вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Хлеб муфтия" - Карен АГЕКЯН

09.08.2010 Карен Агекян Статья опубликована в номере №2 (29).
Комментариев:0 Средняя оценка:3/5

Эта статья состоит из фрагментов, написанных в преддверии и после визита Католикоса всех армян Гарегина II в Баку. Решение написать и обнародовать такой материал далось непросто. Недругам Армянства не в последнюю очередь важно дискредитировать светскую и духовную власть в РА, создать у народа впечатление, что в независимой Армении власть всегда будет клановой, коррумпированной, некомпетентной и управляемой извне. Это один из лучших способов разложить молодое государство и деморализовать народ. С другой стороны, в молодом государстве отсутствуют или неприменимы в силу давности традиции государственности, в том числе четкие и ясные критерии, образцы, эталоны действий первых лиц. В таких случаях опасное значение приобретают внешние оценки, которые по определению не могут исходить из жизненных интересов нации. Складывается ситуация, когда критика политического руководства и духовных предводителей чревата большими опасностями и в то же время крайне необходима.

Что делать в том случае, когда первые лица нации совершают шаги, с нашей точки зрения совершенно недопустимые, выходящие за рамки политических ошибок, колеблющие основы национального самосознания? Молчать? Но к чему приведет такое молчание? К монолитности общества, готовности людей к героическому труду и обороне? Нет. В итоге армянский народ будет воспринимать сам себя и восприниматься извне как сообщество «единиц», безразличных не только к политике, но даже к чувству национального достоинства, озабоченных только собственным достатком и бытом. Такой народ в сегодняшнем мире будет безжалостно растоптан…

Осознавая все издержки публичной критики действий Католикоса всех армян, мы считаем, что в некоторых случаях молчание просто недопустимо. И с тяжелым сердцем публикуем этот материал.



1. Появились официальные сообщения о визите католикоса Гарегина II в Баку по случаю очередного мирового «духовного» саммита, каких сейчас развелось множество. Визит состоится практически сразу после траурной даты 24 апреля. Планируется встреча с «духовным лидером» Азербайджана, человеком, который неоднократно позволял себе гнусные заявления в адрес не только Армянского государства, но и армян как нации. Честно говоря, не верилось этой новости, но подтверждений слишком много, опровержений – ни одного.

Отдает ли себе отчет католикос, что едет в город, еще теплый от армянской крови, где множество жителей живут в квартирах, отнятых у армян, пользуются награбленными вещами? Едет в город, где все пропитано той ненавистью, через которую пришлось пройти всем армянам независимо от пола и возраста.

Этот визит иначе чем оскорбительным для нации не назовешь, какими бы политкорректными, благими, духовными целями его ни пытались оправдывать. Такое впечатление, что ограбление, унижение, погромы и убийства армян слишком привычны и «нормальны» для нашей коллективной памяти. Они быстро становятся всего лишь предметом ритуальных упоминаний. Даже недавнее прошлое не оскорбляет наше общее достоинство, не становится «пеплом, который стучит в наше сердце». В конце концов, пострадавшие сами виноваты, что жили рядом с «турками»…

Сегодня нет проблемы бакинских армян, нет их особых интересов как сообщества. Бакинские армяне рассеялись по странам и городам, в большинстве своем живут личными и семейными проблемами, и через одно-два поколения, за редким исключением, станут таким же «потерянным коленом», как многие другие армянские диаспорные сообщества по ходу истории.

