вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"От армянина через 89 лет" - Рубен АНГАЛАДЯН

14.03.2010 Рубен Ангаладян Статья опубликована в номере №5 (26).
Комментариев:0 Средняя оценка:5/5

Предлагаем вниманию читателя комментарии к произведению Дереника Демирчяна, написанные специально для нашего журнала.
 

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Мной было задумано написать послесловие к «Армянину» – чрезвычайно интересному, спорному и, стало быть, субъективному эссе выдающегося армянского писателя Дереника Демирчяна. Однако в силу многих обстоятельств – прежде всего необычности и неоднозначности темы и той острой критики, которая присутствует внутри эссе, я решил вначале сказать несколько слов всем будущим читателям «Армянина», чтобы была дана правильная оценка этому произведению.

Маленькое эссе во многом самокритично (надо помнить, что автор тоже армянин), написано остро, легко, но с болью, бесконечной любовью, самоиронией... С благородной душой и чистыми помыслами, обращая взгляд в историческую даль, писатель ставит важные вопросы о национальном характере, а в сущности, о национальном достоинстве. Он пытается вычленить модуль армянского характера. И вывод поразительно точный – армянин-простолюдин или крестьянин (а речь о нем) больше всего любит свободу. Не все, о чем пишет выдающийся мастер прозы, является истиной или правдой о человеке из народа, но это очень полезный портрет, в чем-то действительно обобщенный. Для многих он будет шокирующим, но писатель исследует открыто и честно, а острый наблюдательный глаз пытается дать объективный портрет простолюдина – носителя народной традиции.

В характере героя много нелицеприятного… Это очень характерно для писателей конца ХIХ – начала ХХ века. Эссе написано в период Первой республики, когда небольшую страну со всех сторон окружали врагами, и неизбежность ее гибели была очевидна. В этих трагических условиях (одновременно продолжался геноцид нации в Западной Армении и Закавказье) в стране культивировался патриотизм – единственный, по мнению ее руководителей, источник спасения. Это было совершенно особое время – умирала одна армянская нация и стоял вопрос, родится ли другая. Но она родилась.

И вот в сложнейший период существования народа несколько писателей, мыслителей, публицистов (Д. Ананун, Е. Чаренц, М. Варандян и др.) сделали попытку дать системный анализ нации и национального характера. И среди них – Дереник Демирчян и его «Армянин», а далее гениальная интерпретация народной сказки «Храбрый Назар» (1923 г.).

Недоброжелатели Армении внутри нации, ее внешние враги и оппоненты, увидят в этой работе прекрасный цитатник для поношения армянской нации. Но Бог с ними. Я же вижу в публикации «Армянина» силу, широту и объемное мышление национальной культуры. Д. Демирчян никого не обвиняет, ни к кому не обращается, но в то же время он с нами, он пишет и размышляет о нас, и мы несем его мысль как драгоценное зерно мудрости. Мы не похожи на те народы, которые публично сжигали и сжигают произведения, где в той или иной степени негативно говорится о них, преследуют и уничтожают авторов этих произведений.

В содержании эссе «Армянин», в самой постановке вопроса я нахожу интересный и сильный посыл – знаем ли мы себя, умеем ли критиковать и смеяться над собственными чертами характера, делаем ли правильные выводы, можем ли «держать удар»? Хотим ли понять, что все напасти в истории сыграли немалую роль в деформации характера армянина? К этой теме обращено и творчество великого современника Д. Демирчяна – Егише Чаренца. Его великие произведения – «Страна Наири», а потом «Хмбапет Шаварш» (1928 г.)и «Лабиринтами истории» (1933 г.) продолжают и углубляют задачи понимания национального характера и истории. Об этом высказался и прекрасный прозаик Г. Маари в своем замечательном романе «Пылающие сады» (1966 г.).

И сегодня Армения строит новую страну, но есть груз прошлого – простолюдин опять может стать непреодолимым барьером для создания демократического общества, сильной страны. Ибо наш герой лишен системного мышления, но он настырен и живуч, у него бытовая мудрость – опыт веков выживания. А ведь традиция есть синтез всего положительного в этом прошлом. Нам сегодня нужен качественный скачок в отборе лидеров. Власть и порядок должны воцариться в стране и прийти на место метаниям и хаосу, которые создает изобретательный и крайне деформированный в мышлении простолюдин. Мы должны преодолеть все преграды. Как известно, самое трудное – победить недостатки в себе. Это достойная и благородная задача – восстановить национальное достоинство в полном объеме.

1. Почему произведение выдающегося армянского писателя Дереника Демирчяна стало так популярно в самом конце ХХ и начале ХХ I века? В чем актуальность этого небольшого исследования-портрета армянина? Какой тип армянина исследует писатель, из какой социальной среды его герой? В каком историческом ракурсе он пытается представить этого «армянина» и есть ли у автора предшественники или единомышленики-современники?

