вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Армяне и Армянское Нагорье" - Айк АСАТРЯН

05.11.2007 Айк Асатрян Статья опубликована в номере №1 (10).
Комментариев:0 Средняя оценка:5/5

Свернись сколько хочешь, подобно горящему листу бумаги, — все равно станешь пеплом тела и тенью души, если вечное со всем своим пылом не отзывается эхом внутри тебя.
Айк Асатрян

 


Айк АсатрянВ последние годы имя Айка Асатряна стали упоминать некоторые армянские интеллектуалы и общественные деятели. Тем не менее большинству он остается неизвестным, его идейное наследие не оценено по достоинству даже в научных кругах.

Айк Асатрян родился 5 февраля 1900 г. в селе Ериц гавара Алашкерт. В восемь лет он потерял отца, который был сельским старшиной, и остался вместе с братом и сестрой на попечении матери. Начальное образование Айк получил в местном училище, по окончании которого вступил в ряды АРФ «Дашнакцутюн» Алашкерта. Далее учеба продолжилась в епархиальной семинарии в Ереване.

В годы Первой Республики Асатрян участвовал в девятом съезде АРФД в качестве делегата от алашкертской организации. В 1918-1919 гг. в Ереване под его редакцией выходила газета «Шант», орган Алашкертского отделения АРФД. Асатрян принял активное участие в февральском восстании 1921 г. Спасаясь от ареста после поражения восставших, он вынужден был перебраться в Тебриз, где получил паспорт иранского подданного. Немного позже в Тебризе появился и Нжде, вместе с которым они перебрались в Европу. Здесь Айк учился в Берлинской высшей политической школе, затем на философском отделении Пражского университета, получив в 1930 г. докторскую степень.

Его товарищ по учебе Андре Амурян вспоминал позже: «Айк с большим рвением отдался философии. Его способ чтения и учебы был интересным и своеобразным. Накинув пальто на плечи, он никогда не снимал его. Часто садился на пол с книгой Ницше или Канта, читал вслух, с выражением, оставляя впечатление дервиша. И по образу жизни Айк был дервишем — безразличным ко всему материальному и мирским удовольствиям. Ненавидел ложь и фальшь, лицемерие и раболепие, о недостатках человека говорил ему в лицо».

Интересные свидетельства об Асатряне можно обнаружить в воспоминаниях его однопартийца в Болгарии Каро Мекяна:

«Имея уникальную память, он (Айк Асатрян) с большой любовью досконально изучал географию Армении, которую знал в мельчайших подробностях. Все работы, посвященные Армении, — будь то на армянском или других языках — были ему известны. И в наших старинных рукописях не было строчки, над которой бы он не корпел. Мог наизусть читать большие куски из Нарекаци. А блестящее владение армянским стало для него своего рода специальностью. Он непрерывно «исследовал» слова, сравнивая их со словами других языков, и не успокаивался, пока не решал проблему происхождения слова или загадку его корня.

Для концентрированного выражения своей мысли Айк Асатрян предпочитал при необходимости создавать новые слова. В его книгах и статьях есть много таких слов — выразительные, легко произносимые, они соответствовали нормам нашего языка. Ведь этот «дервиш» обладал не только пониманием и мастерством, но и вкусом. Вкусом и эстетическим восприятием во всем».

В дальнейшем Асатрян переезжает в Болгарию, где остается работать вместе с Нжде. С Болгарией связан самый плодотворный и бурный период его национально-политической деятельности. Асатрян преподает в семинарии Геворг-Месроп в Софии и одновременно занимает должность секретаря местного ЦК АРФД.

Асатрян был ближайшим соратником Нжде по основанию и развитию армянского национального движения «Цегакрон» 30-х гг. Будучи правой рукой Нжде, Асатрян глубоко воспринял его учение и стал непревзойденным истолкователем его идей.

В 1932 г. по инициативе Асатряна и под его редакцией в Софии начинает выходить ежемесячное научно-философское издание «Хровк». Не получив поддержки со стороны Дашнакцутюн, оно вскоре закрылось. В 1935 г. из-за разногласий внутри болгарского ЦК АРФД Асатрян фактически рвет отношения с партией. Совместно с Нер-сесом Аствацатуряном он в 1936 г. основал в Болгарии новое периодическое издание «Родина и Род», которому также не суждена была долгая жизнь.

В 1937 г. решением Бюро АРФД Асатрян чуть раньше Нжде официально исключается из партии.

