вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Польские армяне и их хачкар в Кракове" - Яцек ХШОНЩЕВСКИ

24.06.2006 Яцек Хшонщевски Статья опубликована в номере №3 (3).
Комментариев:0 Средняя оценка:5/5

Яцек Хшонщевский  (Jacek Chrzaszczewski) — автор проекта краковского хачкара, архитектор и искусствовед. Выпускник Краковского политехнического университета и Ягеллонского университета в Кракове. Сотрудник научно-исследовательского Института ландшафтной архитектуры Краковского политехнического университета. Работает также в бюро Малопольского воеводского реставратора памятников старины. Член Армянского культурного общества в Кракове. Автор многочисленных публикаций по теме армянской архитектуры и искусства в Польше, в том числе двух книг: "Ormianskie swiatynie na Podolu" ("Армянские святыни Подолии" Краков, 1998) и "Koscioly Ormian polskich" ("Костёлы польских армян" Варшава, 2001).


90 лет назад турецкие власти организовали в Западной Армении геноцид ее коренного населения. В связи с этой скорбной датой в городе Кракове — крупном европейском культурном центре, древней столице Польши — был установлен памятный хачкар, спроектированный одареннейшим человеком, польским патриотом и большим другом армян — архитектором Яцеком Хшонщевским. По нашей просьбе он взялся написать для журнала о польских армянах, о замысле хачкара и истории его воздвижения.

Развитие Польского королевства на восток, начиная с середины XIV века, и его позднейшая уния с Великим княжеством Литовским привели к созданию Речи Посполитой, в состав которой вошли земли современных Польши, Литвы, Латвии, Белоруссии и большая часть Украины. В течение нескольких веков армяне переселялись сюда не только из Крыма, Молдавии и Валахии, но даже из Турции, Персии и самой Армении, поскольку могущественная Речь Посполитая представлялась им государством сравнительного благополучия и терпимости.

На землях Речи Посполитой армяне стали желанными пришельцами. Они получали от польских королей, аристократов и крупных землевладельцев значительные экономические привилегии. В польских городах были армянские кварталы с храмами, монастырями, школами, больницами, банями и ратушами. Армянские общины Польши пользовались широким самоуправлением, даже собственной судебной системой, отдельной от общегосударственной.

Польские армяне занимались главным образом торговлей с Востоком. Из Персии и Турции через Балканы купеческие караваны везли в Польшу ковры, килимы, палатки, хлопковые и шелковые ткани, расшитые золотыми нитями, богатые восточные наряды, пояса, оружие, лошадиные сбруи, драгоценности и ювелирные изделия, мыло, духи и пряности. Это было связано с модой на восточное великолепие в польской "сарматской" культуре XVI–XVIII веков. Неудивительно, что многие армянские купеческие семьи скоро нажили в Польше большие состояния, а армянские общины Речи Посполитой считались самыми богатыми в мире.

Не забывая о своем происхождении, армянские иммигранты крепко привязались к новой своей родине и верно ей служили. Они были банкирами польских королей, королевскими переводчиками с восточных языков, играли большую роль в польских дипломатических и разведывательных миссиях в Османскую империю, Персию и Крымское ханство. Армянские купцы на свои средства строили в польских городах общественные колодцы, покупали пушки и порох для обороны и сами отважно защищали города от казаков, турок и татар.

Со временем имена и фамилии армянских граждан государства стали звучать и писаться на польский лад. В течение XVII века вслед за своим львовским архиепископом, армянские общины Речи Посполитой одна за другой приняли унию с Римской церковью. Во Львове была основана Папская армянская коллегия для обучения священников армяно-католического обряда.

В XVIII веке, когда русско-турецкие войны перекрыли прежние торговые пути, армяне начали производить некоторые восточные товары в самой Польше. В имениях польских магнатов под руководством армян были основаны мануфактуры шелковых тканей и контушовых поясов — так называемые "персиярни". Армяне имели в Польше свои ремесленные цеха сафьянников, где производились галантерейные изделия из кожи, прежде всего удобная обувь. В армянских мастерских изготавливались также конские седла, колчаны для стрел и чехлы для луков, булавы, знаменитые сабли-карабели и другое рыцарское вооружение.

