вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Иллюстрированная энциклопедия Армянской культуры в Украине" - Ирина ГАЮК

10.10.2010 Ирина Гаюк Статья опубликована в номере №3 (30).
Комментариев:0 Средняя оценка:5/5

Предлагаем вниманию читателей отрывки из Энциклопедии, подготовленной к изданию на трех языках: украинском, русском и английском.


Бурная политическая история Украины (частые войны, внутренние смуты), заметная ассимиляция армян с украинцами и поляками – все это привело к утрате большинства старинных оригинальных образцов древней культуры армянской диаспоры в Украине. Поэтому в начале ХХ века в Галиции возникает идея собрать и показать сохранившиеся армянские памятники, нашедшая отклик и среди музейных работников, историков, коллекционеров, искусствоведов, и среди представителей армянских общин. Наверное, это было также и своеобразным ответом тем, кто стремился полностью забыть и изжить память о своих армянских корнях.

Богдан Януш (1889-1930).Автором идеи создания Армянского музея во Львове был выдающийся львовский историк, этнограф, искусствовед, ученый-арменолог Богдан Януш.

Ему же принадлежат инициатива и львиная доля работы по созданию Архидиоцезиального союза армян и по изданию с 1927 года научно-популярного журнала Poslaniec sw. Crzegorza («Вестник Св. Григория»). Ученый считал, что музей должен быть не собранием мертвых археологических памятников, а центром и индикатором настоящей жизни армян, куратором и кузницей лекторов для армянской кафедры Львовского университета.

С идеей создания Армянского музея Б. Януш выступил на ІІ съезде польских реставраторов и музейных работников в Варшаве. 5 ноября 1927 года по его предложению съезд принял резолюцию: «ІІ съезд польских реставраторов и музейных работников, учитывая известные заслуги армян в истории Польши, считает необходимым открыть при митрополичьей курии армян во Львове Архидиоцезиальный музей древностей, памятников и предметов культуры армянского народа и упорядочить существующие при курии архив и библиотеку».

В 1930 году V съезд делегатов союза музейных работников Польши еще раз одобрил резолюцию о необходимости создания Армянского музея во Львове и отослал ее львовскому армяно-католическому архиепископу Ю. Теодоровичу. Резолюцию поддержали Общество любителей истории Львова и Архидиоцезиальный союз армян.

Началом музея можно считать выставку достижений армянской культуры во Львове в 1932 году. 21 декабря 1931 года был создан организационный комитет выставки, в который вошли доктора А. Чоловский, К. Бадецкий, М. Гембарович, Б. Вуйцик-Кеупрулян, Р. Котула, Т. Маньковский, Г. Менкицкий, Л. Харевичова; представители армянской общины П. Аладжян, каноник о. Л. Исакович, Б. Кшиштофович. В качестве попечителей в составе комитета были также львовский армянский архиепископ Ю. Теодорович и В. Кшечунович.

 

Портрет армянского священника с нагрудным орденом Черного орла. Неизвестный художник, конец ХVІІІ – начало ХІХ века. Портрет львовского армяно-католического архиепископа-митрополита Юзефа Теодоровича. Художник –Барбицкий, первая половина ХХ века.


Выставка имела огромный успех и заметный резонанс в Европе. Впоследствии на ее основе стали формировать Армянский музей, хотя официального государственного статуса он получить так и не успел.

Не вызывает никакого удивления то, что первый музей достижений армянской культуры в диаспоре был открыт именно во Львове, в старой части которого едва ли не каждый дом, улица, переулок так или иначе связаны с армянами.

С 1364 года в городе уже был епархиальный центр армян, которому с конца XIV века подчинялись армянские приходы Литвы, Польши, Молдавии и Валахии. С этого же времени встречаются и первые упоминания об армянских ювелирах, монетниках, оружейниках. Возникает ощущение, что не было стороны жизни, где армяне не оставили бы следа. В некоторых сферах деятельности они доминировали – оружейное и ювелирное дело, изготовление шелка и изделий из него, ковроделие, вышивание золотом и серебром, выделка кож (особенно сафьяна, кордыбана и замши). И все это, как правило, сочеталось с активной торговой деятельностью. Армяне Львова и западноукраинского региона занимали ведущие позиции в левантийской торговле Речи Посполитой, а также играли важную роль в дипломатии и переводческом деле.