Сегодня есть проблема общей национальной памяти и общего чувства национального достоинства. Никто не призывает армян идеализировать друг друга, но надо каким-то образом становиться одной нацией с общей болью и общими радостями. Поразительно, до какой степени мы, представители разных частей Армянства, проявляем крайнюю принципиальность и максимализм прежде всего по отношению друг к другу, до какой степени бываем предубеждены против друг друга. Некоторые из нас гораздо лучше расположены к туркам и азербайджанцам, готовы простить им то, сотую долю чего не простят соотечественнику. Ну, назвал публично этот муфтий армян народом, у которого предательство в крови, т.е. оскорбил всех нас, наших родителей и наших детей. «Ложь и предательство у армян в крови. Они сидели за нашим столом и ели наш хлеб, а выйдя на улицу, предавали», – сказал этот человек, оправдывая деяния погромщиков и убийц. Разве это мешает съездить к нему в гости, принять от него угощение, съесть его хлеб? Зачем проявлять мелочную обидчивость и злопамятность? Эти чувства мы приберегаем для своих.

Вообще говоря, нас должно было бы задеть присутствие в гостях у этой сомнительной личности других церковных лидеров. «Я привез Гарегину II приглашение от своего собственного лица и от лица моего друга Аллахшукюра Пашазаде посетить Баку для участия в конференции, которая будет проводиться Межрелигиозным советом СНГ», – цитируют патриарха Кирилла новостные агентства. Если патриарх Кирилл считает муфтия другом, тогда Илию II, зная слова и дела грузинского православного патриарха, правильно будет назвать духовным братом муфтия. Но на кого нам обижаться, если в гости к этому гражданину, в этот город и в эту страну едет сам католикос? Вы можете себе представить самого плохонького раввина, который поедет говорить о высоких материях с немецким пастором, публично оскорбившим еврейский народ?

Что бы католикос ни сказал в Баку, сам поступок не может быть оправдан никакими заявлениями. Для того чтобы напомнить о злодеяниях и жертвах, не едут в гости к тем, кто совершал и восхвалял преступления. В гости едут для того, чтобы говорить «о хорошем». Возможно, католикос уже «по-христиански» отпустил грехи жителям города и муфтию. Не суть важно, какой внутренней софистикой было оправдано решение приехать в дом, набитый наворованным у армян добром, и сесть за стол с засохшими пятнами армянской крови. Приехать в гости к тем, кто даже формально и для отвода глаз не проявил ни раскаяния, ни хотя бы сожаления в связи со случившимся. Дело не в католикосе, а в общественной атмосфере, которая допускает такие поступки. В равнодушии общества ко всему, что «грузит» его проблемами морального долга и общего чувства достоинства. «Пусть мертвые хоронят своих мертвецов», – машет рукой общество. А к оскорблениям в свой адрес армянам не привыкать.


2. Поездка католикоса в Баку состоялась и подтвердила самые худшие ожидания. Саммит трудно было назвать особо представительным и тем более Всемирным. Главными действующими лицами мероприятия стали патриарх Кирилл, католикос Гарегин II, муфтий, и главное содержание было связано с ними.

О сути «высокой духовной миссии» католикоса уже было сказано. Но армянской стороне она принесла одни минусы не только в нравственном, но и в политическом плане. Понятно, что католикос ни словом не обмолвился о преступлениях азербайджанского народа против армянских соседей, о пролитой крови, которая пахнет здесь и 20 лет спустя. После его согласия на визит мало кто рассчитывал на такую принципиальную позицию. Однако можно было рассчитывать на другое: не говоря и не делая правильного, должного, католикос по крайней мере удержится от ошибочных слов и дел.

Сама дата саммита… Практически сразу после Цицернакаберда католикос отправляется в гости к самым ярым его отрицателям, в страну, где официозные СМИ поливают армян грязью 365 дней в году, но особенно усердствуют в оскорблениях на 24 апреля.

После саммита остались материальные следы в виде подписанных документов. По итогам трехсторонней встречи патриарха, католикоса и муфтия была подписана «декларация по карабахской проблеме»: «Поддерживая усилия президентов Армении и Азербайджана, мы намерены способствовать их стремлениям. В связи с этим считаем важным продолжение прямого диалога между духовными лидерами с целью содействия разрешению конфликта, что даст возможность людям вернуться в места, откуда они были изгнаны войной».

