вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Лион - один день из жизни" - Диана СТЕПАНЯН

25.07.2009 Диана Степанян Статья опубликована в номере №6 (21).
Комментариев:0 Средняя оценка:0/5
Лион

Для моей осенней поездки во Францию программа была запланирована поистине наполеоновская (так сказать, поближе к французскому духу). За десять дней – множество встреч в Париже, посещение армянских пригородов столицы, участие в международной конференции по армянским исследованиям и поездка в Лион! Осталось всего ничего, съездить еще и в Марсель, именно туда в начале XX века прибывали корабли с выжившими во время Геноцида армянами. Но Марсель оставим на лето – юг Франции особенно хорош в это время года. И армян увидеть, и Лазурный берег...

Впечатлений и так хватило. На первый раз расскажу о Лионе, точнее об армянских местах самого города и пригорода Десин.

После трагических событий 1915-1922 годов многие армяне нашли убежище во Франции. Париж, Лион и Марсель стали основными центрами, куда направлялись выжившие армяне, потерявшие свои семьи и имущество. Лионский регион нуждался в дешевой рабочей силе для своих фабрик и заводов, химических и текстильных предприятий. Армяне нуждались в работе, новом доме, новом будущем. Более 60 000 армян, или, как их здесь называют, французов армянского происхождения, живут сегодня в Лионском регионе. Регион включает сам город (третий по величине во Франции) и множество пригородов, самые значимые для армян, – это Десин (Decines) и Виллюрбан (Villeurbanne). Поездка в Лион, конечно, готовилась заранее, и огромная благодарность за помощь нужно выразить журналу «France-Arménie» – читают его армяне по всей Франции, но выходит он именно в Лионе. Сотрудница журнала Одетт позаботилась о подготовке встреч, к тому же взялась сопровождать меня в течение всей поездки.

Квартал Part DieuДля того чтобы успеть увидеть и узнать как можно больше, необходимо было добраться до Лиона рано утром. Сказано – сделано. Поезд из Парижа отправлялся в 8 часов утра – можно было уехать еще раньше, но, с учетом столичных масштабов, я рисковала не успеть на поезд. Как известно, в Париже семь железнодорожных вокзалов – Северный, Восточный, Монпарнас, Сен-Лазар и т.д., но поезда в Лион отправляются не откуда-нибудь, а из Gare de Lyon, третьего по численности пассажироперевозок (около 82 млн. в год).

Во Франции большие расстояния давно уже не большая проблема. Благодаря скоростным поездам – TGV (Trains à grande vitesse) французы очень быстро добираются до места назначения. Эти, практически летающие, поезда (ваши уши закладывает, как в самолете) развивают скорость более 250 км/ч. На TGV я преодолела 450 км от столицы до Лиона за 2 часа. (Для сравнения: поезда из Москвы в Минск (около 700 км) идут целую ночь!)

Итак, в Лион я попала уже в 10 часов утра. Вокзал Part Dieu! По численности пассажиропересадок он на первом месте в Европе. Вокзал находится в квартале с одноименным названием, что в дословном переводе означает «Часть Бога». (Кстати, фамилия известного французского актера Жерара Депардье дословно означает «из Пардье», то есть из этого квартала. Явно у актера лионские корни...) Квартал Part Dieu, в 3-м округе Лиона, считается вторым центром города после исторического центра, Полуострова, где сосредоточены основные достопримечательности города. Part Dieu также важнейший деловой центр, второй по значимости во Франции после квартала La Défense в Париже. На 1 600 000 м2 расположены многочисленные коммерческие и деловые сооружения, где трудоустроены около 40 000 человек.

Железнодорожный вокзал Part Dieu

В здании самого вокзала, у кафе A-café (такая вот тавтология), меня ожидала уже упомянутая Одетт, во всем белом (чтобы мы ее точно узнали) и с журналом в руке – пароль, как в старых добрых фильмах о сыщиках!

При выходе из вокзала вы сразу замечаете главное здание квартала Part Dieu – башню Crédit Lyonnais, ее еще называют башней Part Dieu или попросту карандашом, так как по форме она напоминает именно эту канцелярскую принадлежность. Это единственный небоскреб Лиона со своими 42 этажами общей высотой 165 метров.

