вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Человек из железа" - Интервью с Лехом ВАЛЕНСОЙ

23.06.2006 Статья опубликована в номере №2 (2).
Комментариев:0 Средняя оценка:0/5

Лех Валенса. Интервью журналу "АНИВ"

В этом году по всему миру отмечался четвертьвековой юбилей польской "Солидарности". Для тех, кто помнит, как все было, неоспорим вклад первого свободного профсоюза в странах "соцлагеря" и всего польского народа в лавину последовавших затем перемен в Европе и мире. Лидером "Солидарности" и первым президентом новой Польши был Лех Валенса. В апреле этого года он прибыл в Ереван на международную конференцию в связи с 90-летием геноцида.

Узнав об этом, мы подготовили несколько вопросов и решили заочно задать их пану Валенсе. Неожиданно пришло приглашение в Гданьск на личную встречу в "Фонде Леха Валенсы", расположенном в самом центре изумительного по красоте старого города.

Предоставляем читателям самим оценить по достоинству ответы лауреата Нобелевской премии мира, некогда отважного профсоюзного вожака, о котором знаменитый Анджей Вайда снял фильм под названием "Человек из железа". Хотим напомнить, что Лех Валенса сейчас не занимает никакой государственной должности и пока не претендует на возвращение в высшие эшелоны власти. Никакие конъюнктурные соображения не должны влиять на его высказывания и оценки. Но насколько весомыми оказываются общие установки европейской политики, нормы современного западного (да и не только западного) политического мышления, едва только речь заходит об Армянском Вопросе.

 

"АНИВ": Что заставило Вас обратиться к Армянскому Вопросу, приехать на конференцию в Ереван? Единогласное решение сейма о признании факта геноцида свидетельствует, что Вы далеко не одиноки в солидарности с армянским народом, это воля самого польского общества. У каждого политика, каждого народа достаточно своих актуальных и насущных забот, как и почему внимание поляков оказалось привлечено к таким далеким географически и исторически событиям?

Я приехал в Ереван по приглашению. Следует отметить прекрасную работу посла Армении в Польше: он старается поддерживать хорошие отношения, информирует о важных событиях, памятных датах. Именно он сообщил мне о конференции, пригласил поучаствовать, лично сопровождал. И, конечно, мы не могли отказаться, не могли иначе поступить — только так, как подсказывала совесть. Мог бы я приехать сам, без приглашения? Думаю, нет: если не приглашают, как мне ехать и дискутировать? И если бы не обратили мое внимание, не напомнили, в общем круговороте я мог бы пропустить это событие. Сама проблема — исторический факт, один из тех неприятных моментов истории, который необходимо выяснить до конца. Нам, полякам, так часто приходилось страдать, бороться, что мы стали особенно чувствительными к несправедливости, к выяснению правды. В этом нас можно понять, и мы делаем это достойно.
 

Выступая в Ереване, Вы сказали: "Если мы предадим забвению память о жертвах армянского Геноцида, Бог забудет о нас". Нам кажется, именно христианская вера рождает обостренное чувство справедливости. Но, к сожалению, реальная политика часто его заглушает. Геноцид продолжался не один год, организованное турецкими властями уничтожение армян в исконной Армении длилось с небольшими перерывами с 1878-го до 1922-го. Поглощенные геополитическим противостоянием великие христианские державы ничего не сделали, чтобы реально помешать истреблению восточных христиан. Считаете ли Вы, что настало время для политики, основанной на христианских нравственности и общности, что Европа должна каким-то образом поддержать Армению и Грузию — древние очаги христианства на Востоке?

В Польше бытует поговорка: если мы забудем о своих родителях, о братьях, о погибших друзьях, Господь отвернется от нас. Так у нас принято считать, я только повторил это. Правда христианства требует справедливости, а не мести. Именно христианская вера рождает чувство справедливости. Но реальная политика часто его подавляет.

Не знаю, настало ли подходящее время, но в одном я уверен, необходимо не допустить очередных обид. Если сейчас наши непредусмотрительные действия могут стать причиной новых обид, значит, это не лучшее время для расчета с прошлым. У меня нет однозначного ответа. Безусловно, мы должны вернуться к проблеме и выяснить ее до конца, нельзя это так оставить. Безусловно, пролитая кровь требует сатисфакции. Весь вопрос — когда? Мир сейчас движется к глобализации, к союзам. Все обиды, борьба постепенно отступят, исчезнут. Да, к этому все придет, но сейчас мы только в начале пути. Если снова начнем наносить обиды, никакого единения не выйдет. А вот через союз мы сможем опять вернуться к разрешению вопросов исторического прошлого. Важно просчитать, как это сделать — не ценой новой крови. Не через болезненные обиды, чтобы это нас не разъединило, не погубило.