Выходит, несмотря на постоянные открытые провокационные угрозы в адрес Армении и армян президента Алиева, католикос уверен в чистоте его стремлений. Выходит, есть два человека, в одинаковой степени стремящихся к благополучному разрешению конфликта: Серж Саргсян и Ильхам Алиев.

Согласившись отведать азербайджанского угощения, никуда не денешься – нельзя не похвалить хозяина дома. Но стоило ли католикосу касаться темы беженцев? Хорошо известно, что никто на переговорах не рассматривает тему армянских беженцев. Ведь не стремятся бывшие бакинские, кировобадские, сумгаитские армяне возвращаться на места прежнего проживания. Есть, правда, беженцы из других регионов, которые следовало бы по условиям мирного урегулирования передать под армянский суверенитет – например, из оккупированной части НКР – Шаумяновского района. Но нет ни одного симптома того. что армянские власти озабочены возвращением этих беженцев. В противном случае были бы созданы условия, чтобы они не распылялись по всему свету, сформированы местные органы власти «в изгнании». И, наконец, эта тема регулярно освещалась бы в СМИ, зарубежных гостей страны постоянно возили бы в места временного проживания беженцев, как это делается в Азербайджане. Таким образом, речь сегодня идет только об азербайджанских т.н. беженцах из Карабаха, поэтому декларация де-факто признает именно их претензии на возвращение.

Вернемся к упомянутым в декларации «стремлениям». Трудно сегодня сказать что-то определенное о стремлениях руководства РА, но «стремления» президента Алиева и всего руководства Азербайджана, которым хотят способствовать участники трехсторонней духовной встречи, совершенно ясны. Добиться сдачи без боя части освобожденных армянских территорий, отхода армянских сил с защищенных рубежей. Внедрить на сократившуюся территорию НКР невероятно размножившихся «беженцев», а затем, не брезгуя никакими провокациями, рано или поздно начать с более удобных исходных позиций военные действия для их «защиты» от «кровожадных» карабахских армян. Столько аргументов было в свое время потрачено армянской стороной на единственно верный тезис о невозможности совместного проживания, но этот рубеж благополучно сдан политиками, а теперь и духовным предводителем нации.

Под занавес саммита был принят итоговый документ, несомненно, заранее подготовленный:

«Мы призываем к миру, в котором каждое государство хранило бы целостность своей территории. Одновременно в этом мире каждый народ должен развиваться свободно и нестесненно, решая свою судьбу и принимая адекватное участие в принятии всех международных актов, затрагивающих его жизнь. Возникающие конфликты должны разрешаться справедливо, с учетом интересов всех их участников, на основе норм и принципов, принятых международным сообществом».

Как видим, тезис о территориальной целостности заявлен четко и стоит на первом месте. А где же тезис о праве на самоопределение? Напрасно мы будем искать его в тексте. За подтверждением территориальной целостности следуют невнятные фразы, которые целиком укладываются в обещанные И. Алиевым для армян Арцаха «права и свободы» в «демократическом Азербайджане». Все это католикос тоже благословил своей подписью.

Далее непонятное посещение оскверненной в свое время толпой армянской церкви в Баку, которая с тех пор используется в далеких от своего назначения целях. Что оно призвано было продемонстрировать, кроме удивительной «толерантности» Азербайджана? Ведь в мировых СМИ, слабо интересующихся деталями, событие было отмечено именно как посещение сохраненной в Баку армянской церкви.

Отдельно хочется отметить слова патриарха Кирилла. Понятно, что в рамках общего укрепления своих позиций на постсоветском пространстве Россия стремится наладить тесное сотрудничество с властями Азербайджана. Но не стоит ли оставить политику политикам, которые имеют другой статус, чем духовный иерарх? Они обязаны ставить во главу угла государственные интересы, поэтому им больше пристало для пользы дела полностью игнорировать не такое уж давнее событие: изгнание из города более 200 тыс. человек, резню немногих оставшихся, присвоение движимого и недвижимого имущества в огромных масштабах. Преследования по национальному признаку, но, безусловно, отягощенному религиозным. Свою посильную лепту в эти преследования внесли не только «хулиганствующие элементы», как писали в советское время, но гораздо более широкие слои общества: мужчины и женщины, подростки, взрослые и старики, люди с высшим образованием и безграмотный плебс, элита и простонародье.

