вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Филиппины в морской торговле армян" (продолжение) - Юрий БАРСЕГОВ

29.07.2009 Юрий Барсегов Статья опубликована в номере №1 (22).
Комментариев:0 Средняя оценка:0/5

Продолжение. Начало читайте в АНИВ № 4 (19) и АНИВ № 5 (20)
 

До сих пор мы говорили о плаваниях в Манилу из портов Индии и дру­гих стран Азии и Дальнего Востока. Есть, однако, основания считать, что некоторые армянские купцы обосновались в самой Маниле, откуда, с согласия и при сотрудничестве с испанцами, вели торговлю не только с Индией и другими странами бассейна Индийского океана, но, возможно, и с Новым Светом – Америкой – через Тихий океан.

Сами испанцы, как отмечалось выше, торговать с Индией не могли из-за вражды с англичанами, французами и голландцами. Они не имели возможности делать это даже в короткие периоды мира, ибо у них не было в Индии ни установившихся связей, ни своих баз, факторий, представительств или консульств для заказа и закупки товаров перед прибытием кораблей. Эту роль могли выполнять армяне, которые договаривались непосредственно с испанцами, действо­вали совместно с ними, помогали им, когда они посылали свои грузы на армянских кораблях или в тех редких случаях, когда испанцы сами приходили в Индию, вступая с армянами в товарищества, переодеваясь в армянскую одежду в целях безопасности.

Судя по некоторым данным в нашем распоряжении, в тех немногочисленных случаях, когда испанцы по соответствующим раз­решениям или лицензиям «королевского присутствия» направлялись для торговли в Индию, они делали это с помощью армян или под их прикрытием. Тесные связи армян с местными правителями и купцами могли обеспечить испанцам доступ к товарам в «свободных» портах, которые не находились под властью противников Испании.

Об одном таком случае, имевшем место в 1766 г., сообщает Ле-Жанти де ла Галезиер. Тогда «на корабле «Sultana Begum» с командой из армян и французов и грузом товаров» в Манилу «под видом пассажиров» вер­нулись два испанца, ездивших на Коромандельский берег. По приказу гу­бернатора Манилы началось следствие с целью определить происхожде­ние и принадлежность груза прибывшего корабля. В ноябре доклад был передан в Королевское присутствие. Суд постановил, что товары, которые принадлежали испанцам и армянам, должны быть возвращены им за отсут­ствием доказательств вины. Тем более что «испанцы отправились для торговли к берегам Азии» с одобрения властей Манилы, уполномоченных предоставлять такие лицензии с условием «не заходить в какой бы то ни было порт, занятый врагами государства, а именно – англичанами, голландцами и французами» (Guillaume Joseph Hyacinthe Jean Baptiste Le Gentil de la Galaisiere, A voyage to the Indian Seas, Manila 1964, p. 151).

Нетрудно представить, что англичане и другие европейские противники Испании в Индии с еще большей подозрительностью относились к испанским связям армян, не останавливаясь перед захватом армянских кораблей и реквизицией их груза.

Из приведенного выше фактического материала мы уже видели, что суперкарго армянских торговых кораблей нередко оставались в Маниле, и это, естественно, еще больше укрепляло и расширяло непосредственные деловые связи армян с испанцами из Америки. Очевидно также, что некоторые армян­ские корабли базировались в самой Маниле. Один из таких «припи­санных к Маниле» армянских кораблей мы уже упоминали в связи с его прибытием 20.05.1680 г. в Мадрас. Это был «St. Michaell» с капитаном Джоном Домингосом Армянином (Records of Fort St. George. Diary and Consultation Book of 1679-1680 (Mad­ras 1911), p. 78).

О тесных деловых связях с испанцами свидетельствуют испанизированные версии имен многих армянских купцов и мореходов. Например, капитан и суперкарго ходившего в Манилу корабля «Jerusalem» Мелкон Акоб представлял себя как Мельхиор Де Сант-Яго; капи­тан известного нам «Santa Cruze» как «сеньор» Игнатос; армянские куп­цы, связанные с манильской торговлей, как Ходжа Мигель де Грегор, Хо­джа Акоб де Падре Григор и т.п. То же самое верно и для названий их армян­ских кораблей: «Santa Cruze», «Santa Maria», «Nuestra Senora del Pillare у San Francisco Xavier», «St. Domingo», «Sans Fernanda» и др.