 

Дома армянских купцов в Замостье. Фотограф Я. Хшонщевски


После раздела Речи Посполитой большинство польских армян, проживавших на юге страны, стали гражданами Австрийской империи, обитатели восточных областей — гражданами империи Российской. Несмотря на это они остались польскими патриотами, многие принимали участие в народных восстаниях XIX века против захватчиков.

В Галиции, которая вошла в состав Австро-Венгрии, армяне быстро полонизировались — покупали большие имения и вели жизнь землевладельцев. Строили сахарные и винокуренные заводы, разводили лошадей и племенной скот, внедряли новые агротехнические приспособления, открывали сельскохозяйственные школы. В городах они укрепили ряды нарождающейся интеллигенции: были чиновниками, учителями, офицерами, врачами, аптекарями, судьями, политиками и университетскими профессорами. Многие добились творческих успехов — среди армян были польскоязычные поэты, музыканты-"шопенисты", художники — авторы картин из польской истории, скульпторы — авторы памятников польским королям. Армяне получили известность и как коллекционеры произведений искусства. Изобретателем керосиновой лампы был поляк Валериян Лукасевич, по всей вероятности армянского происхождения.

После первой мировой войны некоторые имения польских армян, расположенные на Буковине, оказались в пределах Румынии. Однако это не помешало буковинским армянам культивировать традиции польского патриотизма, отмечать польские праздники. В то же самое время в возрожденную Польшу прибывали новые армянские эмигранты из охваченных революцией областей бывшей Российской империи, а также из Ирана и Турции. Оседали они главным образом в Варшаве. 

Львов. Армянский кафедральный собор

Однако главным культурным центром польских армян оставался Львов. В 1918 году большинство жителей города составляли поляки, однако местные украинцы начали борьбу за его захват. Армяно-католический архиепископ Львова Юзеф Теодорович пытался примирить два народа в своих проповедях, призывая не поднимать руки на братьев своих. Он же добился отозвания из Варшавы папского нунция, который симпатизировал немцам и принял их сторону в территориальном споре между двумя государствами за промышленный район Силезии. С началом войны между Польшей и Советами львовский архиепископ благословил польскую армию, которая в 1920 году разгромила большевиков под Варшавой и на два десятилетия поставила заслон на пути коммунизма в Центральную Европу.

Самой большой заслугой Юзефа Теодоровича стало обновление и расширение армянского кафедрального собора во Львове. Храм был основан во второй половине XIV века, в XVII веке получил новый просторный неф (гавит) и в начале XX века — новый притвор со стороны Краковской улицы. Во время Второй Речи Посполитой его купол и своды были покрыты прекрасными мозаиками, стены — фресками. Образы святых представленные на этих фресках, написаны с представителей интеллектуальной, артистичной и духовной элиты тогдашнего польского Львова в промежутке между двумя мировыми войнами.

Первого сентября 1939 года нападением гитлеровской Германии на Польшу началась Вторая мировая война. Через семнадцать дней в спину польским войскам, отважно сражавшимся против гитлеровцев, ударила Красная Армия, которая перешла восточную границу Польши в соответствии с пактом Молотова-Риббентропа. Советские власти взяли в плен и расстреляли десятки тысяч польских офицеров, сотни тысяч польских граждан были вывезены в советские лагеря, главным образом в Казахстан и Сибирь. Среди расстрелянных и сосланных были и поляки армянского происхождения. И в этот трудный для Польши час они снова проявили свой горячий патриотизм. В армянском соборе Львова, который советские власти обложили огромным налогом, тайно хранилось золото, эвакуированное из Западной Польши во время немецкого наступления. Деньги от его продажи использовались для финансирования подпольной деятельности польских военных организаций, боровшихся против оккупантов. Армяно-католические священники, связанные с деятельностью тайных организаций, заплатили за это своей жизнью.

