вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"На страже исторической правды" - Интервью с Ашотом МЕЛКОНЯНОМ

24.06.2006 Статья опубликована в номере №3 (3).
Комментариев:0 Средняя оценка:5/5

Ашот Мелконян

Интервью с директором Института истории Национальной Академии наук Республики Армения, доктором исторических наук, профессором Ашотом Мелконяном.


Расскажите, пожалуйста, о деятельности возглавляемого Вами института. Какими исследованиями он занимается в последние годы, какие подготовлены научные труды, монографии?

Ашот Мелконян: Как известно, в советские годы вышел академический восьмитомник "История армянского народа". Тогда наши историки не имели возможности говорить всю правду, поэтому после обретения независимости возникла необходимость подготовить новое фундаментальное издание, на этот раз в объеме четырех томов. В подготовке четырехтомника "История армянского народа" участвуют более ста специалистов не только нашего института, но и Матенадарана, Института востоковедения, Ереванского госуниверситета и Ереванского пединститута. Работа уже второй год как финансируется государством по целевой программе. Каждый том охватывает определенный исторический период: первый — с древнейших времен до конца III века; второй том с начала IV века, то есть с принятия христианства до середины XVII века; третий том — новый период, до восстановления государственности в 1918 году; четвертый том — период государственности. Мы считаем, что с 1918 года по настоящее время Армения имеет непрерывную государственность: Вторая наша республика в Советский период была во многом продолжением Первой и обеспечила переход к Третьей, теперешней республике.

В чем главная разница между прошлой и настоящей историческими концепциями? В первую очередь в новом походе к генезису армянского народа. В восьмитомнике была изложена в корне ошибочная точка зрения, что мы, армяне — пришельцы на Армянском Нагорье. Она опиралась на миф античного автора Страбона: якобы предки армян переселились в VII тысячелетии до нашей эры с Балканского полуострова, прародины индоевропейцев. Однако в действительности прародина индоевропейских народов, в том числе и армянского — как раз Армянское Нагорье.

В четырехтомнике мы по-новому подошли также к проблеме государства Урарту. Прежде его оценивали, как доармянское государство, но мы доказали, что с III тысячелетия до нашей эры на территории Армянского Нагорья существовали армянские государственные образования.

Другая важная для исторической науки проблема — историческая демография. Как раз в вопросе демографии происходила и происходит основная фальсификация армянской истории. Современные турецкие исследователи больше не замалчивают факты существования Ани, Ахтамара, не оспаривают расцвет христианской культуры, но ставят вопрос: к какому этносу принадлежали создатели и носители этой культуры, кто сказал, что они были армянами? В последнее время дело дошло до того, что некоторые из турецких ученых даже Торк Ангеха называют прародителем турок по принципу: Торк — значит, турок. Якобы армяне настолько плохо относились к туркам, что назвали их праотца Ангех — "некрасивый". Хотя Ангех происходит от названия одной из исторических областей Армении — Ангехатун.

В четырехтомнике мы по-новому, с необходимой полнотой излагаем историю армянской церкви, что не представлялось возможным в советское время. Мы также смогли объективно осветить роль армянских политических партий в конце XIX- начале XX вв., значение Первой Республики, которая раньше резко критиковалась, как буржуазное государство. Мы сбалансированно подошли к советскому периоду с учетом весомых достижений армянского народа и в государственном строительстве, и в социально-культурной сфере.

Новую "Историю армянского народа" предстоит завершить в конце 2006 года, и наш труд будет сразу же полностью опубликован. Мы уже выпустили на русском языке сокращенный вариант "Истории" в одном томе объемом около тысячи страниц, подготовили русскоязычный CD. В ходе работы над четырехтомником наши ученые создали монографии по проблемам, мало освещенным в исторической науке. Например, уже изданы два тома — по Европе и Азии — из трехтомника "История армянских поселений". Изданы три сборника по немецким, французским и американским источникам о Геноциде армян. Мы подготовили CD и DVD по архивным источникам разных стран с подлинниками документов — все документы даны в первую очередь на языке оригинала, затем в переводе на английский.

