вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Замосць в армянских памятных записях 1600-1657 годов" - Татевик САРГСЯН

08.07.2011 Татевик Саргсян Статья опубликована в номере №1 (34).
Комментариев:0 Средняя оценка:0/5
Город Замосць, основанный в конце XVI века коронным гетманом Яном Замойским, выдающимся государственным деятелем Речи Посполитой времен Стефана Батория и Сигизмунда III, был задуман как фортифицированный ремесленно-купеческий центр, расположенный на тракте, на равнинной местности. С учетом намеченной для него важной роли в международной торговле Восток-Запад тот же Ян Замойский на привилегированных условиях пригласил армян обосноваться в нем. Те к тому времени уже успели блестяще проявить себя по всей территории Польского государства как умелые ремесленники, превосходные строители, предприимчивые торговцы. Поселившись в Замосце вскоре после основания, армяне внесли весомый вклад в его становление и процветание.

В документальной хронике, освещающей различные вопросы истории и деятельности армянского переселенческого очага, некогда существовавшего в городе Замосць, особое место занимают памятные записи армянских рукописных книг, созданных там. Их оригинальные тексты на древнеармянском языке неоднократно издавались, но крайне редко переводились, оставаясь недоступными для широкого круга читателей и исследователей. Чтобы отчасти заполнить образовавшийся пробел, приведу некоторые из этих уникальных письменных источников в собственном переводе с древнеармянского языка. Но сначала объясню их характер.

bookПамятные записи (колофоны, памятописи), как правило, помещенные в конце рукописной книги, в совокупности своей рассказывают ее историю. Они занимают важное место в многовековом источниковом наследии армянского народа и пользуются особым доверием у источниковедов и историков, поскольку в абсолютном большинстве своем составлены непосредственными очевидцами того, о чем рассказывается. Первичная, или же исконная, памятная запись повествует о различного рода обстоятельствах, связанных с созданием книги. В этом небольшом сообщении приводятся имена заказчиков книги, равно как и исполнивших ее мастеров переписчика, миниатюриста, переплетчика. Место создания книги сообщается поочередным упоминанием страны, города, покровительствовавшей церкви. Указывается также название духовного центра, которому готовая книга преподносилась в дар. Время написания книги часто приводится в нескольких летосчислениях и еще уточняется перечислением имен различного уровня светских и духовных глав, правивших в тот период.

Вторичных памятных записей в одной и той же книге может быть несколько. Составленные по тому же принципу, что и первичные, они повествуют уже о последующей истории книги: о тех, кто ее «неволил» и выкупил, кто продал и так или иначе приобрел, кто, став новым владельцем, обновил ее и спас. Наряду с общепринятыми сведениями, в памятные записи нередко просачивалась информация, касающаяся политической и экономической ситуации в данной местности, строительной деятельности, передвижения духовенства (прибытие нунциев, легатов, церковных глав), природных и небесных явлений (землетрясения, засуха, появление кометы) и т.д.

Для нас сегодня в этих сведениях и заключается объективная значимость памятных записей как источников. Для создателей же книги на первый план выступал их субъективный смысл: лица, так или иначе участвовавшие в создании книги или же ее выкупе и обновлении, стремились внедрять свои навыки и средства в нечто непреходящее и получить за это памятопись перед Богом. Это своего рода ходатайство призвано было помочь им удостоиться после смерти вечной жизни в Царствии Небесном. С этой целью памятные записи, обращенные к будущим читателям, переполнены просьбами об упоминании того или иного лица в молитвах, добрым словом.

Солидный по объему и важнейший по информативности пласт армянских памятных записей относится к средневековым переселенческим очагам армян, разбросанным по странам Ближнего Востока, Средиземноморья, Восточной Европы, Северного Прикаспия и т.д. Эта группа источников освещает не только различные стороны деятельности той или иной армянской колонии, но и содержит весьма важные исторические сведения о данной стране, городе или местности.

