вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Собиратель земель" - Интервью с Ричардом ОВАННИСЯНОМ

24.06.2006 Статья опубликована в номере №3 (3).
Комментариев:0 Средняя оценка:0/5

Ричард Ованнисян


Ричард Ованнисян — профессор истории Армении и Ближнего Востока в Калифорнийском университете Лос-Анджелеса (UCLA). Ученые степени бакалавра и магистра получил в Беркли, докторскую степень в 1966 году в UCLA. Председательствует в Академическом совете Армянского Национального института (Armenian National Institute), входит в число основателей Общества Армянских исследований (Society for Armenian Studies) и трижды избирался его президентом.

Видный член Армянской Ассамблеи Америки (Armenian Assembly of America) и других общественных организаций армянской диаспоры США. С 1978 по 1995 годы был содиректором Центра ближневосточных исследований фон Грюнбаума.

В 1987 году Ричард Ованнисян стал первым руководителем кафедры современной армянской истории в UCLA, основанной Армянским образовательным фондом (Armenian Educational Foundation). Здесь изучают не только историю Армении, но и армянский язык в его классическом, восточном и западном вариантах, литературу, в том числе литературу армянской диаспоры США. Почти на пятнадцати университетских факультетах США преподают курсы, связанные с арменистикой, шесть таких курсов ведут бывшие ученики Ричарда Ованнисяна. Перу Ричарда Ованнисяна принадлежат десятки научных статей, четырехтомное исследование "Республика Армения" с дополнительным, пятым томом: "Армения на пути к независимости", а также исследование "Армянский Холокост" (1980). Под его редакцией и при его участии вышли сборники "Образ армян в истории и литературе" (1981), "Геноцид армян в перспективе" (1986), "Геноцид армян: история, политика, этика" (1992), "Армянский народ с древнейших времен до наших дней" (1997), "Память и отрицание. Случай геноцида армян" (1998), "Двигаться вперед, оглядываясь назад" (2004) и др.

Armenian Sebastia/Sivas and Lesser Armenia

Ричард Ованнисян — член управляющих советов таких образовательных и общественных организаций, как фонд "Лицом к истории и себе" (Facing History and Ourselves Foundation) Международный институт холокоста и геноцида (International Institute on the Holocaust and Genocide), Международная бдительность (International Alert), Фонд исследований армянской архитектуры (Foundation for Research on Armenian Architecture). Он состоит в редколлегии периодических изданий "Армянское обозрение", "Арарат", "Обозрение прав человека", "Журнал Общества Армянских исследований", "Митк". В 1990 году американский историк был избран членом Академии наук Армянской ССР — первым среди зарубежных ученых в области общественных наук. Ему присуждены почетные докторские степени в Ереванском (1994) и Арцахском (1997) государственных университетах. В 1984 году Киликийский католикос Гарегин II удостоил его медали Св. Месропа Маштоца, в 1998 году по случаю 80-й годовщины провозглашения Первой Республики президент Армении вручил ему медаль Мовсеса Хоренаци. В 2002 году президент НКР наградил его государственной наградой — медалью Св. Месропа Маштоца.За восемь лет Ричарду Ованнисяну удалось провести следующие конференции по историческим областям: "Ван-Васпуракан" (май 1997), "Багеш-Битлис" (ноябрь 1997), "Харберд-Цопк" (май 1998), "Карин-Эрзрум" (ноябрь 1998), "Покр Хайк/Малая Армения и Себастия-Сивас" (май 1999), "Тигранакерт-Диарбекир и Эдесса-Урфа" (ноябрь 1999), "Армянская Киликия" (октябрь 2000, под почетным председательством Католикоса Киликийского Арама I), "Армянский Константинополь" (май 2001), "Карс и Ани" (ноябрь 2001), "Армянские общины региона Причерноморья и Понта" (май 2002), "Армянская община Смирны-Измира" (ноябрь 2002), "Армянские общины Цезареи/Кесарии" (май 2003), "Армянская Нор-Джуга — 400 лет" (ноябрь 2003), "Армянские общины Ирана" (май 2004), "Армянский Иерусалим и армяне на Святой Земле" (ноябрь 2004, под почетным председательством патриарха Иерусалимского архиепископа Торгома Манукяна).