С 1937 по 1944 г. они издают газету «Размик» — фактически орган болгарской организации «Цегакрон». Редактором газеты, с небольшими перерывами, был Айк Асатрян. Он стал также одним из основателей и идеологов движения «Таронакан» и в 1938-39 гг. вместе с Н. Аствацатуряном редактировал «Тарони Арцив» (София) — официальный орган «Земляческого Союза Туруберан».

До тех пор пока исход второй мировой войны не стал окончательно ясен, кемалистская Турция сохраняла крайне теплые отношения с нацистской Германией. Кемалисты никогда не оставляли надежду покончить с армянской диаспорой в Европе. Еще во второй половине 30-х гг., с началом преследований евреев, они стали подбрасывать германским властям идею «семитского происхождения» армян. С самого начала Великой Отечественной войны сотни тысяч армян доблестно сражались против фашистов в рядах Красной Армии, и у сторонников антиармянской линии появился дополнительный аргумент — сотрудничество армян с врагами Германии. В этих условиях политическая и публицистическая деятельность Нжде, Асатряна и других спасла от уничтожения армянскую диаспору на огромной территории, оказавшейся под властью нацистов.

После вступления советских войск в Болгарию один за другим арестовываются Нжде, Асатрян (27 января 1945 г.) и Аствацатурян. Асатрян осуждается на 10 лет тюрьмы режима и отбывает срок вначале в Кишиневе, затем на Урале, там же находился и Аствацатурян. Весть о его смерти застает Асатряна тяжелобольным и прикованным к койке, ему с трудом удается увидеть тело соратника при выносе за территорию тюрьмы.

В 1952 г. Асатряна собирались перевести в тюрьму Еревана к Нжде — для использования в вопросах, связанных с АРФД и Турцией. Однако перевод не состоялся по причине плохого здоровья заключенного.

После ареста Асатряна подверглись преследованию и члены его семьи — жена (Сирануш Ханжикян) и двое дочерей (Егине и Арацани), сосланные, как и семья Нжде, в болгарский город Павликен. Утром и вечером они были обязаны регистрироваться по месту жительства, в довершение ко всему жене Айка Асатряна запрещалось работать. В 1947 г. она получила от советских органов госбезопасности ложное извещение о смерти мужа, после чего ей рекомендовали выйти замуж — в противном случае запрет на работу сохранится. В 1951 г. ей пришлось выйти замуж, чтобы иметь возможность работать и кормить детей.

В 1955 г. по общей амнистии Асатрян освобождается из тюрьмы и тяжелобольной возвращается в Софию, где узнает о подлоге госбезопасности. Вынужденный смириться с реальностью, он остается со старшей дочерью — Егине, крестницей Нжде.

По свидетельству Саргиса Саруни, в годы заключения «между газетных строк Айк написал обширный героический эпос, охватывающий всю историю армянского народа, — от начала времен и до наших дней». О написанном в последние годы заключения незавершенном «романе в стихах» говорит и его сокамерник Каро Мехьян. К сожалению, эта работа утеряна.

13 января 1956 г. Айк Асатрян умирает от сердечного удара со словами об Армении на устах. Так закончилась жизнь интеллектуала, отмеченная печатью Рода, чье духовное и философское наследие до сих пор остается неизвестным Армянскому миру.

(на основе статьи Мушега Лалаяна)



Армяне и Армянское Нагорье

Армяне не смогли создать на своем Нагорье единую этническую целостность. Политика арменизации всего Нагорья, проводимая Арташесом I и Тиграном Великим, осталась незавершенной. Кочевые иранские племена постепенно обосновались в стране, и в первую очередь в юго-восточных ее областях. Это разрушение Армении крайне активизировалось со вторжением ислама, придав особый размах переселению армян. [...] Армяне равнинных частей Пайтакарана, Утика и Арцаха, начиная с XI в., постепенно растворились среди татар (имеются в виду тюркские кочевые племена. — Прим. перев.), став закваской татарского населения кавказского Атрпатакана. Жители Тайка, частично исламизировавшись, смешались с аджарцами и лазами, а в сопредельных областях Бардзр (h)Айка (Բարձր Հայք — Высокая Армения), особенно в Спере (Սպեր), Хоторджуре (Խոտրջուր), Тортуме (Թորթում), население под властью османов просто отуречилось.