Поскольку Манила была промежуточным пунктом, через кото­рый поддерживались торговые связи с Мексикой и другими испанскими владениями в Америке, возникает вопрос: не предпринимали ли армянские купцы-мореходы попыток установления непосредственных связей с «Новой Испанией» через Тихий океан, в обход существовавших ограничений?

Известно, что правители Испании, стремясь изолировать Филиппины от внешнего мира, до первой четверти XIX в. ограничивали право сношений ино­странцев с Филиппинами из Индии и других стран восточного полушария. Тем более, они запрещали кораблям других национальностей совершать плавания между Филиппинами и Америкой. Даже права самих испанцев торговать с Филиппинами из «Новой Испании» через Тихий океан были строго регламентированы.

Это обстоятельство само по себе говорит в пользу того, что армяне и купцы-мореходы других национальностей, были, как иностранцы, лишены права ходить в Америку. Однако армяне могли обхо­дить эти ограничения, став «испанцами» путем принятия католичества. (Вспомним, как активно католические миссионеры развивали свою де­ятельность в Армении, Персии, Турции и других государствах для обра­щения армян в католическую веру. Известно, в част­ности, что при поддержке Ватикана католический архиепис­коп в Нахичеване Анджело Ситтадини отправился для сбора средств на решение этой задачи в Юкатан в Мексике, где и умер в декабре 1630 г., оставив собранные 185.000 испано-американских долларов или «песо дуро». Сведе­ния об этой поездке сохранились в Acta of the Sacr. Congregation for 1630, p. I62. (См.: A Chronicle of the Carmelites, Vol. I, p. 411.) В соответствии с практикой того времени такой способ расширения дело­вых возможностей широко применялся армянскими купцами в их взаимо­отношениях с мусульманскими народами, португальцами, французами и т.д. Тем более что правительства самых разных государств мира – восточных и западных, мусульманских и христианских, – стремясь использовать опыт, навыки, связи и богатства армянских купцов, сами активно доби­вались смены ими своей веры. В результате в купеческой семье нередко один брат принимал ислам, другой – католичество, а третий, оставаясь в своей вере, обеспечивал устойчивую связь с купцами своей национальности.

Наконец, есть некоторые косвенные показатели зарождения каких-то непосредственных деловых связей армян в самой «Новой Испании». Сохрани­лось, например, прошение некоего Джона Сент-Хиллария Совету в Сент-Джордже в связи с тем что «его очень несправедливо подвергают судебному преследованию за прежние долги в Новой Испании». По словам петиционера, «ряд армян, находящихся с ним в тяжбе», систематически выкупали его бумаги и обязательства в Маниле и других местах «с целью возбудить судебное преследование на всю сумму этих обязательств под властью мусульманского правительства» (Records… Diary and Consultation Book of 1720 (Madras 1930), p. 131). Можно лишь предположить, что интерес к ценным бумагам и долговым обязательствам в Америке объяснялся наличием там деловых интересов.

Изучение выявленных нами документальных данных позволяет прийти к заключению, что на протяжении двух веков, с конца XVI в., когда зародилась «манильская торговля», и до середины XVIII в., когда она потеряла свое значение, армяне регулярно каждый год посылали один или несколько своих кораблей в Манилу из портов Индии и других стран бассейна Индийского океана. Исключения были очень редкими и диктовались либо крайне неблагоприятными военно-политическими условиями, либо плохой торговой конъюнктурой. Посылка армянами кораблей в Манилу служила как бы барометром для купцов других национальностей. Так, например, мы не обнаружили данных об отправке армянами корабля в Манилу в 1701 г., но нам известно, что 20.05.1701 г. губернатор Том Питт писал Берду следующее: «Если армяне не заинтересованы настолько, чтобы заполнить корабль в Манилу, это может означать только отсутствие там благоприятных условий для торговли» (British Museum, Add. MSS., 22842 to 22853. Цит. по: C.R.Wilson, The Early Annals of the English in Bengal, being the Bengal Public Consultations for the first half of the eighteenth century, Vol. I, p. 370).

Поскольку основной целью торговых операций в Маниле был вывоз се­ребра, оно обычно составляло важнейшую часть груза возвра­щавшихся обратно кораблей. Соответственно, успех торговых операций на Филип­пинах выражался, в конечном счете, не только числом рейсов в Манилу, но и количеством вывезенного американского серебра. Успех во многом зависел от организации торгов­ли – наличия связей, информированности, способности своевременно обеспечить нужный ассортимент товаров и т.д. В этом армянские купцы пре­восходили европейских. Поэтому англичане, французы и другие, конкури­рующие на манильском рынке, европейские купцы, не могли сравниться с ар­мянами не только по количеству выполненных рейсов, но и по количеству вывозимого серебра.