Уже год я участвую вместе со многими уважаемыми людьми в работе государственной комиссии по 90-летию Геноцида под председательством премьер-министра Андраника Маркаряна. За это время было издано примерно сорок наименований книг, из них почти два десятка подготовил наш институт. Лично я считаю очень важным сборник академика Вардкеса Микаэляна, где представлены документы по Геноциду из архивов кайзеровской Германии. Известный современный исследователь из ФРГ Вольфганг Густ также собрал много других немецких документов на эту тему, и мы перевели его труд. Почему немецкие документы особенно важны? В период Первой мировой войны Германия была союзницей Турции и в немецких архивах есть подлинники переписки с консулами в крупных городах Османской империи. Мы перевели на армянский язык и двухтомник по французским архивам армянина из Франции Артура Бейлеряна.

В нашем институте 7 отделов: истории Армении древней и средневековой, истории нового и новейшего периода, истории армянских поселений, истории Армянского вопроса и Геноцида, истории армянской периодической печати. Из сотни сотрудников 85 имеют научные степени: у нас 6 академиков, 25 докторов наук, остальные — кандидаты. Отрадно, что в последние годы к нам идут и остаются работать молодые специалисты при очень небольшой средней зарплате в 50 долларов. В большинстве своем наши сотрудники преподают по совместительству в частных вузах и таким образом имеют дополнительный заработок.

Насколько тесны связи с зарубежными учеными, занимающимися армянской тематикой?

В первые годы после обретения независимости мы фактически не имели контактов с зарубежными учеными — прекратились даже контакты с Академией наук России и мы превратились в какую-то провинцию. С середины 90-х годов мы начали устанавливать новые контакты. Особенно тесные связи у нас с профессором Ричардом Ованнисяном, заведующим кафедрой новейшей истории армянского народа Калифорнийского университета. В своем университете он организует конференции по областям исторической Армении, и наши ученые активно в них участвуют. Недавно мы закончили прекрасную совместную работу с французским ученым Жоржем Депейро — восьмитомник по армянским монетам. Эту монографию на английском языке можно сейчас увидеть почти во всех крупных европейских книжных магазинах. У нас есть договора с Российской, Украинской, Грузинской Академиями наук, мы имеем активные контакты с университетом Венеции и заведующим его кафедрой профессором Левоном Зекияном, с немецкими армяноведческими центрами, в частности научным центром "Месроп", открытом профессором-армяноведом Германом Гольцем в 1999 году в городе Виттенберге, с Бохумским университетом, где профессор Мигран Дабах занимается проблемами Геноцида. Мы поддерживали связи с покойным Эдмондом Шютцем и теперь сотрудничаем с его учениками, новым поколением армяноведов Венгрии.

Турецкие власти последнее время часто заявляют об открытости своих архивов. Как по-вашему, могут ли армянские и другие ученые получить неограниченный доступ к документам, касающимся Армянского вопроса и Геноцида?

Хотел бы объяснить, почему армянские историки в течение последних пяти-шести лет отказываются от контактов с турецкими учеными. Как вы знаете, государственные круги Турции считают вопрос Геноцида чисто историческим, по их мнению, проблему не нужно политизировать и лучше оставить ее историкам. Вначале мы считали нужным пойти на контакты, потом цель турецких предложений стала очевидна: остановить процесс мирового признания Геноцида.

С 1998 года, когда наша страна включила в повестку своей внешней политики вопрос международного признания Геноцида армян, различные государства официально признали этот факт. Тогда турецкая сторона решила пойти на уловку — предложить нам совместные научные конференции, обсуждения. Начав дискуссию, мы бы оказались в совершенно ложном положении — выходит, мы сами сомневаемся, был Геноцид или нет?

В 2001 году им удалось включить нескольких армян в так называемую "комиссию по примирению" и представить дело так, будто между армянами и турками начался "конструктивный диалог" по проблеме, новые акты международного признания Геноцида могут только помешать. За время работы комиссии ни одно новое государство не присоединилось к тем, которые уже признали Геноцид. В 2003 году, когда армянские участники вышли из состава комиссии, процесс признания Геноцида, как известно, возобновился.

Мы не отказываемся от открытого обсуждения. Чтобы никто не сомневался в наличии у нас достаточного количества доказательств, мы согласны организовать прямой телемост с Турцией, к примеру, с помощью канала "Euronews": с одной стороны армянские историки, с другой — турецкие. Директор Национального архива Армении профессор Аматуни Вирабян несколько раз официально объявил, что мы можем представить все архивные документы любому турецкому ученому, который пожелает их изучить.