В конференциях по историческим областям принимали участие видные ученые из Национального архива Армении, Ереванского государственного университета, Института истории (Ереван), Института востоковедения (Ереван), Института археологии и этнографии (Ереван), Центра национальных и международных исследований (Ереван), Национальной Академии наук Украины, Гарвардского, Оксфордского, Колумбийского и Джорджтаунского университетов, Центра российских, советских и постсоветских исследований (Париж), Калифорнийского государственного университета (Лос-Анджелес), Государственного университета Вэйн, Университетов Дель Сальвадор (Буэнос-Айрес), Париж-Норд, Висконсин-Милуоки, Сорбонна, Тафтс, Кларк (Ворчестер), Католического университета Лувена, Европейского (Флоренция), Мичиганского (Анн Арбор), Болонского, Кипрского (Никосия), Босфорского (Стамбул) университетов, а также университетов Ньюкасла, Коннектикута, Нью-Джерси, Торонто, Южной Калифорнии, Монпелье, Семинарии Св. Нерсеса (Нью-Йорк), Тринити колледжа, Высшей школы социальных исследований и наук (Париж), Центра исследований по армянской архитектуре (Аахен). Спонсорами различных конференций выступали: кафедра совеременной армянской истории UCLA, отделение социальных наук и отделение истории UCLA, Центр ближневосточных исследований фон Грюнбаума, Центр российских и европейских исследований, Международный институт Евроазиатских исследований, Западное прелатство Армянской Апостольской Церкви в Америке, Армянское общество Лос-Анджелеса и т.д.

 

Из интервью журналу "АНИВ":

— Мои родители — Каспар и Сирун — выходцы из Харберда, исторического Цопац ашхара. Выжив во время Геноцида, они попали в Америку как беженцы. Жизнь была очень трудной, но им удалось встать на ноги, дать детям образование, воспитать нас, как армян. Наша община была очень небольшой, только десяток семей, говорящих на харбердском диалекте. Мы не имели ни армянской церкви, ни армянской школы. Окончив университет, я в возрасте двадцати одного года отправился в Бейрут изучать литературный армянский язык. Позднее решил взять темой докторской диссертации историю нашей Первой Республики, провозглашенной в мае 1918 года.

 

Из предисловия к первому тому армянского перевода "Республики Армения":

Armenian Baghesh/Bitlis and Taron/MushТридцать пять лет назад на английском языке вышел первый том четырехтомника "Республика Армения". Еще будучи студентом, я чувствовал магическое притяжение истории этого государства. Многие из нас, рожденные и воспитанные в спюрке, страдали от отсутствия национальной независимости — среди цветных иллюстраций с гербами и флагами разных стран в наших учебниках и энциклопедиях не было национальных армянских символов. Хотя существовала Советская Армения, большей части моих сверстников казалось, что армяне — народ без родины. Эта родина — Еркир — находилась на территории Османской империи, наши родители были насильственно лишены ее и чудом уцелели во время депортации и резни. Многие из нас были счастливы уже тем, что в силу исторических обстоятельств родились в США, где они в сжатые сроки освоили другую культуру, неосознанно вступив на путь отчуждения от своего народа.

Воодушевленный образом независимой Армении, я решил взять темой своей докторской диссертации историю Первой Республики — символа нашей самостоятельной государственности. Тогда я был наивным романтиком и плохо представлял реальную историю не утвердившейся окончательно республики. Впрочем, история восстановленного спустя века армянского государства все равно была маяком для тех, кто мечтал о новом возрождении национальной независимости.

Меня интересовали разногласия по поводу Первой Республики, чей государственный флаг стал со временем предметом бурных дискуссий и даже кровопролития. Армянский Спюрк был, к сожалению, безнадежно разобщен по поводу этого знамени и всего того, что оно символизировало. В СССР же существовала официальная линия в отношении Первой Республики Армения, где правящая партия идейно и политически противостояла большевизму и советской власти. За семь десятилетий существования Советской Армении, кроме самых последних лет, Первая Республика была предметом осуждения и даже глумления, как страна страха и смерти, созданная по соглашению с преступным турецким правительством, как прислужница западных империалистов. Население Советской Армении еще хранило память о прошлом, однако по принятой в Москве и продублированной в Ереване официальной точке зрения в период между падением империи Романовых и установлением Советской власти на Кавказе не происходило ничего положительного. Существовала опасность, что подлинная история Первой Республики будет потеряна либо останется искаженной до неузнаваемости. Поэтому я взялся за восстановление истории Республики и тех людей, которые самоотверженно трудились ради великой цели создания независимого, объединенного Армянского государства.

