вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Ливанские эскизы" (продолжение)

15.06.2009 Статья опубликована в номере №3 (18).
Комментариев:0 Средняя оценка:0/5

Продолжение. Начало читайте в АНИВ № 1 (16) и АНИВ № 2 (17)
 

Армянская Евангелическая община и Университет hАйказян

О сегодняшних армяно-протестантах мы знаем еще меньше, чем об армяно-католиках. Бейрут – едва ли не лучшее место для знакомства с этой немногочисленной частью наших соотечественников. Ведь здесь находится один из трех нынешних центров армянского протестантизма – «Союз Армянских Евангелических Церквей на Ближнем Востоке» (Merdzavor Arevelki Hay Avetaranakan Ekeghetsineru Miutiyn). Созданный в 1924 году, он объединяет 25 церковных организаций из Ливана, Сирии, Египта, Ирана, Турции и др. В мире действуют еще два объединения – армян-протестантов Франции с центром в Париже (с 1927 г.) и армян-протестантов Северной Америки с центром в Нью-Джерси (с 1971 г.). Отдельные Армянские Евангелические Церкви есть также в странах Южной Америки, Европы и в Австралии.

Протестантское движение среди армян можно считать результатом работы миссионеров в Османской империи, в первую очередь миссионеров из США. Если говорить только о внешней канве событий, в 1836-м в Константинополе было основано «Благочестивое братство», в 1846-м константинопольский патриарх Матевос Чухаджян отлучил армян-протестантов от Армянской Апостольской Церкви, и в том же году была создана первая Армянская Евангелическая Церковь. В 1850 году османские власти официально признали армянопротестантов отдельным «миллетом» – национально-религиозной общиной.

Как и вся армянская нация, армяно-протестанты понесли тяжелые потери в годы Геноцида. Фундаментальные различия в вере и с ААЦ, и с Армяно-католической Церковью остались в силе, однако они больше не создают напряжения и враждебности. За неделю пребывания в Ливане мы не раз имели возможность в этом убедиться.

Если мы, армяне, считаем себя древней и наряду с этим современной нацией, нам никак нельзя смешивать две разные вещи – нацию и религиозную общину, как это делалось в Османской империи к выгоде властей. Нация определяется прежде всего общим Отечеством, любой иной приоритет разрушает связь между ней и ее естественной основой – землей. Создавая «миллеты» прежде всего по религиозному признаку, османские власти объединяли одни народы, расчленяли другие, но самое главное — пытались выхолостить представление о некогда суверенной нации и внедрить представление о религиозном меньшинстве, религиозной общине, которая не может претендовать ни на отдельную территорию, ни на государственную власть. Справедливости ради надо сказать, что такая подмена национальной общности религиозной имела место и до Османской империи, и не только у армян.

Так или иначе, признавая особую, 1700-летнюю, кровную связь между Армянством и ААЦ, мы больше не имеем права отчуждать от нации ни одну ее часть – ни атеистов, ни мусульман, ни протестантов, ни католиков, и сегодня это убеждение разделяется большинством народа. При этом надо, конечно, проводить грань между теми, кто с детства, по семейной традиции, продиктованной историческими обстоятельствами, оказывается вне ААЦ, и теми, кто по собственной воле в наше время делает такой выбор. Последнее совершенно верно оценивается как предпочтение иной духовности и культуры и стремление с выгодой для себя ассимилироваться.

Первое же знакомство с армянопротестантами подтверждает главный и неизменный приоритет евангелических общин – просвещение, образование. Им принадлежит не только множество школ, но и единственный в Спюрке Университет hАйказян. Именно о нем нам хотелось бы рассказать подробнее.

Мы и раньше знали о бейрутском Университете hАйказян как об исследовательском центре, регулярно издающем научные сборники «Арменоведческое обозрение hАйказян». Перед отъездом в Ливан уточнили еще некоторые обстоятельства.