Что касается турецких архивов: лет десять тому назад они объявили, что архивы открыты, но только до 1894 года. Случайна ли эта граница? Безусловно, нет: именно в этом году по всей Османской империи начались армянские погромы, организованные султаном Абдул-Гамидом II. Кроме этого в Турции заявили: поскольку в основном все архивные документы написаны на старотурецком языке "османли", их трудно аннотировать, чтобы дать возможность специалистам с ними работать. Несколько ученых, в их числе Ваагн Дадрян, уроженец Константинополя (Стамбула), прекрасно владеющий турецким языком, подали заявку на доступ к архивным документам. При этом Дадрян подтвердил свое владение языком "османли". Тем не менее, ему ответили, что документы еще не имеют аннотаций и их невозможно представить, работа пока не завершена.

В прошлом году с помощью нескольких венских профессоров мы организовали обмен документами по Геноциду армян — 200 документов предоставили мы, столько же должна была предоставить турецкая сторона. Мы представили очень весомые документы. К примеру, письмо Талаата-паши германскому послу Вагенгейму: какова ваша позиция по депортации и уничтожению армян? И ответ Вагенгейма о согласии правительства Германии. Что прислали турецкие ученые? Сколько турок помогло во время депортации армянам, сколько человек спасли турецкие семьи. От чего же их спасли, если осуществлялась всего лишь депортация и не было преднамеренного уничтожения?

Есть резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1948 года: депортация на государственном уровне этнического элемента при отсутствии надлежащих условий также считается Геноцидом. Мой коллега профессор Халаджоглу, директор Турецкого исторического общества (Турк тарих куруму) признает, что депортация была, однако турецкие власти не ставили себе цель уничтожить армянскую нацию. Но раз депортация производилась во время войны, совершенно очевидно, не было возможности создать для переселенцев надлежащие условия. Значит, сама депортация представляла собой акт Геноцида, даже если игнорировать факты массового уничтожения людей по пути следования.

Одна из моих аспиранток, будучи гражданкой США, получила возможность работать в турецких архивах, поскольку никто не знал, что ее муж армянин, и она имеет отношение к Армении. Примерно полтора месяца она работала в Стамбуле и по приезде в Ереван рассказала мне, что многое уже уничтожено. Часто она не могла получать по своим запросам самые разные документы. Есть аннотация на документ, а самого документа нет в архиве.

Однако в архивах слишком много обличающих правду документов, все уничтожить невозможно. Общаясь с турецкими историками, я вижу, что они знают о Геноциде лучше нас, поскольку в их распоряжении есть оригиналы документов. Когда в 2001 году в Стамбуле я беседовал с одним из турецких историков, он мне сказал: справедливость на вашей стороне, вам легко сказать, что у йогурта белый цвет, а нам приходится доказывать, что он черный. Я поблагодарил его за откровенность.

Проблема в том, что в Турции предвидят последствия. Ведь после признания Геноцида последуют следующие шаги: вопрос о компенсациях ущерба — территориальных и материальных. Кстати, недавно Хорватия официально представила в Гаагский трибунал заявку с требованием осудить Сербию за Геноцид боснийцев и хорватов и обязать ее выплатить материальную компенсацию.

Часть турецких историков — Оран Баркан, Танер Акчам, Мурад Белге — признают факт Геноцида. Мы к этим людям относимся положительно. Но есть у них определенная грань. Что говорит тот же Танер Акчам? В 1915 году у турок не было другого выхода кроме депортации, поскольку армяне перешли на сторону врагов Османской империи. Знаете, что сказал в Ереване Мурад Белге? Что с обеих сторон мы должны отказаться от комплекса переживания Геноцида. Почему армяне считают, что только они носители этого комплекса? Вы должны отказаться от слов "кровожадные турки", а мы от слов "предатели-армяне". Опять налицо попытки поставить жертву и преступника на один уровень. Эти люди называют себя политическими эмигрантами. Но сам Танер Акчам издавал свои книги в Стамбуле и Анкаре. Какой он в таком случае политический эмигрант? В любом случае у этих людей есть некоторые контакты с турецкими властями, и, самое главное, они хотят понять: чего мы хотим, какими будут следующие шаги? По вопросу компенсаций у перечисленных мной историков позиция четкая: максимальной уступкой может быть признание Геноцида, но требование компенсаций необоснованно, поскольку Геноцид был совершен в другом государстве, в Османской империи.