Поскольку поезд немного опоздал (поезда все равно опаздывают, даже скоростные), нам пришлось спешить на первую встречу. Осеннее утро в Лионе было очень теплым, даже довольно жарким для утра, хотя синоптики обещали нам дождь. Включив радио в машине, мы узнали, что в Париже льет дождь... «Хорошо все же находиться на юге», – подумала я, а вслух не преминула сказать нашей французской коллеге, что именно «АНИВ» привез в Лион шикарную погоду. Забегая вперед, скажу, что погода не подкачала, не уронила авторитет нашего журнала!

Памятник жертвам Геноцида 1915 года в пригороде Десин

Со многими нашими собеседниками в Лионе мы общались по-армянски, не была исключением и Одетт. Мелодичную западно-армянскую речь можно было услышать и по радио – уже в машине мы настроились на местное «Radio Arménie». Ехать в пригород Десин не так уж далеко, но пришлось по дороге постоять в утренних пробках. «Говорят, во Франции 500 000 армян, – заметила Одетт. – Хотела бы я знать, где все они прячутся. На армянских мероприятиях всегда одни и те же лица». Увы, так обстоят дела в большинстве армянских общин мира... Несмотря на то что в Лионском регионе довольно много армян, легко убедиться, что и здесь основной костяк активистов невелик, они как «Фигаро здесь, Фигаро там» работают на всех фронтах армянских дел.

В пригород Десин армяне стали прибывать в начале 1920-х годов. Главным образом они устраивались работать на предприятие Лионского общества искусственного шелка («Société lyonnaise de soie artificielle») и селились в Шелковом квартале (quartier de la Soie). Долгое время Десин называли «petite Arménie», то есть «маленькой Арменией».

В 1983 году в Десине впервые вышло в эфир «Radio Arménie». Оно вещает на весь Лионский регион – кроме новостных программ о последних событиях в Армении и Диаспоре, есть много фольклорной музыки, а также передач, посвященных армянской истории, культуре и hАй Дату. Радио вещает круглосуточно!

В редакции радиостанции нам удалось побеседовать с президентом радио, а также с R-джеями, многие из которых ведут программы бесплатно, на добровольной основе.

Президент «Radio Arménie» Жан-Жак Османджян занимает свой пост около года. Ранее в течение 35 лет он работал в автомобильной индустрии, занимал высокие посты в компании «Рено» («Renault»). Долгое время был генеральным директором «Renault – Pays Bas» и «Renault – Italie», а с 2003 года – коммерческим директором «Renault Trucks». После ухода на пенсию Османджян согласился возглавить «Radio Arménie». С тех пор оно обновило свою материально-техническую базу, а также пополнилось новыми сотрудниками – супругой господина Османджяна и их детьми.

Господин Османджян рассказал, что радиостанция была создана группой молодых людей. До 1981 года во Франции вещали только государственные радио и крупные частные радиостанции. Став президентом Республики, Франсуа Миттеран решил дать возможность вещать небольшим свободным радиостанциям – в тот период их появилось очень много. «Radio Arménie» как раз попало в эту волну, поскольку армянская молодежь пригорода Десин тоже решила создать свое армянское радио. В 1983 году они начали работать с очень небольшими средствами. Но мало-помалу дело получило размах, и сегодня «Radio Arménie» – это важнейшее армянское радио Лионского региона!

– Мы вещаем на территорию, где проживают от 60 000 до 80 000 армян, но, естественно, не знаем, слушают ли все они наше радио. Не могу сказать, что местные армяне очень хорошо организованы, но, во всяком случае, у нас очень много армянских ассоциаций.

R-джей Анаит за пультом, «Radio Arménie»

На радио работают на постоянной основе три оплачиваемых сотрудника и около двадцати так называемых волонтеров, которые занимаются делопроизводством, готовят программы, ведут передачи и т.д. Я тоже работаю на добровольной основе.

По моему мнению, два основных средства армянской информации в регионе – это журнал «France-Arménie» и радиостанция «Radio Arménie». Хотя аудиторией журнала правильно считать всю общину страны, но он все-таки родился и существует в Лионе.