«Сообщающиеся сосуды» этих вопросов открывают нам действительно большие просторы для исторического исследования – кто же этот среднестатистический армянин, создатель и носитель национальной традиции? Не каждая культура способна объективно и взвешенно дать этот портрет, вскрыть национальный характер, дать его спокойный анализ и, что самое ценное, следовать полученным выводам. Национальное общество в национальном государстве (у нас большая часть нации в период постсоветской независимости переместилась в диаспору) желает понять и критически осмыслить собственный исторический опыт, чтобы не повторять прошлых губительных ошибок.

2. Нетрудно догадаться, что рождение национальной государственности стало стимулом исследования того кирпичика или среднестатистического армянина, который должен составить основу этого общего, национального «дома». И здесь наш автор не единственный, кто пытается понять это «загадочное создание». Прежде всего Раффи пытался понять страну и народ и дать им общую характеристику, в том числе отдельному армянину. Удивительную характеристику дает поэт Терян, как-то бросив: «ты не гордое, мое отечество», и таким образом открыв путь исследователям в область национального достоинства. В эссе Демирчяна взгляд писателя направлен в ту же сторону, впервые в национальной культуре он обращает внимание на целостный образ армянина. Его «Армянин» много шире и контрастнее, нежели образы армян в драматургии этого периода – у А. Пароняна, А. Ширванзаде, Г. Сундукяна или образ Панджуни у Е. Отяна. Демирчян одним из первых обращается к целостному образу армянина вне сюжета (романа, рассказа, сказки или пьесы), вне связей между разными характерами, вне взаимодействий с обществом, вне параллелей с представителями других наций.

3. Ценность эссе – в очевидности этого образа, который вычленен из самой гущи жизни острым взглядом поэта, писателя, историка. «Армянин» был актуален и в советские десятилетия, но большевистская диктатура в определенные периоды своей истории, как ни странно, обращала внимание на позитив национального достоинства. Именно этим объясняется заказ двум писателям С. Зоряну и Д. Демирчяну исторических романов в период Великой Отечественной войны для поднятия духа воинов-армян. Думаю, что не будь второй мировой войны и диктата советской власти, роман Демирчяна «Вардананк» был бы совершенно иным.

4. Национальный характер больше всего проявляется в эпосе и народной сказке. Наиболее ранний образец армянского национального характера мы видим в исторических персонажах «отца армянской истории» Мовсеса Хоренаци, в его же избирательности, в его же жестком и объективном взгляде на национальную жизнь, творцом которой является все тот же субъект – армянин. Что же показывает эссе «Армянин» эта микроэнциклопедия национального характера? Оно дает возможность задуматься над тем, как нация подошла к собственным ошибкам, к тем комплексам, которые возникли в процессе тысячелетий ВЫЖИВАНИЯ , в отсутствие сильного национального государства. И мы приходим к важнейшим выводам – необходим пересмотр фундаментальных вопросов национального миропонимания и мироощущения. Об этом автор не говорит впрямую, но этой мыслью пронизаны его боль и любовь к этому комочку жизни – армянину. Демирчян жил и творил в период высокой активности национального самосознания. Его понимание актуальнейшей проблемы пересмотра качества нации и личности внутри ее не ушло дальше его современников, но им впервые была сформулирована и поставлена проблема армянина. К слову, это высокая степень самосознания – не каждый народ может вычленить, поднять и поставить подобную проблему.

5. Что же подсказывает нам Дереник Демирчян из своего 1920 года, когда была написана и опубликована данная работа? Эссе говорит о том, что писатель в новом свете увидел образ крестьянина, простолюдина, который имеет более чем тысячелетнюю биографию, образ, который в начале ХХ века предстал как классический экземпляр для осмысления. Его реакции, достоинства и недостатки работают в режиме предоставленных жизнью возможностей. На протяжении тысячелетия не имея собственного государства и живя по законам угнетателей, он перестает внутренне уважать закон завоевателя (сколько их было!),отсюда и та внутренняя обособленность и бунтарство, о котором говорит Демирчян. И сегодня эта отчужденность от власти мешает армянину правильно понимать закон, который есть механизм его прав и обязанностей. Он часто говорит: «Имеешь ноготь – чеши собственную голову»… Из того прошлого он несет еще и уродство, и волю, которая часто высказывается следующей фразой: «Мы были, есть – и будем!», не поднимая вопроса качества жизни – «Какой она, эта жизнь, должна быть?». Это указывает на то, что армянин еще мыслит установкой на выживание. И таких примеров немало. Отсюда мы можем прийти к выводу, что многие черты в национальном характере не претерпели изменений. Что-то остается как атавизм, но, скажем, живая и сильная воля тоже остается в жилах армянина, и сегодняшняя его воинственность не уступает прошлой. Однако еще остается самый существенный недостаток его характера: неспособность правильной реконструкции действительности – реально не видеть реального. А также слабое понимание роли дипломатии, да и саму дипломатию он еще воспринимает так, как это описано в эссе.