В 2001 году Башкентский университет Анкары пригласил на конференцию меня и профессора Николая Оганесяна — директора института востоковедения. После серьезных сомнений мы все же согласились приехать. Ситуация как раз обострилась в связи с признанием Францией Геноцида, турки ввели визовый режим, и нам пришлось для получения виз отправлять паспорта в Москву. Мы купили билеты на 6-е ноября, а 5-го числа пришло сообщение из министерства иностранных дел: в университете Анкары студенты и преподаватели устроили бунт в связи с приездом армянских ученых, и турецкая сторона извиняется, что не может нас принять.

Последняя научная конференция в Стамбуле — это очередная ширма. Конечно, турецкие историки понимают, что полное отрицание больше не пройдет, сегодня весь мир знает истину. Профессор Огаджанян выпустил 12-томник одних только австрийских источников о Геноциде армян. Изданы четыре тома аргентинских источников о Геноциде — вы только вдумайтесь: ведь Аргентина и Западная Армения находятся на разных концах земного шара. Трагедия имела такой грандиозный масштаб, что скрыть ее было невозможно. Весь мир о ней знал и сегодня снова обретает эту истину. Поэтому в Турции ищут новые методы, в том числе созывают конференцию в Стамбуле.

Турецкое государство тратит большие средства на финансирование исследований в самой стране и за рубежом в рамках выгодной для себя концепции истории Турции и турецко-армянских отношений. По всем библиотекам мира бесплатно рассылаются книги по Армянскому вопросу, подготовленные турецкой стороной на самых разных языках. Между Турцией и Азербайджаном существует определенное "разделение труда". Если турецкая литература претендует на научность и объективность, то литература, рассылаемая из Баку, содержит совершенно дикие и низкопробные измышления об Армении и армянах. В те же самые библиотеки из Армении, как правило, вообще ничего не поступает.

В современном мире уделяется огромное внимание гуманитарным катастрофам прошлого и настоящего. Несмотря на изменения в лучшую сторону, недостаток внимания к Геноциду армян остается вопиющим. Время от времени он становится предметом обсуждения в парламентах, предметом научных конференций. Но широкая общественность за рубежом очень слабо о нем информирована. Что сейчас делается для того, чтобы изменить положение вещей?


Мы хотим создать новый армяноведческий информационный центр. В мире существует около 20-30 таких центров, главным образом в США — там они есть во всех крупных университетах. Мы также хотим создать электронный армяноведческий журнал, чтобы все центры знали о текущей деятельности друг друга.

В сентябре 2003 года у нас была первая конференция по армяноведению в Ереване, в 2006 году состоится второй съезд армяноведов. Мы создали международную Армяноведческую ассоциацию, куда уже входят 200 членов, одним из ее руководителей является, в частности, Ричард Ованнисян.

Юбилейные даты 1700-летия принятия христианства, 1600-летия армянской письменности, 90-летия Геноцида и государственные комиссии, созданные в связи с этими датами, помогли нам финансировать издание литературы. Недавно я, как член комиссии по 90-летию Геноцида, был на приеме у премьер-министра Армении — вся эта литература собрана в нашем МИДе и распространяется по посольствам. Сейчас под руководством Гарегина Чукасзяна идет работа над CD по Геноциду — он должен быть готов к концу года, одновременно в Интернете появится официальный государственный сайт Армении по Геноциду.

Отрадно, что в этом году, наконец, выработана официальная концепция армянской стороны по Геноциду. Это очень важно. В отношении компенсаций армянское руководство считает, что еще не пришло время говорить об этом на государственном уровне. Пусть говорят ученые, общественно-политические деятели, спюрк. Каждый представитель спюрка имеет право потребовать компенсацию, как потомок людей, депортированных и уничтоженных в 1915 году. Подтверждена позиция не вступать в контакты и дискуссии с турецкой стороной по теме Геноцида. Когда-то один из бывших премьер-министров требовал от меня принимать участие в подобных мероприятиях, а я отказывался, считая это ловушкой. Теперь ситуация другая. Президент недавно заявил: наши историки свое дело сделали, вопрос должен решаться в политико-юридической плоскости. Пускай специальный суд, трибунал квалифицирует, что произошло в 1915 году и какие это должно иметь последствия. Когда работала армяно-турецкая комиссия по примирению, обе стороны согласились представить свои аргументы на экспертизу авторитетной международной юридической организации. Последняя пришла к выводу, что представленные факты подпадают под конвенцию ООН о Геноциде. Узнав об этом, турецкая сторона отозвала свою заявку в адрес независимой экспертной организации.