Радио вещает на французском и армянском. Около 60% передач – на французском, остальные 40% – на армянском. Ведь многие армяне региона не говорят по-армянски! Мы пытаемся говорить обо всем, сами разрабатываем и создаем наши передачи. Через наше радио вещают также ассирийцы-халкедониты и греки, у которых нет своего отдельного радио.

В регионе существует еще одно армянское радио, оно вещает только на территории Валанса (Valence), называется «Радио-А». Это очень небольшое радио, у них мало средств, поэтому и передач у них немного – в основном, они транслируют музыку. Мы с ними сотрудничаем, передаем им новости, некоторые свои передачи. Мы также сотрудничаем с крупнейшим армянским радио Парижского региона «AYP-FM». Они нам передают свои новостные передачи на французском, так как в этой области они лучше организованы, чем мы. Мы не конкурируем между собой, ведь мы не вещаем на Парижский регион, а они не вещают на Лионский. Кроме, конечно же, Интернета, где все могут слушать всех! Во Франции всего три армянские радиостанции. Но из всех трех мы самое старое радио, первое армянское радио во Франции.

Радио очень важно для мобилизации армянского общества Франции, в частности, нашего региона. В тяжелые времена для Армении – землетрясение, Карабахская война и т.д. – передается важная информация: анонсы по проведению собраний, митингов и манифестаций, по сбору денег для оказания благотворительной помощи. Мы также делаем аналитические передачи, обсуждая важные события в Армянском мире.

Численность армянского сообщества Лионского региона увеличивается за счет выходцев из Армении. Однако они плохо интегрируются в местные армянские организации, предпочитают общаться между собой. Все, что сейчас функционирует, работает только благодаря тем армянам, которые родились во Франции и живут здесь уже несколько поколений.

В редакции «Radio Arménie», Жан-Жак Османджян с супругой

Я сам родился во Франции, мой отец родом из Таласа близ Кесарии, мой тесть родился в Коньяке во Франции. Моя жена Катрин тоже армянка, она добровольно работает для радио, занимается анонсами различных армянских мероприятий. И дети, когда есть время, помогают нам.

Наши дедушки и бабушки попали во Францию, покинув свою родину, чтобы выжить во время Геноцида. Они поддерживали друг друга, чтобы не потерять на новом месте свои корни. Сегодня армяне приезжают сюда по экономическим причинам, думая, что Франция – чудесная страна, достаточно просто нагнуться, чтобы взять деньги. Но очень скоро они убеждаются, что все не так. Во Франции, как и в любой другой стране, необходимо работать, чтобы заработать себе на жизнь.

Работая на добровольной основе, мы отдаем радиостанции большую часть нашего времени. В первый год я и моя супруга ежедневно начинали работу в 8 часов утра и заканчивали в 5 часов вечера. В этом году появились новые люди, которые взяли на себя часть работы.

Когда люди работают на добровольной основе, они не задерживаются надолго, ведь такая работа забирает время и деньги. И я не думаю, что останусь тут долго, но сейчас отдаю все свое время и энергию, чтобы поддержать радио. За последний год мы обновили материально-техническую базу, электронное оборудование. Радио требует больших финансовых вложений, этого всегда не хватает. Оно живет благодаря пожертвованиям и рекламе, но в большей степени именно пожертвованиям армян, которые его слушают.

У нас есть свой корреспондент – француженка Майтэ Жардан, которая уже пять лет живет в Ереване и передает новости из Армении. Мы надеемся в будущем сотрудничать с независимой радиостанцией из Степанавана. Мы уже приглашали их сюда, чтобы лучше познакомиться. Теперь сами собираемся к ним поехать в начале следующего года.

 

У дверей Дома армянской культуры Десина

Попрощавшись с командой «Radio Arménie» (но не с Жан-Жаком, который должен был позже присоединиться к нам в армянской школе Лиона), мы отправились в Дом армянской культуры Десина. Во всех французских городах, больших и маленьких, где есть армянская община, обязательно существует Дом армянской культуры. Просмотрев внушительный список армянских организаций Франции, я насчитала 14 таких домов, не говоря уже о бесчисленных армянских культурных центрах.