6. У героя эссе отсутствует желание понять историю как непрерывный системный опыт, который даст необходимые подсказки в сложные периоды жизни страны и народа, а не как литературу. Армянская история берет свое начало от древних греков, у которых история есть литература, где есть герои и предатели. Далее, армянская история окрашивается христианской моралью. История как важнейший сегмент самосознания, как политический анализ интересов и возмож ностей нам особенно необходима теперь, в период Третьей республики. Однако сама постановка этих вопросов есть верный признак того, что мы выходим из исторического тупика или забвения. Действия армянского народа и его воинов в карабахской освободительной войне говорят сами за себя. Представляю, как бы гордился Дереник Демирчян армянскими воинами, прибывшими из разных областей исторической Армении. Да, национальное достоинство восстанавливается, но впереди интеллектуальный бой за юридическое признание нашей свободы.

7. В то же время мы видим сильные изменения, сдвиги в сознании, мировоззрении и поведении, которые произошли за весь ХХ век. Мы видели армянских беженцев после геноцида, они не были ленивыми и попрошайками. Они прославили свой народ! Их имена известны всему миру – Аршил Горки, Рубен Мамулян, Вильям Сароян, Рубен Накян, Гарзу, Артюр Адамов, Люсин Амара, Алан Ованнес, Сирарпи Дер-Нерсесян, Жорж Питоев, Жорж Гарваренц, Шарль Азнавур… Это лишь небольшая часть беженцев-армян, которые прославились в искусствах по всему миру. Не говоря о богатейших армянских семьях – выходцев из беженцев. Эти и другие выдающиеся личности сумели правильно выстроить свои отношения с быстроменяющимся миром – понять новые, экстремальные условия разрушающихся империй, которым отдали все силы и все умение. И сегодняшний армянин стремится быть полезным, но за свое трудолюбие желает получить им же внутренне обозначенный минимум материального вознаграждения. И это касается многих жизненных ситуаций.

8. О том, что армянин стал другим, приобрел богатый опыт выживания, говорят и прочие, более возвышенные, факты. Прежде всего – стремление армянина к знаниям. Именно крестьяне наиболее агрессивны в преодолении препятствий для получения высшего образования. Да и успехи крестьян в некоторых областях знаний не уступают успехам выходцев из интеллигенции. Так, советизация страны была удивительной площадкой для развития армянина. С одной стороны, атеизм, господствовавший в советской Армении с 20-х годов, позволил коммунистическим идеям «всеобщего счастья» выдвинуть огромное количество великих и выдающихся ученых, деятелей культуры, государственных чинов из той прослойки армянского народа, которую анализирует писатель. А с другой стороны, атеизм, отчуждение армянина от Церкви (в эссе об отношении армянина к Церкви сказано очень метко) позволили ему расширить миропонимание и мироощущение.
Атеизм позволил также в реальном ракурсе увидеть и понять позитивную и негативную роль Церкви в жизни Армянских царств различных веков. Сегодня армянин продолжает по инерции высоко ценить традицию отношения к Церкви, не вкладывая в него духовного смысла, а исходя из честолюбия и гордыни. Но тяжелейший путь пройден… И все это пережито и осмыслено после геноцида, после сталинских репрессий 37-го года, когда были уничтожены многие выдающиеся деятели, после мировой войны… И репатриация армян 1946-1947 годов, и последовавшая высылка в Сибирь, Алтайский край тысяч и тысяч армян – ни в чем неповинных людей, и шантаж с Карабахом в период горбачевской перестройки, и война, развязанная Азербайджаном, коллапс экономики и блокада… Как должен был защищать себя армянин в этих сложнейших условиях? И он выстоял. Но сколько потрачено сил и ресурсов?! Ведь эссе Демирчяна показывает, что армянин устал, что его характер деформирован не только обстоятельствами, но и внутренними коррозиями и разрушениями… И когда наступит это спокойствие, эта объективная оценка и селекция личности внутри национальной жизни?

9. Однако есть и внутренние существенные недостатки – тип армянина из эссе Демирчяна всегда стремится быть лидером нации, и, как правило, он им становится. Его заслуга в том, что благодаря ему нация жива, а, с другой стороны, он не дает ей возможности развиваться. Идет огромный противоречивый поиск справедливости и созидательной силы внутри национальной жизни.