После нападения Германии на Советский Союз восточные земли Речи Посполитой также оказались под немецкой оккупацией. В убийствах поляков, главным образом интеллигенции, вместе с немцами участвовали украинские батальоны СС и полиции. Пользуясь внешней схожестью евреев и армян, армяно-католические священники выдавали евреям фальшивые документы о крещении, тем самым спасая их от уничтожения. За это был арестован гестаповцами управляющий львовской армяно-католической епархией Дионизы Каетанович. Только после ходатайства перед оккупационными властями украинского греко-католического митрополита его освободили под большой денежный залог. Невзирая на давление немецких оккупантов, Каетанович отказался от участия в вербовке армян из числа советских военнопленных для специальных частей, призванных воевать на стороне вермахта.

В последние годы войны на восточных землях Речи Посполитой настоящий террор осуществляли отряды Украинской повстанческой армии (УПА). После уничтожения евреев пришла очередь поляков и армян, которых издавна отождествляли с поляками. Бандеровцы систематически сжигали одну за другой польские деревни, убивали жителей — в отсутствие воюющих мужчин большей частью стариков, женщин и детей. Зверства превосходили все мыслимые пределы. Женщины подвергались насилию, детей бросали на острые концы решетчатых оград, разбивали им головы о стены домов, людей заживо четвертовали с помощь топоров и пил, прибивали вилами к дверям овинов, сжигали в домах и костелах. Такой же налет был организован и на местечко Куты в Восточных Карпатах с армянской общиной, говорившей на уникальном диалекте. Спускаясь по вечерам с гор, бандеровцы уничтожили за три дня в Кутах около двухсот человек. Через несколько месяцев подобная резня повторилась в селе Банилов над рекой Черемош на Буковине, где также проживали армяне.

После Второй мировой войны, по решению совещаний в Ялте и Потсдаме, границы Польши были сдвинуты на запад. Польское население переселялось с территорий, отошедших к СССР, на запад, на "возвращенные земли", конфискованные у немцев. Вместе с польскими репатриантами выехали почти все поляки армянского происхождения, еще раз подтвердив свою привязанность к Польше. Они забирали с собой семейные реликвии, церковную утварь, предназначенную для новых приходов в Польше.

 

Месса по армянско-католическому обряду в костеле Св. Николая


Тем временем в 1945 году во Львове состоялся показательный процесс над армянско-католическими священниками, которых НКВД обвинило, как и греко-католиков, в сотрудничестве с немцами. Трое обвиняемых были осуждены и сосланы в Сибирь. Последний управляющий армяно-католической епархией Дионизы Каетанович так и не вернулся из воркутинских шахт. В 1946 году Львовский армянский кафедральный собор был закрыт, вскоре здесь расположилось хранилище Украинского национального музея. Храм был передан Армянской Апостольской церкви только незадолго до приезда во Львов римского папы — поляка Иоанна Павла II, который 25-го июня 2001 года посетил эту святыню.
 

* * *

24 апреля армяне всего мира отмечают годовщину Геноцида — убийства около 1,5 миллионов армян, совершенного по приказу турецких властей во время Первой мировой войны. Это первое в XX столетии истребление одной трети целого народа по этнической и религиозной причинам эхом откликнулось и в польской литературе — в романе Стефана Жеромского "Канун весны". Главный герой этого романа — сын польского инженера, работающего на нефтепромыслах в Баку — стал среди прочего свидетелем революционных событий и погромов армян на Кавказе. Ему запали в память черты прекрасной армянки, тело которой лежало на повозке с трупами, а длинные пальцы руки цеплялись за спицы колеса. Недавно по этому роману, который в Польше включен в школьную программу, был снят фильм.