Литография «Вид старого Льво- ва». Художник Людвик Тирович (младший), ЛГИАрмянских ремесленников можно было встретить даже в цехах, несмотря на то что до XVІІ века армян, «яко схизматиков», было запрещено туда принимать. Впрочем, это не мешало их активной внецеховой работе: многие армяне были партачами (внецеховыми мастерами), их охотно принимали на своих юридиках (участки в пределах города или предместья, изъятые из-под городской юрисдикции, имеющие административную и судовую автономию) и фольварках богатые купцы, магнаты, шляхта. Только на Святояновской юридике в 1600 году из 41 партача было 19 армян. Естественно, что на Краковском предместье, где находилась юридика армянского епископства (насчитывавшая в 1729-1731 годах 50 домов), количество армянских внецеховых ремесленников было еще большим. Только в 1600 году армянам разрешили вступать в швейный (2 чел.), скорняжный (2 чел.) и художественный (1 чел.) цеха. Конституция 1764 года ликвидировала юридики, но так как шляхта не выполняла ее решений, в действительности они прекратили свое существование лишь после первого раздела Речи Посполитой в 1772 году.

Средневековый Львов занимал ведущее место во многих ремеслах. И хотя король Сигизмунд ІІІ Ваза в 1594 году уравнял Каменец-Подольский в правах со Львовом, тем не менее именно львовские цеха еще долго заметно влияли на развитие ремесел в других городах.

Так, львовский цех бондарей проверял, переводил в подмастерья учеников и мог дать звание мастера не только бондарям Львова, но и ученикам других городов – Галича, Буська, Коломыи, Рогатина и всех городов Покутья и Подолья. Это же относилось и к художникам: королевская привилегия 1595 года позволила художникам организовать свой отдельный цех и предоставила ему право протектората над всеми художниками Русского, Волынского и Подольского воеводств. Однако армяне получили право вступать в цех художников только в 1651 году после принятия унии с Римом, за исключением Павла Богуша, которому специальным королевским указом это право было даровано в 1600 году.

 

Портрет Сигизмунда ІІІ Вазы на фоне осады Смоленска. Художник – Шимон Богушович, около 1613 года. Портрет Станислава Жолкевского. Художник – Павел Богуш (?), конец ХVІ века.


Были армяне и среди львовских сапожников, работа которых отличалась высоким качеством. Нам известны лишь отдельные имена: так, в 1572 году братство купцов жаловалось на сапожника Якова-армянина;. в 1706 году один купец говорил, что во всей Короне нет другого такого мастера, который мог бы так хорошо сделать сапожную работу, как львовский сапожник Стефанович. В Каменце-Подольском в 1734 году упоминается мастер сапожного цеха армянин Томаш Григорович. Среди скорняков во львовских городских книгах конца XІV века упомянут Яков-армянин.

Портрет Теодора Торосевича. Художник – А. Рейхан, 1855Одно из древнейших традиционных армянских ремесел – выделка кожи и изготовление из нее изделий. В средневековом Львове, согласно исследованиям В. Кися, лучшими изготовителями кордыбана и замши были кожевенники-армяне.

Справка: Кожевники подразделялись на обычных, краснокожевников и кордыбанщиков. Обычные кожевники (белокожевники) только обрабатывали кожу, но не красили. Краснокожевники обрабатывали и красили кожу в разные цвета. Для своих изделий кордыбанщики выделывали специальные кордовские кожи из козьей или телячьей кожи черного цвета. И только отдельные цеховые мастера выделывали замшу и сафьян. Около начала XVII века цех кордыбанщиков во Львове выделился в отдельный с собственным уставом.

Цеховая система функционировала еще до середины ХІХ века. Только Промышленный устав от 20.12.1859 ликвидировал все цеховые права, уставы, привилегии, правила и предоставил всем желающим право свободно заниматься выбранным ремеслом без цехового разрешения и получения свидетельства о мастерстве. Помимо этого Промышленный устав предоставлял работникам одной или нескольких профессий право организовывать общества (товарищества) свободных производителей независимо от национальности и вероисповедания.

Портрет Теодоры (Софьи) Торосевич. Художник – А. Рейхан, 1830-еОтдельное место в истории Львова занимали армяне-аптекари, в частности, Павел Абрагамович, Михаил Аксентович, Антони Глушкевич, Теодор Торосевич, Каспер Юзефович.