Работа, планируемая мной, как докторская диссертация, в итоге заняла больше тридцати лет научных изысканий. В завершенном виде она составила пять томов: вступительный том "Армения на пути к независимости" и четырехтомник "Республика Армения". Я пользовался архивами двух армянских делегаций на Парижской мирной конференции — делегации республики Армения во главе с Аветисом Агароняном и национальной делегации во главе с Погосом Нубар-пашой, различными государственными и частными архивами США, Великобритании, Франции и Германии. Я широко использовал обширные собрания документов на разных языках, научные исследования, мемуары, кавказскую и мировую печать того времени.

К сожалению, в силу политических обстоятельств до последних лет существования Советского Союза для меня оставались недоступными Государственный исторический архив Армянской ССР и хранилище армянского отделения Института марксизма-ленинизма. Мне помогло то обстоятельство, что правительство Первой Республики направляло в Париж копии тысяч документов, относящихся к вопросам внешней политики, стараясь держать в курсе событий на Кавказе делегацию во главе с Агароняном. Документы касались взаимоотношений между тремя закавказскими республиками, отношений Армении с Антантой, Советской Россией и Турцией, непрекращающейся вооруженной борьбы за Нагорный Карабах, Зангезур и Нахичеван, а также военных действий внутри самой Республики. Кроме этого в архивах разных стран я нашел тысячи подлинников и копий посланий своим правительствам американских, британских и французских представителей на Кавказе, нашел материалы, которые не сохранились в самой Армении. Изучая эти архивы, я смог понять действительную политику держав, которая часто противоречила публичным декларациям.

Многие ученые Советской Армении не имели возможности открыто проявить свои симпатии, но на личном уровне выражали мне поддержку, старались снабдить полезными изданиями и содействовать моим визитам в Ереван. Даже в некоторых официальных кругах не возражали, когда я в ходе своей научной работы поднимал проблемы, закрытые для исследования в СССР. Я рад, что с началом карабахского движения люди обратились в том числе и к моим книгам для понимания исторических корней кон-фликта. Изучая историю Первой Республики, можно прийти к выводу, что проблемы, с которыми ей пришлось столкнуться, снова встали на повестку дня для нового независимого армянского государства. Нам еще многим предстоит воспользоваться из опыта 1917-1921 годов.


Из интервью журналу "АНИВ":

— В Армению я начал ездить с 1959 года — тогда люди в Советском Союзе еще боялись общаться с иностранцами. Езжу до сих пор, один-два раза в год — всего побывал здесь около пятидесяти раз. Был знаком с видными учеными Джоном Киракосяном, Нерсесом Мкртчяном, Лендрушем Хуршудяном, Рубеном Саакяном.

Работа над переводом моей книги "Республика Армения" на армянский язык началась несколько лет назад по предложению вице-президента Академии наук Армении Гагика Саркисяна. До последнего времени я не был удовлетворен результатом. Перевод — дело крайне трудное, если пытаться в точности сохранить смысл и эмоции оригинала. Только теперь после четвертой по счету корректировки стало возможным представить читателю первый том этого исследования.

Главная идея всей моей работы — без Первой Республики Армения не было бы Второй Республики — Советской Армении.

 

Еще в 1960 году Ричард Ованнисян начал преподавание дополнительного курса в UCLA. Через два года он подключился к новой Программе армянских исследований (Armenian Studies Program) Калифорнийского университета — одной из первых программ такого рода в Америке. За два десятилетия до создания Стивеном Спилбергом фонда "Шоа" по сбору и сохранению воспоминаний о Холокосте, Ричард Ованнисян уже записывал на магнитофон воспоминания тех, кто уцелел в аду Геноцида своего народа. Сейчас его архив считается крупнейшим. При финансовой поддержке армянских общин его ученики переносят материалы на CD. "Из восьмисот людей, записавших свои голоса, в живых осталось не больше двадцати пяти, — говорит Ричард Ованнисян. — Это делает нашу работу еще более важной".
 

