вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Жизнь без борьбы - это медленная смерть" - Интервью с Грантом МАРКАРЯНОМ

25.06.2006 Статья опубликована в номере №1 (4).
Комментариев:0 Средняя оценка:5/5


Во время международной конференции по амшенским армянам в Адлере член Бюро АРФ Дашнакцутюн Грант Маркарян согласился дать интервью журналу “АНИВ”

В последнее время партия Дашнакцутюн активно обратилась к теме армян, которые живут на территории Западной Армении, либо скрывая свое национальное происхождение, либо утратив сознание своих корней. В связи с этим возрос интерес к районам компактного проживания в диаспоре выходцев из той или иной области Западной Армении, сумевшим сохранить не только общеармянскую, но и традиционную региональную культуру — речь, в частности, идет об амшенских армянах Краснодарского края. Почему именно теперь эта тема стала особенно актуальной?

Она и раньше была актуальной. Наше опоздание имеет свои причины. При Советской власти партия не имела возможности работать на территории СССР. Потом все силы были сосредоточены на борьбе за свободу Карабаха. Пришлось на время отложить другие, крайне важные дела. Сегодня настало время за них взяться.

Я верю, что армянский народ организованная общность. В новой фазе нашей истории очень важно объединить весь потенциал, все силы и способности армян. Амшенские армяне — составная часть нашего потенциала, и мы не имеем права этого не замечать. В особенности потому, что многочисленные армяне-амшенцы живут в сегодняшней Турции. Я не знаю точно, какой процент из них сознает свое национальное происхождение, кто и до какой степени ассимилировался, но верю, что все они имеют право стать составной частью нашего народа. Научная конференция — одна из первых возможностей ясно сказать им: вы наши братья, наши соотечественники, такие же армяне, как мы. У нас общая судьба, и мы должны идти одной дорогой.

Возвращение этим людям армянского самосознания — задача во всех отношениях трудная, масштабная, требующая немалых ресурсов. Может ли партия взвалить на себя эту ношу, этот труд или придется привлечь другие структуры?

Не думаю, что надежды и заботы народа для нас тяжкая ноша. Именно работа для своего народа позволяет нам стать более организованными, мобилизованными, сильными. Мы отдаем, чтобы получить, получаем, чтобы отдать. Мы становимся сильнее силой своего народа и заботы народа должны быть нашими. Трудности не должны нас останавливать, необходимые ресурсы мы найдем. Родители не ставят перед собой вопрос, смогут ли они вырастить своего ребенка или нет? Это одна семья, а дети — предназначение, смысл семьи. Родители не допускают мысли отдать своего ребенка другим, наоборот им важно вернуть тех, кто в силу обстоятельств оказался вне семьи.

В мусульманском мире есть чувство общности, солидарности. Сможем ли мы добиться того, чтобы исламизированные армяне стали настоящими армянами?

Нельзя так ставить вопрос: может ли кто-то стать полноценным армянином или нет? Я считаю этих людей такими же армянами, как и я сам. Тяжелая судьба нашего народа вынудила эту его часть принять ислам. Другой вопрос, сумеют ли наши собратья преодолеть центробежные силы на том пространстве, на котором сейчас разбросан наш народ? Сумеем ли мы принять их как своих, как родных? От этого зависит их психологическая готовность вернуться к своему народу, интегрироваться в своей нации. В любом случае религия — важный, но не решающий вопрос для национальной принадлежности. В Советской Армении 70 лет властвовал атеизм, многие не верили в Бога, но никто ведь не оспаривает их принадлежность к армянскому народу. Никто не имеет права решать: ты — армянин, а ты — нет. Идет ли речь о мусульманах, атеистах или людях, принявших иное христианское исповедание. Критерий один — армянин тот, кто считает себя армянином.

Можно ли сказать то же самое по поводу владения армянским языком?

И это условие нельзя считать обязательным. Десятки тысяч армян в спюрке не владеют языком своего народа. Но их сердце так же болит за Армению, за ее будущее, как мое сердце, как сердце гражданина сегодняшней Армении. Еще раз повторю: если человек считает себя армянином, никто не смеет отказывать ему в этом праве. Пусть даже он не говорит по-армянски, исповедует другую веру или внешне не похож на армянина.

