вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

Интервью с Севаном АНАНЯНОМ

10.10.2010 Севан Ананян Статья опубликована в номере №3 (30).
Комментариев:0 Средняя оценка:0/5

Севан Ананян

Расскажи немного о себе. Почему ты решил написать книгу об армянах Альфорвилля?

К этому я пришел совершенно случайно. Я учился в университете на факультете истории, и на четвертом курсе нам предложили выбрать тему для работы в течение года. Наш преподаватель, который недавно прибыл в университет, предложил целый список тем, по которым он мог бы быть руководителем, среди них тему об армянах Альфорвилля. Она меня очень заинтересовала. Саму тему предложил не я, эта была не моя инициатива, но я вызвался сделать эту работу. Моя исследовательская работа длилась год, и когда она была закончена, мэрия Альфорвилля предложила опубликовать ее. После окончания работы я занялся другими темами, и мне уже не приходилось снова возвращаться к исследованиям об Альфорвилле.

Я учился в Кретей, недалеко от Альфорвилля, после окончания стал преподавателем истории и географии в колледже и работаю преподавателем уже около 9 лет.

Стелла «Армянский Алфавит», посвященная 30-ти летию школы Сурб Месроп (2008г.)

Насколько я знаю, ты сам тоже родом из Альфорвилля...

Да, я родился в Альфорвилле, отсюда родом и мой отец. Таких небольших городов немало во Франции. Моя мать родом из другого «Альфорвилля», который находится возле Лиона и называется Десин. Она перебралась в Альфорвилль после знакомства с моим отцом. Мой дед по отцовской линии прибыл в Альфорвилль в 1925 году, в юном возрасте. Он был из семьи беженцев, которая прошла через Болгарию и Грецию. Там он получил контракт для работы в Марселе. В Марселе он некоторое время был рабочим, точно не знаю на каком предприятии. Потом решил перебраться в Альфорвилль, так как у него там было много знакомых: многие армяне из окрестностей Бурсы, с побережья Мраморного моря обосновались в Альфорвилле, пригороде Парижа. Земляческие организации помогали собрать в одном месте выходцев из одного региона. И мой дед именно так оказался в Альфорвилле вместе с сестрой и родителями. Его отец стал инвалидом во время депортации и поэтому не работал, но работала моя прабабушка.

В первые годы пребывания в Альфорвилле семья жила в трущобах. Потом мой дед женился на армянке из городка Сот на юге Франции, недалеко от Марселя, где армяне в основном работали на многочисленных морских стройках. Мой дед проводил там иногда свой отпуск и познакомился со своей будущей женой. 

Почему именно Франция приняла такое количество армянских беженцев?

Сама Франция с трудом справлялась с последствиями мировой войны, она искала рабочую силу для своих заводов и сельского хозяйства. Отказавшись вместе с Великобританией и Соединенными Штатами от своих политических обязательств на Востоке, она взяла на себя гуманитарную миссию, в рамках которой приняла армянских беженцев, получивших паспорт Лиги Нации, или «нансеновский паспорт» с пометкой «апатрид» – «человек без родины». На таких же юридических условиях по нансеновским паспортам обосновывались во Франции русские белогвардейцы и просто беженцы из России.

 

В армянском магазине Улица Комитаса. Указатель на армянскую церковь Хачкар во дворе церкви Св. Петра и Павла, посвященный 75-ти летию церкви (2005г.)
 

Дом армянской культуры Альфорвилля

Какие известные армянские деятели были связаны с Альфорвиллем?

Выдающиеся армянские деятели Франции жили большей частью в самом Париже, а не в пригородах. Тем не менее можно вспомнить несколько имен представителей армянской интеллигенции, проживших в Альфорвилле. Это писатель Левон Чормисян, создатель секции партии Дашнакцутюн в 1926 году в Альфорвилле. Это знаменитая поэтесса Элен Бюзанд, основательница и руководительница секции «Синего Креста» в Альфорвилле.