Из интервью журналу "АНИВ":

— Параллельно с работой над историей Первой Республики я начал заниматься темой Геноцида, поскольку на государственном уровне существовало отрицание этого события. Проблема Геноцида волновала не только тех, кто испытал на себе все его ужасы, оказался беженцем, как мои родители, но и тех, кто родился в диаспоре. В этом вопросе я всегда считал важным не только исследования, но и выступления, прямую речь. Я прочел тысячи лекций по Геноциду армян, в том числе по радио и телевидению. Несколько раз мне предлагали на телевидении доказать свою правоту в споре с защитником официальной турецкой точки зрения. Я отказывался и объяснял причину: "Вы ведь не приглашаете неонациста выступать вместе с тем, кто рассказывает о Холокосте. Я могу говорить только о путях решения проблемы, но не собираюсь тратить время на споры об очевидной истине".

Я опубликовал много статей по Геноциду, выпустил в качестве редактора четыре книги. В первой из них, изданной в 1986 году, все авторы — армяне по национальности, сама книга в основном посвящена фактической стороне событий в Османской империи. В последней книге, опубликованной в прошлом году под названием "Двигаться вперед, оглядываясь назад" большинство авторов, наоборот, не армяне. Авторы этой книги занимаются правами человека, в самой книге больше анализа юридически-правовых вопросов. Есть и турецкий автор, который прямо не употребляет слово "Геноцид", но весь его текст свидетельствует о признании совершенного преступления.

Миллионы долларов израсходованы турецким государством на отрицание Геноцида, на создание кафедр турецкой истории в американских университетах. В Анкаре основан специальный Институт Армянских исследований с целью обоснования и пропаганды политики отрицания. На турецких web-сайтах, в том числе сайтах турецкого посольства в Вашингтоне огромное место занимает пропаганда отрицания Геноцида. Правительство Армении выделяет неизмеримо меньшие средства на осведомление общественности разных стран с нашей трагедией. Но в некоторых случаях нам мешает вовсе не недостаток средств — трудно, к примеру, объяснить, почему на сайте армянского посольства в США нет ни слова о Геноциде.

Сегодня среди турецких ученых появилась трещина. Некоторые из них, будучи истинными патриотами Турции, считают неправильной политику отрицания геноцида. По их мнению, в интересах Турции осознать свое прошлое, чтобы двигаться вперед. Они не готовы полностью встать на нашу точку зрения, но признают, что властями Турции было совершено спланированное преступление против армянского населения страны. Мы должны поддержать таких ученых — троих из них я пригласил выступить в UCLA.

 

Armenian Tsork/Kharpet6 ноября этого года профессор Ричард Ованнисян организовал в UCLA необычный форум под названием "Три турецких голоса об оттоманских армянах". Ранее в редчайших случаях турецкие историки участвовали в конференциях, организованных армянской стороной. В этот раз турками по национальности были все участники, выступавшие перед армянской аудиторией.

На форуме выступили профессора Танер Акчам (Университет Миннесоты), Элиф Шафак (Университет Аризоны) и Фатма Муге Гочек (Университет Мичиган — Анн-Арбор). Событие вызвало большой интерес преподавателей, студентов и публики. Собралось 800 человек — в два раза больше, чем могла вместить аудитория. В конце концов, всем желающим нашлось место — была организована аудиотрансляция в соседнюю аудиторию. Ричард Ованнисян отметил историческое значение события: трое ученых намерены оспорить официальную турецкую позицию отрицания вины государства и открыто обсудить судьбу армянского населения Османской империи. "Я признателен участникам конференции за их осознание гуманитарной стороны проблемы, за понимание важности вопроса не только для армян, но и для турок".

В свом докладе профессор Танер Акчам указал на важность государственных архивов для исследования Геноцида армян. Далеко не все документы, связанные с Геноцидом, уничтожены властями. Вряд ли удастся найти документ, однозначно подтверждающий вину младотурецкого правительства в планировании и осуществлении Геноцида. Но множество документов указывают на геноцидные намерения режима. Это официальные инструкции и письма властей в Стамбуле в адрес административного и партийного руководства на местах по поводу массовой депортации армян, конфискации их движимого и недвижимого имущества, преднамеренного игнорировании элементарных нужд депортируемых. Все эти свидетельства подтверждают, что Геноцид был тщательно спланирован и целенаправленно осуществлен правительством. Документы из архива канцелярии премьер-министра, свидетельствуют о решимости тогдашних властей депортировать армян не только из зоны военных действий, но с территории всей Анатолии — 30 тысяч было депортировано только из Стамбула. Документы также подтверждают быстрое и санкционированное сверху заселение армянских деревень и городских кварталов мусульманами, иногда в течение нескольких дней после депортации.