Армянских книг, написанных в городе Замосць, существует мало, несмотря на многолюдность здешней армянской колонии и, в общем, некороткую ее историю. Причиной тому послужили окатоличивание и повсеместная полонизация местных армян, заверившиеся к середине XVIII века, равно как и постоянная политическая нестабильность в регионе уже с середины XVII века. Дошедшие до нас несколько армянских манускриптов, написанных в Замосце, хранятся в разных музеях и библиотеках Иерусалима, Вены, Антилиаса, Еревана, Львова и других мест. Как и во всех остальных случаях, так и в сводном собрании этих книг численное превосходство за экземплярами, предназначенными для организации богослужения в церквах. Это - Евангелия (Аветаран), Требники (Маштоц), Гомилярии (Чашоц), Гимнарии (Шаракноц), наряду с которыми встречаются и различные толкования, переводы с латыни и т.д. Первый манускрипт, к памятной записи которой обратимся здесь, является одним из наиболее ранних книжных памятников армян Замосця. Созданный в 1600 году и представляющий собой сборник сочинений по организации церковной службы, он ныне хранится в Иерусалиме, в книгохранилище армянского монастыря Святого Иакоба. Вот его памятная запись vopros

«Итак, исполнилась книга сия, что суть (упорядочение) Таинства Святой Литургии и толкование ее, милостью Духа Святого изложенная католикосом армянским Нэрсэсом Клаеци vopros– кратко, на разных изречениях и примерах. А (список ее, писавшийся) по желанию моему, недостойного переписчика и грехами обросшего иерея Иакоба, закончен ныне: в Большое летосчисление Армянское 1049 [=1600 год ?], месяца декабря 26, что суть Каyоц ? 18, и 7 иудейского месяца Тбет ?, в новопостроенном городе Замосць, у врат святой церкви Успения Пресвятой Богородицы, в стране Илахов ?, в царствование Сигизмунда Третьего Илахского, и в патриаршество в Святом Эчмиадзине католикоса тэр Давида, и в верховное командование в королевстве Илахов отважного военачальника и боголюбивого князя, и сего города основателя господина Иоанэса, зовущегося на илахском (языке) пан Еанэс, которого да спасет Господь Бог от видимых и невидимых врагов.

Дабы в этом году объединить (земли?), князь страны Минтанов ? и напал на князя страны Олахов ? – Иеремию, а князь Иеремия, недолго повоевав, сбежал от князя Минтанов, имя которому Микаэл. И пришедши к границе страны Илахов, князь Иеремия заперся в одной из крепостей и послал поспешно гонца к королю Зигмунду [=Сигизмунд] и к военачальнику Ионэсу, попросив помощи (у них), ибо именно последними был поставлен князем над страной. По приказу короля отважный полководец Иоанэс с многочисленным конным и пешим войском, свыше 4 000 (человек), выступил против (Микаэла) и, напавши, обратил в бегство врага, а Иеремию утвердил князем на его (прежнем) месте; затем, преследуя неприятеля, (военачальник Иоаннэс) отправился в страну Минтанов, которую и, завоевав, присоединил к владениям королевства Илахов; и назначил в ней управителя, родственника князя Иеремии, и оставил там часть войска для защиты страны, а сам вернулся с превеликой победой и бодрым лицем в дом свой и город свой Замосць, который был построен в его честь, поскольку сам он по отцовскому имени зовется «Замойский».