Можно вспомнить и маленького Шарля Азнавуряна. Хоть он и не жил в Альфорвилле, но сопровождал свою маму, которая была преподавательницей в школе Армянского клуба. Позже ее на этой работе сменил известный литературный критик и писатель Акоп Ошакан.

Армянский бакалейный магазинКакие изменения можно заметить в армянском Альфорвилле за последние годы?

Община очень сильно рассеялась даже внутри самого Альфорвилля. Изначально в городке были два основных квартала, где проживали армяне. Со временем эти армяне стали более состоятельными, решили переехать в кварталы побогаче. Кроме этого, им хотелось сменить обстановку, потому что они жили в армянских кварталах, как в гетто. Так они начали рассеиваться по самому Альфорвиллю и окрестным коммунам.

Число армян не переставало расти до 1990-х годов. Но точных данных я привести не могу, так как не было проведено исследований. Я знаю точные числа только до 1950-х годов. Тогда в Альфорвилле проживали от 3 000 до 5 000 армян. Сейчас говорят, что в Альфорвилле проживают от 6 000 до 8 000 армян. Думаю, численность стабилизировалась, и число армян, прибывающих в Альфорвилль, примерно равно числу тех, кто покидает город, обосновываясь в других местах. При этом сам Альфорвилль увеличивается, и в процентном соотношении армян здесь становится меньше.

Хачкар памяти жертв Геноцида на площади Аштарак (1984 год)Что можно сказать об ассимиляции армян в Альфорвилле? Каковы тенденции?

Конечно, армяне Альфорвилля ассимилируются. К счастью, прибыв сюда, они создали такую среду, такие структуры, которые позволили сохранить армянскую идентичность и культуру. Речь о школах, культурных ассоциациях, театральных кружках, танцевальных труппах, спортивных движениях, скаутах и т.д. Хоть они и надеялись однажды вернуться в свои родные края, но прекрасно осознавали, что это случится не в ближайшем будущем.

Первое поколение иммигрантов (речь не только об армянах, но и о других иммигрантах во Франции) старается сохранить культуру, идентичность. Цели тех, кто оказался здесь в зрелом возрасте, иные, чем у родившихся во Франции или прибывших в детском возрасте, как, например, мои бабушки и дедушки. Целями нового молодого поколения были в первую очередь уже не сохранение культуры, а социальное продвижение, работа. 

В 1940-50-х годах и даже в начале 1960-х годов армянская идентичность в целом ослабевала, только с третьего поколения (с конца 1960-х годов) начался новый культурный подъем. Именно в тот период были созданы армянская школа Альфорвилля, Дом армянской культуры, первое армянское радио. Речь не только об Альфорвилле, так обстояли дела практически со всеми общинами армянской Диаспоры. Это был также период терактов АСАЛА, период внутреннего бурления.

В армянском баре «У Ари»Новый культурный подъем позволил в некоторой степени противодействовать ассимиляции. Этому также помог постоянный приток армян из тех стран (Армении, Ливана, Турции), где армянское самосознание выше, чем у армян Франции. Речь о культуре, языке, традициях, стиле общения... В 1985 году, согласно статистике, родители учащихся армянской школы Альфорвилля на 60% были французскими армянами, сейчас же они составляют всего лишь 10%, а остальные – армяне Турции, Сирии, Ливана, Армении и т.д. Так что ассимиляция французских армян в некоторой степени компенсируется за счет прибытия новых, менее ассимилированных, армян из других стран.

Сегодня дела обстоят примерно так же, как в начале создания общины. Новоприбывшие взрослые армяне, конечно же, стараются акцентировать свое внимание и усилия на сохранении культуры, а уже следующее поколение, их дети, имеют совсем иные цели. Конечно, армянская община активна, но в целом она бедна, у нее не так много средств, чтобы бороться против ассимиляции. Речь не об индивидуальном уровне достатка каждой армянской семьи. Каждая армянская семья Франции, взятая по отдельности, не бедствует, бедны армянские структуры. Такое же состояние, скорее всего, и в других общинах Диаспоры, но Франция – особенная страна по отношению к иммигрантам, ассимилирующая страна. И в этом заключается особенность армян Франции по сравнению с остальными армянскими общинами. Им нужно было действительно организоваться и предпринять большие усилия, чтобы продолжать существовать в качестве армян. И это делалось не всегда эффективно.

