вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Zildjian. Секрет звучащего сплава"

23.06.2006 Статья опубликована в номере №2 (2).
Комментариев:0 Средняя оценка:5/5

Zildjian

Без ритма нет музыки, особенно музыки современной. Если исключить из записи все остальные инструменты и оставить только ударные, знаток достаточно уверенно определит музыкальный стиль и примерное время исполнения с точностью до нескольких лет, оценит уровень игры всего ансамбля или оркестра. В составе ударной установки мы привыкли видеть разнообразные тарелки, слышать их на протяжении всей композиции. Откуда они взялись? Кто первый заставил их звучать так, как они звучат сегодня?

Этот музыкальный инструмент впервые появился на Востоке — в Китае, Индии, Османской империи. Турки использовали тарелки и большой барабан во время войны и торжественных воинских церемониалов. Главным в тарелках янычарского оркестра считался материал — сплав должен был громко и эффектно звучать, сохраняя прочность при мизерной толщине.

Тарелка ZildjianСегодня трудно представить, что еще в первой четверти двадцатого века тарелки слабо использовались в популярной музыке. Даже в джазе звон тарелок обычно лишь отмечал конец музыкального номера. Именно армянский род Зилджян сделал из тарелок важную составную часть ударной установки, достойную полноправного "голоса". Именно на тарелках марки "Zildjian" играли и играют до сих пор величайшие ударники джаза и рок-музыки. Сегодня компания "Zildjian" официально признана старейшим семейным бизнесом на территории США.


Все началось в 1623 году в Константинополе, именно здесь произошел настоящий переворот, который привел к созданию музыкальных тарелок в современном, всем знакомом виде. Доподлинно неизвестно, при каких обстоятельствах армянин Аветис открыл особый сплав меди, олова и серебра. Семейное предание гласит, что он был алхимиком и пытался получить золото. Секрета превращения в золото он не открыл, зато получил бронзу удивительно яркого, богатого обертонами звучания, того самого, что спустя три столетия было названо за океаном "зилджяновским" — знаменитого "Zildjian Sound".

Есть и другая, более правдоподобная, версия. По ней Аветис был сыном мастера обработки металла Керопе, который перебрался в столицу с черноморского побережья и стал руководить отливкой больших котлов для дворцовых нужд. Позднее сам султан Мустафа заказал Керопе тарелки для своей янычарской гвардии, которая поднимала с помощью этого звучного музыкального инструмента свой боевой дух и старалась сеять страх среди врагов. Новый, прекрасно звучащий сплав, изобретенный сыном Керопе Аветисом, так понравился султану, что он заплатил молодому мастеру 80 золотых и велел именоваться Зилджяном. Потомки Аветиса действительно носили фамилию Зилджян с турецким корнем и армянским окончанием. "Зил" по-турецки означает "музыкальная тарелка", "зилджи" — мастер по производству таких тарелок.

Многие другие мастера пытались разными ухищрениями добыть секрет чудесного сплава. Но в роду Зилджян "рецепт приготовления" никогда не доверялся бумаге. Его передавали устно от отца к старшему сыну. Секрет действительно стоило оберегать, ибо спрос на тарелки все больше возрастал.

Османские военные оркестры "мехтер" пользовались только зилджяновскими тарелками. Это продолжалось и после 1826 года, когда янычарский корпус был расформирован и все янычары истреблены по приказу султана. Еще в XVIII веке тарелки начали вводить в придворные оркестры Европы для создания, при необходимости, восточного колорита. Позднее, как музыкальная краска для восточной экзотики или торжественно-трагичной атмосферы античного мифа, тарелки нашли свое место и в оперной музыке. Впервые партия тарелок появляется в клавире оперы Глюка "Неожиданная встреча" (1764), затем в опере Моцарта "Похищение из сераля" (1782). Гектор Берлиоз вел тарелки в симфоническую музыку. Постепенно они перестали отождествляться с Востоком и получили постоянную "прописку" в любом оркестре. Окончательно закрепили использование парных тарелок Россини, Верди и Вагнер.