Потому и просим со слезными мольбами у всея Создателя, чтобы ежечасно наделил мощью сего (Иоанэса) пред врагами, и продлил время жизни его, ибо немало любви проявляет (он) и к нашему народу армянскому, в знак чего и поставил судью из народа армянского; и первым судьей над армянами стал господин Александрос, сын господина Хачереса: муж мудрый и гениальный, справедливый и милосердный к подсудимым, посему и этого [= Александроса] да удостоит Бог долгих лет (жизни), аминь…» ?


iconВ приведенной записи есть несколько важнейших сообщений. Во-первых, из нее явствует, что в 1600 году в Замосце уже действовала армянская церковь традиционного Апостольского (в русскоязычной литературе Армянская Апостольская Церковь нередко именуется Григорианской или Просветительской) толка, построенная в честь Успения Пресвятой Богородицы. О конфессиональной принадлежности церкви и ее служителей говорят упоминание всеармянского католикоса Давида в качестве признаваемого церковного главы, а также использование армянского летосчисления. Во-вторых, приводятся интересные подробности о польско-молдавском вооруженном конфликте летом 1600 года, завершившемся походом Яна Замойского в Молдавию. В результате Михай Храбрый был побежден, а власть Иеремии Могилы, укрывавшегося в Хотынской крепости польского ставленника, восстановлена ?. Понятно, что симпатия автора записи иерея Иакоба, жителя города Замосць, на стороне не свободолюбивого «господаря Валахии, Трансильвании и Молдавии» Михая Храброго, разгромившего турецкие войска в 1595 году, а поляков и Яна Замойского. Наконец, в-третьих, в записи говорится о присвоении армянам Замосця внутреннего самоуправления, осуществляемого судом. Первым судьей, который, надо полагать, и правил в 1600 году, был некий господин Александрос, сын господина Хачереса.

На предыдущей странице той же книги есть и другая запись, оставленная неким Симоном из Замосця: «О, молю помянуть и оставить без порицания (меня), греховного и жалкого писца, малость потрудившегося (над этой книгой) Симона Замойского» ?

Следующая памятная запись, к которой обратимся, составлена в 1603 году. Приписана она к книге «Толкование Пятикнижия от Ефрема», созданной в Замосце:

«…Итак, списан богодухновенный труд в лето Армянское 1052 году [=1603], в стране Илахов, в городе Замосць, под сенью (церкви) Святой Богородицы, во времена патриаршества у армян тэр Мелкисэдэка ?, и царствования у Илахов Зигмунта [= Сигизмунда], и военачальника его Иованэса, зовущегося на илахском (языке) Еан, а по отчеству – Замойский, который и в соответствии с именем своим построил город сей и назвал Замосць; и в этом году замкнулись вереи [= боковые устои] городских ворот.

Таким образом, достигнув завершения Толкования, молю вас, изучающих (его), помянуть меня, недостойного писца иерея Иакоба, кто с превеликим желанием списал эту (книгу) в память о душе своей и своих родителей; и вы, кои помянете (нас), да будьте помянуты Христом, Богом нашим, который благословен Отцом и Святым Духом ныне и присно, и вовеки веков, аминь» ?

Важнейшим сообщением этой записи является сведение, касающееся фортификации города. Скорее все-го, выражение «замкнулись вереи городских ворот» означает не вертикальное замыкание верей аркой или каким-либо другим сводом, а территориально-пространственное. А это, в свою очередь, возможно, означает, что в 1603 году завершилось строительство городских крепостных стен по всему периметру.

Перейдем к следующей памятописи. Та была приписана к книге «История о семи мудрецах», переведенной с латыни в 1614 году в Замосце неким иереем Иакобом Тохатеци, или же Иакобом из города Тохат: ?

«Я, иерей Иакоб Тохатеци, потомок рода Бадук, переложил эти поучительные истории с латинского писания на армянский язык по просьбе моего учителя [такого же по имени] тэр Иакоба Тохатеци, которого зовут Айватенц ?; лета 1063 [= 1614 год], февраля 13, в стране Леhов, в городе Замосць (составлена запись)» ?

