вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Вместе с моими днями" (продолжение) - Мисак ТОРЛАКЯН

10.10.2010 Мисак Торлакян Статья опубликована в номере №3 (30).
Комментариев:0 Средняя оценка:5/5

Продолжение. Начало читайте в «АНИВ» № 1 (28) 2010.


Сразу после резни 1895-1896 годов армяне начали переселяться за рубеж, из-за чего турецкие власти закрыли для них все дороги в этом направлении. Чтобы отправиться в Россию, армянам приходилось тайно пересекать границу или же плыть морем на простой лодке или небольшом судне под парусом. В 1900 году настала очередь деревни Шана, этим делом руководили Саркис Галустян и Аршак Овакимян. Самым надежным из лодочников был Хасан-эфенди из Ризе, известный разбойник, приговоренный судом к 101 году заключения. Вместе с ним людей переправлял его земляк, главарь разбойников Шукри, который держал под своей властью всю область Ризе. Днем и ночью мог войти в город со своей бандой, собрать вокруг бедных крестьян, открыть магазины богачей и раздать беднякам все вещи. Официальные должностные лица и жандармы в страхе прятались.

Правительство не могло силой пресечь действия Шукри и подкупило сына его сестры, который во время очередной осады застрелил его из дома. После гибели Шукри его группа распалась. Хасан и Шабан занялись контрабандой. С помощью этих людей Саркис и Аршак работали около восьми лет по приказу партии и под ее надзором (переправляя армян в Россию и в обратном направлении. – Прим. ред.). На первый раз доставили из России 25 человек: 17 были уроженцами Баберда, остальные – Ерзнки. Их руководителем был Акоп, крестьянин из села Саратчух близ Баберда. У всех были револьверы, а у Акопа – десятизарядный маузер.

Мы впервые увидели такое необычное оружие. Вся группа неделю оставалась в нашем селе, пока шла подготовка к их отправке. Акоп рассказывал нам об оружии и учил обращению с новыми его видами. Маузер купил у него Галуст Торлакян за 11 турецких золотых монет. Приехавшие разбились на четверки, каждую из которых сопровождал конный проводник – в лазских одеждах горными тропами они отправлялись в Еркир.

Хасан-эфенди имел от своей работы большой доход и для большей безопасности стал действовать сообща с Исмаил-беем Шатирзаде из нашего села, который тоже разыскивался властями.

Однажды его корова забрела на соседский участок и причинила немного вреда. Хозяин Ибрагим-бей стал ругаться: «Был бы у меня взрослый сын, чтобы убил ее хозяина, как собаку». Исмаил узнал об этих словах, взял оружие и отправился к соседу. Вызвал его из дому и сказал: «Пришел тебя убить, скажи свое последнее слово Аллаху». Сосед не поверил и со смехом ответил: «Я очень устал, бей, не надо со мной шутить». Исмаил пулей свалил его на землю. На выстрел выбежал сын убитого. Исмаил застрелил и его и спокойно отправился прочь. Следом побежал младший сын с ружьем в руках. После короткой схватки и он оказался убитым. Скрывавшийся от властей Исмаил полагался на армян. После долгих и безрезультатных розысков власти приговорили его заочно к 45 годам заключения.

В то время Саркисом Галустяном и Акопом Терзяном был убит турок Талип Хасан, который чинил армянам большие препятствия на дороге, спускающейся к морю. Власти и это убийство приписали Исмаилу, добавив ему еще 15 лет срока.

До самого принятия турецкой Конституции Исмаил-бей и Хасан-эфенди преданно помогали перемещению людей. Они имели дело с сухумским комитетом Дашнакцутюн. Своими глазами видели, какие покушения постоянно организовывала партия на улицах Сухума. Эти известные преступники, которые ни во что не ставили турецкие власти, страшились Дашнакцутюн и всеми способами демонстрировали свою преданность, послушно исполняли поручения.