Параллельно с растущей популярностью экзотического инструмента расширялось зилджяновское производство. Начиная с 1851 года Аветис Второй решил активно рекламировать свою продукцию в Европе, лично представляя ее на различных международных выставках. В 1865 году впервые произошло небольшое отступление от традиции. Арутюн, старший из наследников, стал адвокатом в Стамбуле, и дело возглавил его младший брат Керопе, завоевавший славу одного из лучших специалистов в роду Зилджян. Со своими непревзойденно тонкими тарелками марки K.Zildjian Керопе также участвовал во многих европейских международных выставках, завоевав десятки медалей и дипломов.

Серия тарелок К.Zildjian выпускается и теперь по специальной технологии произвольной ковки с последующей отделкой. В отличие от большинства других серий, которые сегодня принимают окончательную форму под программируемым прессом, каждая из тарелок K. Zildjian вручную оббивается молоточком на наковальне, лежащей на деревянной колоде. Для такой тарелки характерно "суховатое", "матовое" звучание, широкий диапазон низких и интенсивные оттенки высоких частот. Она удивительно гибко реагирует на малейшие особенности техники исполнения, выгодно выделяя все нюансы игры настоящего мастера. Специально для симфонических оркестров на основе знаменитой серии К. Zildjian в недрах зилджяновской звуковой лаборатории недавно были созданы серия K. Constantinople и K.Constantinople Vintage.
 

Керопе

Но мы забежали вперед... После смерти Керопе в 1909 году во главе фирмы встал его младший брат Арам. Вскоре, как участнику армянского национально-освободительного движения, ему пришлось, спасаясь от ареста, бежать в Бухарест. Здесь он открыл новую фабрику, в то время как сестра Виктория управляла работой старой фабрики в стамбульском пригороде Саматия. Позже Арам вернулся в Турцию и снова возглавил основное производство, экспортируя продукцию по всему миру. В 1923 году с установлением в Турции республики было запрещено именовать Стамбул первоначальным названием Константинополь. Компании пришлось сменить торговую марку K. Zildjian Constantinople на K. Zildjian Istanbul.

АрамВ 1927 году произошло переломное событие в истории рода. Арам написал письмо в Америку племяннику Аветису, наследнику Зилджянов по старшей мужской линии, предложив тому возглавить семейный бизнес.
Аветис

Аветис уже не первый год жил за океаном и быстро усвоил американский дух предпринимательства. "Зачем работать на кого-то, если можно работать на себя", — объяснял он сыну. Поступив на кондитерскую фабрику, он очень скоро открыл собственное кондитерское производство. Аветис хорошо помнил, как его отец Арутюн отказался от наследственной привилегии, поскольку сложное и хлопотное дело перестало приносить достаточную прибыль. Беря пример с родителя, Аветис наотрез отказался переехать в Стамбул, но его жену предложение Арама вдохновило гораздо больше. Именно по ее настоянию супруг не ответил окончательным отказом, предложив перевести производство в США. Неожиданно Арам согласился. Колоритный толстяк, совершенно лысый, с седыми усами и бородкой-эспаньолкой сам приехал в Америку, чтобы помочь племяннику на первых порах.

Компания "Avedis Zildjian Co" была основана в 1929 году в Куинси, штат Массачусетс. Казалось, все складывается удачно — в Америке окончательно наступила "эра джаза". Аветис Третий (третий по счету Аветис во главе семейного бизнеса) стал лично посещать крупнейшие музыкальные магазины и получать заказы... Но тут началась Великая Депрессия со всеми ее "прелестями" — безработицей, банкротствами. Закрывались тысячи заводов и фабрик, не говоря уже о мелких предприятиях.

Джин КрупаАветис не сдавался, он сам трудился на собственном производстве, участвуя во всех циклах от плавки до проточки — а ведь работа велась по традиционной технологии, и труд был далеко не легким. "Продукт" проходил несколько этапов. Сначала бронзовый сплав разливался по формам, где застывал большими толстыми блинами. Потом блины больше десяти раз подвергались горячей прокатке, в них выпрессовывались чашки. Ковка тогда была не машинной, а ручной, что придавало каждой тарелке индивидуальное звучание. При последующей проточке на внешней стороне тарелки нарезались канавки, влияющие на распространение звуковых волн. Только потом специальные работники проверяли ее звучание, и на изделии ставилось клеймо.