Основываясь на сведениях памятных записей, следует констатировать, что в начале XVII века среди армян Замосця определенное место занимали выходцы из Малой Армении, в частности городов Тохат и Амасия, к тому времени уже входящих в состав Себастийского вилайета Османской Турции. Они, очевидно, были из числа тех переселенцев, которые, массовым образом покинув родные места из-за свирепствовавших там грабителей-джалали ?, обосновались в Восточной Европе, в частности, Северном Причерноморье. Об этих событиях достоверные сведения приводит один из очевидцев-армян, писец и поэт Степанос Тохатеци, бежавший вместе с семей в Крым в самом начале XVII века ?. Столь ощутимым был исход населения, и в первую очередь армян, из Анатолии и Западной Армении в период движения «джалали», что в 1610 году султан Ахмед был вынужден издать указ о возвращении переселившихся на свои прежние места ?. Однако, как показывают источники, массового возвращения так и не последовало.

Следующая запись, приписанная к Гомилярию из собрания Императорской библиотеки Вены, неоднократно издавалась. Датированная 1626 годом, она повествует о передвижениях высшего армянского духовенства, в том числе и самого католикоса Мелкисэдэка, по армянским переселенческим очагам Польши. Целью поездки был сбор добровольных по-жертвований. В Замосце, помимо сбора средств, они собирались также основать церковь. Скорее всего, речь идет о том, чтобы построенную в конце XVI века на скорую руку церковь заменить новой, более основательной. Но не стоит исключать и возможность постройки для многолюдного армянского населения города новой церкви, не имеющей отношения к первой. Забегая вперед, отмечу, что приведенная здесь последняя запись, датированная 1657 годом, намекает о действовавших в городе нескольких армянских духовных центрах.

Итак: «Лета 1075 [= 1626 год], мая 19, в день субботу, в Замосць прибыли (мы), владыка Мартирос из Эчмиадзина, и владыка Егия из Ерзынки, и иеромонах тэр Хачатур из Лова [= Львова] для сбора пожертвований и основания святой церкви; а (было это) в патриаршество владыки тэр Мелкисэта католикоса, который сам оставшись в Лове, и послал нас в город Замосць, а также в священничество тэр Иакоба священника, в доме которого и, придя, остановились; да прославит Бог его во душе и во плоти, аминь» ?.

Следующие три записи относятся к одной и той же книге и неоднократно публиковались в оригинале. Они составлены в 1627-1628 годах тем же Иако-бом Тохатеци (Евдокаци), учеником Иакоба из рода Айват, которым написана приведенная выше запись 1614 года. Книга называется «Псалмы, переложенные на стихи Иакобом Тохатеци»:

«Священником Иакобом из Евдокии переложены псалмы Давида (на стихи), все сто пятьдесят…, чтобы с наслаждением исполнялись (они) певчими и внимались слушателями… Но при списывании этой (книги) необходимо осторожно отнестись к письму и словам, ибо если (даже) одна буква прибавится или убавится, захромает метр слога…» ?.

icon

В той же книге есть и стихотворная запись 1627 года:

«А упоминания удостойте меня, недостойного,
Иерея Иакоба Тохатеци исстрадавшегося,
Кто есмь скиталец в этом краю чужбинном,
В стране Леhов, в новом городе Замосць.
А также родителей моих помяните в час прошения:
Превелико верующего отца моего Алтуна, мать мою Анну,
Которые не дожили до старческого возраста,
А в пору средних лет скончались.
И (помяните) бдящего наставника моего многомилостивого,
Святого священника по имени Иакоб Айватенц,
Исполненного мудрости, совершенного в науках,
Душою чистого, плотью постившегося (даже) в старости.
И всех моих кровных близких (помяните),
И весь народ города сего:
Старцев и отроков, юнцов и дев,
И тех, кои с верой положены в могилу.
В лето Большого календаря иафетского ?,
(Когда) был тысяча и семидесятый, а также шестой [= 1627] год,
Я, грешный, изложил это сочинение,
Подарив любословам в наслаждение» ?.