Постоянно жалуясь на плохие условия торговли в Маниле, англичане были обеспокоены, что их корабли не доставляют оттуда серебра, необходимого для британской торговли в Китае, Малакке, Ачине и других странах Востока. Об этом сообщалось в Лондон в 1712 г. (Records… Despatches to England. 1711-1714, p. 53). Спустя десять лет из Мадраса снова сообщали правлению английской Ост-Индской компании в Лондон, что «за год смогли послать только два корабля в Манилу и один в Сиам. Серебро слишком дорого, чтобы вести торговлю с Китаем» (Records…Despatches to England. 1719-1727, p. 75).

Положение не изменилось и позже. Так, например, в 1735 г. англи­чане смогли послать в Манилу только один корабль, и тот, как отмечалось выше, был зафрахтован главным образом туземцами и армянами (Records… Despatches to England. 1736-1740 (Madras 1931), p. 30). В следующем же 1736 г. англичане не смогли послать ни одного кораб­ля, в связи с этим Совет Мадраса сообщал правлению Компании в Лон­доне: «Поскольку в прошлом (1736) году мы не послали в Манилу ни одного корабля, армяне устроились там, снабдили рынок то­варами, доставленными на корабле, который они направили в Порто-Ново, и это не удивительно, ибо на побережье существует много открытых пор­тов, которые иностранцы могут посетить и получить там товары для всех рынков в Индии, и мы не в состоянии предотвратить это, каков бы ни был ущерб, наносимый инвестициям для рынков Европы» (Records… Despatches to England. 1736-I740) (Madras 1931), p. 26).

Французы стали ходить в Манилу только с 1720 или 1721 г. В связи с планом французского правительства и французской Ост-Индской компа­нии расширить торговлю с Филиппинами и другими странами «Индий», было решено воспользоваться опытом армян и их кораблями. Так, в 1721 г. Совет Пондишери, вложив 21 000 пагод, принял участие в снаряжении армянского корабля, направлявшегося в Манилу (Déliberation du Conseil de Pondichéry, décembre 1720 et juillet 1721. Bibliothéque Nationale. Fonds Ariel 8929, f. 283. См.: Paul Kaeppelin, La Compagnie des Indes Orientales; Francois Martin, Etudes sur l'histoire du commerce et des établissements français dans l'Inde sous Louis XIV (1664-1719), Paris 1908, p. 634, n. 5.)

Рейсы с помощью армян, очевидно, были удачными, и французы решили самостоя­тельно снарядить экспедиции в Манилу. Результаты оказались плохими. В лучшем случае им удавалось вернуть капитал, а плавания 1725 и 1726 гг. дали убыток из-за «недостатка денег и избытка товаров». Эта неудача так обескуражила фрахтовщиков, что никто не проявлял интереса к снаряжению корабля в Манилу в 1727 г. и компания вынуждена была отка­заться от идеи. В письмах директорам французской Ост-Индской компа­нии говорилось о «плохой торговле в Маниле», о «невозможности продол­жать торговлю» и т.п.

Тогда французы снова обратились к услугам ар­мянских купцов и стали принимать участие в снаряжении их судов в Ма­нилу. В частности, в 1727 г. губернатор Пондишери Ленуар принял участие в снаряжении бригантина армянина Элиаса. Аналогичная ситуация складывалась и у других европейцев, хотя все они пользовались поддержкой своих государств и военных флотов.   

Отмеченные нами постоянные неудачи и почти хроническое отсутствие желания у английских и французских купцов совершать рискованные и не оправдывающие себя плавания резко контрастируют с постоянной готов­ностью армянских купцов-мореходов к совершению рейсов в Манилу почти на регулярной основе, несмотря на все трудности и препятствия, чини­мые европейскими колонизаторами.