Увлеченность Аветиса Третьего новым делом возрастала все больше. Он лично познакомился с самими известными джазовыми ударниками тех лет — Реем Бодиком (Ray Bauduc), Чиком Уэббом (Chick Webb), Джо Джонсом (Joe Jones). Но ближе всех он сошелся с Джином Крупой (Gene Krupa), легендарным ударником оркестра Бенни Гудмена (Benny Goodman). Джин часто гостил у Аветиса, подбирал для себя тарелки прямо в цеху, а потом они вместе с хозяином фирмы отправлялись на водную прогулку на зилджяновской лодке с восточным именем "Махал".

 

Луи Беллсон, 1985
 

У Джина Крупы возникало множество новых идей по поводу использования тарелок в ударной установке — например, он хотел передать тарелкам метрические функции большого барабана. Чтобы удовлетворить потребности знаменитого ударника, Аветис создал тарелку "Paper Thin" (в переводе — "толщиной бумаги") уникальную по чистоте и быстрому угасанию звука — вскоре уже многие джазовые ударники стали держать ритм именно с помощью тарелки. Крупа помог ввести в употребление новые разновидности тарелок, которые были изобретены Аветисом и стали потом общеупотребительными — splash, ride, crash, hi-hat, sizzle.

АрманСоздавая новую продукцию, Аветис консультировался и с другими великими маэстро ударных. Джо Джонс из оркестра Каунта Бейси (Count Basie) помог усовершенствовать тарелку hi-hat. О своем видении игры на ударной установке Аветису рассказывали Бадди Рич (Buddy Rich), возглавлявший собственный биг-бэнд, и легендарный Луи Беллсон (Louis Bellson), которого авторитетный музыкальный критик Леонард Фезер (Leonard Feather) назвал "одним из величайших ударников в истории джаза". Все они относились к Аветису с огромным уважением, считая его одним из отцов-основателей современной индустрии производства ударных инструментов.

Случались и неприятности. В 1939 году взорвался котел в соседней прачечной, пожар уничтожил большую часть зилджяновской фабрики. Однако уже через пять дней Аветису удалось снова запустить производство. В другой раз, когда он сам зажигал рано утром печь, произошла вспышка газа. Аветис попал в больницу c ожогом, но в полдень вернулся на работу с полностью забинтованным лицом и стал, как обычно, выписывать счета.

РобертВо время второй мировой войны компания "Zildjian" получила государственный заказ на обеспечение тарелками военных оркестров всей страны. Заказ поступил и от британского Адмиралтейства. Такие заказы были особенно важны, поскольку олово и медь распределялись только департаментом военной промышленности — при отсутствии заказов для вооруженных сил фабрику пришлось бы закрыть.

В целом "эра свинга" привела к большому росту объемов выпуска тарелок, и зилджяновский бизнес окончательно упрочился на американской почве. Многие десятилетия Аветис увлеченно занимался делом всей своей жизни. В 1976 году он передал руководство фабрикой своему сыну Арману, но продолжал трудиться полный рабочий день до самой своей смерти в возрасте девяноста лет. Сразу же после своей кончины в 1979-ом Аветис Зилджян был избран в Зал Славы "Общества перкуссионного искусства" (Percussive Arts Society).

Бадди Рич

"Я многому научился от отца, — признавал Арман. — Он был решительным человеком и проницательным бизнесменом — прирожденным лидером. При этом отец отличался скромностью и теплотой в отношениях с людьми. Он любил рассказывать истории из своей жизни, не переставал удивляться, насколько все изменилось вокруг с тех пор, как он мальчишкой наблюдал за караванами верблюдов, входящими в Стамбул... Он был сыном древнего народа и верил в самоотверженный труд". (Аветис действительно гордился своим происхождением, как и армянская община гордилась своим членом: в 1976 году Армянский комитет по празднованию двухсотлетия Соединенных Штатов присудил Аветису Зилджяну памятную медаль за достижения в области музыкального искусства).
 