В Россию людей доставляли большими группами от 60 до 150 человек за один раз. В основном это были женщины, дети, старики и молодежь. К берегу моря их сопровождали наши ребята – 10-15 вооруженных людей, – чтобы проследить за безопасной посадкой на судно. В последние годы и я принимал в этом участие. (…)

 

* * *

Зимой 1902 года крестьянин из Калафки Карапет Экчян вернулся из России в свою деревню. Среди турок разнесся слух, что Карапет привез с собой много денег. Турки договорились между собой отнять их у него. Однажды ночью его дом окружила группа в 15-20 человек, однако хозяин оказал ожесточенное сопротивление. Услышав звук выстрелов, на помощь быстро подоспели ребята из нашей деревни и соседнего села Терепаши. Почти три ночи подряд у дома Карапета продолжался жаркий бой. Днем турки хоронили убитых в лесу, а ночью снова нападали. В результате, потеряв несколько человек убитыми, турки отступили. После этого Карапет перебрался к нам в дом, где оставался три-четыре месяца, прежде чем снова отправиться в Россию.

Я страстно желал участвовать в тех боях, но во время чистки «знаменитого» отцовского пистолета ранил ногу и лежал в постели. Впрочем, даже если бы я был здоров, не думаю, что мне в моем возрасте позволили бы принять участие в бою.

После этого случая дядя больше не держал у нас в доме оружие. Зато он купил для меня за шесть золотых наган, привезенный Экчяном из России.

Начиная с 1901 года, в нашем районе Дашнакцутюн организовала многочисленные покушения. Первым был убит предатель Наапет Закарян. Осенью того же года был убит Хазе-бей Шатирзаде. Пойдя против воли своих братьев, он начал притеснять армян вместе с племянником Осман-беем. Последний отправился из Трапизона в Россию, чтобы обложить переселившихся армян денежными поборами. Трапизонский комитет партии известил об этом крымскую партийную организацию. У входа в симферопольскую гостиницу Осман-бей, которого сопровождал телохранитель-араб, был убит одним выстрелом. Власти так и не смогли разыскать участников покушения. (…) 

 

* * *

(…) В 1900-1903 годах произошли большие перемены. Везде построили новые школы с неплохими условиями обучения. В каждой было от одного до трех учителей, своя библиотека и аптека. Кроме армянского, обязательным было изучение турецкого языка. Во многих школах преподавался и французский, так что выпускники сельских школ могли свободно продолжать обучение в старших городских классах.

Села в нашем округе были небольшими, едва насчитывали 15-20 домов. Но, как мы уже говорили, своя школа была в каждом из них, а церковь – одна на два-три. Сельчане жили бедно. Труд тяжелый, орудия труда патриархальные. Единственный товар на продажу – орехи. Хотя в области Трапизона выращивали табак, армяне не могли заниматься этой культурой, поскольку все они проживали в горной местности.

При ничтожных источниках дохода крестьяне должны были платить высокие налоги. Вдобавок ореховые рощи не каждый год приносили урожай, иногда он был так мал, что даже собирать не имело смысла. Иногда цены на орехи падали очень низко, ниже себестоимости. Крестьяне попадали в лапы ростовщиков и разорялись.

Наш район изобиловал фруктами, но они не приносили дохода, поскольку единственным средством передвижения оставались лошадь и осел. Не было и предприятий по консервированию.

Единственной зерновой культурой была кукуруза. Вместе с кукурузными лепешками ели лоби, овощи и фрукты, молочные блюда. Мясо употребляли очень редко. Из рыбных блюд самым дешевым и вкусным был хамсин, употребляемый круглый год.

Из-за безземелья и низких заработков 80 из 100 сельчан отправлялись в Россию, на черноморское побережье – от Батума до Крыма. И в таких вот условиях население содержало за свой счет школы. Каждый сельчанин платил сбор в соответствии со своими возможностями, независимо от того, имел он детей или нет. Питались учителя тоже за счет сельчан. (…)

 

* * *

До 1900 года все армяне в нашем районе, за исключением отдельных лиц, были объектом гнета со стороны турок. В самую страду армяне вынуждены были работать сперва на беев и ага, а потом уже на себя. Одной из причин была бедность. Дашнакцутюн нашла способы положить конец такой эксплуатации. Большую роль в этом деле сыграли Погос Симавонян, Аршак Овакимян, Галуст Торлакян, Абрам Овсепян, Ваграм Еремян, Ардар Чепнян, Аршак Торлакян, Манат Чермакян, Арутюн Симавонян и др.