«Каждый человек в Азербайджане имеет свободу выражать свои религиозные чувства, все чувствуют себя в безопасности под защитой государства, и я очень рад тому, что глава государства, господин президент лично уделяет очень большое внимание вопросам межрелигиозных отношений», – сказал сейчас в Баку патриарх Кирилл.

От Ильхама Алиева он удостоился ордена «Шараф», сам же наградил президента Азербайджана «во внимание к значительному вкладу в укрепление межрелигиозного мира и согласия в Азербайджанской Республике» орденом Русской Православной Церкви Славы и Чести первой степени.

«Мне хотелось бы особенно подчеркнуть Вашу роль в межрелигиозных отношениях, – сказал патриарх на торжественной церемонии. – Азербайджан является государством, где большинство людей исповедуют ислам. Но здесь традиционно присутствуют православная, иудейская общины, и в Азербайджане никогда не было межрелигиозных конфликтов. Сейчас, используя современную терминологию, мы бы сказали о высоком уровне толерантности. Раньше люди не использовали таких мудреных слов, а говорили проще. Мы живем вместе, вместе празднуем праздники, вместе разделяем радость и скорбь. (…) От лица православной общины Азербайджана я хотел бы сердечно Вас поблагодарить за этот мирный дух, который присутствует в жизни Вашего народа…»

«Мирный дух»… Такой мирный, что впору растрогаться. «Высокий уровень толерантности»… Куда уж выше. Впрочем, вполне возможно, он сейчас действительно высок – потребовалось только своевременно в течение считанных лет выжить, изгнать из страны не менее 350 тыс. (столько армян проживало за пределами НКАО в Азербайджанской ССР по результатам советской переписи еще 1979 года) «паршивых овец», не относившихся к «традиционным общинам», чтобы мирный дух воссиял…


3. После возвращения католикоса из Баку начался третий акт пьесы. Пользуясь тем, что Св. Эчмиадзин не озаботился, да и технически не мог озаботиться собранием поминутных вещественных доказательств, опровергающих домыслы «гостеприимных» хозяев, азербайджанские СМИ вдоволь поизмывались над католикосом. Начало положил сам муфтий, доверительно сообщивший в интервью телеканалу ANS, что ночью католикос посетил аллею шахидов (напомним, что первыми здесь были захоронены «герои» январских погромов 1990 года, которые после успешной операции по «зачистке» Баку от армян возомнили себя непобедимыми воинами и немного не рассчитали сил, связавшись с частями регулярной советской армии). «Они (католикос и те, кто с ним приехал. – К.А.) пошли туда ночью, когда никого там не было. Увиденная картина сильно тронула его», – сказал муфтий.

Пресс-канцелярия католикосата отреагировала не сразу, но все-таки собралась с духом и опровергла «новость». Видимо, пришлось даже пожаловаться «наверх», организаторам «диалога», которые вежливо попросили муфтия не портить благостную картину слишком откровенной ложью. После этого в Азербайджане информацию тоже опровергли. Однако в связи с визитом прошло множество материалов, и пресс-канцелярии Эчмиадзина пришлось попотеть, опровергая самые разные «факты». Что католикос провел службу в армянской церкви, которая трепетно сохранялась властями страны все это время. Что он сам когда-то служил в этой церкви и прожил в Баку «счастливейшие годы жизни».

Давайте опустимся на житейский уровень и представим себе, как бы мы отреагировали на человека, который лично или через своих подчиненных начинает оправдываться, объявляя ложным вымыслом один, другой, третий, пятый факт. Когда опровержения и оправдания следуют «пачками», возникает сомнение – стоит ли во всем доверять оправдывающейся стороне, «дыма без огня не бывает» и т.д.