Танер Акчам предсказал вероятное признание Турцией Геноцида в 2015 году, когда она рассчитывает получить полноправное членство в Евросоюзе. Отвечая на вопросы слушателей, он заявил, что в позднейшей истории Турции не нарушались бы в такой мере права человека, если бы Геноцид армян был признан еще в 20-х годах.

Профессор Элиф Шафак подчеркнула необходимость изучения личных биографий, с тем, чтобы жертвы получили индивидуальные лица и имена. Она отдельно остановилась на творчестве писательницы из Стамбула Забел Есаян, запечатлевшей личные трагедии армян от резни в Адане до Геноцида. В докладе было подчеркнуто, что армянская интеллигенция рассматривалась младотурками как главная угроза, в первую очередь именно ее необходимо было заставить замолчать навсегда. В прошлом турецкая и армянская интеллигенции не смогли сотрудничать и эту грустную традицию надо изменить.

Профессор Фатма Муге Гочек рассказала о сентябрьской конференции в Стамбуле по османским армянам, о трудностях, с которыми столкнулись организаторы и участники. Некоторые правительственные круги пытались сорвать конференцию, ее пришлось перенести с мая на сентябрь, что вызвало множество протестов за пределами Турции. В сентябре также предпринимались попытки закрыть конференцию в судебном порядке, но, к счастью, организаторам удалось найти лазейки в законодательстве. Конференция подробно и главным образом негативно отражалась в турецкой прессе. Однако поддержка отдельных лиц на правительственном уровне и в масс-медиа продемонстрировала образцы позитивного отношения к либерализации турецкого общества и свободе слова.

По убеждению Фатмы Гочек, Турция — общая родина турок и армян, последние должны получить право вернуться в страну. Выступления участников были встречены аплодисментами. Выразив благодарность турецким ученым, профессор Ованнисян в заключение пообещал посвятить следующую конференцию вопросу репараций и территориальных требований к Турции.

 

Из интервью журналу "АНИВ":

— За двадцать лет виден ощутимый прогресс в деле мирового признания Геноцида. Дело не только в признании на государственном уровне. Политики и общественные деятели в сфере прав человека теперь достаточно осведомлены об этой странице истории, она заняла свое место в общей картине преступлений против человечества. Важно, однако, представить армянскую историю во всем многообразии, не сосредотачиваться только на трагических ее аспектах. Как уцелел малый народ на протяжении тысячелетий, как он выжил, когда исчезали огромные империи? Нужно найти способы сделать нашу историю интересной, вдохновляющей для англоязычных, русскоязычных, франкоязычных и испаноязычных молодых армян. Нужно использовать новые формы, которые мы пока еще слабо используем — не только книги, но и визуальные средства: видеоматериалы, спутниковое телевидение, Интернет, компьютерные программы и даже игры. Для этого нужны две составляющие: немного творческой мысли и немного денег. Нужно добиться того, чтобы армянин, к примеру, во Владивостоке, где нет большой армянской общины, не чувствовал себя оторванным от своего народа.

Поколение, родившееся в Еркире, хранило живое представление о нем. Но старшее поколение постепенно уходит, оно уже почти ушло. Наша связь с родной землей может ослабеть. Поколения, которые родились в спюрке, знают об утерянной родине, но должны отчетливее, конкретнее представлять ее себе. Чтобы познакомить нашу диаспору с историческими областями (гаварами) Армении, я решил приглашать ученых и специалистов со всего мира. Начал с конференции по региону "Ван-Васпуракан", где зародилась наша государственность.

