вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Падение Карса" (продолжение) - Гавриил КОРГАНОВ

23.06.2006 Гавриил Корганов Статья опубликована в номере №2 (2).
Комментариев:0 Средняя оценка:0/5

Продолжение. Начало в №1 (1) 2005 г.

В 11 часов полковник Морель снова был отправлен из крепости для продолжения переговоров с турками, прерванными вечером предыдущего дня, из-за указаний Вехиб-паши.

Между Петровкой и Владикарсом полковник Морель встретился с полковником Кязим беем, командиром турецких войск, действующих в направлении Карса. Последний заявил, что согласно полученным от высшего командования инструкциям, турецкие войска, действующие против Карса, получили приказ остановиться на расстоянии 2 км от фортов крепости. Что касается вопроса о демаркационной линии, он может быть решен лишь после установления сроков и других условий эвакуации Карса и Карской области войсками закавказского правительства. Признав Брест-Литовский договор, оно обязано принять меры для незамедлительной эвакуации всей территории Карской области, которая по договору принадлежит Турции. Развивая дальше этот тезис, Кязим Бей заявил, что установление специальной линии демаркации непосредственно в районе крепости не является необходимым. Согласно договоренности между турецким и закавказским правительствами, расположение армянских войск зафиксировано по линии фортов крепости, турецких войск — на расстоянии 2 километров от фортов.

Во время этих переговоров военные действия продолжались и принимали упорный характер, особенно у деревни Мазра. 
Турки пытались прорваться к железной дороге и таким образом завершить окружение крепости. Но турецкое нападение было повсеместно остановлено, главным образом, интенсивным огнем крепостной артиллерии.

Полковник Морель вернулся после второго пребывания у турок к 18 часам, без какого-либо протокола своих переговоров, готовый представить лишь устный отчет.

В семь часов комендант крепости получил приказ правительства позволить туркам подойти к линии фортов на расстояние двух километров. Он снова отправил полковника Мореля на этот раз с поручением добпться согласия турок оставить открытым северо-восток крепости, шоссе и железную дорогу до Александрополя.

В третий раз полковник Морель отправился на переговоры с турками к 20 часам 24 апреля, примерно в то же самое время, когда премьер-министр Чхенкели отправлял Вехиб-паше телеграмму № 12255:

Все ваши условия приняты Закавказским правительством. Отданы приказы о прекращении военных действий, отправлены парламентеры. В районе Карса командующий турецкими войсками недостаточно ясно составил условия перемирия, указав, что закавказские войска должны отступить до линии в двух верстах перед фортами. По этой причине, когда турецкие войска начали продвижение, командующий крепостью понял их маневр как нарушение соглашения, вслед за чем последовала стрельба. В настоящее время приняты меры, чтобы положить конец всяким недоразумениям. Кроме того, турецкое командование у Карса заявило, что оно блокирует Карс с северо-востока, что, вне всякого сомнения, рождает трудности для условленной эвакуации Карса, которая уже началась.

Принимая во внимание вышесказанное, я настоятельно прошу вас дать приказ вашим подчиненным не создавать трудности и излишние осложнения, которые в нынешних обстоятельствах могут привести к бесполезному пролитию крови. Для эвакуации Карса я считаю необходимым месяц, и вас прошу передать безотлагательно ваше согласие. Чхенкели.

Карс

В этих обстоятельствах переговоры армянского командования с турками не имели больших шансов на успех. Тифлис сразу согласился с требованиями турок, не советуясь с главнокомандующим, который таким образом лишался всякой свободы действий.

Новая встреча полковника Мореля с турецкими парламентерами имела место в Бегли-Ахмеде.

Турецкий парламентарий от имени Вехиб-паши поставил следующие основные требования:

1. Сдача фортов на левом берегу Карс-чая, 25-го апреля, к полудню по Константинопольскому времени, сдача других фортов к вечеру того же дня;
2. Эвакуация Карсской крепости войсками Закавказского правительства в течение 25-го апреля;
3. Отход этих войск за реку Арпачай в трехдневный срок после выхода из крепости.

Полковник Морель настаивал на увеличении этих сроков. Ввиду разбросанности войск, представлялось исключительно трудным организовать отход вовремя. К тому же надо было организовать эвакуацию 20 000 беженцев, покидавших Карс. Турецкий парламентер, не располагавший достаточными полномочиями, согласился просить инструкций у Вехиб-паши. Он добавил, что при отсутствии ответа до утра 25-го апреля, командование крепости должно исполнить предъявленные требования, в противном случае турецкие войска продолжат свое движение вперед.