Хорошо зная азербайджанцев, мы, армяне, склонны доверять опровержениям Св. престола. Но есть еще весь остальной мир, есть сами азербайджанцы, которые, по материалам своих СМИ, искренне верят, что католикос «раскаялся в своих заблуждениях». И повод для этого дал сам визит.

Процитируем одну из статей:

«В Баку Гарегин II преображался на глазах. Если по прибытии в нашу столицу, в аэропорту его лицо выражало определенную настороженность, то в последующие дни оно стало излучать абсолютное удовлетворение, восхищение и отчасти сожаление. Сожаление о том, что большинство его убеждений относительно «заклятого врага» на поверку оказались абсолютно ошибочными.

132-й католикос всех армян воочию убедился в традиционной нашему народу толерантности. Он посетил армянскую церковь, которая, надо заметить, отреставрированная, стоит на прежнем месте в самом центре города, и открыто признался, что ждет не дождется момента, когда сможет совершить там молебен. Он был принят президентом, казалось бы, враждебной страны. И принят, как и все остальные гости нашей столицы. Не хуже.

На встрече с главой нашего государства лицо Гарегина II выражало восхищение и растерянность. В этот самый момент в сознании и чувствах Пастыреначальника и Патриарха наверняка происходило кардинальное переосмысление всего того, что ранее, на протяжении многих лет, не вызывало ни капли сомнения. Гарегин II охотно кивал головой, соглашаясь с многочисленными высказываниями Ильхама Алиева.

Двухдневное пребывание в нашей столице, бесспорно, стало для него переломным. Без преувеличения – возможно, самым переломным в жизни. Однако главный вопрос сейчас заключается в том, сможет ли Гарегин II повторить путь и поступки пророков, шедших против всех и вся, когда того требовала высшая справедливость? Сможет ли он убедить своих собратьев в том, что лучшей жизнью для них станет налаживание теплых и добрых отношений с соседями, как того, между прочим, требует религия? Не станет ли он, по возвращении в Армению, из чувства страха вновь возвращаться к своим враждебным заявлениям в адрес соседнего Азербайджана? (…)

У Гарегина II сегодня появилась уникальная возможность навсегда войти в историю не только в качестве 132-го католикоса всех армян, но и в качестве духовного лидера, призвавшего свой народ к справедливости, а правительство – к покаянию. И главное для этого уже произошло. В миру Ктрич Григорьевич Нерсесян воочию стал свидетелем той мощи, справедливости и толерантности, которая сегодня является неотъемлемой составляющей Азербайджана».

Если внимательно разобрать всю азербайджанскую и мировую прессу, Св. Эчмиадзину впору издавать толстый том с опровержениями: «лицо католикоса не выражало восхищения; во время встречи с Алиевым католикос кивал головой, но не слишком охотно». Беда только в том, что запоздалые опровержения никого не интересуют. Информационный повод исчез, «мировой саммит» благополучно завершился, в бурлящем потоке мировых новостей на поверхности давно уже другие темы. Наши противники и недруги по всему миру получили то, что хотели, скормили миру свою версию, а опровержения Св. Престола предназначены только для внутреннего армянского пользователя, чтобы народ не слишком возмущался.

Впрочем, бурного возмущения не слышно, большинство как обычно поглощено бытом. В прессе можно прочесть дежурные восхваления: «Мужественное решение главы Армянской Церкви лично принять участие во Всемирном саммите религиозных лидеров, проходящем в столице Азербайджана, повысило авторитет католикоса и было единственно верным». И столь же дежурные обвинения в адрес критиков за отсталость мышления, непонимание того, что на дворе XXI век: «…сермяжный патриотизм некоторых, желающих выделиться, маргиналов, набросившихся на Гарегина Второго, лишь доказывает узость и бесперспективность провинциального мышления, особенно в XXI веке».