Только напомним, что аптекари XV-XVII веков – это значительно больше, чем аптекари ХХ века: они были, говоря современным языком, специалистами широкого профиля – не только изготовляли и продавали лекарства, но также делали косметические средства, духи, ликеры, водку и даже сладости – конфеты и торты. По результатам анализа имущественной и этнической структуры населения г. Львова XVI века, т.н. свободное ремесло аптекарей относилось к высшему слою львовского мещанства наряду с купеческим патрициатом, писарями, золотых и серебряных дел мастерами, оружейниками и т.д.

Вл. Лозинский в книге «Патрициат г. Львова» рассказывает историю, связанную с Павлом Абрагамовичем – уважаемым львовским «ароматистом» (парфюмером, т.е. аптекарем), особенно известным из-за своей непримиримой яростной вражды с едва ли не самым влиятельным в то время во Львове человеком – Павлом Новокампианусом – медиком, консулом и бургомистром Львова. «Львовские Монтекки и Капулетти» – так называет их Вл. Лозинский, и не случайно: несмотря на вражду отцов, между дочерью аптекаря Эльжбетой и сыном медика Мартином «возникли сердечные отношения», и когда Мартин, став доктором, возвратился из Италии, он женился на Эльжбете.

Даже в ХІХ веке львовские аптекари не были узко специализированными. Один из известнейших представителей львовских армян ХІХ века – Теодор Торосевич (1789-1876) – яркое тому свидетельство.

Справка: Блестящий ученый-химик, врач и фармацевт, он известен прежде всего как первооткрыватель минеральных вод Трускавца и один из первых исследователей минеральных вод Немирова, Шкло и др. В 1819 году Т. Торосевич открыл во Львове по ул. Лычаковской, № 3 собственную аптеку. За время своей научной деятельности он написал около 106 научных статей и монографий, в том числе известный труд «Минеральные источники в Королевстве Галиция и на Буковине и их физико-химический состав» (Львов, 1849). Некоторые разработки ученого нашли практическое применение в производстве. Поскольку быстрый рост населения Львова способствовал развитию ликеро-водочных предприятий и многочисленных пивоварен, в которых делали знаменитое львовское пиво, встал вопрос о контроле за качеством напитков. Именно Теодор Торосевич открыл и внедрил новый способ определения качества пива, а также количества спирта и углеводной кислоты в спиртных напитках.

Портрет Григория Никоровича. (Неизвестный художник, конец XVIII – начало XIX века, ЛИМ);Переход Галиции в состав Австро-Венгрии положительно сказался на развитии Львова как политического и административного центра края. В конце XVIII века тут активно создаются и развиваются мануфактуры. Изменяется к лучшему и облик города. В 1836 году Управление Львова начинает разрабатывать проект газового освещения Львова, и большую помощь в решении этого вопроса предоставили Управлению аптекари Т. Торосевич и Меймин. В 1857 году строительство газового завода было закончено и стали устанавливать освещение улиц и отдельных домов. Позже директором завода стал львовский армянин Адам Теодорович (он же был организатором Польского Химического общества в 1920 году).

Представитель старинного рода галицийских армян Павел Никорович в 1791 году основал знаменитый фаянсовый завод в Глинском (недалеко от г. Жовква Львовской обл.), считавшийся центром керамического производства в Галиции.

Высокого уровня в 1-й половине ХІХ века достигло и львовское столярство: мебель львовских мастеров пользовалась спросом во всей Австрии и успешно конкурировала со знаменитыми венскими мебельными изделиями. Впрочем, данных, позволяющих определить процент армянских производителей в этой области, на сегодня нет. В музеях Украины сохранилась лишь часть одного столового мебельного комплекта (3 предмета), который польские искусствоведы считают работой львовской армянской мастерской ХІХ века.

Как уже было сказано, с 1364 года Львов становится епархиальным центром армян Руси, Валахии и Литвы, сохраняя значение церковно-религиозного центра армян на протяжении всей истории армянской диаспоры в Украине, даже после трех разделов Речи Посполитой. Верятно, такой статус города обьясняет то, что именно во львовских музеях сохранилось наибольшее в Украине количество памятников армянской культуры.