Дом в Десине располагается не где-нибудь, а на улице 24 апреля 1915 года! На втором этаже нас ждет его директор Хильда Чобоян. Госпожа Чобоян – довольно известная личность в армянских кругах не только Лиона и Франции, но всей Европы и даже мира. Она активно участвовала в лоббировании признания армянского Геноцида Европейским парламентом 18 июня 1987 года и французским парламентом в 2001 году. Сегодня она не только директор Дома армянской культуры пригорода Десин, но и председатель Евро-армянской Федерации за справедливость и демократию, головной офис которой находится в Брюсселе (интервью с исполнительным директором Федерации Лораном Лейлекяном было опубликовано в «АНИВ» № 16).

Хильда Чобоян, директор Дома армянской культуры в Десине, и президент Евро-Армянской Федерации за демократию и справедливость

В здании лионского Дома армянской культуры находятся региональные офисы многих армянских организаций: «Синий Крест армян Франции», «Комитет по защите Армянского Дела» («hАй Дат»), АРФ Дашнакцутюн, Армянский информационный и исследовательский центр, Нор Серунд (молодежное крыло Дашнакцутюн), а также помещения местных армянских структур: юношеской ассоциации, Общества по продвижению армянской культуры, музыкального ансамбля «Спитак», ассоциации «Армянский ресторан» («АРА») и т.д. Все кабинеты и залы в армянских организациях Франции имеют не номера, а названия. Радуют глаз аудитория «Григор Нарекаци», или «Мовсес Хоренаци», или, как в случае с Домом армянской культуры, – зал «Грант Самуэль».

– Дом армянской культуры в Десине самый старый из всех таких Домов во Франции,– рассказала мне г-жа Чобоян. – Раньше он назывался Домом народа, а между собой мы его называли Клубом армян. В конце 1920-х годов армяне из разных уголков исторической Армении, оказавшиеся в Десине и Лионском регионе в целом (он был тогда очень маленьким городком с двумя тысячами жителей), пытались наладить общинную жизнь, создавали благотворительные, спортивные, культурные ассоциации, свой театр. Но все эти ассоциации нуждались в здании, где бы они могли найти себе место и работать сообща. Даже для церковной службы у армян не было помещения! И тогда партия Дашнакцутюн выступила с предложением о строительстве этого Дома. Конечно, он был предусмотрен для всей армянской общины, и поэтому члены общины Десина и Лиона либо непосредственно участвовали в строительстве, либо помогали финансово. Дом был торжественно открыт в 1932 году. С тех пор здание претерпело много изменений – последнее из них датируется 1977-78 годами, когда Армянский клуб превратился в Дом армянской культуры.

Одетт Ютюджян

Дом – это учреждение, которое управляет культурной жизнью армян региона. Его цели – передача национальной культуры новым поколениям армян, распространение армянской культуры вне армянского сообщества (продвижение армянских артистов, певцов, интеллектуалов и т.д.). Мы приглашаем армянских ученых, организуем семинары и коллоквиумы по армянской культуре, музыкальные фестивали. Фестивали организуются не в самом здании Дома, а в других местах или под открытым небом. Все это имеет большой резонанс на всю область Рон-Альп (которая включает, кроме самого Лиона, такие большие города, как Гренобль и Сент-Этьенн). В зависимости от рода и темы мероприятий на них присутствует разное количество армян. Большую часть мероприятий мы готовим на двух языках, так как, к несчастью, армянский язык мало-помалу утрачивается.

Раз в год мы организуем Праздник книги. Речь, конечно же, об армянских книгах. Но не только о книгах, написанных на армянском языке, – обо всех новых книгах по армянской тематике. На этот праздник мы приглашаем и авторов, организуем их встречи с читателями.

Мы устраиваем показы фильмов на армянскую тему. Такие сеансы ежегодно проводятся в кинотеатрах d’Art et d’Essai (кинотеатры особого формата, которые способствуют продвижению независимого, некоммерческого кино. – Д.С.), или кинозалах различных ассоциаций. Время от времени организуем также мероприятия, связанные с кино. Например, киномастерские или мастер-классы по киноискусству под руководством Сержа Аведикяна. Конечно же, проводим концерты. Театральные представления сейчас не очень популярны. И это не вопрос армянского языка, даже на франкоязычных спектаклях зрителей немного. Я считаю это большой потерей для публики.
 

