симон Неди-Антонян обращаясь к Аббату венских мхитаристов, с благодарностью пишет о сербке-благотворительнице Марии Трандафил (урожденной Попович): “Высокочтимый Отец! Я получил вашу дарственную грамоту от 23 апреля. Надеюсь, что высокочтимый Отец примет мое письмо от 24 апреля, в котором находится также письмо для Отца Игнатиоса. 25 апреля я послал письмо по адресу Отца Овсепа, который в то время, по сведениям Отца Игнатиоса, находился в Вене. В письме также вложена газета, выходящая в Нови Саде на немецком. Газета детально сообщает о посещении делегацией нашего православного города, а также о благотворительнице Марии Трандафил”.

Проезжая в 1877 году по Нови Саду летописец А. Алтунян пишет: “Раньше здесь было 40 армянских домов, все их хозяева были очень богатыми купцами, а вот сегодня нет даже 20 домов. Есть прекрасная церковь (Григория Просветителя), со своим имением и резиденцией. И все это находится в руках католиков”.

В 1913 году с духовной миссией в Нови Сад приезжает отец Габриел Меневишян, крупнейший ученый-филолог, секретарь Конгрегации венских мхитаристов. Здесь он остается до конца жизни — умер Меневишян в 1936 году. Современники отца Габриела хорошо помнили старого и седого священника, который оставался при церкви и тогда, когда армян в Нови Саде уже не было. Владел он десятью языками, от санскрита до современных языков. На старости лет начал изучать и сербский язык. Газета “Дан”, издававшаяся в Нови Саде, в номере от 15 ноября 1936 года писала по поводу смерти Меневишяна: “Помним, как хвалил Панта Стефанович своего “ученика” по сербскому языку, который на восьмом десятке при отличном знании других языков начал изучать и наш”.

Наряду с духовной деятельностью отец Меневишян занимался и научной работой. Один из близких друзей отца Габриела, доктор Светозар Поштич, позднее рассказывал, как готовил свой этимологический словарь армянский священник.

Армянская церковь Нови Сада долго оставалась без своего духовного предводителя. К концу 50-х годов прошлого столетия сюда был назначен отец Самуелян из венских мхитаристов, однако по воле судьбы ему не с кем было общаться из соотечественников, так как армянская колония Нови Сада перестала существовать.

В богатом архиве автора этого очерка есть интересные записи, документы, фотографии о жизни армян Нови Сада. Жительница города, венгерка по национальности, Илона Медер рассказала мне следующее: “Наша семья дружила с отцом Габриелом. Когда он умер, мой отец очень жалел, так как много интересного узнал от него об Армении, ее истории. Хорошо помню, как прекрасно пел отец Габриел. Когда он скончался, из Вены приехал ему на смену отец Поликарп Самуелян, которому суждено было стать последним духовным предводителем из числа венских мхитаристов в Нови Саде. Отец Самуелян хорошо владел французским, немецким, турецким, сербским и понимал венгерский. При отце Самуеляне в Нови Саде армян уже не было, песнопения в армянской церкви проводились на венгерском и немецком языках. На армянском пели только в праздничные дни и по воскресеньям. Я играла на органе, а церковные гимны на армянском исполнял Тури Михаль, венгр по национальности. Отец Самуелян был очень любим и уважаем, часто бывал в нашей семье, дружил с моим отцом. Я на всю жизнь запомнила доброго армянского священника, который рассказывал нам о Конгрегации мхитаристов, о трагической судьбе и кровавой истории Армении, о геноциде и, конечно же, о прекрасном романе Франца Верфеля “Сорок дней Муса Дага”, впервые вышедшем в переводе на сербский языке в 1937 году.

Каждый день я ходила на репетиции вместе с другими церковными хористами. Все мы видели как отцы Меневишян и Самуелян переживают из-за отсутствия армян в Нови Саде, видели их приверженность церкви. Армянская церковь имела чудесную акустику, песнопения наполняли пространство под сводами и все окрестности.

В начале 1960-х годов отец Самуелян по состоянию здоровья вернулся в Вену, где и скончался. Вместо него богослужения вел священник Вецо Баич. Настал 1963 год — однажды утром неизвестный человек пришел к Баичу и без всяких объяснений потребовал ключи от церкви. На следующий день начался снос единственной армянской церкви, сохранившейся на территории Югославии…”.

О сносе церкви заговорили еще в 1959 году. Свидетельство этому — письмо генерального Аббата Конгрегации венских мхитаристов Месропа Гапозяна в МВД Социалистической Федеративной Республики Югославии:

“Как нам стало известно, уже долгое время в газетах Нови Сада говорится о сносе нашей церкви по адресу Народных героев, 13.

9 октября 1959 года наш представитель отец Самуелян, который одновременно является настоятелем церкви, был вызван в Секретариат по финансовым делам, где ему сообщили, что городские власти намерены забрать армянскую церковь, т.е. снести ее.