Переселение армян началось с падением царства Аршакуни и было направлено в сторону Византийской Армении. Оно приобрело массовый характер начиная с VII в., когда последняя попытка Мамиконянов общеармянскими силами приостановить арабское наступление не нашла широкой поддержки у нахараров и последний спарапет из этого рода пал в безнадежной борьбе у дверей Тарона. Волны армянского переселения затопили Малую Армению, Каппадокию, фему (византийскую провинцию. — Прим. перев.) Армениак, Византий и все другие области империи от Фракии до Аппенинского полуострова и Северной Африки. Но особенно судьбоносным для Армении стал XI в., когда рухнуло царство Багратуни и армянское политическое знамя переместилось в Киликию. С этих пор Армянское Нагорье стало адом для его сынов. С одной стороны, новые волны армянской эмиграции, с другой — беспрестанные вторжения татар, захвативших северо-восточные пограничные равнины, и курдов, которые продвигались с востока, завоевывая горные цепи и вершины Нагорья. Курдские и татарские захваты приобрели характер особой политики в эпоху персидско-османских войн, когда турки расселяли в Армении курдов-суннитов, этнически родственных персам, а персы — родственных туркам шиитов-татар (автор имеет в виду, что линии противостояния и самоидентификации тогда определялись в первую очередь не этническим родством, а особенностями веры — в данном случае шиизмом и суннизмом. — Прим. перев.). Помимо этого, увеличивалось и османо-турецкое население, особенно в западной части Нагорья. Когда началась армянская революция (национально-освободительное движение. — Прим. перев.) Нагорье уже оспаривали между собой не только христианство и ислам, но и армяне, курды и турко-татары.

В ХХ в. армяне пережили самое страшное в своей истории мученичество. В большей части Армении христианство было разгромлено, после чего в духе времени возобладал национально-племенной фактор. Татары-шииты стали духовно отделяться от персов и сближаться с турками, курды-сунниты стали тяготеть к армянам и персам. Борьба за Армянское Нагорье сегодня приобретает новый характер. Самим ходом событий яростное столкновение религий сменилось борьбой народов под лозунгом «быть или не быть».

(История)

 


Заслужена ли такая судьба Армянским Нагорьем и армянским народом? Было ли такое развитие событий неизбежным?

— Да, — отвечает человек, лишенный национального «Я», реалист, политик, ничтожество, умник.

Нет глупости вреднее, чем половинчатое мышление, называемое «реализмом».

Реалист не способен страдать из-за прошлого и живет под влиянием грубых фактов настоящего, он не в силах предвидеть и предвосхитить будущее. Того, кто живет только в одной части времени, нельзя отнести к вечному типу человека, он не целостное создание, а человек-осколок, духовный карлик. Одна из подлинных причин разрушения Армении — примитивный культ настоящего, «реализм» некоторой части армянского народа. И сегодня многие армяне гордятся этим прискорбным «достоинством» своего мышления. По мнению «реалиста», у Армении не могло быть иной судьбы — мы способны только сохранять в колониях численность и национальную культуру, и без помощи великой сторонней силы нельзя вести речи об отвоевании Армении. Армянский «реализм» всегда был и остается кровоточащим хвостом нашего бессилия, откуда выжимали нашу кровь чужеземцы. Он всегда покрывал нашу жизнь духовной копотью и бросал тень на нашу историю. Армянская трагедия обусловлена этим мелким, практичным в повседневном смысле национальным умом.

Век за веком армянин умело собирал урожай со своего Нагорья и насыщал хлебом недругов, дабы избежать сиюминутной опасности. Он спустился со своих гор и отдал курдам стратегические точки страны. Ради мгновенья более спокойной жизни он встал на путь переселения.

Почему так случилось?

Армянин не усвоил две вещи: ценность и смысл своего Нагорья и родовой призыв Мамиконянов.

Действительно ли Армянское Нагорье — всего лишь дорога, путь для караванов кочевых племен, как без конца лепечет армянин-пораженец, «реалист»? Нет, тысячу раз нет. Это в первую очередь естественная исполинская крепость, и крепость неприступная. Мир мог рассыпаться, ударившись об ее исполинские, взметнувшиеся ввысь горные стены и множество величественных вершин, если бы дух Рода заговорил с этих титанических высот.

Высокая истина геософии состоит в том, что географически цельные области представляют собой природную индивидуальность. В странах, наделенных природной индивидуальностью, биологически здоровый Род может создать свой самобытный политический облик — не только защитить себя, но и обрести дер-жавную власть над миром. Армянское Нагорье — это такая же природная индивидуальность, как, например, Иран, Центральная Россия, Британские острова и т.  д. Всякая природная индивидуальность имеет свои естественные полюс и ядро. Если ядро этнически цельно, если нация полна жизни и здорова духом, рост и распространение ее политической силы становятся неизбежными. Национально здоровые организмы всегда растут. Если это ядро этнически изранено и нация, в конце концов, разрушается, нужно отдавать себе отчет в том, что она была биологически и психологически загнивающим обществом, всего лишь общественным собранием, а не здоровым организмом, наделенным родовой волей. Больные, в национальном смысле, организмы всегда сжимаются в размерах.