 

Супник (терина). Глинское, из коллекции Стефановича. Музей этнографии и художественных промыслов Супник (терина). Глинское, из коллекции Стефановича. Музей этнографии и художественных промыслов

Супник (терина). Глинское, из коллекции Стефановича. Музей этнографии и художественных промыслов


Новое социальное окружение заметно повлияло и на характер исторических изменений в Церкви. Речь идет прежде всего о наиболее устойчивой и успешной армяно-католической церковной унии, заключенной в 1630 году именно в Украине. После унии социальный и экономический статус армянского духовенства заметно изменился. До 1630 года Церковь материально практически полностью зависела от мирян, содержавших духовенство. Лишь незадолго до унии Церковь постепенно получает в собственность движимое и недвижимое имущество. Так, во Львове, например, появляются юридики армянского митрополита: 1) деканальная – на объединенных в конце XVI века землях армянских церквей львовского предместья Подзамче и других земельных наделов армянской церкви (Яновка, позже – Бискупщина); 2) юридика на землях, принадлежавших армянскому монастырскому комплексу «Святой Богородицы, исполняющей просьбы» возле церкви св. Анны (к западу от церкви св. Онуфрия). Каждая юридика имела отдельный провизорский суд, находившийся в ведении совета старейшин.
 

Шкаф из дубового дерева. ХІХ век, Львов, армянская мастерская. Буфет из дубового дерева. ХІХ век, Львов, армянская мастерская, ЛИМ

Буфет из дубового дерева. ХІХ век, Львов, армянская мастерская, ЛИМ

 

Деяльность католического ордена театинцев (после смерти митрополита Н. Торосовича (+1681) и особенно реформы архиепископа В. Хунаняна изменили всю административную систему Армянской Церкви. Произошли изменения и в управлении Церковью: для эффективного руководства архидиоцезией при митрополите был создан совещательный и исполнительный орган – консистория с собственным делопроизводством. В конце XVII века появляются приходские, а во второй половине XVIIІ века – деканальные управы.

Справка: Хунанян Вардан (Вартан, 1644-1715) – второй львовский армяно-католический (униатский) архиепископ-митрополит (1681-1715). В 1690 году благодаря его усилиям Папа утвердил устав монастыря армянских бенедиктинок при львовском Армянском кафедральном соборе. Хунанян активно проводил организационные и литургические реформы в католическом духе, написал новый понтификал, стал регулярно проводить провинциальные синоды Армяно-католической Церкви в Украине, ввел обязательный целибат для всего духовенства. В конце ХVІІ века построил дворец архиепископов в восточном дворике львовского Армянского собора. Похоронен в соборе

 

Грамота польского короля Сигизмунда І, подтверждающая избрание о.Килияна львовским армянским епископом. 1516 год, ЛИМ. Справка: Килиян Калуст из рода Стефанянов был львовским архиепископом в 1515-1542 годах Грамота польского короля Сигизмунда Августа, подтверждающая избрание о. Григория львовским армянским епископом. (1562 год, ЛИМ). Справка: Григорий ІІ занял епископский престол в 1557 году, утвержден королем в 1562 году. После обострения конфликта с советом армянских старейшин Львова и последующего обращения за посредничеством к королю Сигизмунду Августу в 1558 году (специальная королевская комиссия приняла в Люблине 16 мая 1569 года декрет, запрещавший старейшинам «нации армянской» вмешиваться в церковные дела) отрекается от епископского престола, едет сначала в Св. Землю, потом – в Рим, где находит прибежище у Папы Григория ХІІІ, основавшего в 1584 году Римскую коллегию для аллюминатов армянского обряда (аллюминатами называли учеников и воспитанников, на содержании католического учебного заведения)
 

Несмотря на то что церковная уния заметно усилила ассимиляцию армян с местным населением (в больших городах – полонизацию, в маленьких городах и селах – украинизацию), впоследствии именно в Армяно-католической Церкви начались процессы, способствовавшие самоосознанию местными армянами себя как армян – граждан Польши или же как польских армян; что-то похожее видим и среди украинцев, которые с ХІХ века именно в лоне Греко-католической Церкви стали особенно остро осознавать себя украинцами.