Университет был основан в 1955 году Союзом Армянских Евангелических Церквей на Ближнем Востоке и Армянской Миссионерской Ассоциацией Америки (AMAA) как колледж свободных искусств с 43 студентами и двухлетним сроком образования. Он был назван в память Арменака hАйказяна, бывшего директора Апостольского института Женанян в Конье, выпускника Колумбийского университета, получившего степень доктора философии в Йельском, который вернулся в Османскую империю, что-бы служить соотечественникам. С началом Геноцида он имел возможность выехать в США, но предпочел остаться, заболел тифом во время депортации в 1921 году и умер в Харпуте (Харберде). Его родственницы из Феникса (штат Аризона) Мэри и Флоренс Мехагян передали средства на основание колледжа hАйказян через AMAA и приняли активное участие в его создании вместе со Стивеном Филибосяном. Семиэтажное здание «Академический Центр Мехагян» было сооружено на средства мистера и миссис Мехагян, здание Мугара – на спонсорский взнос Стивена Мугара.

Университет hАйказянВ 1992 году в соответствии с принятой на Ближнем Востоке номенклатурой учебных заведений hАйказян стал называться университетским колледжем, в декабре 1996 года министерство культуры и высшего образования Ливана зарегистрировало его как университет. В 1987 году в связи с военными действиями учебное заведение переместилось в более безопасный район Ашрафие, а в 1997-м студенты, преподаватели и администрация вернулись обратно в прежние отремонтированные корпуса.

Сейчас Университет занимает четыре здания. В одном из них находятся администрация и библиотеки, в другом – приемное отделение, студенческие клубы, в третьем и новом, четвертом, – лекционные помещения, два зала.

Университет с четырехлетним сроком обучения присваивает своим выпускникам звания магистра и бакалавра гуманитарных наук, а также бакалавра наук, признанные как ливанским правительством, так и международной ассоциацией «Association of International Colleges and Universities». «Наш Университет – мультикультурное учебное заведение, и мы стараемся не отделять армянских студентов от окружающей среды, они должны обучаться в той же среде, в которой им предстоит жить и работать», – говорит Андраник Дакессян, руководитель отдела по работе со студентами (фото стр. 45 вверху). Из 770 учащихся армяне составляют 52 процента, остальные 48 процентов в большинстве арабы. Среди преподавателей процент армян меньше, однако в руководстве Университетом армяне играют ведущую роль.

Университет hАйказян Университет hАйказян

Университет hАйказян

 

Университет hАйказян

Именно Андраник стал нашим гидом по Университету. Характерно, что он, один из членов администрации, – прихожанин Армянской Апостольской Церкви. О том, что пост главного редактора «Арменоведческого обозрения hАйказян» долгие годы занимает видный ученый, архимандрит Армянокатолической Церкви Андраник Гранян, мы уже упоминали в предыдущей части «Ливанских эскизов». Вот вам один из примеров успешного сотрудничества разных армянских религиозных общин ради практического дела.

По словам Андраника Дакессяна, университетов в Бейруте много – около 40 вместе с отделениями. Но значительные университеты можно пересчитать по пальцам. hАйказян – четвертый или пятый по старшинству, а также по своему статусу и размерам.

Университет hАйказян«В нашем отделе (Student Life Office) четыре человека, он занимается всеми вопросами, выходящими за рамки непосредственно учебы. В частности, спортом, координацией работы шестнадцати студенческих клубов. Мы стараемся создать здесь благоприятную атмосферу, чтобы общинные противоречия в стране не переносились в Университет, не создавали проблемы во взаимоотношениях студентов – ведь в других учебных заведениях были стычки между студентами, где дело доходило до тяжелых увечий. У нас нет национальных клубов – есть общие для всех театральный, хоровой, танцевальный, где исполняют как армянские, так и арабские танцы и песни.  Энергия, свойственная этому возрасту, должна расходоваться не на конфликты, а на добрые, полезные дела. Вот задача нашего отдела.

Не все наши студенты-армяне обучались в национальных школах, росли в армянской среде. Здесь они формируются как молодые люди в среде, которая в значительной степени армянская. Причем общаются с армянами не только своего района, как это бывает в школах, но с более широкой армянской средой. Здесь есть хорошая возможность завязывать личные отношения между юношами и девушками, создавать армянские семьи.