У каждого из нас случалась в жизни ситуация, когда приходилось долго и много оправдываться. И если мы будем честными перед самими собой, то припомним в этих случаях немалую долю своей вины. Ошибочным поступком мы сами дали повод к подозрениям в более худших проступках. Но Бог не вознес нас на такую высоту, и своими ошибками мы не могли причинить вреда множеству людей, нации, авторитету Церкви. Да, все мы грешны, но грех духовного пастыря нации перед своим народом, перед памятью жертв будет измерен другой мерой. Количество оправданий и опровержений задним числом – хороший показатель того, насколько ошибочными были и само согласие на поездку, и все пребывание католикоса в Баку. Причем слово «ошибка» максимально мягкое из всех возможных определений. Ведь католикосом всех армян называют человека, для которого все армяне – это дочери и сыновья. Богатые и бедные, старики и дети, верующие и неверующие, прихожане ААЦ, армяне-католики и армяне-протестанты, армяне Родины и Спюрка, живые и убитые за свою армянскую кровь.

Кстати, азербайджанцам не пришлось опровергать сообщения о том, что католикос каким-то образом почтил в Баку память десятков тысяч жертв погромов 1905-го, 1918-го или хотя бы 1990 года или память тех тысяч и тысяч людей, чьи кости совсем недавно разворошили бульдозерами, чтобы провести через городское армянское кладбище дорогу. Разворошили наверняка не без ведома президента Алиева, с которым католикос так благостно беседовал – потому что это был не градостроительный, а политический акт. Может, стоило после возвращения сделать вид, что католикос хотя бы вечером, в одиночестве, помолился в Баку за упокой душ безвинно убиенных, за умерших своей смертью, чьи могилы были целенаправленно осквернены, если уж «высокая духовность» саммита помешала помолиться прилюдно и при белом свете? Но зачем это Св. Эчмиадзину, зачем это обществу? Пусть азербайджанцы распространяют дезинформацию, а нашему народу нужна полная правда о том, что никому из прибывших в Баку иерархов не пришла в голову необходимость такой молитвы, никто не нашел для нее «окна» в расписании мероприятий. Просчитали, что в XXI веке Армянство спокойно примет такое к себе отношение и, вероятно, не ошиблись.


4. Любой, кто мало-мальски обучен грамоте, знает, что христианство проповедовало прощение человеком человека, прощение ближнего, который оскорбил лично тебя, навредил лично тебе и т.д. Но христианство никогда не отвергало Ветхий Завет с прославлением войны не на жизнь, а на смерть за «землю обетованную», никогда не проповедовало прощения чужому народу или государству за зло, причиненное всему народу, никогда не проповедовало отказ народа от борьбы за Родину, некогда дарованную Богом. Церковь всегда и у всех народов благословляла войско, отправляющееся на войну, благословляла тех, кто готов был убивать и отдать собственную жизнь. Она всегда проповедовала особую миссию своего народа, объявляя, что именно он унаследовал ветхозаветный статус избранного. Изображать дело иначе, как будто Церковь занималась в основном молитвами и проповедями общечеловеческого братства и всепрощения, можно только в тех случаях, когда имеешь дело с современными малограмотными людьми, которым можно скормить все что угодно. С людьми, готовыми принять любую «истину», которая не отрывала бы их от собственных частных дел. Отшельники, отдельные монахи могли уходить от мира, от политики, но Церковь как структура была жесткой, готовой пресекать всякие отклонения «вправо и влево», сверхпатриотичной, лояльной своему «природному» государству и только при отсутствии всяких военно-политических структур побежденной нации пыталась на словах изображать лояльность к победителям, но на деле готовить условия для национального подъема.