Ресторан «Ара» Дома армянской культуры (Десин)
 

Кроме этого, у Дома армянской культуры есть постоянная деятельность. Каждую среду здесь проводятся занятия в армянской школе по типу воскресных – она организована для детей от 5 до 14 лет. В программу входят уроки армянского языка, истории и географии, культуры, а также занятия, где дети в творческой форме выражают все, о чем узнали. Эту школу мы организовали в сотрудничестве с «Синим Крестом». Одновременно проводим занятия по армянскому языку для взрослых; занятия для тех учеников, которые выбрали армянский язык как один из выпускных школьных экзаменов; уроки французского для тех армян, которые недавно прибыли во Францию (в основном, из Армении). Работают секции по живописи, пению, школа танца, школа армянской традиционной музыки (уроки игры на народных инструментах) в сотрудничестве с ансамблем «Спитак». Так что у деятельности Дома армянской культуры довольно большой размах.

Магазин известной марки женской одежды «Дидье Паракян» в Лионе

Занятия в школе и секциях платные. Дом частично финансируется пригородом Десин, но в остальном должен финансировать себя сам. На крупные культурные проекты нам дают субсидии государственные органы – Министерство культуры, областные и местные власти. Например, мы располагаем библиотекой, которая в ближайшее время должна стать Центром Армянской Памяти. Он будет включать в себя материалы об армянской истории, культуре, идентичности, то есть по армянскому наследию в целом. Проект будет осуществляться в сотрудничестве с государственными организациями, среди финансовых партнеров – администрация области Рон-Альп, администрация Лионского региона и Генеральный Совет департамента Дром (Drôme). В будущем возможно сотрудничество с Министерством культуры Франции и, кто знает, с организациями на уровне объединенной Европы.

Всю остальную нашу деятельность, за исключением крупных проектов, мы должны финансировать сами. Дом ведет полуэкономическую деятельность, которая позволяет покрыть наш бюджетный дефицит. Речь идет об организации мероприятий по досугу, – в частности, о работе нашей столовой-ресторана. Это часть деятельности ассоциации «Армянский ресторан» («АРА»), у которой есть соглашение с Домом. С самого начала мы поняли, что вся культурная область убыточна, и решили вести именно такую политику.
 

Армянские рестораны Лиона Армянские рестораны Лиона
 

Интервью закончилось как раз к обеду, и мы решили спуститься в ресторан армянской кухни на первом этаже – тот самый, о котором говорила Хильда Чобоян. Ресторан впечатлил сразу, но не дорогим декором или армянским стилем. При входе в зал первым делом бросается в глаза огромная карта во всю, противоположную от дверей, стену. Центральное место на карте занимает Великая Армения. Речь в зале не только армянская, хотя тут можно увидеть много армян. Хватает и самих французов – им нравится армянская кухня, их привлекают недорогие цены на блюда. Холодные закуски можно взять на шведском столе, основные блюда вам приносят по заказу. По всему залу звучит «Radio Arménie». Казалось бы, во Франции армяне должны больше слушать патриотические песни. Но нет – Андре и армянская версия Candy Shop 50 Сent переносят вас в атмосферу Еревана. Зато кухня… Здесь можно попробовать такие блюда, которые трудно отыскать в армянских ресторанах постсоветского пространства, – например, кюфту из чечевицы. Цены вполне приемлемые, а вот армянский коньяк, что очень приятно, стоит дороже французского. Значит, он на самом деле армянского разлива с сопутствующими транспортными расходами и налоговыми выплатами. Обед окончен, и нужно спешить назад в Лион – нас ждут в местном отделении Армянского Всеобщего Благотворительного Союза. Нет времени прогуляться по улицам, познакомиться с городом. Поэтому я пытаюсь хотя бы из окна машины заметить все, что может оказаться армянским. Можно отметить магазин прэт-а-портэ «Анушик», где только название подсказывает армянское происхождение владельца. На французском его обыграли как «A nous chic!» – дословно переводится «Шика нам!». Любопытно и название ресторана «La table des… «IAN» («Стол «ЯН-ов»).