Реально ли добиться в судебном порядке осуждения тех, кто публично отрицает Геноцид, по аналогии с приговорами в отношении лиц, отрицающих Холокост? Ведь в некоторых странах, например во Франции, приняты соответствующие законы.

Законы приняты, но нет механизма исполнения. Европейская армянская организация по Ай Дату под руководством Хильды Чобоян подала судебный иск, заранее зная, что наша сторона проиграет процесс. В случае отрицания Холокоста прописан конкретный механизм, поэтому иски по этой теме неизменно выигрываются.

Сегодня в Армении все чаще обращаются к теме исламизированных армян, уцелевших на исторической родине.

Необходимо переосмыслить факт полного искоренения армянства на нашей исторической родине в годы Первой мировой войны. Этот факт касается прежде всего армян-христиан. Исламизированные же армяне, подвергавшиеся насильственной исламизации еще со времен средневековья, существуют по сей день, сохранив многие черты своего национального облика и самосознания. К сожалению, до сих пор мы часто упускаем из виду это обстоятельство, имеющее исключительное значение на новом этапе борьбы за Ай Дат. По приблизительным подсчетам ныне в восточных и центральных областях Турции проживает около 1 миллиона исламизированных армян и свыше 750 тысяч так называемых "тайных" армян, помнящих свои корни, иногда осознающих себя армянами. Количество же официально признанных армян-христиан в этих регионах не превышает пяти тысяч.

В советское время наша вооруженная национально-освободительная борьба затушевывалась. Акцент делался на отдельных личностях, которые через дипломатические каналы, через обращения к тем или иным европейским престолам пытались решить Армянский вопрос с помощью держав, главным образом России. Устранен ли этот перекос в новой "Истории армянского народа"?

В исторической литературе было принято считать, что с начала XVIII века, после отказа Исраэла Ори от западноевропейской ориентации произошла политическая переориентация армянского народа на Россию. Но на самом деле тогда не существовало ни армянского государства, ни политических организаций, поэтому не совсем правомерно вести речь о каких-то политических контактах. Кого представлял Исраэл Ори? В лучшем случае 10 армянских меликов Сюника.

Мы не только преувеличивали роль таких деятелей, как Исраэл Ори, но часто забывали о политике Российской империи в отношении армянского народа, в результате которой демографическая обстановка в Западной Армении изменялась в худшую сторону. Не все было однозначно и в отношении Армении Восточной. В 1801 году вместе с Грузией северные армянские земли вошли в состав России. Когда в 1804 году российские войска продвинулись дальше и вторглись в Восточную Армению, они опустошили здесь значительные территории, организовав массовое переселение армян в пределы империи.

В годы Первой мировой войны армянские добровольческие формирования, созданные в Закавказье, воевали в составе российских войск на территории Западной Армении. В 1915 году, освободив с помощью армянских бойцов город Ван, российское командование уже через двадцать дней отдало внезапный приказ оставить город и обширные сопредельные территории. Армянское население оказалось совершенно не подготовленным к этому событию, и туркам удалось вырезать значительную его часть. Многие историки доказывают, что отступление русских войск диктовалось вовсе не обстановкой на фронте. В то время в армянских общественных кругах активно обсуждалась идея воссоздания армянской государственности или, как минимум, автономии с центром в городе Ван. Эта идея пришлась не по душе руководящим кругам Российской империи.

Недавно я издал книгу воспоминаний Ф.И.Елисеева "Казаки на Кавказском фронте", где он описывает обстоятельства внезапного отступления по приказу Генштаба. Боевые офицеры понимали абсурдность этих действий с точки зрения ситуации на фронте. Но с политической точки зрения все было хорошо продумано — армянский Ван фактически прекратил существовать, и вопрос об армянской автономии был снят с повестки дня.

Ценят ли в российском обществе союзнические отношения с Арменией? Недавние социологические опросы об отношении россиян к другим народам бывшего СССР демонстрируют сравнительно лучшее отношение к прибалтам. При том, что многие армяне искренне считают себя чуть ли не большими патриотами России, чем сами русские, отношение к армянам в целом негативное — примерно такое же, как и к азербайджанцам.