Портрет Вартана Хунаняна. Художник – О. Белявский, 1802 год.Главным органом управления армянской общиной Львова (и других городов Украины, где существовали армянские колонии с собственной юрисдикцией) был совет старейшин (старших, радных, советников, консулов, сеньоров), исполнявший административно-судовые функции. Во Львове такой совет существовал как минимум со второй половины ХІІІ века и до ликвидации армянской административной автономии в 1784 году. Совет старейшин попечительствовал и над армянскими госпиталями (исполняли функции больницы, дома престарелых и странноприемного дома), которых во Львове было два: один – в пределах городских стен, т.н. городской, другой – на Краковском предместье неподалеку от армянского монастыря, т.н. монастырский (вероятнее всего, возле церкви св. Креста по ул. Замарстыновской). Монастырский госпиталь был разрушен, очевидно, во время турецкой осады города в 1672 году. Во Львовском Национальном музее им. А. Шептицкого сохранились две процессионные иконы из армянского городского госпиталя.

Монстранция. ХVIIІ век. Бронза, литье. Львовский музей истории религий (ЛМИР). Из Армянского кафедрального собора ЛьвоваПосле раздела Речи Посполитой в Галиции, ставшей в составе Австрии автономной административной единицей, а также на Буковине общественная жизнь армянских колоний заметно активизировалась. Как отмечали польские исследователи, армяне получили здесь так много привилегий, что едва ли не «каждого второго политика завистливая общественность попрекала армянскими корнями...» О галицийском наместнике Филлипе Залесском говорили, что он – «коварный армянин», следующему наместнику Леону Пининскому постоянно напоминали, что его «мать была из дома Никоровичей, а значит – особенной армянкой-блондинкой...»

Много армян заседало в сейме. Армянином был министр для Галиции в австрийском правительстве в 1888-99 годах Адам Енджеёвич. Кстати, среди львовских армян было много известных коллекционеров, в числе которых были и вышеупомянутый Л. Пининский, Эразм Баронч, семейство Стефановичей, Ю. Макаревич и др. Экспонаты из их коллекций и сегодня можно увидеть во львовских музеях.

Армяне Западной Украины и Львова в ХІХ – 1-й половине ХХ века были заметны почти во всех областях общественной жизни – в политике, культуре, науке, производстве. Конечно, их присутствие уже не было столь «национально насыщенным», как прежде, ведь это были армяне, не первое поколение проживавшие на этих землях и чувствовавшие себя здесь не меньшими автохтонами, нежели украинцы или поляки. Это уже не был тот «шумный Восток», жизнь которого протекала в пределах своего невидимого круга, согласно национальным традициям, правам и законам. Но вместе с тем они не растворились среди местного населения: были сохранены и своя историческая память, и осознание себя польскими или украинскими, но армянами.

 

Евангелист Матфей. Неизвестный художник, 1600-1630, Львовский Национальный музей (НМЛ) им. А. Шептицкого. Справка: Первоначально икона находилась в армянской церкви св. Анны, снесенной во время реформ австрийского императора Иосифа II, сильно сокративших и ограничивших сферу влияния Церквей и всех церковных организаций. Тогда был максимально усилен контроль государства за Церквями, существенно ограничена деятельность черного духовенства, закрыты многие монастыри. В частности, ликвидированы многие армяно-католические приходы, во Львове закрыт автономный армянский суд, было урезано количество священников, в 1784 году закрыта армяно-католическая театинская коллегия во Львове и т.д. Евангелист Марк. Неизвестный художник, 1600-1630, НМЛ им. А. Шептицкого Богородица. Неизвестный художник ХІХ века. НМЛ им. А. Шептицкого. Из армянского госпиталя во Львове. Процессионная икона из композиции «Распятие» Евангелист Иоанн. Неизвестный художник ХІХ века. НМЛ им. А. Шептицкого. Из армянского госпиталя во Львове. Процессионная икона из композиции «Распятие»