Наполеон Булукян

Следующая остановка – лионский офис Армянского Всеобщего Благотворительного Союза (АВБС), где мы встретились с вице-президентом местного отделения Жаком Гарабедяном и членом его совета независимой журналисткой Жанин Палулян. Несколько слов об АВБС, основанном в 1906 году в Каире по инициативе Погоса Нубар-Паши. АВБС оказывал материальную помощь нуждающимся армянам в Диаспоре, содействовал образованию и воспитанию подрастающего поколения, экономическому и культурному развитию Родины. На сегодняшний день отделения Союза находятся во многих странах мира, где существуют важные по численности и историческим корням армянские общины. Он финансирует 33 армянские школы (из них 17 общеобразовательных), армянские скаутские движения, предоставляет гранты и стипендии студентам армянского происхождения, ежегодно устраивает летние лагеря для армянских детей всего мира. Президентом лионского отделения Союза является Мишель Санджян.

Класс армянского языка в школе Маркарян-Папазян

Его заместитель, г-н Гарабедян рассказал о том, что в первое время после создания лионской секции ее члены собирались в кафе. С ростом их числа возникла необходимость арендовать помещения для собраний. В 1970-х годах при финансовой помощи спонсоров было приобретено нынешнее помещение, сегодня оно является собственностью АВБС.

– Сейчас в лионской секции больше ста постоянных активных членов, а всего нас в Лионе около 350 человек, – продолжил господин Гарабедян. – У нас есть свое молодежное крыло. Для любителей спорта администрация города предоставляет игровые и тренажерные залы одной из городских гимназий. У нас здесь нет ежедневной работы. Люди собираются тогда, когда нужно организовать конференцию, выставку, дебаты или концерт. Мы помогаем армянской молодежи, Армении. Например, в Ереване вы можете увидеть лионские автобусы, закупленные нашим отделением.

Первым президентом лионской секции был Наполеон Булукян, человек довольно известный не только в Лионе, но и во всей Франции. О нем имеет смысл рассказать несколько подробнее, дать своего рода портрет лионского армянина первой волны иммиграции.

Директор армянской школы Мадам Франсуаз Добэ и директор «Radio Arménie» Жан-Жак Османджян

Наполеон Булукян родился в 1905 году в Османской империи, в Малатии. В 1915 году вся его семья была уничтожена, а самого мальчика продали в рабство вождю одного из курдских племен. Об этих тяжелых годах он напишет в автобиографической книге «От Арарата до Наполеона». Выжив в нечеловеческих условиях, он в 1920 году прибывает в Марсель. Не зная ни слова по-французски, начинает новую жизнь, работает на стройках. В 1928 году он получил французское гражданство, а в начале 1930-х обосновался в Лионе, где стал каменщиком. К началу второй мировой войны у него уже было процветающее строительное предприятие. Во время войны Булукян становится активным участником французского Сопротивления, членом партизанской организации «Le Coq Enchaîné» («Петух на цепи»). Позже он создает большие предприятия («Le Roc» и «Astra Plastiques») по производству пробок как для вин, так и для минеральной воды, масел, косметики. Его брак был бездетным, в 1974 году жена Леа скончалась от рака. За год до своей смерти, в 1983 году, он создал Фонд Леа и Наполеона Булукян, цель которого – помощь исследованиям в области раковых заболеваний, помощь армянским организациям и Церкви, а также молодым творческим личностям. Согласно своему завещанию Булукян передал фонду собственность стоимостью 6 млн. евро: строительное предприятие, предприятие по производству пробок, предприятие по продаже минеральной воды, внушительную коллекцию живописи – около 500 картин, предметы старины, скульптуры, коллекцию медалей, старинную китайскую и французскую мебель и т.д. Он также завещал городу Лиону все движимое состояние и предметы искусства, находящиеся в имении La Malmaison, где до самой смерти жили супруги Булукян, с тем чтобы городские власти создали музей в 8-м округе Лиона. Однако Муниципальный Совет отказался от подарка.

Алтарь Апостольской Церкви Сурб Акоп (Saint Jacques) в Лионе

Сегодня таблички с названием фонда можно увидеть у дверей самых разных армянских организаций и школ. Это означает, что фонд играл и продолжает играть очень важную роль в их финансировании.