В наших современных отношениях с Россией не хватает искренности. Если мы считаем себя форпостом России, почему об этом ничего не слышно от российских политических кругов? Сама Россия имеет замечательные партнерские отношения с НАТО, почему же они недовольны нашими контактами с Североатлантическим блоком?

Что происходило и происходит на российских военных базах в Ленинакане и еще раньше, в Ахалкалаки? Военнослужащих-контрактников из числа местных армян перевели служить в Россию, на Северный Кавказ. С какой целью, чем это продиктовано?

Мы неизбежно должны затронуть тему Джавахка, проблемы армян Ахалкалаки, Ахалцха, Цалки, Богдановки и десятков деревень. Вопросы политики и истории очень тесно переплетены. В начале интервью Вы говорили о существовании контактов с Академией наук Грузии. Пытались ли армянские и грузинские ученые прийти к какому-то согласованному мнению по Джавахку?

Истории Джавахка посвящена моя докторская диссертация. Она послужила основой книги "Джавахк в XIX–первой четверти XX вв.". В книге я доказываю, что эта территория издревле входила в состав исторической Армении. И только на очень короткий срок — XI век и первая половина XII века она вошла в состав Грузинского царства. Но тогда в состав Грузии вошел не только Джавахк, вошла вся северная и центральная Армения, поскольку сами армяне стремились оказаться в составе сильной Грузии, и наши военачальники из династии Закарян сражались против сельджуков во главе объединенных войск Грузинского царства. Грузинская историография считает, что армяне появились в Джавахке только после переселения из Западной Армении в 1830 году.

Такая точка зрения давно уже прививается и самому населению Джавахка.

Совершенно верно. На самом деле регион Джавахка — часть Восточной Армении и существенная доля армян Джавахка — восточные армяне, говорящие на восточно-армянском диалекте. Этих армян раньше называли "йерли" — по-турецки "местные". Многие из них, оказавшись среди переселенцев из Эрзрумского вилайета, постепенно переняли западно-армянский язык. Только в тех селах, где местные армяне проживали компактно, им удалось сохранить свое наречие.

В феврале прошлого года грузинская интеллигенция пригласила меня прочесть лекцию под предложенным ими названием "Джавахк-Джавахети". Сперва я отказался, потом все же принял приглашение и отправился в Тбилиси. На этой встрече присутствовало около ста грузинских писателей и ученых, в том числе академики, профессора. Она происходила на улице Руставели и ее подготовила очень авторитетная организация "Культурное общество Руставели". Пригласивший меня академик Михаил Курдиани объявил: "Вы можете не согласиться с господином Мелконяном, но он приехал по нашему приглашению представить армянскую позицию". Я выступал примерно полтора часа и в заключении сказал, что мы живем бок о бок и должны уважать точку зрения другой стороны.

После этого в мае месяце они приехали к нам на конференцию, и Михаил Курдиани выступил у нас, в том числе и по телевидению. Отрадно видеть среди лучшей части грузинской интеллигенции понимание нашей взаимозависимости. Мы не можем обойтись друг без друга и не надо связывать исторические споры с политическими проблемами. Грузинская сторона должна понимать, что мы считаем Джавахк своей родиной, однако не выдвигаем никаких территориальных претензий. Мы прекрасно понимаем, к чему это может привести. Аршак Джамалян, посол Армении в Грузии в 1919-1920 годах, самый ярый патриот Армении, говорил: "Хотя Джавахк — часть нашей исторической родины, нельзя из-за него начать новую армяно-грузинскую войну, она станет последней и для грузинского народа и для армянского". В апреле 1919 года, когда полководец Андраник, распустив свой отряд, проезжал через территорию Грузии, они с Ованесом Туманяном встретились с тогдашним премьером Грузии Гегечкори. Как вы знаете, незадолго перед этим, в конце 1918 года, произошла армяно-грузинская война из-за Джавахка и Лори. Зная о натянутых отношениях Андраника с руководством Армении, Гегечкори обратился к нему: "Может быть, самый известный армянский полководец скажет, кто виноват в братоубийственной войне?" Андраник ответил: "Я не хочу искать конкретных виновников. Просто вы, грузины, не понимаете одной вещи: если утром состоятся наши похороны, вечером настанет черед ваших похорон". После отбытия Андраника из Батуми за рубеж, Гегечкори снова пригласил к себе Туманяна и сказал: "Какой он мудрый человек и какой дипломат".