Поляки армянского происхождения, а также армяне, проживающие в Польше, помнят об истреблении армян турками. Каждый год в день годовщины Геноцида в римско-католическом костеле Св. Николая в Кракове совершается месса по армяно-католическому обряду, в которой среди прочих участвуют посол Республики Армения, представители польского Сейма и Рады города Кракова. Во время этой церемонии польские армяне вспоминают и о могилах своих предков, которые жили на протяжении последних семи веков на территории бывших восточных окраин Речи Посполитой, о личных трагедиях последней мировой войны — аресте и высылке в Сибирь органами НКВД армяно-католических священников, об убийствах бандеровцами из УПА армян и поляков в Кутах, Банилове и на других восточных землях. До последнего времени после богослужения возлагались цветы и зажигались свечи перед памятником XIV столетия — "лампадой умерших" возле костела Св. Николая. После церемонии 2003-го года Армянское культурное общество в Кракове приняло решение о строительстве памятника польских армян. Определение места его установки и исполнение проекта было доверено автору этих строк.

 

* * *

Яцек Хшонщевски около хачкара

6 июля 2003 года на встрече с духовным попечителем армян в Польше — ксендзом-каноником Тадеушем (Татевосом) Исаковичем-Залеским и председателем Армянского Культурного Общества в Кракове Адамом Терлецким — я предложил возвести памятник у костела Св. Николая, а также представил предварительный эскиз монумента. Я выбрал место неподалеку от "лампады умерших", уже освященное многолетней традицией. Здесь территорию костела Св. Николая отделяют от улицы Коперника ажурная ограда и зеленый ряд деревьев. Камерное спокойное окружение идеально подходит для торжеств на чистом воздухе, которые не мешали бы службе в костеле. С восточной стороны костел от железнодорожной насыпи отгораживает высокая стена. Эта стена и верхушки деревьев служат хорошим фоном для памятника, который был задуман в виде алтаря, обращенного на восток. Возведение памятника на восточной стороне костельной территории соответствует средневековой традиции строительства христианских святынь. Вдобавок, оно указывает направление на Львов — именно по этой дороге через древние Николаевские ворота возле костела проходил некогда торговый путь из Кракова на Русь, и далее "татарский шлях" на Крым. Этой дорогой приезжали в город армянские купцы, прибывали к польскому королю депутации армянских общин.

Получив одобрение, я приступил к разработке детального архитектурного проекта, который завершил 18 октября 2003 года. Армянское Культурное Общество сообщило номер банковского счета, на который будут приниматься взносы на строительство хачкара. 3 декабря 2003 года исполнение работ по изготовлению памятника было поручено камнетесной мастерской Станислава Цекеры в Дембнике под Краковом (спустя год этот замечательный специалист трагически погиб в автомобильной катастрофе). Мы приняли решение вытесать хачкар из светло-желтого с прожилками песчаника, привезенного из каменоломни в Длугополе-Полянке под Быстжицей Клодской в Нижней Силезии. Этот благородный материал более всего напоминает традиционный для Армении вулканический туф и вместе с тем гармонирует по цвету с "лампадой умерших" и цоколем костела Св. Николая. Согласие на установку хачкара дали Римско-католическая митрополитская курия в Кракове и Воеводское управление охраны памятников старины.

 

* * *

В армянской культуре хачкар или "крестовый камень" — традиционная форма увековечения важных исторических событий и памяти об умерших. Истоки традиции этого памятника следует искать в древнем царстве Урарту в IX–VI веках до нашей эры. Тогда по ассирийскому образцу здесь воздвигались на цоколях высокие каменные столбы с клинописными надписями. Иногда на них вырезали различные изображения. Значение и форма этих обелисков претерпели изменения после обращения Армении в христианство в 301 году. На месте разрушенных языческих святынь появились четырехгранные столбы или колонны со знаком креста — символом победы христианской веры. Постепенно одну или две колонны сменила вертикальная плита. В IV–VIII столетиях появились памятные стелы высотой от двух до восьми метров на постаменте в виде куба. Покрытые барельефами со всех сторон, они были увенчаны капителями c крестами. С середины IX века стелы сменили хачкары — высокие прямоугольные каменные плиты, украшенные спереди рельефными изображениями креста и растительными мотивами с символикой "дерева жизни". Наивысшего расцвета искусство хачкаров достигло в период между XII–XIV веками, когда филигранное плетение резьбы на массивных плитах из вулканического туфа или базальта стало похожим на искусную вышивку.