Всего полдня я в Лионе, а кажется, что гораздо дольше. Пока мы были в Благотворительном Союзе, успел пройти дождь, теперь снова светит солнце. Осталось только пережить постоянные пробки больших городов. К счастью, одна из таких пробок образовалась именно на площади Понсэ. Если вы бывали там после 2006 года, то уже угадали, почему нам повезло, а если нет, расскажу. 24 апреля 2006 года на площади Понсэ был открыт мемориальный памятник жертвам Геноцида. Памятник расположен во 2-м округе города по соседству со старинной часовней. Дело не обошлось без манифестаций и осквернений памятника со стороны турецких активистов. Долгое время шли большие споры по поводу возведения памятника, а потом и по вопросу охраны его от осквернений турецкими отрицателями Геноцида.

Говоря о памятниках, нужно отметить, что в Лионе и армянских пригородах города можно встретить множество напоминаний, связанных с Арменией и армянами. Первый памятник жертвам Геноцида 1915 года был воздвигнут в Десине в 1972 году. Творение лионского скульптора Робера Дарна (Robert Darnas) символизирует братство двух народов, армянского и французского, и стало одним из самых первых памятников в Европе, посвященных памяти Геноцида. В апреле 2005 года торжественно открыт памятник жертвам Геноцида и в Виллюрбане.

Церковь Сурб Акоп (Saint Jacques)

Важнейшими армянскими памятниками по праву считаются армянские церкви. Их не так много по всей Франции. Самые главные, конечно, находятся в крупных регионах, где сконцентрировано армянское население: Парижском, Марсельском и Лионском. В Десине действует церковь Сурб Мариам. Из-за нехватки времени мне, к сожалению, не удалось ее посетить. Зато мы посетили главную армянскую апостольскую церковь Лиона – Сурб Акоп, по-французски Сен-Жак, расположенную на углу улиц Андрэ-Филип и Армении. Сама церковь была закрыта, однако член приходского совета Жан-Жак Османджян из «Radio Arménie» провел нас по внутренним помещениям.

Надо сказать, что в армянской общине Франции, особенно среди научной и творческой интеллигенции, приверженность к церкви выражена слабее, чем, например, в общинах Ближнего и Среднего Востока. Здесь сказывается влияние традиций и особенностей французского общества.

«lyon egl» - Здание Церкви. Крест памяти жертв Геноцида 1915 года «aux arméniens morts pour la france lyon» – Памяти армян, погибших за Францию

Как правило, армянские школы в Диаспоре всегда создавались при церквях, по крайней мере при большинстве церквей с течением времени открывалась школа. Так обстоят дела и во Франции. Вход на территорию школы часто проходит через ворота в церковный двор. Армянские школы Франции не слишком отличаются от обычных общеобразовательных школ страны. Они имеют официальный контракт с Министерством образования, то есть обучают детей по государственной обязательной программе и вводят дополнительные обязательные шесть часов армянского, которые включают в себя язык, историю и культуру, пение и т.д.

Памятник жертвам Геноцида 1915 года на площади Antonin-Poncet, рядом с колоколней 1667 года, ЛионВ школе запрещено фотографировать детей без предварительного письменного разрешения всех родителей. Поэтому я не стала доставать фотоаппарат при виде маленьких черноглазых малышей, которые бегали по коридорам во время перемены и говорили то на французском, то на армянском в зависимости от того, какой преподаватель к ним подходил. Между собой они больше болтают на французском.

В школе Маркарян-Папазян нам удалось поговорить с директором школы госпожой Франсуазой Добэ, которая, кстати, не имеет абсолютно никаких армянских корней, но, видимо, из-за долгого опыта работы с армянскими детьми выглядела вполне армянкой.

– У нас сейчас учатся 193 ребенка, из которых 76 – в детском саду и 117 – в самой школе. Это дети от 3 до 10 лет. Дальше они продолжают учебу уже в колледже. К несчастью, пока в городе нет армянского колледжа, однако есть предложение о его создании.