Выступая перед грузинской интеллигенцией, я сказал: "Допустим, сегодняшний армяно-азербайджанский конфликт закончится поражением Армении. Что будет с вами, грузинами? В каком окружении вы окажетесь?" Рано или поздно не только отдельные представители интеллигенции, но и все грузинское общество осознает "перспективы" такого будущего, особенно с учетом демографического фактора.

Мне кажется, теперешнее руководство Грузии лучше, чем прежнее, понимает ситуацию. Там ясно осознают: не дай Бог, в Джавахке вспыхнет конфликт, это станет концом и Грузии, и Армении. Однако неправильно было бы для Армении занимать позицию невмешательства, трактуя вопрос Джавахка, как исключительно внутренний вопрос Грузии. Мы должны активно работать там во взаимовыгодном, как для Армении, так и для Грузии, направлении.

Есть ли опасность, что население Джавахка станет заложником чужой большой игры, не сознавая своих целей и задач?

Взяв в свое время обязательство о выводе баз из Ахалкалаки и Батуми, Россия позже решила притормозить этот вывод, подталкивая местное армянское население к акциям протеста и распространяя среди него самые разные слухи. Но причем здесь армянское население? Тем более, что этот вопрос уже решен между Россией и Грузией. Есть еще другой вопрос: Евросоюз заставляет Грузию вернуть на места прежнего проживания высланных при Сталине турок-месхетинцев. Грузины отказываются это сделать, опять-таки ссылаясь на противодействие армян Джавахка, якобы из-за давней вражды между турками-месхетинцами и армянами начнется новое кровопролитие. Общаясь с земляками-ахалкалакцами, я им говорю: если турки-месхетинцы хотят вернуться, пускай возвращаются. До выселения они в основном проживали в Адигенском и Аспиндзском районах. Когда их переселяли в 1944 году, было прямое указание Сталина: не допустить, чтобы освободившиеся дома были заняты армянами — вместо депортированных месхетинцев заселили грузин из Имерети. Если месхетинцы хотят вернуться, они естественно, хотят вернуться в родные деревни. Однако их подталкивают к поселению именно в армянских деревнях. Предпринимаются и другие шаги для изменения демографической ситуации в Джавахке не в пользу армян.

Почему люди пошли за лозунгом автономии? Потому что они видят, как наступает конец для Ахалкалаки и Богдановки. Многие в Джавахке сделали вывод, что Армения не станет заниматься их проблемами. В этой ситуации местное армянское население может поддаться на любую провокацию. Желающих устроить таковую, создать для грузин новую большую проблему в лице армян и новую проблему для Армении в лице Грузии, как вы сами понимаете, достаточно за пределами наших двух стран.

В Советский период армяне Джавахка жили полноценной национальной жизнью, говорили на родном языке, имели армянские школы, нормальные культурные и экономические связи с Арменией. После распада СССР появилось желание изменить демографическую ситуацию в регионе, в различные части Джавахка переселяют грузин, в том числе открыты филиал университета, детский дом.

Учителя грузинского языка получают во много раз больше остальных учителей. С 2006 года собираются ввести норму, по которой все школьные предметы кроме литературы должны преподаваться на грузинском языке. В большинстве школ Джавахка не проходят историю Армении. Недавно грузинские ученые подготовили книгу по истории Армении, книгу, мягко говоря, ошибочную, полную фальсификаций. И в министерстве образования Грузии хотят, чтобы по этой книги армянские дети учили историю своего народа. Создана губерния с центром в Ахалцха, в результате за каждой справкой человек из Богдановки должен проехать больше сотни километров по плохой дороге.

Ни в коем случае нельзя пойти на конфронтацию. Армяне Джавахка не хотят ничего особенного. Они хотят только жить той полноценной национальной жизнью, какой жили раньше в составе Грузии. Сам Саакашвили не раз говорил, что он уважает регион, его жителей, позаботится о создании рабочих мест и благоприятной обстановки. Мы будем рады позитивным шагам в этом направлении.

Спасибо за интервью. Спасибо Вам за то, что стоите на страже исторической правды, не поступаетесь ни единой ее крупицей. Здоровья и успехов.

Средняя оценка:5/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>