Университет hАйказянГлавная миссия Университета формулируется в трех словах: «Истина, Свобода, Служение» (герб Университета с его девизом – фото на стр 48). Мы стараемся приучить наших студентов разных наций и религиозных общин к совместной деятельности, общественной работе. По окончании учебы они будут работать на благо своих общин, мы хотим, чтобы они работали и на благо всего Ливана, всего ливанского общества. Наш Университет – один из важных факторов жизни армянской общины в Ливане. Мы приносим обоюдную пользу и стране, и общине». Как всякий университет, hАйказян имеет достаточно широкий профиль – факультеты бизнеса, администрирования и экономики, гуманитарный, естественных наук, математических наук, социальных и поведенческих наук. Отделение арменоведения относится к гуманитарному факультету наряду с другими: арабским, английским, истории, музыки, религии и философии. Здесь обучают классическому и современному армянскому языку, истории армянского языка, истории Армении, истории армянской литературы, культуры, политики. Готовят специалистов для преподавания в армянских школах, сотрудников и руководителей общинных организаций.

Университет hАйказян

«В Университете каждый армянский студент обязан пройти два армянских предмета – либо на армянском языке, либо на английском, – уточняет Андраник Дакессян. – Что касается других студентов, они должны иметь общие знания: в частности, они проходят три предмета, связанные с межкультурными исследованиями (intercultural studies). В каждом из этих курсов есть часть, посвященная армянам и армянской культуре. Кроме того, очень важно, что студенты-неармяне общаются с армянскими студентами и начинают лучше понимать армян, знакомятся за время учебы с жизнью и проблемами не только ливанских армян, но и вообще Армянства. Здесь они узнают о Геноциде. Мы ежегодно проводим мероприятия, связанные с Геноцидом, а вообще культурных и спортивных мероприятий у нас бывает не меньше двух-трех в неделю».

Наглядным подтверждением последних слов послужила выставка работ армянского художника из Ливана Мисака Терзяна, открывшаяся как раз в эти дни в галерее Матосян при Центре искусств университета hАйказян. 

Университет hАйказян«На местном уровне можно рассматривать hАйказян как армянское посольство. Арабские студенты узнают здесь армянское, студенты-армяне ближе знакомятся с той средой, где им предстоит жить и работать.

Все преподавание идет на английском языке. Раньше к нам приезжала на учебу молодежь из других стран, сейчас только из Сирии – это связано с общей неблагополучной ситуацией в Ливане. У нас читают лекции и даже преподают целые курсы специалисты из-за рубежа. С 1970 года наше отделение арменоведения начало издавать «Арменоведческое обозрение hАйказян», и к настоящему времени издано уже 27 объемистых томов. Во время гражданской войны их не удавалось издавать регулярно, но с 1990 года выходит по одному тому в год со статьями авторов из разных стран на армянском, арабском, французском и английском языках. В каждом томе обязательно публикуются статьи авторов из Армении, там у нас есть свой представитель».

Университет hАйказянНаш разговор начался в кабинете Андраника Дакессяна, затем продолжался на лестницах и в коридорах Университета в ходе импровизированной экскурсии. В перерыве между занятиями студенты вели себя очень свободно и раскованно. Американский подход к учебе и быту в соединении с относительно небольшими корпусами и уютными двориками порадил почти домашнюю атмосферу. Это особенно удивительно при том, что мы добирались сюда через несколько военных постов. Поблизости живет лидер ливанских друзов, на которого уже было однажды совершено покушение, поэтому весь квартал тщательно охраняется, с использованием даже БТР-ов. Еще одна колоритная деталь – из квартиры в соседнем с университетом доме вещает всем известная «Аль-Джазира». С одной стороны не может не восхищать теплый очаг знаний, который армяне разожгли для себя и для других в такой неспокойной среде. С другой, на душе волей-неволей становится тревожно. Случится что-то серьезное, посты не помогут – студентам и преподавателям опять придется срочно покидать Университет и эвакуироваться.

Андраник рассказал, что Университет финансируется за счет платы за обучение. Она небольшая, 600-700 долларов в год, при этом часть студентов получает от Университета материальную помощь. Есть также фонды, процент от которых отчисляется на нужды Университета.

Уже не в первый раз на нас большое впечатление произвело богатство и техническое оснащение библиотек в армянских центрах Ливана – в Антилиасе, Зммаре и вот теперь в Университете hАйказян.