В следующей памятописи из этой же книги, составленной годом позже, в 1628-м, говорится:

«Слава (Богу)…, что дал силы (мне) дойти до завершения книги мелодий, что называется «Псалтырь Иакоба»…

Итак, написана эта (памятка) рукой Иакоба, сочинителя сего (Псалтыря в стихах), многогрешного и неоднократно ошибавшегося существа преходящего, в память о душе (своей) слабой, в летосчисление Армянского календаря 1077 [=1628] году, месяца апреля 28, (когда) милостью Святого Духа завершилось (написание книги) в городе Замосць, под сенью (церкви) Святой Богородицы. А кто ныне является католикосом в святом Эчмиадзине, неизвестно, поскольку в прошлом году, что был год 1076 [=1627] ?, католикос наш тэр Мелкисэдэк в Каменце принял кончину. Но викарием Лова [=Львова] суть тэр Никогаес, новоназначенный архиепископ на своем престоле, которому Бог да продлит годы (жизни), аминь» ?.


Следующее сообщение составлено известным хронистом Симеоном Лехаци, родители которого прибыли в Замосць из Крыма. Точная дата его записи неизвестна, а указанное в ней время прибытия католикоса Мелкисэдэка во Львов нуждается в уточнении. Несомненно одно—запись составлена после 1626 года:

«Я, греховный и недостойный… Симеон, сын Мартироса (списал Евангелие). Родители мои, родом из страны Гуннов [= Крым], из Господом удерживаемого и Богом хранимого приморского города Кафа [= Феодосия], бывши скитальцами, прибыли (и) обосновались в христианской стране, в области Рузов [= Русской], где властвуют Леhи, в новопостроенном поселении Замосць, и оставив нас (своих детей?), приблудившимися, сами сменили жизнь преходящую на всеобщую надежду – Христа. А меня отдали изучению книг, чем я (и) занимался с детства до совершеннолетия, обучаясь и упражняясь в училище в Польше, у ног вардапетов ? и знатоков.

А в год 1077 [= 1628], в сентябре месяце, в Польшу прибыл католикос Эчмиадзина Мелкисэт ?, пожилой и состарившийся, ополоумевший и лишенный сил; был (он) изрядный выпивоха и сребролюбец, имевший при себе епископов, подобных самому же пьяниц, а от учебы напрочь далеких; и остались (они) в Илове [= Львове] полгода» ?.


Рассмотрим запись, приписанную к другому Гомилярию из Императорской библиотеки в Вене. Она составлена неким иеромонахом Хачатуром в 1630 году и дает некоторое представление о порядке раздачи священного миро в церквах и монастырях армянских переселенческих очагов:

«Лета 1079 [= 1630 год], сентября 20, (в) день понедельник, в патриаршество владыки тэр Мовсэса, для сбора пожертвований в Лов прибыл тэр Хачатур вардапет со святым миром (при себе); и меня, греховного иеромонаха Хачатура, отправил собирателем пожертвований (взамен) на святое миро в сей богохранимый город Замосць, во времена священников (там) тэр Иакоба и тэр Андреаса; и придя сюда, остановился в доме священника Андреаса, да прославит его Бог в этой жизни и в вечности, аминь» ?.

Из собрания той же венской Императорской библиотеки Требник, написанный в 1638 году Иакобом Тохатеци, по просьбе сына – священника тэр Петроса:

«Слава (Богу)… что дал силы (мне), состарившемуся до немощности и прогнившему во плоти (переписчику) завершить святую книгу, что называется «Требник». Итак, написана сия (запись) рукой многогрешного иерея Иакоба, в стра-не Илахов, в городе Замосць, у врат (церкви) Святой Богородицы, в летосчисление Армянское 1087 [= 1638] году, во времена царствования у Илахов Влатислава [= Владислава] Четвертого и патриаршества в Святом Эчмиадзине владыки тэр Филипоса католикоса. В месяце феврале 25 завершил (я эту книгу, писавшуюся) в усладу моему старшему сыну, священнику тэр Петросу, потому и со слезными мольбами прошу у Бога-вседержителя, чтобы позволил (ему) в благости пользоваться им на долгое время, до глубокой старости…

Итак, пав на лице, молю вас, братья, кои повстречаете сию книгу, читая или списывая (ее): скажите «Боже помилуй грешного иерея Иакоба и его сына священника тэр Петроса…»

В этом году [1638] умер великий князь, владыка города, пан Тумас [= Томаш] Замойский — муж гениальный и мудрый; да осветит Бог душу его, аминь»
?30.