Сейчас победитель – армянский народ, и этот дух победителей пока еще при всех стараниях не удалось вытравить. Наша Церковь должна поддерживать этот дух, держать себя так, как подобает Церкви победившего народа, а не улыбаться льстивой (толерантной, высокодуховной) улыбкой «гяура», вынужденно попирая правду и собственное достоинство, говоря одно и думая другое, как это было в прошлые века, когда народ жил бесправной «райей» под гнетом иноверцев. Впрочем, закрадывается подозрение, что дело обстоит гораздо хуже – расхождения между словами и мыслями на самом деле нет. Непоколебимых критериев правды становится все меньше, все больше преобладает конъюнктурная гибкость – уже не вынужденная, а ставшая плотью и кровью. Впрочем, трудно сказать, для кого эта гибкость конъюнктурна, кто именно на армянской стороне получил хоть какую-то выгоду от «политкорректного» унижения национального достоинства.

В Армянской Апостольской Церкви есть люди, которые составляют ее гордость. Народу нужно позаботиться о том, чтобы они не остались в Церкви маргиналами, потому что Церковь – достояние всего армянского народа. Вообще роль мирян в ААЦ – это особое уникальное явление в истории христианства. В подтверждение хотелось бы процитировать известного богослова и историка, автора фундаментальной и непревзойденной до сих пор истории Армянской Церкви «Азгапатум», константинопольского патриарха Магакии Орманяна. В своем труде «Армянская Церковь», изданном сто лет назад, в 1911 году, и переизданном совсем недавно в Москве, в переводе на русский язык он писал: «У армян духовенство не считается неограниченным властелином и собственником Церкви. Поскольку последняя есть установление, она – достояние верующих в той же степени, как и служителей алтаря. В силу этого принципа и вне совершения таинств, для какового необходимо посвящение, в церковном управлении ничего не совершается без содействия светского элемента».

Упоминая о решающей роли мирян в выборах священников, глав епархий, Константинопольского и Иерусалимского патриархов, Сисского и Ахтамарского католикосов и, наконец, католикоса всех армян в Эчмиадзине, Орманян продолжает: «Не менее действенно участие мирян в церковных делах. Хотя оно облекается в различные формы, сообразно законам и особенностям стран, в которых живут армяне, тем не менее, везде остается неприкосновенным господствующий принцип участия мирян. (…) Из всего вышеперечисленного следует вывод, что из всех христианских исповеданий Армянская Церковь – та, в которой наиболее ярко и правдиво торжествует демократический дух. Армянской Церкви чужда священническая замкнутость, столь гибельная для полного единения, которое должно царить между Церковью и верующими, между пастырем и паствой. Эта традиция участия светского элемента в делах Церкви восходит к первым временам ее истории и коренится в самых плодотворных источниках христианства». Говоря об исторических церковных соборах ААЦ, Орманян отмечает, что «представители народа принимают деятельное участие во всех прениях, касающихся вероучения, и ставят свои подписи во всех канонических постановлениях как действительные члены соборов. Этот принцип, имеющий за собой такую глубокую давность, и теперь еще сохраняет всю свою силу в обычаях армянского народа, и им-то оправдывается присутствие мирян в совещательных собраниях Церкви. Отводя этому элементу широкое место в своем управлении, Церковь отвратила две опасности, угрожающие Западной Церкви, из коих одна называется клерикализмом, в другая – религиозным индифферентизмом».

Как видим, миряне играли важную роль даже в вопросах вероучения Церкви. Тем более они имеют право высказывать собственное мнение в вопросах, которые не имеют с вероучением ничего общего, но относятся к вовлеченности Церкви в политику. Каждый из нас, при условии сохранения непоколебимой преданности ААЦ и опоры на факты имеет право на критику конкретных слов и дел людей, вознесенных доверием народа на самые высокие ступени церковной иерархии. Подобная критика не должна восприниматься так, как до последнего времени воспринималась критика в азиатских обществах – как кинжал в спину или яд в стакан. Критика – это нормальный, рабочий момент жизни. Тем более, что догмат о непогрешимости католикоса ААЦ пока не приняла.

Средняя оценка:3/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>