Какими будут следующие шаги после конференции?

Пока еще трудно сказать какими будут результаты конференции. Кроме сугубо научных целей она повлияет на умонастроение армянства. Создаст определенное движение, поставит на повестку дня конкретный вопрос, вопрос амшенских армян. Хотим ли мы, чтобы в среде амшенских армян началось определенное движение?

По крайней мере, мы увидели состав участников нашей конференции, смогли оценить степень включенности в ее работу местных амшенских армян, оценить результаты наших усилий. Но конференция — только первый шаг, за ним должны последовать второй, третий…

Мы собрались сюда убедить наших соотечественников: мы с вами. Убедить их стать организованными, чтобы обрести силу, чтобы с нами считались. Нужно быть хорошим армянином, чтобы стать хорошим гражданином России или другой страны, где живут наши собратья. Ответственный человек одинаково верен своей семье, своему народу. Если у человека отсутствуют эти основополагающие характеристики, он не может быть гражданином, верным государству. Будьте армянами, будьте сильными, это и в ваших интересах и в интересах всего народа.

В Краснодарском крае нужно создать сеть армянских школ, здесь должны быть армянские телевидение и радио, армянская пресса, организационные структуры. В единстве — сила, и армянство должно объединиться. Неорганизованное армянство — это не армянство, а сборище армян. Пока мы неорганизованны, мы слабы и живем в страхе. Мы должны излечить народ от страха. Напуганный человек никому не нужен — ни России, ни Армении, ни армянству, ни человечеству. Преданным стране и народу может быть только смелый, уверенный человек.

Партия уделяет все больше внимания работе с молодежью. Не так давно Вы выступали на международном съезде армянского студенчества. Что в первую очередь Вы хотели бы донести до нового поколения армян?

Сохранить здоровое, ответственное молодое поколение сегодня особенно непростая задача. Но мы обязаны ее решить, поскольку наша молодежь — это наше будущее, наш завтрашний день. На съезде в Ливане я сказал: молодежь должна идти на шаг впереди партийного руководства. Без молодежи, без ее критического отношения и требовательности мы не можем двигаться дальше, развиваться.

Молодежь важно воспитывать на славных традициях мужества, героизма, побед. Не может ли деморализовать нашу молодежь постоянный акцент на катастрофе нашего народа, на геноциде, страданиях неисчислимых жертв, на изгнании с родной земли, уничтожении многовекового наследия?

Скажу о себе. Я с юности присоединился к борьбе за Хай Дат, и она не вызывает у меня состояния подавленности, бессилия. Понятия борьбы и войны отличаются друг от друга. Для меня наше дело — это борьба против несправедливости. Это борьба за прогресс человечества, ибо она сама по себе — главная движущая сила прогресса. Борющийся человек становится более зрелым, человечным, честным. Если у человека в жизни нет борьбы за лучшее, за идеал, он стоит на месте, деградирует, ему приходит конец. Жизнь без борьбы — простое существование, бесплодный мазохизм, медленная смерть. Борьба за “Хай Дат” сохраняет нашу молодежь нравственной. Если бы наш народ не подвергся бы геноциду, мы бы не потеряли свою бы Родину и не стоял бы вопрос нашего выживания — то есть не было бы причин существования “Хай Дата” — я бы боролся против несправедливости в отношении другого народа. Справедливость неделима — борясь за справедливость для своего народа, мы помогаем и другим народам вести подобную борьбу.

Расскажите немного о себе, своей биографии.

Родился на юге Ирана, окончил школу, учился в государственном университете. Потом переехал из Ирана в Грецию, где находилась штаб-квартира партии Дашнакцутюн. Возглавлял информационный отдел партийной газеты. В 1990 году переехал с семьей в Армению. Участвовал в борьбе за свободу Карабаха. При Левоне Тер-Петросяне находился в заключении три года, шесть месяцев и четыре дня. Потом был оправдан в суде и освобожден. В 1998 году был избран в Верховный орган Армении АРФ Дашнакцутюн. В 2000 году избран в Бюро Дашнакцутюн и сейчас вхожу в его состав.

Большое спасибо за интервью. Успехов в работе на благо Армянства.

Средняя оценка:5/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>