Памятная запись Евангелия из библиотеки Львовского университета, составленная в 1639 году переписчиком Мкртычем, свидетельствует, что сама книга написана во Львове, но в качестве подношения для армянской церкви в Замосце:

«Итак, списано святое Евангелие рукой многогрешного писца Мкртыча, в летосчисление Армянского календаря 1088 [= 1639] году, в стране Илахов, в городе, называемом Илэв [= Львов], у врат (церкви) Успения Пресвятой Богородицы и других святых церквей, во времена патриаршества в Святом Эчмиадзине владыки тэр Филипоса католикоса и царствования у Илахов Влатишлава [= Владислава] Четвертого. А викария сей области, взбунтовавшегося против (верховного) архипастыря, не посчитал достойным упомянуть здесь не только во благо, но даже в порицание, ибо множество неслыханных тягот причинил (он армянскому) народу Лэва, на чем не желаю останавливаться ?. Таким образом, брат мой Григор с превеликим хотением дал написать это Евангелие (мне) и, получив его на праведное имение и честные затраты свои, отдал церкви Пресвятой Богородицы в новопостроенном городе Замосць в память о душе своей, и своих родителей, и всех кровных близких своих…

Итак, пав на лице, молю вас… помяните… во-первых, получателя сего (Евангелия), старшего брата моего Григора, и (меня), бестолкового писца Мкртыча, и родителей наших, отошедших ко Христу: отца нашего господина Хазара и мать нашу Катаринэ, и братьев наших – пана Тороса и пана Николаеса, и Андреаса, который в юношеском возрасте перешел из мира сего, и сестру нашу Шушун, и всех кровных близких наших, и скажите (им) лишь только «Боже помилуй», и всемилостивый Христос, всея Бог, вас, поминающих, и нас, поминаемых, да помилует в следующее пришествие Свое, аминь»
?.

bookВ книгохранилище монастыря Святого Иакоба в Иерусалиме встречаем образец уже знакомого «Псалтыря Иакоба Тохатеци», скопированный в 1640 году в городе Замосць. Заказчиком книги был некий Хытыр из Сиса, что свидетельствует о временном или же постоянном присутствии киликийских армян в Замосце в тот период:

«Слава (Богу)… Который, щедро одарив милостью своей, дал силы моей ослабевшей особе достичь завершения книги мелодий, называемой «Псалтырь Иакоба», поскольку ты найдешь в ней все псалмы Давида, переложенные (Иакобом Тохатеци) на благозвучные стихи с разнообразными мелодиями.

Итак, списан сей (Псалтырь) рукой писца Аствацатура, по просьбе благочестивого и боголюбивого, богобоязненного и наистыдливого из людей господина Хытыра из Сиса; да позволит (ему) Бог пользоваться (книгой) в благости в течение долгих лет, аминь!

В летосчисление Армянского календаря 1080 и 9 [= 1640] году и 29 августа месяца милостью Святого Духа завершил (я эту книгу) в городе Замосць, под сенью (церкви) Святой Богородицы, в патриаршество владыки тэр Филипоса католикоса и царствование у Леhов Влатислава [= Владислава] Четвертого. Во имя любви Божьей скажите «помилуй» (мне), переписчику, и Бог вас да помилует, аминь»
?.