Арман Зилджян был не менее замечательной фигурой, чем его отец. Он начал трудиться на фабрике с 14-ти лет, проводя здесь школьные каникулы. Работал в плавильной, ставил фирменное клеймо на готовую продукцию, проверял, как звучат тарелки hi-hat. Вернувшись из Филиппин, где он служил во Вторую мировую войну, он сразу же отправился работать на семейный завод в Северном Куинси. В шесть утра заходил в плавильню, а в перерывах между плавками принимал заказы. Однажды, исполняя заказ из Швеции, ему пришлось прослушать подряд 276 пар тарелок hi-hat. Потом Арман часто вспоминал, какой звон стоял у него в ушах, когда он возвращался домой. Он создал модель успешного бизнеса, которую воспроизвели многие компании в области производства музыкальных инструментов.

Музыка была его страстью, "всегда оставаться рядом с музыкой" стало его девизом. Он неизменно прислушивался к пожеланиям музыкантов и гордо заявлял: "Они получают от меня то, чего хотят".

"У Армана был огромный запас любви, — вспоминает Питер Эрскин. — Любви к жене и детям, любви к большой семье Зилджян — сотрудников компании, энтузиастов и мастеровых. В его компании никогда не было резкой границы между рабочими и менеджерами, она работала по другим принципам. Сознательно или нет, но именно Арман создал "drumming community" — сообщество людей, так или иначе связанных с ударными инструментами".

"Фирменный" смех и скрежетание его возгласа: "Чудесно, бэби!" родились во время бесчисленных часов дружеского общения с дорогими его сердцу музыкантами, когда приходилось перекрикивать звон и грохот испытываемых тарелок. Один из барабанщиков всего пару раз "пересекавшийся" с Арманом, вспоминает: "Несмотря на полное отсутствие рекомендаций, он сразу отнесся ко мне, как к собрату по музыке. Потом, позже, он прислал нашей семье соболезнования в связи с постигшим нас горем".

Ветеран компании Джон Де Кристофер свидетельствует: "Самый большой урок, усвоенный мною от Армана — урок уважения. Он оказывал уважение всем, независимо от того, какую музыку играли эти люди и насколько успешно шли у них дела". Дружбу с Джином Крупой Арман унаследовал от отца. Его тесные отношения с Бадди Ричем, еще одной иконой джаза, все называли братскими. "Я никогда не слышал, чтобы Арман плохо о ком-то отзывался, — говорит другой его близкий друг, бывший директор NAMM (National Association of Music Makers) Ларри Линкин. — Так приятно было находиться с ним рядом. Всегда с улыбкой на лице, огоньком в глазах, готовый рассмеяться и насладиться вместе с вами кратким мигом бытия. Он умел и работать и отдыхать на полную катушку!"

Сама работа была для Армана радостью. Мастер приемки и контроля тарелок Леон Чьяппини вспоминает, что Арман любил взять в руки трубу и разразиться в середине рабочего дня импровизированным соло. В совершенстве владея игрой на фортепиано и ударных, он мог в любой момент по настроению заняться в офисе музицированием.

В области игры на тарелках и их производства Арман обладал поистине энциклопедическими знаниями, он следовал завещанным традициям, одновременно примеряясь к новым запросам рынка. "Отец был просто влюблен в продукцию компании, — вспоминает Крэйги Зилджян. — Он не мог равнодушно пройти мимо тарелки, обязательно должен был испробовать, как она звучит. У себя в кабинете он держал несколько лучших, по его мнению, тарелок и время от времени заставлял их звенеть — будто общался со старыми друзьями. Вообще-то ему скучно было в офисе. Ему хотелось находиться в цеху, наблюдать за изготовлением продукции, ведь он сам занимался этим в молодости. Он восхищался своими работниками и пользовался их огромным ответным уважением — все знали, что мой отец своими руками проделывал когда-то каждую операцию".

Однажды в городе давал концерт биг-бэнд Бадди Рича. Арман скупил лучшие места, нанял автобус и привез всех сотрудников компании послушать знаменитый оркестр. "Мы прекрасно провели время, — рассказывал он потом. — Мне хотелось, чтобы каждый парень с фабрики понял важность своей работы, увидел, как используется творение его рук".

 

Алекс Акуна
 

"Арман любил тарелки, как настоящий ударник, — вспоминал Макс Роуч (Max Roach). — Его глаза зажигались, когда ему удавалось нечто ухватить. Вы просто обязаны были это услышать. Оставалось только выхватить палочки у него из рук — дай-ка я попробую!"