 

Из вступительной речи Ричарда Ованнисяна на открытии конференции "Армянский Константинополь":

Armenian Karin/Erzerum— История и культура армянского Константинополя столь богаты и разнообразны, что двухдневная конференция — даже междисциплинарная и очень насыщенная, может только осветить ключевые моменты, указать на обилие свидетельств армянского присутствия в Константинополе и армянского вклада в жизнь имперской столицы. Связь армян с Константинополем начинается вскоре после принятия христианства в Армении как государственной религии. Сюда, в "Костанднуполис", часто называемый просто "Полис" то есть "город", приезжали ученые и церковные деятели. Значение армян в Константинополе возросло в седьмом и восьмом веках, в пору владычества в Армении арабов, когда сотни представителей армянской знати после неудачных восстаний вынуждены были искать убежища в Византии. Здесь знатные армяне становились важной составной частью правящей элиты и участвовали во многих политических и военных событиях. Некоторые достигали императорского престола, другие — высокого положения в церковной иерархии. Императоры и вельможи, мятежники и узурпаторы, интеллектуалы и дипломаты — все они действовали в византийском контексте. В последнее время значимость армянского элемента ясно продемонстрировали исследования таких известных ученых как Питер Чаранис, Сирарпи Дер-Нерсиссян, Александр Каждан.

Под османским правлением армянская община Константинополя/Стамбула росла быстрыми темпами и на разных уровнях. Армяне новой империи были подчинены юрисдикции армянского Константинопольского патриархата в качестве "миллета". Эта система стала не только удобным для властей средством контроля, но и удобным средством самосохранения для армян, хотя бы в качестве подданных второго сорта. Константинополь без сомнения был самым важным армянским центром в Османской империи, таким же, как Тифлис в империи Российской. Оба города лежали вне пределов исторической Армении, но тамошние армяне не чувствовали себя живущими в диаспоре.

Культура константинопольских армян настолько богата, что можно преподавать отдельные курсы по литературе, театру, изобразительному искусству, архитектуре, музыке, образованию, религии и другим аспектам творческой жизни этой крупнейшей из армянским общин империи. Надежды и чувства, стремления и разочарования, провалившиеся программы реформ и нарождающиеся движения сопротивления девятнадцатого столетия проложили дорогу к новым надеждам, порожденным младотурецкой революцией. Ирония судьбы состояла в том, что именно младотурки вынесли приговор армянам Османской империи, оставив изолированную общину стамбульских армян в совершенно новом, тяжелом положении. Она и по сей день пытается сохранить свою идентичность и свое традиционное присутствие на перекрестке множества дорог, в Константинополе — Полисе.


Из интервью журналу "АНИВ":

— Научные доклады каждой конференции — материал для отдельной книги. Книги появляются не сразу — два-три года приходится тратить на редактирование и дополнение текстов. Уже опубликовано пять томов на английском языке по материалам первых пяти конференций, в этом году должен выйти шестой том, посвященный Тигранакерту-Диарбекиру.

Я сам нахожу финансирование для своих проектов. По нескольку тысяч долларов выделяют различные отделения моего университета. Моя кафедра тоже имеет небольшой годовой доход в несколько тысяч долларов, который можно использовать. Удается найти и других спонсоров — различные фонды и научные общества занимающиеся исследованиями по России и Ближнему Востоку. Так мы получаем необходимый минимум средств. Конечно, приходится экономить на всем. Например, если нужно пригласить человека из Аргентины, Москвы или Еревана, и обычный билет стоит полторы тысячи долларов, я нахожу возможность добраться до Лос-Анджелеса другим маршрутом за шестьсот. Гостей из Армении я поселяю не в гостинице, а у себя дома. Для тех, кто останавливается в гостинице, договариваюсь о скидке. Всю организационную работу выполняю сам с помощью членов своей семьи — надписываю конверты, рассылаю письменные приглашения и объявления и так далее.

Очередная конференция будет посвящена теме: "Армянские колонии в Арабском мире". Потом, если позволит здоровье, мне бы хотелось провести конференции по армянским колониям на территории бывшей Российской империи: Абхазия, Крым, Москва, Баку, Тифлис.

 

На торжественном праздновании сорокалетнего юбилея научной деятельности Ричарда Ованнисяна в лос-анджелесском отеле "Хилтон" присутствовало больше 700 гостей. Председатель Совета Армянского Национального института Роберт А. Калусдян назвал ученого "мостом между нашей историей и нашим настоящим". Он напомнил, что еще в начале 70-х годов краткая история Первой Республики была предметом разногласий и конфликтов в армянских общинах спюрка. Ричард Ованнисян выступал со множеством лекций перед членами общин в переполненных залах по всей Америке. "Он рассказывал о создании Первой Республики, ее историческом значении, ее отношении к государству-преемнику, советской республике, представляя исторические события как непрерывное продолжение нашего дела. Эта простая и ясная концепция позволила излечить боль, которая накапливалась десятилетиями".