Требник, написанный в 1645 году в Замосце, так-же из собрания венской Императорской библиотеки. В его записи встречаем имя еще одного выходца из Малой Армении, писца Марута из Амасии. Пребывая в городе Замосць, он, как и уже знакомый нам Иакоб Тохатеци, занимался созданием рукописных книг:

«Итак, списан служебник в стране Леhов, в городе Замосць, под сенью (церкви) Святой Богородицы, в усладу новопосвященному священнику тэр Иованэсу; да позволит ему Бог пользоваться (им) на долгие годы, аминь! А написан сей (Требник) в год 1094 [= 1645], рукой (моей), недостойного и неумелого писца, многогрешного писаря Марута из Амасии, кто оставляет (его) в добрую память о себе и родителях своих: (об) отце своем махтеси ? Алексаносе и матери своей Мариам. Молю повстречавших сей (Требник): в пречистых молитвах своих помяните недостойного писца (Марута), аминь! Не корите за ошибки (в книге), ибо столь была мочь наша» ?..

В одном Требнике 1626 года, хранящемся в Матенадаране имени Месропа Маштоца в Ереване, имеется поздняя запись, сделанная в 1652 году в Замосце. В ней речь идет еще об одном посещении города свитой церковников, скорее всего, с целью сбора пожертвований в пользу церкви:

«Лета 1101 [= 1652], в среду Пасхи я, дьякон Давид, сын милостивой души Гаспара, написал (памятку) своей рукой, аминь! Эту запись сделал (я) в городе Замосць, когда прибыл (сюда) вместе с епископом тэр Андреасом, аминь» ?.

a bookСледующая запись была составлена в Каменце в 1653 году. Приписана она к Часослову, который изготавливался как подношение для армянской церкви города Замосць. Запись исполнена боли и негодования, отчаяния и скорби. Главной причиной тому были бедствия, причиненные бесконечными нападениями войск Богдана Хмельницкого: разорение и опустошение польских городов и сел, церквей и подворий, пленение людей и сдача их в руки татар в качестве невольников. Для армянского населения этих мест ситуация усугублялась еще и внутренним конфликтом с львовским викарием Армянской церкви, архиепископом Никогаесом Торосовичем, назначенным на эту должность, как уже было сказано, католикосом Мелкисэдэком при его посещении Львова и Каменца. Подталкиваемый католическим клиром и королевской администрацией, предприимчивый и неугомонный архиепископ Никогаес всячески навязывал польским армянам католическую религию. В 1653 году, лишенный моральной и материальной поддержки своего прихода, он отправился в Константинополь, где на тот момент находился католикос, чтобы заручиться его словом и найти управу над своим народом. А католикос, вместо того чтобы вообще не допустить его возвращения во Львов, обязал подписаться под требованиями из четырех пунктов, надеясь, что, вернувшись на свою должность, тот выполнит их ?. Вот эти моменты и затрагивает приведенная ниже запись:

«Итак, списан Служебник в стране Илахов, в городе Каменец, в горестное и грустное время, в скорбную и злополучную пору, и с огорченным сердцем и объятым пламенем душой, (ибо объявился) нечестивец и беззаконник из народа hОром ?, называемый именем Поктан Хмэлэницкэ [=Богдан Хмельницкий], который пять раз осаждал и полонял страну Илахов: города, села, области, поселения, церкви, часовни, священников и чтецов, живых и мертвых, все, что приходило на ум и (к чему) доходила рука. Он беспощадно и безжалостно (всех) замучив и забрав в плен, отдавал в руки иноземцев, что из народа, зовущегося «татар». Не внимал ни к плачу, ни к стенаниям, ни мольбам, и ни просьбам, а своей надменностью и сатанинскими уловками брал все, что хотел. Посему просим у Христа, Бога нашего, Кто ради нас был распят, умер, был погребен и воскрес…, чтобы Он своей щедрой милостью и человеколюбием заточил разинувшего пасть нечестивого и проклятого льва, отсек и голову (ему), изничтожил в бездне ущелья, и поставил пред неверующими частицу его (в урок), а всех нас, верующих, избавил бы от рук его –– неверующего, аминь!