Вопрос этнической самоидентификации армян диаспоры был актуален всегда, причем от уровня бытового до научного. В фонде «Редкой книги» ЛМИР хранится брошюра «GLOS do ziomkow Obrzadku Ormiansko-Katolickiego» (1861 год), свидетельствующая о том, что мощный всплеск арменоведческих студий и активизация культурно-религиозной жизни армян Западной Украины вызвали и обратную – негативную – реакцию на это. В частности, анонимный автор полемического произведения «GLOS…» (допускают, что им мог быть армянин Эмиль Торосевич) отрицает целесообразность и даже право называть себя армянами верующих армяно-католического обряда (униатской Армянской Церкви), которые уже на протяжении веков живут в Польше и не знают, по словам автора, ни армянского языка, ни обычаев, ни обрядов, что могло бы дать им право называть себя армянами. Более того, автор брошюры считает ненормальным, когда люди, столетиями называющие эту землю своей Родиной и имеющие перед ней выдающиеся (иногда даже кровные) заслуги, называют себя армянами. Хотя уже сам факт постановки такого вопроса, во-первых, наглядно свидетельствует, что немалое количество польских граждан помнило и ценило свои армянские корни, а, во-вторых, заставляет задуматься, почему эти люди, среди которых было много незаурядных, известных личностей, все равно продолжали считать себя армянами.

Портрет Схоластики Никорович. Художник – О. Белявский. 1787Кстати, произведение это появилось совсем не случайно. В середине ХIХ века в Галиции начинается движение за ликвидацию украинской Армяно-католической Церкви, в котором участвовали некоторые представители армянского духовенства, польские армяне, поляки. В движении были задействованы серьезные политические силы, о чем говорит хотя бы тот факт, что львовскому армяно-католическому митрополиту владыке Стефановичу в 1848 году даже предложили взамен его кафедры митрополичью римо-католическую кафедру. А пик активности этого движения пришелся на правление львовского армянского архиепископа-митрополита Григора Михала Шимоновича (1858-1875). К сожалению, армяне были даже среди лидеров этого движения, в частности, уже упоминавшийся Э. Торосевич – латифундист и депутат Галицийского Сейма, посол в австрийском Государственном Совете в 1881-1901 годах. Сторонники ликвидации Армяно-католической Церкви убеждали, что т.н. армянский обряд уже давно отжил свое, а армянские традиции – всего лишь анахронизм. Полемика становилась все острее, в ней уже участвовали не только армяне, но и поляки – ситуация накалялась.

Портрет молодой женщины. Художник – Антони Стефанович, 1883В январе 1862 года известный польский поэт-романтик Винцент Поль выступил с осуждением подобных диспутов, считая их недопустимыми и отвратительными. Он публично ответил анонимному автору брошюры «GLOS…» , отметив, что армяне «пришли сюда, на Русь, еще до правления Пястов и осели на этой земле раньше, чем поляки. Поселившись на Подолье и Покутье, они принесли туда набожность и трудолюбие, а взамен получили землю, язык; народ изобретательный и культурный, они строили города... Уже со времен Казимира Ягеллончика армяне занимали важное место в политике и дипломатических отношениях Польши: встречаем их в посольствах, дипломатических эскортах или в восточных миссиях, когда грозовые тучи сгущаются над Польшей; как купцы, они имели связи по всему Востоку... от Великой Армении через Кавказ, ногайские степи, от Аккермана через все Подолье, Бессарабию к Покутью, Сучаве, Каменец-Подольскому и Львову... И когда после раздела Польши под давлением эпохи йозефинства пришло в упадок даже латинское духовенство, а духовенство греко-униатское вследствие этих же веяний превратилось в австрийскую бюрократию, то армянское духовенство – отдадим ему должное – в это же время возвратило к Богу и вере отцов часть Польши. Владыка Самуэль Стефанович был истинным апостольским мужем, благодаря ему поляки тех краев снова обратились к Богу, и наибольшая заслуга в этом польских армян... Так пусть же армяне-католики остаются теми, кем они были до сего дня...»

Полемика по поводу ликвидации Армяно-католической Церкви не только закончилась в пользу сторонников ее сохранения, но и вызвала серьезную заинтересованность судьбой исторических памятников армянской культуры и подтолкнула к их изучению, а также активизировала меры по их сохранению. Да и в самой Церкви началось движение за возрождение древних армянских традиций, возвращение старого армянского обряда и литургии на армянском языке. Львов ХІХ века становится центром арменоведческих исследований в Западной Украине. Наконец, в 1904 году по предложению известного искусствоведа Я. Болоз-Антоневича во Львовском университете была открыта кафедра армянского языка, просуществовавшая до Второй мировой войны.

Окончание следует

Средняя оценка:5/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>