В поздравительном адресе Армянского национального института в частности, сказано:

"Ричард Ованнисян принадлежит к числу основателей современной армянской исторической науки, он обучил уже два поколения исследователей. Он трудится на благо общины, без устали путешествует и выступает в защиту прав и достоинства человека, не признает компромиссов там, где дело касается исторической правды".

Во время юбилейных торжеств архиепископ Ваче Овсепян вручил Ричарду Ованнисяну медаль Святых Саака и Месропа и огласил энциклику Католикоса всех армян Гарегина II. Епископ Мушег Мартиросян вручил историку медаль "Рыцаря Киликии" и огласил энциклику Киликийского Католикоса Арама I. Приветствия были получены также от Конгресса США, законодательных органов штата Калифорния, городского Совета Лос-Анджелеса и т.д.

 

Из интервью журналу "Анив"

Armenian Van/Vaspurakan— Потеряв родных и близких во время Геноцида, отец попал в работники к курдам. В 1918 году бежал и присоединился возле Эрзрума к отряду Андраника. Вместе с отрядом оказался на Кавказе. Потом вернулся в Полис, откуда уехал в Америку. Вначале работал на фабрике, но вскоре взял участок земли в Калифорнии и стал заниматься виноградарством. Один из моих братьев и его дети до сих пор ведут хозяйство на отцовской ферме.

У меня была склонность к науке. Я поступил в университет, где познакомился с Вардитер Кочолозян, моей будущей женой. Ее отец был родом из Эрзрума, мать — из Орду, они тоже чудом выжили в годы Геноцида. Вардитер родилась в Харькове незадолго перед войной. Потом вместе с семьей она оказалась в Германии и попала в США как "перемещенное лицо". Ее отличное знание русского языка очень помогает мне при работе с архивными документами.

У нас четверо детей — Раффи, Армен, Гаро и Ани. Мой старший сын Раффи Ованнисян стал первым министром иностранных дел новой независимой Армении. Именно он впервые выступил на армянском языке с трибуны Объединенных Наций. День поднятия армянского триколора перед зданием ООН совпал с юбилеем нашей с Вардитер свадьбы — это событие нас очень воодушевило. В 1993 году Раффи основал в Ереване Центр стратегических и национальных исследований, которым он руководит по настоящее время. Мои дети Армен и Гаро — юристы, Ани — телепродюсер. Во время конференций все они активно помогают мне в организационной работе.

Раз уж Вас интересует мое мнение о воспитании детей армянами, скажу, что в этом деле очень важна мать — она, как правило, проводит с ними больше времени. Очень важно, чтобы дети с детства свободно владели армянским языком, общались со сверстниками-армянами. Молодые люди, плохо говорящие по-армянски, часто чувствуют себя скованно в армянской среде и не слишком стремятся туда попасть. Иногда говорят, что изучение детьми еще одного дополнительного языка — это чрезмерная нагрузка, которая отрицательно сказывается на учебе. Я так не считаю.

Для воспитания детей важен и армянский дух в доме — вещи, музыка, кушанья. Это может компенсировать даже отсутствие соотечественников поблизости. Важна общая атмосфера в семье: крепкие связи, ежедневное общение детей с родителями. Ведь не секрет, что в сегодняшних семьях взрослые проводят много времени у телевизора, дети — за компьютером. Если вы хотите воспитать детей армянами, нужно быть духовно близкими с ними.

 

Торжества по случаю 70-летия со дня рождения Ричарда Ованнисяна и 50-летия его научной деятельности проходили и в Национальной Академии наук Армении в Ереване. Поздравляя юбиляра, президент Академии Фаддей Саркисян сказал: "Вы посвятили жизнь своей стране, и мы высоко ценим Ваш вклад в армянскую науку". Архиепископ Шаген Аджемян передал выдающемуся историку благословение Эчмиадзинского престола: "При каждой встрече я вижу замечательную улыбку на Вашем лице. Это проявление Вашей души, Вашей мудрости. Надеюсь, Ваши бесценные труды будут продолжены. Живите долго и счастливо с Вашими детьми и Вашими научными детищами — книгами".

Средняя оценка:0/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>