Хачкары польских армян были в целом скромнее, чем в исконной Армении. На бывшей территории Речи Посполитой несколько армянских надгробных плит, хачкары и кладбищенские кресты сохранились только в Каменце-Подольском и в армянском кафедральном соборе во Львове. Именно потому в проекте краковского хачкара я сознательно обратился к декоративному оформлению, орнаментам и архитектурным деталям этой важнейшей святыни польских армян.

 

* * *

Вид на хачкар и "лампаду умерших"

6 января 2004 года ксендз Тадеуш Исакович-Залеский организовал пресс-конференцию о планах возведения памятника. Вскоре после этого с решительным протестом по поводу предполагаемой надписи на памятнике выступил посол Турции в Польше — Джандан Азер. Требуя удаления слова "геноцид", упоминаний о Турции и 1915 годе, он посетил мэра Кракова, воеводу малопольского и Министерство иностранных дел в Варшаве. Узнав, что место возведения памятника — земельная собственность Римско-католической церкви и подведомственно костельным властям, он нанес визиты также примасу Польши и папскому нунцию в Варшаве. Ввиду закулисного дипломатического вмешательства турецкого посла Армянское культурное общество организовало 3 марта 2004 года очередную пресс-конференцию, на которой подробно был представлен проект памятника и подтверждено намерение его реализации без каких бы то ни было изменений в надписи.

На следующий день в нескольких популярных газетах, таких как "Dziennik Polski", "Gazeta Wyborcza" и "Gazeta Krakowska", появились статьи, посвященные строительству хачкара. Дело краковского хачкара попало и на страницы издаваемого в Праге армянского журнала "Orer". В открытом письме послу Турции ксендз Залеский среди прочего написал: "Уважая культуру и традиции Турции, я весьма огорчен, что действия Господина Посла — особенно требование удаления из надписи на Армянском Кресте слов "геноцид", "Турция", "1915 год" — напоминает деятельность посла одной уже несуществующей державы. Тот посол тоже вмешивался во внутренние дела Польши, в том числе и в вопросы памятных досок, когда на них появлялись слова "Катынь", "Сибирь", "геноцид на Востоке", или "убийства НКВД"". В этом послании ксендз напомнил также и об условии признания геноцида армян, поставленном Турции Евросоюзом в качестве обязательной предпосылки ее вступления в это сообщество. Он процитировал слова польского президента Александра Квасневского, который 15 ноября 2001 года посетил Мемориал жертв геноцида в Ереване: "Геноцид армян в 1915 году — это факт. Мы, поляки, хорошо понимаем, что произошло. Фашистская Германия организовала Холокост на наших землях". Ксендз Залеский также упомянул о содержании совместного заявления, подписанного 27 сентября 2001 года в Эчмиадзинском соборе католикосом Гарегином II и папой римским Иоанном Павлом II во время визита понтифика в Армению: "Убийство полутора миллионов армянских христиан, получившее всеобщее признание как первый геноцид ХХ века, а позже уничтожение многих тысяч под властью минувшего тоталитарного режима — эти трагедии все еще живы в памяти современного поколения. Эти безвинно убитые люди не были объявлены святыми, но, несомненно, многие из них — благоверные мученики во имя Христа. Мы молимся о вечном упокоении их душ и настоятельно призываем верующих людей никогда не забывать о значении их жертвы".