Итак, (списана книга) по просьбе брата моего пана Миско, сына господина Крыштофа Мустафы, для святой церкви в городе Замосць, ради здравия его [пана Миско] и сотоварища, и внука по дочери, и (ради) души покоящихся родителей; да позволит Господь Бог в благости пользоваться (книгой) их [= замойским] священникам и пану Миско, аминь! Таким образом, сделал (запись) в Большое летосчисление иафетское 1102 [= 1653] году и в мае 22-го, в патриаршество в Святом Эчмиадзине владыки тэр Филипоса католикоса, в предводительство (у нас) в сию смутную пору ни того и ни другого (викария), а в ожидании возвращения господина Торосовича тэр Никогаеса (из Константинополя), и в царствование Еана Казимира. Написана сия (запись) жалким и беспомощным, грешным и недостойным слугой (Божьим), землей из-под ног ваших Вардересом, сыном господина Крыштофа Мустафы. Прошу вас, (святые) отцы мои и братья, кои прочтете и скопируете (эту книгу): меня, грешного, неустанно помяните, и поминавших Христос-Бог да помянет» ?.


И, наконец, обратимся к последней записи в этой статье, датированной 1657 годом. Приписана она к Гимнарию, написанному в Замосце. Как уже было сказано, автор ее намекает на существование в городе нескольких армянских церквей. Другим интересным сведением в ней является упоминание 94-летнего священника Иакоба Тохатеци, который продолжал служить в церкви Успения Пресвятой Богородицы в Замосце:

«Милостью Господа начал и с соизволения Его исполнил Гимнарий в стране Илахов, Замосце, в год 1106 [= 1657], ноября 9, в день понедельник. А списан (он) рукой (моей), неумело кропающего скорописца, грешной земли Никола, по сану, а не делами числящегося иереем в христианской иерархии, кто и, занятый делами, взялся за написание (его) в патриаршество в святом Эчмиадзине владыки тэр Иакоба, и предводительство архиепископа тэр Никогаеса Торосовича, и в царствование Казимира, и княжение в городе Замосць Еана Замойского. Написана (книга) у врат (церквей) Святого Успения Пресвятой Богородицы и других святых, при служителе святой церкви грехоискупающем священнике нашего времени, (неутомимом) труженике и седовласом старце, 94-летнем тэр Иакобе священнике и другом почтенном священнике тэр Иованэсе, кто суть сын Кристосатура из города Кафа [= Феодосия в Крыму]. Также, если сочтете достойным, (меня), немощного, незаслуженного и пустословного писца иерея Никола, сочувствуя помяните к священному и славному суду; пав на лице, прошу (вас), списывающих (с сей книги), чтобы не винили меня, неряшливого, ибо седовласым старцем написал (книгу), будучи 60-летним, (когда) убавились свет очей моих и возможности (остальных) чувств; молю, чтобы, оставив без порицания, в восходящих к небесам молитвах ваших поминали нас: (меня) и родителя моего Мурата, и мать мою Еаут, и усопшую супругу-матушку мою – Мариам» ?.

Завершая краткое обозрение армянских памятных записей 1600-1657 годов, имеющих отношение к польскому городу Замосць, можно подытожить, что их авторы, стремившиеся удостоиться Божьей благосклонности через свои творения, приводят весьма важные и нужные сведения. Те касаются как политической обстановки в Речи Посполитой, так и различных подробностей церковной и светской жизни армянской колонии Замосця, указывают на особенности внутриэтнического состава этой колонии, выявляют библиографические предпочтения армянских книжных мастеров, работавших на территории Польского государства, и т.д. Приведенные армянские источники в очередной раз свидетельствуют об активных передвижениях армян, а значит, и их главенствующей роли в культурном взаимообмене с Европой. Они констатируют важный вклад армян-колонистов в местную экономику, подтверждая их стремление к мирной, созидательной жизни.

На фото —армянские рукописные книги из музейных собраний Польши и Украины, представленные на выставке «Ars Armeniaca» в Замостье.

Средняя оценка:0/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>