Многолетнее тестирование тарелок выработало у Армана своеобразную технику игры. "Иногда он показывал мне сверхъестественные приемы, — признавался Роуч. — Из него мог бы выйти великий ударник". По словам мастера тестирования Ленни ди Мьюзио работники фабрики сравнивали технику хозяина с техникой Луи Беллсона и Бадди Рича, когда те приходили выбрать себе тарелки. Арман не уступал им в скорости. Если же говорить об игре на тарелках ride, тут он мог всех заткнуть за пояс.

Арман понимал необходимость поднять производство на новый технический уровень. По общему мнению всех, кто имел отношение к фирме, это должно было произойти при его жизни, только Арману было под силу решить столь масштабную задачу. Миллионы долларов потребовались для установки ротационных печей, молотов с компьютерным управлением и нового оборудования для плавильни. Арман всегда повторял, что одна партия плохих тарелок может все разрушить. Ему удалось модернизировать оборудование, сохранив завоеванную за долгий срок репутацию торговой марки. "Я за автоматизацию до тех пределов, пока она не идет в ущерб качеству, — говорил он в сентябре 2002-го. — Сейчас наши тарелки лучше, чем когда-либо прежде".

Главным достижением Армана стали образцы нового звучания, которое он не переставал искать. Даже тогда, когда здоровье его ухудшилось, он спешил уловить новые веяния в музыке. Именно об этом он говорил в последнем своем интервью. "Какую музыку будут завтра играть, какое звучание окажется востребованным?" Еще при жизни, в 1994 году, Арман удостоился чести попасть в Зал Славы PAS и оказаться там вместе с отцом.

В отличие от своих предков, Аветис передал секрет производства сразу двум сыновьям: Арману и Роберту. Как и старший брат, Роберт начал трудиться на фабрике еще подростком. Отец платил ему два доллара в день, пятьдесят центов наличными, остальное переводил на сберегательный банковский счет. Потом были военные дороги Европы,Чарли Уоттс("Rolling Stones") демобилизация после победы над фашизмом и возвращение к учебе в Дартмут, где молодой Зилджян специализировался по истории и философии. И снова родная компания. Роберт сменил здесь много должностей: работал бухгалтером, руководителем рекламной службы и службы продаж, отвечал за контакты с музыкантами, много ездил по стране. "Мы с женой каждый год отправлялись на Национальную конференцию музыкального образования и четыре-пять дней проводили на ногах возле стенда компании", — вспоминает он.

В 1968 году по поручению отца Роберт основал фабрику "Azco" в Медактике (Канада), где тарелки выходили под маркой Zilco, сюда же вскоре был частично переведен выпуск некоторых основных серий компании. В том же году Роберту было доверено выкупить для компании "Avedis Zildjian Co" все одноименные торговые марки, в том числе K. Zildjian.

Дело в том, что одна из ветвей семьи осталась в Стамбуле и продолжала там выпуск тарелок, вначале в районе Едикуле, затем Байрампаша. Еще в 1926 году, незадолго перед своим отъездом в Америку, Арам Зилджян предоставил эксклюзивные дистрибьюторские права продажи тарелок в США компании "Fred Gretsch Co". С тех пор она продолжала импорт тарелок K. Zildjian из Турции, конкурируя на американском рынке с "Avedis Zildjian Co". С конца 40-х до начала 60-х ударники популярнейшего джазового стиля "Be-bop" предпочитали более сумрачные и тепловатые тона зилджяновских тарелок ручной работы из Стамбула. Звучание "K" из Стамбула теперь можно услышать на множестве классических записей той поры — у Арта Блейки (Art Blakey), Мела Льюиса (Mel Lewis), Филли Джо Джонса ("Philly" Joe Jones), Тони Уильямса (Tony Williams), Элвина Джонса (Elvin Jones), Арта Тейлора (Art Taylor).