В отправленном из Варшавы 11 марта 2004 года ответном послании на письмо ксендза Залесского посол Азер, в свою очередь, сослался на историческую традицию польско-турецкой дружбы, живым символом которой является существующая по сей день польская деревня Адамполь — Полонезкей под Стамбулом. Напомнил, что Турция никогда не признавала разделов Речи Посполитой и что "кресло посла Лехистана (Польши) ждало его возвращения на протяжении трагических лет разделов, а польское посольство непрерывно функционировало во время Второй мировой войны". Он изложил традиционную для властей Турции позицию, согласно которой "турки и армяне Османской империи столетиями жили в духе гармонии и сотрудничества", и только подстрекательство царской России разрушило этот дух, восстановив армянских подданных против своего государства. Письмо подобного содержания было отправлено в феврале 2004 года в Римско-католическую митрополитскую курию в Кракове.

С целью выяснения вопроса курия обратилась к экспертам — доктору истории Кшиштофу Стопке и профессору ориенталистики Ягеллонского университета Анджею Писовичу, чтобы узнать их мнение по этому поводу. В письме профессора Писовича Его Высокопреосвященству кардиналу Францишку Махарскому, митрополиту краковскому, от 28 февраля 2004 года читаем: "Поместить на хачкаре у костела Св. Николая в Кракове надпись со словом "геноцид" (созданным польским юристом Р. Лемкином и впервые официально примененным в 1945 г.), считаю обоснованным не только потому, что истина о трагических событиях почти 90-летней давности достойна увековечения в общей памяти, но также и с целью оказать некоторое давление на турецкие власти. Стремясь ввести Турцию в Евросоюз, они, возможно, со временем вынуждены будут склониться к некоторым уступкам в своем непримиримом отрицании. Для таких надежд имеются определенные предпосылки, например, личная встреча послов Армении и Турции в Варшаве в прошлом году, о которой писалось в польской прессе".

Освещение краковского хачкара

Стоит вспомнить, что первоначально также и посол Республики Армения в Польше — доктор Ашот Овакимян имел возражения по поводу надписи на памятнике. Конечно, его сомнения были связаны не со словом "геноцид", а с формулировкой "советские оккупационные власти" и с посвящением хачкара в том числе "армянам и полякам, замученным украинскими националистами из УПА". На всякий случай он распорядился перевести содержание надписи и переслать для консультации в Ереван. Армянское посольство в Варшаве не оказало финансовой помощи в установке памятника, он строился целиком на средства, собранные общественностью.

7 апреля 2004 года на территории костельного участка был залит железобетонный фундамент, на котором 16 апреля 2004 года установили все части памятника. В субботу 17 апреля 2004 года в 16.00 ксендз-каноник Тадеуш Исакович-Залеский отслужил в костеле Св. Николая торжественную армянскую литургию — Сурб Патараг, после которой Его Высокопреосвященство кардинал Францишек Махарский, митрополит краковский, освятил хачкар. В торжестве приняло участие несколько сот человек: армяне старой и новой эмиграции, представители польских ветеранов и организации бывших сибирских ссыльных, жители прежних восточных областей Второй Речи Посполитой, а также многочисленные жители Кракова, среди которых были известные политики, артисты и члены краковского стрелкового братства в традиционных старопольских нарядах. На празднике были вручены медали Св. Григория Просветителя кардиналу, настоятелю римско-католического прихода Св. Николая, председателю Армянского культурного общества и автору проекта хачкара. Посол Армении Ашот Овакимян, взволнованный происходящим, благодарил за праздник: "Правда важнее всего, и мы не боимся говорить правду. Однако мы собрались здесь не ради ненависти, а для того, чтобы увековечить память об умерших".

21 апреля 2004 года турецкое агентство Анадолу сообщило: "Турция выразила глубокое сожаление по поводу возведения в Польше возле католическому храма, монумента с надписью о геноциде, совершенном турками против армян. В среду, в своем заявлении, МИД Турции указал: "Несмотря на то что, польское правительство по нашей информации высказалось против надписи на монументе, мы глубоко сожалеем об установке в Польше памятника, дискредитирующего наш народ, поскольку мы всегда поддерживали Польшу в самые сложные периоды ее истории".