23 декабря 1959 года священник церкви обратился в Управление по защите памятников Нови Сада, с письменной просьбой о сохранении церкви, так как она взята под его защиту с 1951 года. Отец Самуелян был извещен о том, что Управление по охране памятников уже дважды (13 марта и 24 октября 1959 года) в этой связи обращалось в Совет по культуре Нови Сада.

В этой ситуации обращаемся к Вам, господин министр, с полной уверенностью в скорой помощи ради спасения нашей 200-летней церкви, имеющей историческую ценность. Верим, что мы вправе обратиться именно к министру, так как уже в 1949 году дом для священников при церкви был снесен в связи с городской застройкой. В этот раз пострадает церковь, которая провозглашена историческим памятником. Для нас было бы очень больно видеть разрушение церкви, поскольку она и несколько надгробных памятников остались последними следами памяти о некогда многочисленной и влиятельной армянской колонии Нови Сада и Петроварадина.

В ожидании благоприятного решения моей просьбы остаюсь верен господину министру

Месроп Гапозян
Генеральный Аббат Конгрегации
венских мхитаристов
Вена, 12.01.1960 г.”


От армянской колонии Нови Сада остались документы, редкие реликвии, захоронения. В 1932 году при проведении канализации в здании Апелляционного суда, напротив армянской церкви, под грунтом сооружения было обнаружено семь хорошо сохранившихся скелетов. Это подтвердило предположение о существовании здесь армянского кладбища еще в 1834 году. По окончанию канализационных работ кости, найденные во дворе Апелляционного суда, были снова перезахоронены на прежнем месте.

На католическом кладбище сохранились могилы священников-мхитаристов, служивших в Нови Саде. Роскошный склеп династии Ченази (Джаназизян) за памятной плитой на месте бывшей армянской церкви словно олицетворяет память об армянской колонии Нови Сада.


Армянская колония Сербии новейшего времени и “Армянский дом” в Белграде

Образование армянской колонии Сербии новейшего времени связано с кровавыми событиями 1915 года, Геноцидом армянского народа, хотя отдельные группы армян, в основном ремесленники и купцы, переселялись в Сербию и в конце XIX века. Гораздо активнее армянская колония в Сербии начала формироваться в 20-х годах прошлого столетия. Потеряв родные очаги, родственников, чудом спасшись от смерти, некоторые армяне переселились в Сербию и обосновались в городах Белград, Врнячка Баня, Крушевац, Младеновац, Заечар, Неготин, Княжевац, Ниш, Алексинац, Вранье. Трудно сказать, сколько всего армян обосновалось тогда в Сербии — сегодня их насчитывается не более 200, в том числе 150 человек в Белграде.

Сербы очень дружелюбно приняли армян, и те в свою очередь полюбили гостеприимных сербов. Со временем армяне приспособились к местным традициям. Многие открывали магазины или же занимались торговлей кофе, что было весьма прибыльным делом. Детей приходилось отдавать в сербские школы, так как армянских не было. Однако, во многих армянских домах традиционно звучала армянская речь, и это помогало спасти от забвения родной язык.

Бывший армянский дом в Белграде, снесенный в конце 90-х годов прошлого столетия (фото автора)В середине 1930-х годов армяне Белграда начали формировать “Союз армян Югославии”, чей устав министерство внутренних дел утвердило 23 января 1936 года. В те годы в Белграде проживало около 20-25 армянских семей. На собранные ими средства было куплено здание на Далматинской улице. Старинная деревянная ограда, внутри небольшой двор и одноэтажный дом с черепичной крышей. “Армянский дом” — так называли белградские армяне это небольшое здание. Здесь собирались армяне не только из столицы, но также из других городов Сербии. Проводились занятия по изучению армянского языка, истории родного народа, при “Армянском доме” даже существовал небольшой хор. Все это являлось как бы продолжением бывшей армянской колонии Белграда, существовавшей около 400 лет назад. Для белградских армян “Армянский дом” был частицей родины.

По инициативе наиболее авторитетных белградских армян в начале 1990 года в Белграде было основано общество сербско-армянской дружбы. Местные армяне начали возвращаться к своим национальным истокам, глубже осознали свою национальную принадлежность. По согласованию с сербским властями и сербской православной церковью, вот уже в течение 15 лет в скорбную дату 24 апреля по традиции в церкви Святого Архангела Гавриила проводится богослужение в память жертв геноцида армян 1915 года. Это небольшая церквушка, где одновременно могут находиться не более 80-90 прихожан. В течение многих лет местным армянам не удавалось сплотиться, а вот день 24 апреля помог им сблизиться.

Десятки судеб и биографий сербских армян, с которыми мне пришлось сталкиваться, и сегодня остаются сферой моих интересов и исследований. Осколки народа, разбросанного по миру, эти люди вдали от родины, испытывают неутолимую тоску по Армении и родному языку. Хотя сегодня армянская колония Сербии считается одной из самых малочисленных в мире, когда-то она была известной и влиятельной. Ее достойные представители, оставили после себя добрый след, став мостом между двумя духовно близкими народами.

Средняя оценка:5/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>