Опираясь на свой опыт, связи и информиро­ванность, армянские купцы прибывали в Манилу вовремя и с нужным ассортиментом товаров. Они, как правило, выгодно реализовывали товары, привезенные из Индии, Китая и других стран, и отправлялись в об­ратный путь, везя в трюмах своих кораблей дефицитное американское се­ребро, на которое был огромный спрос как в Азии, так и в Европе. Со­хранился ряд сообщений о том, что армянские корабли обратным рейсом из Манилы вывозили огромное количество «испанских (мексиканских) дол­ларов». Как видно из свидетельства очевидца – французского морского офицера Дралс де Гран-Пьера, груз армянского судна в обратном рейсе из Манилы не занимал много места: оно везло серебро – выручку за товары, проданные армянами на Филиппинах на общую сумму 400 000 экю (Relation de divers voyages faits dans l'Afrique, dans 1'Amerique et aux Indes Occidentales. La Relation d'une Isle nouvellement habitée dans le détroit de Malaca en Asie, et l'Histoire de deux Princes de Golconde par le Sieur Dralse' de Grand-Pierre, ci-devant Officier de Marine, Paris 1718, p. 297–300).

Английский капитан Александр Гамильтон сообщает, что на корабле его знакомого – “французского армянина”, шедшего обратным рейсом из Манилы, было мало товаров, так как “обычно за товары, проданные в Маниле, получали испанские доллары”. (A new account of the East Indies being the observations and remarks of Capt. Alexander Hamilton (John Pinkerton, General collection of the best and most interesting voyages and travels in all parts of the World, Vol. VIII, London 1811 p. 460).

Упомянутый выше француз Ле-Жанти де ла Галезиер сообщает, что капитан корабля «San Antonio», на котором он возвращался из Манилы в Индию, вез только “доллары, принадлежавшие армянам” (de la Galaisiere, A voyagе to the Indian Seas, Manila 1964, p. 148). В связи со спором в 1731 г. о размере фрахта за перевозку серебра нам известно, например, что армянский купец Франциско Григорио перевез из Манилы в Мадрас 3 250 испанских долларов (Records of Fort St. George. Pleadings in the Mayor's Court. 1731 – 1732 (Madras 1936), p. 21).

По показаниям капитана и суперкарго армянского корабля «Jerusalem», подтвержденным судовыми документами, при возвращении из Манилы в 1742 г. на борту находилось 28 ящиков с деньгами, «результатом реализации вывезенного на корабле гру­за”. Из этих 28 ящиков –

9 ящиков, содержащих 24 469 долларов, погружены на борт в Ма­ниле, из коих 14 075.5 принадлежат судовладельцам и 10393.3 Ходже Мелкону;

13 ящиков, содержащих 39000 долларов, погружены на борт в Ма­ниле Ходжой Погосом де Саркисом и адресованы Ходже Петросу Ускану, Ходже Мигель де Грегору и Ходже Ованесу Малу в Мадрасе;

1 коробка, содержащая 285 талов золота (тал или «китайская унция» – китайская мера веса и монета. – Прим. авт.), оцененных в 4000 долларов, погружена в Маниле Ходжа Назаром Малом и адре­сована Ходже Ованнесу Малу;

1 ящик золота и серебра, оцененных в 2393 доллара, погружен в Малакке Ходжой Матевосом и адресован самому отправителю;

1 ящик, содержащий 7534 долларов и 100 суратских рупий, погружен в Малакке Ходжой Григором Ага Пери и адресован Ходже Акобу де Падре Григору в Мадрасе;

2 ящика, содержащих 6000 долларов, погружены в Малакке Банаком де Акобом и адресованы Мирзе де Петросу в Хугли в Бенгале.

При таких обстоятельствах неудивительно, что английские, француз­ские и другие европейские купцы добивались участия в торговых опера­циях армян. Мы уже отмечали участие французов в снаряжении армянских кораблей в Манилу. Есть немало прямых свидетельств, что англичане так­же вели торговлю с Манилой, используя армянские корабли. Современник событий Чарльз Локкер, исследуя условия торговли англичан в Мадрасе, отмечает, что «плавания в Манилу под армянским флагом выгодны – «Manilla under Armenian Colours is a profitable Voyage” (См. Charles Lockyer, An account of the trade in India, containing rules for good government in trade, price courants, and tables, with descriptions of Fort St. George, Acheen, Malacca, Condore, Canton, Anjengo, Muscat, Gombroon, Surat, Goa, Carwar, Telichery, Panola, Calicut, the Cape of Good-Hope and St. Helena. London 1711, p. 15)

Услугами армян в “манильской торговле” пользовались также голландцы, португальцы и даже сами испанцы. Пользуясь услугами армянских купцов-мореходов европейские колонизаторы рассматривали это как временную вынужден­ную меру. Их цель состояла в том, чтобы в подходящий момент вытеснить армянских купцов и занять их место в “манильской” торговле.


Продолжение следует.

Средняя оценка:0/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>