вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Если б стены могли говорить..." - Белла ШАХНАЗАРЯН

20.06.2009 Белла Шахназарян Статья опубликована в номере №4 (19).
Комментариев:0 Средняя оценка:0/5

Пройти мимо и не заметить здесь армянского начала – невозможно! Дух орнаментов и средневековый стиль архитектуры выдают происхождение этого здания даже неспециалисту. Нет, это не церковь, хотя многие обитатели сравнивают его с церковью. Это – Дом армянских студентов (Maison des etudiants armeniens), одно из первых зданий на территории Международного студенческого городка на юге Парижа (CIUP, Cite universitaire internationale de Paris).

Основанный еще в 1925 году на территории в 40 гектаров, включающий на сегодня 40 резиденций, проект CIUP был инициативой нескольких меценатов для сближения студентов и будущих элит всех стран мира после Первой мировой войны. Сам великий Ле Корбюзье принимал в нем участие, спроектировав, в частности, Дом Швейцарии на весьма авангардистский для начала века манер. Одна из особенностей студенческого городка – смешение стилей и эпох. Архитектура каждой резиденции особенна, традиционные мотивы конкурируют с модерном. По замыслу основателей, это смешение стилей, стран и народов должно было впредь предотвратить войны и конфликты. Однако Дома Германии и Италии появились лишь в 50-х годах, страны бывшего советского блока и вовсе не представлены, а Дом России до сих пор только в проекте. В то время, когда европейские страны строили свои современные, порой экспериментальные, конструкции, армяне снова обратились к опыту и традициям прошлых веков, возвращая нас в средневековый храм.

О, вечно устремленный в прошлое взгляд армянина! Мотивы виноградной лозы и неземных животных, армянские буквы, птицами выгравированные на фасаде, явно почерпнуты из нашей церковной архитектуры. И это, видимо, было замыслом основателя, Богоса Нубар-паши (Богос Нубар-Паша, основатель Армянского Всеобщего Благотворительного Союза – AGBU (1906 г.). После Первой мировой войны возглавлял одну из двух армянских делегаций на Парижской мирной конференции. Похоронен на кладбище Пер-Лашез в Париже. – Прим. авт.), который пригласил для строительства каирского архитектора Левона Нафиляна, создателя армянской церкви в Каире.

По завещанию Нубар-паши Дом должен был принимать до 70% студентов армянского происхождения. По правилам Городка, каждый Дом должен также принимать определенный процент студентов из других стран для уже упомянутого «сближения», чтоб не образовывать, так сказать, национальных гетто. Но это правило не касается домов, не входящих по статусу в Городок, то есть зависимых фактически от государств, которые они представляют. Например, США, Индия, Марокко, Мексика, Тунис, Ливан, Бразилия сами финансируют свои Дома, которые в связи с этим имеют другой статус и больше автономии. До 1970 года Дом армянских студентов тоже был автономным, и курировал его AGBU (Армянский Всеобщий Благотворительный Союз). Но содержание большого здания требует много затрат, на тот момент организация столкнулась с некоторыми трудностями, и дом перешел под руководство CIUP.

 

 
 

* * *

Проживая в студенческом городке, я, естественно, заглянула однажды «a la Maison», как говорилось в одном всем нам известном фильме, то есть Домой. Саргису Сукиасяну, историку по образованию, директору Дома Армении, как коротко называют иногда Дом армянских студентов, было о чем поведать мне.

– Как ни странно, идея появилась у Эмиля Деч де ля Мерт, который сделал свое состояние на военной технике во время Первой мировой! Он обратился за помощью к Богосу Нубар-паше, армянскому дипломату и одновременно большому филантропу. Именно в этом контексте Богос Нубар-паша решил в 1928 году реализовать этот проект в память о своей супруге, Мари Нубар, скончавшейся в 1920 году – ее имя и носит Дом. Здание открылось в 1930 году, но основатель не увидел этого, Богоса Нубар-пашу похоронили за несколько месяцев до торжественной церемонии. Его главное желание состояло в том, чтобы молодые армяне из разных стран мира могли приезжать учиться в Париж и жить здесь, как в родном доме. В то время одним из условий приема было знание армянского языка. Дабы не дискриминировать армян, не владеющих родным языком, Нубар-паша организовал курсы армянского языка и цивилизации под руководством великого литературного деятеля Аршака Чобаняна.

В отличие от многих других Домов, которые носят название именно страны, – например, Дома Индии, Марокко, Ливана, Греции, Японии, – наш называется Домом армянских студентов, ведь государства Армения тогда не существовало, была советская республика. Студенты приезжали не из Советской Армении, а только из диаспоры. На сегодня выходцы из Армении и других стран СНГ составляют треть всех студентов-армян. Треть составляют армяне из стран Ближнего Востока – Ливана, Сирии, Ирана, хотя в последние годы их все меньше и меньше из-за известных всем нам обстоятельств. Наконец, треть из западной диаспоры, в первую очередь из Европы – в этом году у нас было лишь 0,2% американцев. Раньше приезжали армянские студенты из Южной Америки, главным образом из Аргентины. При общем происхождении армянские студенты из разных стран отличаются друг от друга, и мы надеемся, что именно здесь они лучше друг друга узнают.