24 апреля 2004 года — в годовщину Геноцида — возле краковского хачкара вновь появились лампады и цветы. После репортажей в прессе и по телевидению, многие жители города и туристы приходили посмотреть на армянский монумент.

8 октября мы изменили освещение костела Св. Николая таким образом, чтобы осветились как западный фасад хачкара с "цветущим крестом", так и северная его часть с крестом, посвященным "умершим братьям" — обе части видны со стороны улицы Николая Коперника. Лучи света, выделили монумент из темноты, светотеневой эффект придал хачкару настроение таинственности, усиленное соседством с "лампадой умерших". 16 и 23 октября 2004 года мы посадили специально подобранные виды магнолии, положив начало восточному саду за хачкаром. Позднее были выполнены наклон и дорожки за памятником, теперь все желающие могли свободно подойти к памятной надписи на восточном фасаде. Перед западным фасадом уложили три плиты из доломита, обозначив начало более темной полосы дорожного покрытия, которая в будущем должна соединить хачкар с деревянным крестом на другом конце костельного двора, а также с "лампадой умерших". Эти плиты были использованы как место возложения цветов и свечей, которые в очередной раз появились у хачкара в День поминовения усопших — в Польше и других странах католического обряда его отмечают 1 ноября.

26 января 2005 года в Краков прибыл премьер-министр Армении Андраник Маркарян. Во дворце краковских архиепископов он встретился с Его Высокопреосвященством ксендзом-кардиналом Францишком Махарским, вручив последнему армянский орден Мхитара Гоша, присужденный президентом Республики Армения Робертом Кочаряном "за значительный вклад в укрепление и развитие армяно-польских взаимоотношений". Далее премьер Маркарян проследовал к костелу Св. Николая, где возложил венок у подножия хачкара.

* * *

Памятник в целом заставляет вспомнить резьбу по камню на восточной апсиде львовского армянского кафедрального собора. Поэтому в центре вертикально установленного блока из песчаника есть глубокая ниша, увенчанная восточной трехлистной аркой в форме так называемого "ослиного хребта" (килевидной аркой). В глубине этой ниши помещается цагкоц хач, то есть "цветущий крест" — согласно древней армянской легенде крест зацвел после распятия Христа. По обеим сторонам ниши расположены мелкие углубления с переплетающимися звеньями так называемой "сельджукской цепи". Этот средневековый орнамент появился уже в начале X века на наряде всадника-лучника, изображенного в технике барельефа среди винограда на восточном фасаде армянской церкви Св. Креста острова Ахтамар на озере Ван. В 1181 году подобный орнамент был использован на капителях колонн гавита у церкви Всеспасителя в монастыре Санаин в Армении. Около 1264 года он послужил декорацией главного портала сельджукской медресе Инче Минарели в городе Конья в Анатолии. Позже он стал распространенным в исламских и армянских постройках Малой Азии и Крыма. Среди прочего он появился на фасаде мавзолея Дженике Ханым — дочери хана Золотой орды Тохтамыша — в Чуфут-Кале вблизи Бахчисарая, а также на внутреннем портале армянской церкви Св. Иоана Предтечи в Кафе (Феодосии). По-видимому оттуда он перешел и на подкупольные столбы армянского кафедрального собора во Львове.
 