Стамбульская компания продолжала работу до 1975 года, когда у нее возникли серьезные проблемы с властями на волне крайнего национализма, поднявшейся в Турции после кипрского кризиса. Отправившись в турецкую столицу, Роберт вывез оттуда весь персонал фабрики, чтобы перевести в Канаду выпуск марки K. Zildjian Istanbul. В Канаду эмигрировали и хозяева стамбульского предприятия, двоюродные братья Аветиса Керопе и Микаил Зилджяны с сыновьями, оживив за океаном отчасти подзабытые секреты стопроцентно ручного производства. (Кстати, сегодня хозяева двух турецких компаний по производству музыкальных тарелок утверждают, что они в свое время работали на фабрике Микаила Зилджяна и усвоили там многие тонкости производства).

На короткое время все ветви семьи объединились в рамках единого бизнеса. Однако в 1981 году, через два года после смерти Аветиса, произошел конфликт, и каждый из двух его сыновей пошел своей дорогой. У Армана остались все торговые марки Zildjian и отцовская фабрика в Массачусетсе, Роберт основал независимую компанию "Sabian, Ltd" (по начальным буквам имен троих своих детей — SA-lly, BI-lly, AN-dy) и приступил на канадской фабрике к выпуску тарелок под одноименной маркой Sabian, в том числе оригинальной серии восьмиугольных тарелок Roctagon. Здесь же, в Медактике, Нью-Брунсвик, недавние эмигранты Керопе Зилджян с сыном выпускали серию НН.

Начало 80-х было непростым временем для производителей ударных инструментов, в связи с модой на электронные барабаны. Компании "Sabian" пришлось начинать в такую же непростую пору, как когда-то компании "Avedis Zildjian". Но Роберт справился не хуже деда и к началу 90-х превратил свое детище в одно из крупнейших мировых предприятий по производству музыкальных тарелок с отделениями в Канаде, США и Европе. "Наша марка только появилась на рынке, и нужно было особенно постараться, чтобы она привлекла к себе музыкантов", — объясняет Роберт. Вместе со своим помощником Диком Дэйном он изобрел новый способ прессовки тарелок. В результате сотрудничества с такими барабанщиками как Джек Дежонетт (Jack DeJohnette) и Кармин Эппайс (Carmine Appice) родилась идея "подписных серий". На тарелках фирмы "Sabian" (серия Sonix) играют такие культовые исполнители, как барабанщик группы “Red Hot Chilly Peppers” — Чед Смит (Ched Smith). Журнал "Modern Drummer" назвал "Sabian" самой новаторской компанией по производству музыкальных тарелок.

 

Шерман Фергюсон
 

Приверженность Роберта зилджяновскому делу никогда не уступала приверженности отца и брата. Дух коллективизма присущ и ему, он считает "Sabian" одной большой семьей и говоря обо всех аспектах бизнеса постоянно употребляет слово "мы". Его малая семья стала частью большой, когда сыновья Энди и Билл один за другим поступили работать на фабрику. По словам Энди любимый девиз его отца: "Бизнес — это семья, семья — это бизнес". Все отмечают удивительные энергию и "драйв" Роберта. Он охвачен фамильной любовью к музыке и ко всем, кто имеет к ней отношение. Совершенствуя свою продукцию, он стремится внести посильный вклад в движение искусства вперед.

КрейгиДеббиНо это еще не все зилджяновское производство на сегодняшний день. В 1986 году Арман открыл фабрику по производству барабанных палочек, которые сразу завоевали признание в музыкальном мире. Совместно с компанией "Noble& Cooley" выпущены эксклюзивные малые барабаны с корпусами из того же сплава, что используется для тарелок серии Zildjian A. Совместно с компанией "Barcus-Berry Electronics" создана специальная система подзвучки тарелок ZMC-10.

Если говорить о новом поколении семьи, Арман отказался еще от одной важной особенности давней традиции — передавать секрет чудесного сплава только по мужской линии. Сын Армана Рэб покинул компанию в 1985 году, чтобы заняться другим бизнесом. После смерти отца он остался главным акционером, однако теперь все большую роль в управлении компанией играют женщины — две дочери Армана. Вице-президент компании Дебби Зилджян заведует процессом плавки — она стала первой женщиной, посвященной в тайну правильных пропорций 380-ти летней давности. Крейги Зилджян стала в 1999 году первой женщиной на должности исполнительного директора компании, ныне она председатель Совета директоров.