К 2 часам ночи, когда полковник Морель вернулся обратно, комендант Карса получил от командующего Армянским корпусом следующую телеграмму:

Посылаю вам телеграмму, только что полученную от главнокомандующего: "Ввиду вероятности полного окружения Карса и абсолютной невозможности прояснить приемлемые условия эвакуации, которая окончательно решена правительством, приказываю вам предоставить полную свободу коменданту крепости для отвода войск в сторону Александрополя: они остановятся на промежуточной позиции и там же окопаются. 12.256, 25 апреля, 23 часа 55 минут. ЛЕБЕДИНСКИЙ".

Таким образом, я оставляю на ваше усмотрение решение вопроса касательно необходимости и сроков эвакуации из Карса его гарнизона. 25 апреля, 1 час 30 минут, № 829. НАЗАРБЕКОВ.

 

Принимая во внимание эту телеграмму, а также общую ситуацию, комендант решил согласиться с условиями Кязим-бея, но еще раз отправил полковника Мореля с очередной попыткой получить отсрочку для передачи фортов — на левом берегу Карс-чая до вечера 25-го апреля, остальных до вечера 26-го апреля.

В 5 часов утра полковник Морель четвертый раз отправился к туркам.

Командующий Армянским военным корпусом утвердил решение коменданта крепости сдавать форты. В то же время он приказал передать после эвакуации крепости все боеспособные части гарнизона Карса под начало командующего 1-й армянской стрелковой дивизии, который со своей стороны должен был держаться, во что бы ни стало, на позиции Мазра — Везинкёй. Комендант крепости получил приказ оставаться в Карсе, чтобы наблюдать за эвакуацией материальной части.

Правительство было настолько убеждено в согласии турок на эвакуацию материальной части, что командующего корпусом заставили поверить в это и давать соответствующие приказы. Однако было более чем наивно рассчитывать, что победители разрешат вывезти вооружение и боеприпасы, облегчив закавказскому правительству продолжение войны. Даже при таком безрассудстве турок эвакуация материальной части крепости была практически невозможна ввиду полного отсутствия рабочих рук и транспортных средств после оккупации Карса.

В 9 часов утра комендант крепости получил турецкий отказ на свое предложение о продлении срока сдачи фортов. Все распоряжения были сделаны заранее, и эвакуация фортов была завершена к 16 часам 25 апреля.

Войска покинули Карс, но комендант крепости вместе со своим штабом и администрацией крепости оставались на месте.

В 21 час вечера 25 апреля в Карс вошла первая турецкая воинская часть — стрелковый батальон 11-й пехотной дивизии.

Город пал. После падения Карса борьба за обладание Карсской областью фактически была завершена. Во время эвакуации командующий армейским корпусом получил следующую телеграмму:

Довожу до вашего сведения, что Карсская область должна быть эвакуирована нашими войсками до границы по реке Арпачай, и форты, расположенные на правом берегу Арпачая, должны быть разрушены. Правительство начало переговоры с Турцией, о месячном сроке на эвакуацию всей материальной части Карсской крепости, и недельном сроке для отступления войск за пределы Карсской области. Премьер-министр Закавказского правительства ЧХЕНКЕЛИ. Исполняющий обязанности военного министра ОДИШЕЛИДЗЕ.

Не поставив предварительно условия перемирия и заранее согласившись на все условия противника, Заказвказское правительство продолжало питать иллюзии, что победитель согласится выпустить всю военную материальную часть крепости, захваченной им согласно безжалостному военному праву.
 

***

Несмотря на желание выполнить все условия перемирия отступающие армянские войска не смогли остановить военные действия.

Мы уже видели, что 24-го апреля позиция, занятая армянскими войсками, представляла дугу, выпуклой стороной п
овернутой к врагу, от Мазры через Карс до Везинкёя.

В течение всего дня, до наступления ночи, битва продолжалась. Некоторые части Бегли-Ахмедского отряда не удалось собрать воедино раньше 3 часов утра 25-го числа, другие собрали на заре. 

Карс Моральное состояние войска серьезно ухудшилось; возможность вторжения турок в их очаги занимало все умы. Слабые духом начали дезертировать. Отход на линию деревень Мазра — Кала-Кёй выполнялся медленно.

Несмотря на постоянное давление врага, необходимо было удержаться на этой линии, чтобы сделать возможным отступление обозов с беженцами, вышедшими из Карса в 4 часа утра 25-го апреля.

Первый кавалерийский полк и части 4-го пехотного полка должны были охранять обозы от возможных атак курдов, которые действовали за спиной отряда. Вскоре колонна была атакована турками, которым удалось прорваться до шоссе, недалеко от деревни Прохладное, но ситуация была восстановлена контратакой частей 4-го пехотного полка.