 

В свое время пакт Молотова-Риббентропа призван был уничтожить Польшу, которую тогдашний советский нарком иностранных дел назвал "уродливым детищем Версальского договора". Спустя много лет этот пакт был разоблачен и осужден, в том числе в Берлине и Москве. Но был и другой аналогичный пакт, на который большевиков тоже подвигло противостояние с Западом — их Московский пакт 1921 года с турками-кемалистами, покончивший с независимой Арменией, как детищем международного Севрского договора. И тогда точно так же две силы беззастенчиво перекраивали карту, решали судьбы других народов, исходя из баланса своих "жизненных интересов". Как вы думаете, почему Московский договор и договор Карсский, списанный с него под копирку, до сих пор не подвергнуты хотя бы моральному осуждению в Европе? Из готовности замалчивать любую историческую несправедливость, лишь бы только не возникал вопрос границ?

Тут всего понемногу. Конечно, вы правы, у вас есть основания для подобного рода претензий. Это действительно был несправедливый договор, все это правда. Только вот… Мне кажется, что развитие Европы и мира в сторону единения дойдет и до этого пункта. Но если мы поставим его первым, то не придем ко второму.

Всегда есть какой-то расчет и выбор. Не знаю, насколько морален такой выбор… Я даже злюсь на себя, недоволен собой. Как ничего не забыть и все сделать по справедливости?

Мне кажется, иногда нужно уметь забывать. Прошлого не вернешь, людей не воскресишь, значит ли это, что всегда нужно мстить?

Ничего не забыть и одновременно не ворошить прошлого. Может, Господь меня поправит, но я придерживаюсь такой точки зрения.

Иногда я чувствую себя не в своей тарелке, поскольку не знаю точно, как поступить. Мне неприятно, что мы осознаем факты прошлого, но практически ничего не предпринимаем. Однако у меня пока нет вариантов.

 

Как Вы оцениваете "нет" Европейской конституции, которое прозвучало на референдумах во Франции и Нидерландах? Не связано ли это с идейной размытостью основ Евросоюза, с отсутствием упоминания о христианском фундаменте европейской цивилизации? Что должно произойти в Турции, чтобы для нее открылись двери Европы, нужно ли вообще Евросоюзу расширяться до такой степени?

Референдумы во Франции и Нидерландах означают, что конституция несовершенна. Есть два подхода. Французский вариант предполагает, что все решения основываются на демократических свободах, в том числе экономических. Есть и другой подход: чем более мир развит, тем больше в нем востребованы нравственные ценности, сконцентрированные в религиозной морали. Политические и экономические решения нужно принимать исходя из принципов справедливости, из заповедей, одинаковых во всех вероисповеданиях — к ним надо вернуться, если отпадает Европейская конституция.

Другое дело, надо ли расширять Евросоюз? Техническое развитие зашло так далеко, что границы государств стали сегодня слишком малы — по отношению ко всемирному Интернету, экологии. Мы должны осознать значение крупных образований с участием многих стран, значение глобализации. Трудно представить интеграцию и сотрудничество стран, объединенных в единую экономику, если одна из них введет ограничение на использование своего воздушного пространства. В то же время нельзя допустить, чтобы где-то, к примеру, в Турции, снова появились проблемы, подобные аварии в Чернобыле. Чтобы продолжалось загрязнение воздуха… Ради выживания все должны подчиняться каким-то конкретным правилам. Некоторые вопросы должны быть глобальными, другие — чисто европейскими. Трудно представить Европу без какого-либо европейского государства. Но союз должен осуществляться на условиях взаимопонимания, схожести в подходах. Неправильно монтировать к двигателю, вращающемуся влево, части, которые двигались бы в обратную сторону. Различия между странами Европы должны остаться, ибо богатство мира в его разнообразии. Однако они не должны вести к противоречиям.

 

В ходе визита в Армению Вы посетили Эчмиадзин, встретились с католикосом всех армян Гарегином II. Расскажите об этой встрече и других ярких впечатлениях от поездки.

Беседа прошла прекрасно. Мы с католикосом очень, очень интеллигентно пообщались и пришли к общему мнению, что во всех религиях люди подобны, во всех! Веру важно использовать для единения, хотя она часто использовалась в борьбе. Если каждая религия начнет, как это было раньше, противопоставлять себя другим, это снова приведет к тяжелым конфликтам. И потом, лет через 50 или больше, единство снова придется строить с самого начала.
 

"Я убежден, что народы, которые больше страдали, способны на большие свершения", — сказали Вы в Армении. Чего бы Вы хотели пожелать армянскому народу?

Для всех народов на земле есть место. Хочу, чтобы к армянскому народу относились, как ко всякому другому: к полякам, евреям, русским, американцам. Моему народу не свойственна дискриминация по отношению к другим.

Реальное богатство каждого народа в его культуре, историческом наследии. Но наши особенности не должны становиться причиной конфликтов. Надеюсь, армяне займут свое достойное место, как народ с великой древней культурой и никто уже не посмеет их угнетать, как это бывало прежде. Спасибо.

Средняя оценка:0/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>