10. Конечно, реликтовое мышление есть у большинства армян из крестьян, ремесленников, торговцев, и это неудивительно. Они составляют основу простого народа, чей представитель осмыслен в эссе Демирчяна. И все это чрезвычайно оправдано, ибо консерватизм есть важ нейший механизм самосохранения не только для армянского, но и любого другого народа. В эссе прекрасно описаны чувственные реакции армянина, они свежи и интересны, но все же не всегда точны. Хотя поиск врага внутри нации и всепрощающая доброта отмечены. Однако и то и другое отходит в историю. В те десятилетия, когда писатель собирал и анализировал черты характера среднестатистического армянина, носителя армянства, его герой был бессилен что-либо сделать с тем роком, который уничтожал его. И все же огромная сила воли позволила ему выжить и выстоять.

11. Армянин сегодня начинает понимать и роль объективной общественной мысли внутри на циональной жизни, внутри государства. Постепенно очистится горизонт власти от ненужных элементов, ибо они займут свое достойное место в многофункциональной системе национальной жизни в самой Армении и в диаспоре. Этот тип армян консолидируется лишь в критические периоды испытаний, а в остальное время такой армянин полагается на себя. В то же время он часто преувеличивает свою роль в становлении государственности, что и приводило к разрушению. Это не только от незнания, но и от упрямства, невежества, наивности. Хотя есть в нации и настоящие государственники, которые подходят к вопросу своего места в системе власти, бизнеса, культуры с совершенно иных позиций...

12. Для народа, а стало быть, для большинства, геноцид был шокирующей болью. Образно говоря, многие потеряли сознание и отошли от нации, иные, наоборот, плотнее сомкнули ряды.
Одни презирали армянские кварталы Алеппо, Марселя или Бейрута, другие не могли жить вне армянской среды. Весь этот опыт не пережит Демирчяном, писавшим «Армянина». Им пережиты еще несколько десятилетий чрезвычайно важного периода национального самосознания, но они не могли войти в анализ «Армянина», написанного гораздо раньше. Однако непременный юмор, ирония и свобода внутреннего поиска дают основание думать о том, что сам Демирчян и его герой полны живительных сил, свободы и созидательной воли.

13. Мы сегодня вступаем в самый ответственный период государственного устройства. Этого среднестатистического армянина, крестьянина и простолюдина из эссе я обозначил как «полагающегося на себя» и ввел такой термин в научный оборот с начала 90-х годов ХХ века. Он, среднестатистический армянин, является одним из важнейших элементов в строительстве национальной жизни – от его поведения зависит многое. Его сознание желает объединиться, но огромный инерционный поток неверий заставляет «полагающегося на себя» по-прежнему полагаться лишь на свои силы, свое трудолюбие. Он вдохновляется новостью, как дитя, но быстро разочаровывается, как старец. Он консервативен и чувствителен ко многим новшествам одновременно. Но консервативен всегда. У него огромный опыт выживания, он человек из народа и, стало быть, с народным характером. Его тотем - волк-одиночка, с высоким чувством ответственности перед такими, как он. И реальная власть в Армении всегда у него в руках, несмотря на его несколько пришибленный вид, его полуулыбку, его, якобы, покорность. Подлинная государственная воля и государственный ум в Армении давно на услужении у этого простолюдина. Именно поэтому мы сегодня пытаемся понять и осмыслить его внутренний тонус, найти верный портрет, а это означает, что он, в конечном счете, должен найти свое место в национальной жизни. Тогда он не станет препятствием для высокого развития национального государства, всей нации, ибо Армения в силу своего исторического наследия не может выживать – для нее это, по сути, смерть. Армения может и должна жить полнокровно, как высокоразвитое государство. Лишьэтот путь – путь ее жизни.

14. Хотя армянский народ в мировоззрении ушел далеко вперед от прошлого миропонимания и мироощущения, но в последние годы армянское государство все более и более уступает уровню развития прошлых десятилетий, а система загоняет жителей страны в некомфортные, давно забытые родовые отношения. Отсталая в своем содержании пропаганда средств массовой информации Армении затягивает армян в прошлое. Достаточно приемлемый лозунг «Вернемся к корням» превращается не только в тупое и бессмысленное любование прошлой культурой Армении, но и призыв к возврату чуть ли не средневековых родовых норм жизни. В то же время простолюдином цинично выдвигаются современные пороки как часть сегодняшней интеграции. А для самосознания и национальной гордости постоянно выпячиваются имена популярных или выдающихся армян диаспоры… И в этом нет ничего, кроме гордыни и национального чванства, о котором спустя 40 лет после «Армянина» Д. Демирчяна говорил Паруйр Севак.
Так мы проходим тернистый путь понимания и очищения важнейшей составляющей нашей объективности к каждому – к национальному достоинству, которое с трудом через века начинает восстанавливаться.

Средняя оценка:5/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>