Мы всегда препятствовали тому, чтобы армяне отправлялись работать задарма. Часто выходили на дорогу и заставляли их повернуть обратно. Иногда приходилось даже бить людей. В конце концов крестьяне убедились, что Дашнакцутюн сильнее беев и ага, и перестали заниматься рабским трудом. Турки, в свою очередь, поняли, что им противостоит сила, и перестали требовать от армян бесплатной работы.

Партия Дашнакцутюн также вела суровую борьбу против употребления алкоголя. В наших краях вошло в обычай в день Пасхи после литургии накрывать столы перед церковью и устраивать веселье. Однажды, когда я был еще ребенком, мы отправились вместе с отцом в церковь в село Цинкила. Был поздний субботний вечер. После пасхальной службы люди стали есть и выпивать. Когда головы разгорячились, началась драка, появились на свет ножи и револьверы. Народ стал разбегаться, и мы с отцом побежали вместе с другими. В тот день было ранено 4-5 человек.

Под действием спиртного такое случалось часто. Для того чтобы положить этому конец, Дашнакцутюн в первую очередь организовала молодежь. Потом были запрещены продажа спиртных напитков и публичные развлечения возле церкви. После первых успехов появился приказ о принятии строгих мер против немногих армянских магазинов и домов, где изготавливали водку. Пришлось столкнуться с сопротивлением, но благодаря участию молодежи дело быстро завершилось успехом. Нашим главным противником остался Григор Закарян. Мы нашли средство нанести ему ущерб. Вместе с Ваhаном и Абраhамом нашли группу любителей выпивки и поручили им часто захаживать в магазин к Григору – есть-пить и не расплачиваться. Пришлось ему прекратить торговлю. После 1903 года мы запретили употребление спиртного на свадьбах и пиршествах.

Повели борьбу и против курения. Когда видели у кого-нибудь курево, приводили табак в негодность. Если человек продолжал курить, прерывали с ним отношения. Таким образом, в течение примерно двух лет среди молодежи курильщиков почти не осталось. В селах нашего района споры и ссоры решались на месте, партийными распоряжениями.

 

* * *

Главным делом Дашнакцутюн была систематическая борьба против турецкого правящего класса. После упомянутых мной покушений она стала организованнее и мощнее. По поручению Комитета Киракос Полсецян сделал вид, что бежал в Россию, а в действительности остался на месте для совершения покушений. Этой работой руководили два члена Комитета – мой дядя священник Тер-Аристакес и Погос Симавонян с помощниками Вагаршаком Матиляном, Галустом Торлакяном и Абраhамом Овакимяном.

В 1906 году Киракос ушел в подполье и жил в нашем сеннике. При себе он имел греческое ружье, пистолет «гонд» и обоюдоострый кинжал «кама». Каждый раз, относя ему еду, я хотел остаться с ним на долгие часы. Для меня было честью находиться рядом с таким фидаином, каждое его слово было для меня святым. Я постоянно просил его взять меня с собой в назначенный час. Он никогда мне не отказывал и всегда обещал. Веря этим обещаниям, я гордился собой.

С моего ведома мои друзья Абраhам и Ваhан составили план и обратились к Комитету, чтобы им разрешили действовать, но получили уклончивый ответ.

Революционные события в нашем округе не остались без внимания властей. Они сосредоточили на нашем округе все свое внимание. Подозреваемых одного за другим подвергали обыску, некоторых вызывали на допрос. В том числе обыскивали и наш дом, допрашивали дядю.

Партия тоже не спала, всегда следила за действиями властей. В преддверии обысков поступали предупреждения. Хранившиеся в нашем доме оружие и книги я вынес и спрятал. По поручению Симавоняна мы с Ваhаном сложили в мешки всю собранную в школе запрещенную литературу. Той же ночью, взвалив на спину эти тяжелые мешки, мы еле-еле перетащили книги в лес, в укромное место. При этом очень гордились тем, что выполняем партийное поручение.

Мой дядя оставался для властей колючкой в глазу. Они следили за каждым его шагом, постоянно вызывали на допросы. Но дядя был человеком умным и с помощью своего красноречия всегда избегал опасности. Если нашим сельчанам приходилось иметь дело с властями, они всегда обращались за помощью к нему, и обычно порученное ему дело удавалось успешно завершить. Даже турки обращались к нему за помощью.

Средняя оценка:5/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>