К вечеру 25 числа турки захватили деревню Мазра и высоты к северо-востоку от нее, тогда как курды вторглись в деревню Романово. Правый фланг Бегли-Ахмедского отряда вследствие этого был вынужден направиться назад в сторону станции Мазра, чтобы линия обороны отряда шла от этой точки до деревни Кала-Кёй. Эта линия была занята, начиная с правого фланга: особым батальоном русских офицеров, 7-м и 8-м полками армянской пехотной дивизии, остатками Эрзерумского и Эрзинджанского полков, затем частями 1-й армянской пехотной дивизии и 2-м армянским кавалерийским полком около деревни Кала-Кёй.

Согласно приказам командующего армейским корпусом, части Карсского гарнизона должны были соединяться с Бегли-Ахмедским отрядом по мере эвакуации крепости; но этот приказ исполнялся с задержками, связанными с дезорганизацией службы связи.

Утром 26-го числа турки начали атаку у деревни Мазра, обходя правый фланг отряда и серьезно угрожая коммуникациям с Александрополем. Эта опасность заставила генерала Тер-Акопова отступать, несмотря на то, что турецкая атака была отбита, и концентрировать вечером 26 числа войска в Башкадикларе.

В течение 27-го апреля отряд продолжал свое отступление к Александрополю и занял район деревень Кизил-Чахчах, Узун-Килиса и Тигнис, прикрывая фланги кавалерией.

28-го апреля, руководствуясь условиями соглашения, отряд пересек реку Арпачай, предварительно разрушив старый форт на правом берегу.

Бегли-Ахмедский отряд был расформирован, и войска заняли следующие позиции: 1-я пехотная дивизия со своей артиллерией, под командованием генерала Арешева обосновалась в деревнях Топарли, Конак-Кран, Дуз-Кенд, Тапа-Долак, Каракилиса, восточнее Александрополя; 7-й и 8-й пехотные полки вместе с остатками Эрзерумского и Эрзинджанского полков и кавалерийская бригада оставались в Александрополе.

Реку Арпачай южнее Александрополя охраняла 2-я особая бригада (Хнусский и Каракилисский полки).

 

*** 

Выше мы видели, что комендант крепости генерал Деев и несколько офицеров его штаба остались в Карсе, чтобы передать крепость туркам и обеспечивать защиту населения. Кроме этого они должны были при возможности осуществить эвакуацию материальной части.

26-го апреля в 13 часов в Карс прибыл полковник Кязим-бей, командующий турецкими войсками, действовавшими против крепости, и в тот же день состоялась его встреча с генералом Деевым.

Условились, что все, еще находящиеся в Карсе, офицеры и солдаты, независимо от национальности будут свободны остаться или отправиться в Александрополь. Но вечером 27-го апреля Кязим-бей внезапно нарушил это соглашение, информируя генерала Деева, что военные всех чинов должны концентрироваться в местах, указанных турецкими властями, армяне отдельно от других. Он объяснил этот приказ как репрессивную меру против армян, обвинив их в жестокостях против “мирного” мусульманского населения.

Однако вследствие энергичного протеста генерала Деева против подобного нарушения одного из условий акта сдачи, колонна, состоящая из 100 офицеров, 500 солдат (150 из них вооруженные) и 450 жителей Карса (армяне и греки) смогла 30-го апреля покинуть город в направлении Александрополя под эскортом роты 11-й дивизии. Первого мая колонна дошла до Одинцово, 2-го числа под эскортом батальона 5-й дивизии — до Тигниса и 3-го мая — до Александрополя.

По распоряжению генерала Назарбекова весь личный состав артиллерии, инженерных частей и телеграфа Карсской крепости были оставлены в Александрополе для подкрепления местного гарнизона. Генерал Деев со своим штабом отправился в Тифлис.

(перевод с французского)


От редакции: Зачем мы вспоминаем о таких тягостных моментах истории, как сдача туркам первоклассной крепости и города Карс? Из каждого поражения нужно извлекать уроки. Не в первый и не в последний раз армянские политики решили, что Армении не выстоять в одиночку, ей нужны союзники, ей нужно существовать в рамках более крупного государственного образования. Не в первый и не в последний раз мы “наступили на те же грабли” — во всяком таком “союзе” наши интересы неизбежно становятся разменной монетой. Буквально через месяц армяне остались одни на гораздо более худших позициях, чем под Карсом. Нам неоткуда было ждать помощи, зато никто не имел полномочий ничего решать за нашей спиной. И тогда настали победные дни Сардарапата и Баш-Апарана...

Карс

Средняя оценка:0/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>