 

Магазин «Ераз» Бюро ритуальных услуг

Бар «У Ари» Армянский ресторан «Сад Артура»

Бармен в армянском баре Армянский бакалейный магазин на площади Аштарак (бывшая площадь Карно)

Ты сам представитель молодого поколения армян Альфорвилля. Ты говоришь по-армянски?

Немного, не очень хорошо. Когда я был в школьном возрасте, ежедневной армянской школы не было, только ежедневный армянский детский сад. Поэтому мои родители отдали меня во французскую школу, и несколько дней в неделю я ходил на армянские занятия, где учил язык, историю, культуру. С самого детства общался с армянскими детьми в кружках при армянских организациях. Основы языка я выучил тогда, но этого ведь очень мало. За 2-3 часа в неделю язык не выучишь. Хотя родители знают армянский, но дома как-то всегда было принято говорить на французском. Я думаю, они боялись. Эти опасения формировались французским обществом – если сильно настаивать на армянской стороне идентичности, это пойдет во вред ее французской составляющей. Я знаю, что на самом деле это не так, но страх имел место. Поэтому я научился немного читать и писать, но прогрессировать в армянском стал только тогда, когда начал общаться с новоприбывшими армянами и ездить в Армению. К тому же изучению языка помогают все культурные составляющие: песни, книги и т.д. И сегодня моя цель уже не столько изучение языка, сколько другие составляющие «армянскости»: общение с армянами, расширение сети армянских знакомств и т.д. Например, я бываю в Армении по случаю спортивного турнира общества «hОменетмен», играю в футбольной команде от Франции.

Армянская Апостольская церковь Сурб Погос Петрос на улице Комитаса (1929 -1930 гг.)

Ты чувствуешь себя французом или армянином?

И тем и другим. Я – армянин из Франции и француз армянского происхождения. Не могу сказать точнее – это комплексный, сложный вопрос. Обычно, когда меня спрашивают, я отвечаю, что я родился во Франции, я француз, но оба моих родителя армянского происхождения. Речь не только о том, чтобы сказать, что ты армянин, нужно жить армянской жизнью, и я думаю, что в моей повседневной жизни всегда присутствуют армянские стороны. Например, у меня много армянских друзей. Большей частью это общность воспоминаний или памяти. Памяти о корнях, о катастрофах, иногда что-то негативное. Многие молодые армяне пытаются избавиться от этого «ярма», выбраться из армянской общины, вести более легкую жизнь, где нет места воспоминаниям о страданиях. Но в армянской идентичности для них есть также позитивные стороны: музыка, песни, танцы. И все это связано с историей. Для меня армянская история – часть моей идентичности. Все эти обряды, традиции, нравы... Семейная жизнь, отношение между молодыми и старыми. Все это отличается от французского.

Конечно, важно знать язык. Это, безусловно, объединяет армян из разных стран. Если ты недостаточно знаешь язык, ты не можешь общаться в армянской среде. И это, конечно же, твой большой недостаток. Многие предпочитают найти себя именно во французской культуре, творить, показывать свою креативность во французском обществе. А армянская община от этого хромает, ей приходится собирать оставшиеся крохи, она закрывается в своем прошлом, уходит в воспоминания... Если нам удастся перешагнуть через это, дать новую динамику армянской общине в целом и, может быть, общине Альфорвилля... Ведь, несмотря на все трудности, о которых я говорил, многое в общинных структурах продолжает работать и функционировать.

Беседовала Диана Степанян

Средняя оценка:0/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>