Да, наряду с большими преимуществами, природа Армении имеет ряд недостатков, — например, центробежная речная система, разламывающее страну изнутри исступление горных поясов, окраинные ущелья. Противоположное течение рек всегда ведет к экономическому и политическому расколу. Например, разделение Германии и Австрии было продиктовано северо-западным направлением водных путей Рейна-Эльбы-Одера-Шпрее и противоположным течением Дуная, направленным на юго-восток. Однако родовой гений заключается не в том, чтобы приноровиться к природным условиям, он сам приспосабливает их к своему существованию.

В бодрствующем родовом элементе армянства на протяжении всей истории заметно это усилие приспособить к себе окружающие условия. Аракс и Арацани текут в противоположных направлениях, но Айрарат и Тарон не уклонились от общеармянского обета, единственная сверкающая линия армянской истории — патриотическая солидарность Тарона с Айраратом. И только. Почему этот дух не возобладал на всем Нагорье? Почему армянин не смог перебороть своенравие своих рек, внутреннее природное разделение своей страны?

В чем причина?

Армянин не понял сути родового призыва Мамиконянов. Армяне жили больше как народ, чем как Род. Первый армянин, упомянутый в памятной надписи Дария, — это Дадарсес, «слуга Дария», в сегодняшнем понимании — армянин-«реалист».

Предатели окружали Тиграна Великого — под пятой и в тылу, среди сыновей и родни.

Аршакиды не смогли избавиться от Писаков, Айр-Мардпетов, Меружанов «с собачьими ртами», по определению Павстоса.

По сведениям Егише, вместе с идеалистами Мамиконянами встали на борьбу за Отчизну только 66 тысяч верных обету воинов, тогда как 60 тысяч армян-реалистов нарушили национальный обет.

На последний судьбоносный призыв Мамиконянов подняться против арабов вместо 180 тысяч армян откликнулись только 18 тысяч.

Наконец, разве в недалеком прошлом не выходили гайдуки днем с огнем на поиски соратников и разве не находили они на каждом шагу реалиста, безынициативного, безразличного, шута, плакальщика, паникера, корыстолюбца, хитреца, труса, расчетливого, предателя?

А разве сегодня мало тех, кто страшится не только зова Рода, но и самого слова «Род»?

Человек сам для себя есть судьбоносное животное, живое воплощение преходящего, и его существование приобретает смысл только через страсть стать соучастником божественного.

Мы не признаем другого способа для этого, другого моста между человеком и Богом, кроме Рода.

Род — не только дух Божий, но путь в вечность.

Можно жить без родового чувства, но без него нельзя созидать на пути в вечность, выстрадав через это историю.

Армянская история — родовые муки духа Арменакан (Термин встречается у Асатряна, Заряна и некоторых других авторов. Здесь прилагательное «армянский» образуется не от традиционного корня «hАй», но от корня «Армен», что призвано наделить его более метафизическим, родовым смыслом. — Прим. перев.)

Судьба Армянского Нагорья — следствие рассеяния родового духа армянского народа.

Что ты думаешь об этом, армянский эмигрант?

Ты все еще продолжаешь оставаться полу-народом, полу-нацией, полу-социалистическим, полу-космополитичным плутом-коробейником.

Все еще полу-«Я», получеловек — полу-добрый и полу-злой.

Неустойчивый, капризный, рыхлый, ты блуждаешь вне самого себя, сам себя потеряв.

Гете, гений человечества, говорил: «Ничто не принесет оздоровления, если не будет исходить из собственной души».

Исследовал ли ты глубины собственной души, чтобы узнать, какие силы оздоровления там спят?

Знаешь ли ты, что такое Род — нет, твоей душе неведом этот океан. Потревожил ли ты хоть однажды его воды, взглянул ли в небеса, ударил ли со всей силой кремнем души по своему бытию?

Услышал ли призыв Мамиконянов, обратился ли в яростный вопль?

«Пробудись, Армения!»

Когда пастух спит, волк забирается в загон.

Род остался спящим, и Армянское Нагорье стало домом для врагов.

«Пробудись, Армения!» Ведомо ли тебе, как пробуждается уязвленная гордость, как внезапно вспыхивает огонь из-под пепла?

Погибло ли Армянское дело (hАй Дат)? Весь мир может ответить утвердительно.

Но мы скажем: Армянин, дай одно поколение с пробудившимся сознанием Рода, умеющее разить и творить, разя — и тогда история должна вернуть тебе твою страну.

"Род и Родина" № 2 (1936)

Средняя оценка:5/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>