Основу двух университетских библиотек составили взносы дарителей – как книжные собрания, так и средства на приобретение книг. Вдобавок, начиная с 1962 года, в бюджете Университета предусмотрены собственные расходы на пополнение библиотек. В библиотеке Барсумян насчитывается 36 500 томов на различных языках, в том числе арабском. Особую ценность представляет личный архив Арменака hАйказяна. Вторая, армянская, библиотека содержит 32 596 томов и в настоящее время получает 136 армянских периодических изданий со всего мира. Арменологический отдел этой библиотеки — один из богатейших в Спюрке. Среди прочего здесь хранятся полные комплекты таких журналов, как «Базмавеп» (Венеция, издается с 1843 г.), «hАндес Амсореа» (Вена, издается с 1887 г.), «Аревелян мамул» (Смирна/Измир, 1871 г.), «Мегу» (Константинополь, 1856 г.), «hАйреник» (Константинополь, 1891 г.), «Мурч» (Тифлис, 1889 г.), «Сион» (Иерусалим, 1866 г.) и др.

Андраник познакомил нас с группой армянских студентов, пригласил их пообщаться с нами в конференц-зале. На встрече мы рассказали о журнале, о сегодняшнем положении армян на постсоветском пространстве. Собрались не больше двух десятков человек – наверное, и не стоило ожидать большого наплыва, поскольку о встрече не было объявлено заранее. И все-таки создалось впечатление, что считанные единицы из числа студентов можно назвать армянскими молодежными активистами. После встречи к нам подошли двое таких парней, выделявшихся своей заинтересованностью. Стали расспрашивать о журнале, о нашем сайте, с готовностью рассказали о себе (кстати, два друга принадлежали к разным армянским религиозным общинам), о планах сколотить строительный отряд и отправиться летом в Арцах.

Присутствие церкви рядом с учебным заведением привычно для Ливана. Мы уже писали о церкви Сурб Пркич рядом с армяно-католическим училищем Месропян. Рядом с Университетом hАйказян расположены евангелическая церковь, евангелический колледж Епрема и Марты Пилибосян с детским садом «Циацан» («Радуга»). Косые балки церковного потолка из темного дерева скорее вызывают ассоциацию не с Ближним Востоком, а с протестантскими Нидерландами. Позади каждого сиденья есть спеwиальный «карман» с вложенными молитвенниками.

Посетив церковь, мы вернулись в Университет, где была назначена встреча с его президентом.



 

 

Пол Хайдостян

Высокопреподобный Пол Хайдостян

Наша встреча с главой армян-евангелистов Ливана и президентом Университета Полом Хайдостяном должна была продлиться полчаса, но затянулась почти на два. Высокопреподобный (Verapatveli) Пол Хайдостян, конечно же, говорил с нами на армянском языке. Здесь хочется отметить прекрасный армянский язык тех, с кем мы общались в Ливане. Пусть нас простят жители столицы Армении, но в Ереване язык намного больше засорен неармянскими словами и оборотами – надо отметить этот факт как своего рода парадокс, один из тех, которыми полон Армянский мир.

Упомянув о трех главных религиозных общинах и трех главных политических партиях ливанского Армянства, Высокопреподобный обратил наше внимание на то, что большинство армянских учреждений – от школ до клубов — принадлежит или содержится за счет либо одной из перечисленных Церквей, либо одной из трех партий.

Пол Хайдостян«Кроме этого можно рассматривать и территориальный аспект. Говоря об армянах в Ливане, всегда выделяют два места с армяноязычным населением – бейрутский пригород Бурдж-Хаммуд и селение Анджар. Те, кто живет в других районах – например, в Северном Ливане, – оказываются в маргинальном положении. В таком же положении оказываются армяне, не принадлежащие ни трем религиозным общинам, ни трем основным партиям.