Крейги, Арман и Дебби Зилджян

Итак, мужская линия наследования больше не является в компании исключительной. Одна традиция потеряла свою актуальность, зато крепнет другая, новая — традиция музыкального спонсорства, активного участия в жизни музыкального сообщества. Уже привычным стал праздник ударных инструментов под названием "День Зилджян", уже не первый год действует "Холл Зилджян" — место, где исполнители на ударных могут подобрать себе комплект тарелок в помещении с акустическими параметрами студии. Учреждены Благотворительный фонд семьи Зилджян; стипендии имени Аветиса Зилджяна для тех, кто изучает искусство игры на ударных в лучших музыкальных школах США; стипендии имени Керопе Зилджяна для студентов-"ударников", которые специализируются в симфонической музыке; общеамериканская премия выдающимся барабанщикам.

Дебби Зилджян и Луи Беллсон

Если говорить только о тарелках с узнаваемым зилджяновским лейблом компании, их ряд охватывает весь спектр современной музыки: от классики и джаза до "металла" и хард-рока, от латинских стилей до панка и "альтернативы", от поп-музыки до фьюжн, от фанка до кантри. Кроме уже упомянутых нами великих имен можно назвать джазовых ударников Сида Кэтлетта (Sid Catlett), Кенни Кларка (Kenny Clarke), Кози Коула (Cozy Cole), Роя Хейнса (Roy Haynes), Элвина Джонса (Elvin Jones), Шелли Мэнна (Shelly Manne), Затти Сиглтона (Zutty Singleton). По тарелкам Zildjian стучали барабанщик Джимми Хендрикса (Jimi Hendrix) Митч Митчелл (Mitch Mitchell), ныне здравствующий ударник "Beatles" Ринго Стар (Ringo Starr), Чарли Уоттс (Charlie Watts) из "Rolling Stones", Джинджер Бейкер (Ginger Baker) из "Cream", Ларс Ульрих (Lars Ulrich) из "Metallica". И еще Томми Олдрайд (Tommy Aldride), Джейсон Бонхэм (Jason Bonham), Уильям Калхун (William Calhoun), Винни Колайута (Vinnie Colaiuta), Стив Смит (Steve Smith), Омар Хаким (Omar Hakim), Трилок Гурту (Trilok Gurtu), Джино Акияма (Gino Akiyama), Брайан Мантиа (Brian Mantia), Питер Эрскин (Peter Erskine), Денис Чэймберс (Dennis Chambers), Дейв Бакнер (Dave Buckner), Трэвис Баркер (Travis Barker), Стив Гэдд (Steve Gadd), Дэйв Уэкл (Dave Weckl), Нейл Перт (Neil Pert).
 

Ларс Ульрих ("Metallica")
 

Эл Фостер

Зилджяны выпускают тарелки на любой вкус. Более дорогие имеют повышенное содержание олова — до двадцати процентов. Но самой важной добавкой является серебро — чем больше его содержание, тем ниже тембр, тем больше в нем "матовости". Сегодня выпускаются недорогие серии тарелок с "фирменным" звуком: ZILDJIAN PLANET Z и ZILDJIAN EDGE. Не слишком нагрузит бюджет исполнителя серия ZBT, выполненная по новой "бронзовой технологии". Популярнейшей в мире и эталонной для компании стала серия А.ZILDJIAN (Avedis) с блестящим, светлым и полновесным звучанием. Его можно услышать на записях таких классических рок-групп, как "The Doors", "Grand Funk", "Nazareth" и др. Серия A.CUSTOM имеет особо малую толщину и современный оттенок тембра благодаря методу ротационной ковки. Из-за мощного звука, пробивающего любые преграды, серия Z.CUSTOM особо почитаема среди современных хард-рокеров. Это толстые тарелки без тональной проточки, с компьютерной ковкой и покрытием Brilliant. Серия ZILDJIAN SOUND EFFECTS позволяет использовать экзотические тембры, серия ZILDJIAN ORIENTAL — специфическое "китайское" звучание. Сотрудничество компании со знаменитым перкуссионистом Алексом Акуной (Alex Acuna) позволило разработать серию ZILDJIAN AZUKA для латиноамериканской и афро-кубинской музыки.
 

Стремление к совершенству — самый чудесный дар человека. Вдвойне чудесно, когда этот дар передается по наследству вот уже почти 400 лет.

 

Средняя оценка:5/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>