На теперешний момент в 75 комнатах Дома живут студенты разных национальностей из 26 стран. Из них 55 армянского происхождения.


Условия насчет армянского языка и 70% все еще в силе?

– Требование владения армянским больше не действует, хотя время от времени я пугаю студентов его восстановлением (улыбается). А процент армянских студентов в силе, хотя при этом нам каждый год приходится отказывать от 30 до 40 студентам в жилье. Как вы знаете, найти жилье в Париже, особенно дешевое, для студентов довольно сложно.

Потеряв часть автономии в 1970 году, мы получили взамен финансовую и техническую поддержку Международного городка. Что ни в коем случае не мешает нам когда-нибудь снова стать автономными – по желанию семьи основателя, или AGBU, или, кто знает, Армянской республики. Правила в данном случае не ставят ограничений. Но, опять же, напомню, что требуются большие финансы. На данный момент наша резиденция финансируется Международным городком, AGBU и фондом Гюльбенкяна (две последние организации оплачивают комнаты для армянских студентов). Интересно, что директор фонда Гюльбенкяна также представляет семью основателя Дома, так как женат на внучке Богоса Нубар-паши, поэтому он председательствует в Совете Дома. Кроме того, существует ассоциация «Друзья Мари Нубар», основанная в 1974 году, она ежегодно помогает 10 студентам.

 

Какова дальнейшая судьба студентов, поддерживаются ли какие-то связи с ними?

— Наши студенты общаются и помимо Дома, после завершения учебы. По возможности стараются друг другу помогать. У нас здесь жили знаменитые люди: вардапет Комитас, Серж Чурюк – президент компании «Алкатель», Ваhе Ошаган – один из редких писателей диаспоры, писавших на армянском, художник Акоп Акопян, многие видные священнослужители и т. д. Если б эти стены могли говорить, они бы многое рассказали... Мы собираемся издать книгу о нашем Доме и его жильцах. Существует ли статистика: что главным образом изучают студенты-армяне в Париже? – За весь Париж не могу говорить, их здесь намного больше, чем 55 наших. Раньше в Доме больше было студентов-филологов, историков, артистов, людей творческих профессий, а в этом году только один студент драматического искусства. Теперь другое время – армяне изучают право, экономику, международные отношения, физику, медицину. И девушек больше, чем парней, такая вот тенденция. Вообще-то мы принимаем не только студентов, у нас можно просто остановиться за небольшую плату, тем более что место городка на юге Парижа довольно привлекательно.

У вас здесь, в Доме, есть своя библиотека.

– К сожалению, небольшая, и сегодня, можно сказать, в некотором смысле мертвая. Монолитный стол в библиотеке – единственная вещь из Армении. Фреска на стене напоминает армянские миниатюры, можно даже подумать, что вы в Матенадаране. Есть некоторая база по истории Армении. Но, конечно, хотелось бы иметь побольше литературы. Мы подписаны на Nouvelles d'Armenie, France-Armenie, Haratch, каирский ежедневник «Арев», румынское издание, но, на мой взгляд, этого недостаточно. Из Армении раньше присылали журналы и газеты, но сейчас у страны нет таких средств для диаспоры.

Расскажите немного о себе, господин Сукиасян.

– Директором Дома я работаю всего лишь год, мой мандат рассчитан на 3 года. Хотелось бы многое успеть...

Я родился в Лионе, как и моя мать. Отец – из Константинополя. Учился я на историческом факультете, потом поехал в Армению и в 1984 году был принят в семинарию. Работал в Матенадаране, чтобы закончить дипломную работу по истории Армении. Затем был учителем истории, преподавал в течение шести лет армянский язык и цивилизацию в университeтe Жан-Мулен в Лионе, до сих пор периодически преподаю в Католическом институте Парижа историю религий, в частности, историю Армянской Церкви. Вначале я специализировался на истории нашей Церкви в эпоху Средневековья, затем переориентировался на ее историю в Советском Союзе. Начал писать докторскую по этой теме, надеюсь когда-нибудь закончить. Трудность заключается в том, что я не знаю русского языка, и поэтому работаю с переводчиками. К тому же, к архивам в Армении достаточно просто получить доступ, но в других республиках бывшего Союза это сложнее.

 

 
 

* * *

Скромность господина Сукиасяна не позволила ему сказать о том, что он также служит дьяконом в местной армянской церкви, что только благодаря ему сегодня в Доме армянских студентов значительно больше армян, чем раньше. «Он пример для нас всех!» – говорят армянские студенты, так нуждающиеся сегодня в примерах.

Таких же примерах, как и Богос Нубар-паша, который, кроме Дома армянских студентов, построил еще и армянскую библиотеку Нубар – крупнейший информационный центр по арменологии в Европе.

Средняя оценка:0/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>