Фрагмент панорамы Кракова, издательство "Terra-Nostra". Художник Р. Атоян


Краковский хачкар увенчивается мукарнасом, или сталактитовым карнизом из трех рядов призматических ниш. Происхождение этого декоративного украшения до сих пор остается неясным. Вероятнее всего, он происходит из древнеперсидского искусства постройки сводов или от древнеиндийского деревянного зодчества. В качестве каменного орнамента его впервые использовали приблизительно в XI столетии в Персии при возведении надгробных башен. Около 1125 года он появился на фасаде фатимидской мечети аль-Акмар в Каире, а в XIV веке достиг Испании. Со временем он стал популярным в сакральной архитектуре, строительстве резиденций и жилых домов в мусульманских странах и в Армении. В XIV-XVIII веках его использовали в Иране для создания монументальных порталов и ливанов медресе, им украшали тромпы под куполами, своды ниш, капители колонн и карнизы. Его можно было встретить над входами караван-сараев и в христианских храмах Армении и Крыма. В XIV столетии его использовали в углублении купели и на карнизах армянского кафедрального собора во Львове. Премьер-министр Армении Андраник Маркарян возлагает венок к подножию хачкараУглубление с армянским крестом между "сельджукскими цепями" и под "сталактитовым карнизом" призвано символизировать Армению как христианскую нишу между мусульманскими народами, напоминать о давнем турецком и персидском гнете в этом крае.

Треугольные ниши в цоколе краковского хачкара напоминают углубления в стенах апсид армянских церквей, так называемые хорхрданоц, где хранятся чаши и просфоры для причастия. Между углублениями на западном фасаде выбита надпись на армянском и польском языках: "Армянам". Над нишами на южном и северном фасадах находятся "вотивные кресты", похожие на те, которые сохранились на стенах армянского кафедрального собора во Львове. Некогда под такими крестами ставились свечи или вешались масляные лампады. Крестик на южной стороне хачкара посвящается "путешествующим братьям", а крестик на северной — "умершим братьям". О неумолимом течении времени и многовековой истории армян напоминают солнечные часы с армянскими буквами-цифрами в верхней части южной стороны хачкара. На цоколе восточной стороны монумента размещены так называемые гмерки — мещанские гербы армянских купеческих семей из Львова. Выше выбиты слова на польском языке:

 

ЭТОТ
ХАЧКАР,
ИЛИ "КРЕСТОВЫЙ КАМЕНЬ"
С АРМЯНСКИМ "ЦВЕТУЩИМ КРЕСТОМ",
УВЕКОВЕЧИВАЕТ ПАМЯТЬ ОБ АРМЯНАХ,
КОТОРЫЕ
С XIV СТОЛЕТИЯ ЖИЛИ В ПОЛЬШЕ
И ИМЕЛИ МНОГО ЗАСЛУГ
ПЕРЕД РЕЧЬЮ ПОСПОЛИТОЙ.

МОНУМЕНТ ПОСВЯЩЕН ТАКЖЕ:
ЖЕРТВАМ ГЕНОЦИДА, СОВЕРШЕННОГО
НАД АРМЯНАМИ В ТУРЦИИ В 1915 ГОДУ,

АРМЯНАМ И ПОЛЯКАМ, ЗАМУЧЕННЫМ
УКРАИНСКИМИ НАЦИОНАЛИСТАМИ ИЗ УПА
19–21 IV 1944 В КУТАХ НАД ЧЕРЕМОШЕМ,
А ТАКЖЕ В ДРУГИХ ОКРАИННЫХ МЕСТНОСТЯХ
[РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ],

АРМЯНО-КАТОЛИЧЕСКИМ СВЯЩЕННИКАМ,
АРЕСТОВАННЫМ, УБИТЫМ ИЛИ СОСЛАННЫМ
В СИБИРЬ СОВЕТСКИМИ ОККУПАЦИОННЫМИ ВЛАСТЯМИ
В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ.

 

* * *

19 апреля 2005 года польский парламент официально признал Геноцид армян, сделав следующее заявление: "Сейм Речи Посполитой Польши преклоняется перед жертвами Геноцида армянского народа в Турции во время I-ой мировой войны. Память о жертвах этого убийства, его осуждение являются моральным долгом всего человечества, всех государств и всех людей доброй воли". Депутаты приняли эту декларацию единогласно и стоя почтили погибших минутой молчания.

Средняя оценка:5/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>