Когда я начала работать, здесь было только три армянских класса. За 12 лет моей работы число классов увеличилось до восьми, число детей – с 90 до 193. Это очень положительная динамика, так как для заключения официального контракта с Министерством образования важно количество детей. Некоторые родители-армяне ни слова не знают по-армянски, а детей все равно приводят в армянскую школу. Но не все дети чисто армянского происхождения, многие из смешанных семей, есть и неармянского происхождения, французы и пр. В любом случае каждый ребенок должен учить армянский язык, историю и культуру – один час в день, это обязательный предмет. Если ребенок не из армянской семьи, я могу принять его только в детский сад. Общеобразовательная школа с шести лет подразумевает уже некоторое знание армянского, которое дается либо в семье, либо в детском саду. В среднем 2-3 ученика в классе не имеют армянского происхождения, они ходят в армянскую школу, потому что у них друзья армяне или они живут близко от школы. Неармянским родителям нравится еще и то, что их дети начинают учить иностранный язык, то есть армянский, еще в возрасте до 6 лет. У нас даже есть случаи, когда у детей из неармянских семей была намного лучшая успеваемость, чем у самих армян, изначально говорящих на языке.

Памятник жертвам Геноцида 1915 года в ЛионеВсе предметы преподаются на французском, как и в остальных школах, а армянский язык, уроки армянской истории и культуры ведут учителя, хорошо владеющие армянским, точнее западноармянским. Труд франкоязычных преподавателей оплачивается из госбюджета Министерством образования, проверки тоже проводят инспектора из министерства. Родителям, конечно же, приятно, что их дети изучают армянский, но намного важнее, чтобы у детей была хорошая успеваемость по всем предметам – это необходимо для продолжения учебы во французских колледжах, лицеях и вузах.

Труд преподавателей армянского оплачивается самой школой. Школа получает денежную компенсацию от мэрии города на детей, проживающих в Лионе, однако почти половина наших учащихся живет за пределами города. Так же обстоят дела и с обедами в школе: дети, проживающие в Лионе, имеют право на получение помощи по оплате обедов от мэрии, остальные – нет. Но мы стараемся помочь им, платит OGEA (Organisme de géstion de l’école arménienne – Организация по управлению деятельностью армянской школы), родители тоже платят. Существует взаимопомощь: некоторые родители, которые зарабатывают больше, оплачивают обеды другим детям. Иногда в таких случаях помогает Церковь. Как только заканчиваются деньги, обращаемся за помощью к Церкви – благо мы находимся на одной территории.
Родители также платят и за учебу детей. Оплата разная – в зависимости от доходов: от 30 до 110-120 евро в месяц. Мы никому не отказываем в учебе, даже если человек неимущий. Предназначение христианской школы – помогать всем. В таких случаях родители других детей помогают им, оплачивая учебу. У нас ведь учатся и дети беженцев.

Уровнем нашей школы обычно довольны все. После ее окончания наши дети поступают в лучшие колледжи Лиона и региона. Для тех, кто выбирает армянский как один из предметов для выпускных экзаменов и получения аттестата бакалавриата (бакалавриат во Франции – аналог аттестата об окончании средней школы. – Д.С.), в школе есть специальные занятия в субботу утром. У нас существует ассоциация бывших учеников, куда входят те, кто хочет и дальше посещать занятия по армянскому языку, чтобы потом сдать экзамен.

Проект будущего колледжа очень интересен, но это довольно серьезный и сложный вопрос. Для того чтобы заключить контракт с Министерством образования, необходимо иметь определенный минимум детей в колледже, а также необходимый квалифицированный преподавательский состав – преподавателей французского, английского, армянского и т.д. Есть и проблема здания для колледжа.


Наше паломничество по армянскому Лиону закончилось в редакции журнала "France-Arménie", где мы познакомились с сотрудниками журнала и поговорили с его создателем и бессменным руководителем Жюлем Мардиросяном. Об истории создания журнала, его читателях и будущих проектах мы уже писали в «АНИВ» № 1 (16).


19.30! Я снова на вокзале Part Dieu. Все заканчивается там же, где и начиналось. Прохожу мимо A-café, где меня утром встречала Одетт, и кажется, что это было неделю назад.

Средняя оценка:0/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>