С 20-х годов жизнь ливанского Армянства была достаточно целостной. Во время поездок в США, рассказывая о нашей ситуации, я часто привожу такой пример. Если сегодня армянин интересуется армянским образованием, культурой, идентичностью, армянским будущим, он может отдать своего ребенка в армянские ясли, затем армянский детский сад, начальную и среднюю школу и, наконец, в университет – наш Университет hАйказян. По окончании университета можно работать в редакции армянской газеты, школе, церкви, в другой армянской организации. Есть все возможности создать армянскую семью и организовать семейную жизнь вплоть до мелочей – например, лечить зубы у армянского врача. И наконец – существует армянский дом престарелых, после смерти человека будут отпевать в армянской церкви и похоронят на армянском кладбище. Итак, все необходимое человек может получить армянским по характеру и исполнению. Кроме того, армяне вместе работают и физически проживают достаточно близко друг к другу. Это можно назвать целостностью армянской национальной жизни. Конечно, ассимиляция, отдаление от своих корней части армян в той или иной степени имеют место везде в Спюрке. Но здесь, в Ливане, человек, желающий во всем оставаться армянином, имеет для этого все возможности.

С целостностью национальной жизни тесно связано активное использование родного языка. Мы можем жить в Ливане, говоря большей частью по-армянски, читая по-армянски. У армян Ливана наш язык сохранил свою роль.

Пол ХайдостянЗа прошедшие годы партии, религиозные общины, культурные и прочие объединения армян Ливана получили опыт совместной работы. В Армении я разговаривал с теми, кто мало знает об армянских протестантах, и они воспринимали меня как человека, представляющего нечто враждебное Армянской Апостольской Церкви. Эти люди незнакомы с опытом Ближнего Востока, где две наши Церкви находятся в дружеском партнерстве – вместе руководят различными учреждениями и т. д. У Армянства на Ближнем Востоке есть опыт межпартийного и межцерковного сотрудничества, которого нет в других регионах. Зная, что здесь живут большей частью потомки выходцев из Киликии, можно предположить, что это унаследованный киликийский опыт, развившийся в Ливане и Сирии.

Мы рассматриваем Университет hАйказян как мост, соединяющий разные части армянской общины. Наш Университет считают своим домом армяне из разных Церквей и разных партий. Это касается и администрации, и преподавательского состава, и ученых-арменоведов, и студентов. Безусловно, Университет был основан Армяно-протестантской Церковью и общиной. Численно наша община невелика: несколько тысяч человек. Она составляет от трех до четырех процентов всего армянского населения Ливана. Ее отличительная черта – приверженность делу образования. В Ливане и Сирии нами основано около 30 процентов учебных заведений.

Пол ХайдостянУниверситет hАйказян – одно из немногих заведений, которые служат мостом между армянами и неармянами в Ливане. Сколько еще на Ближнем Востоке известно организаций или учреждений, где мы действенным образом работаем на благо неармян, создаем связь между народами? Наши выпускники арабы-мусульмане (не только из Ливана, но и из других арабских стран) везде с большой благодарно- стью упоминают о том, что закончили Университет hАйказян. Среди них, к примеру, один из нынешних руководителей ливанского телевидения.

Это очень важное явление, важный опыт. Такого же рода учебные заведения, дающие образование, формирующие как личность и армян, и неармян, должны существовать и в России, США, Франции. Наш Университет не только армянский, не только ливанский, он еще и американский по своим учебным программам и по языку обучения, конечно, за исключением арменоведческих и арабоведческих предметов. Первоначальный вклад в создание Университета сделали американские армяне-протестанты, они же по сей день остаются нашими попечителями. Это принесло сюда американский дух и конкурентоспособность по отношению к другим университетам, работающим по американской программе.

Наш Университет стал гордостью ливанских армян. Когда в 2004 году президент Р. Кочарян посетил Ливан с частным визитом, он был приглашен на завтрак ныне покойным президентом Харири, где присутствовали и теперешний премьер Фуад Синьора, и бывший посол Армении в Ливане. Потом от самого Роберта Кочаряна и от посла я узнал о том, что президент Харири в своей речи коснулся нескольких тем, в том числе поздравил президента с тем, что ливанские армяне создали такое учебное заведение, как Университет hАйказян».

Пол ХайдостянМы попросили Пола Хайдостяна рассказать немного о себе

«Я родился в Бейруте. Детство провел на севере Ливана, в Триполи, где отец был священником и директором школы. Затем мы вернулись в Бейрут, где я окончил Высшее Центральное протестантское училище (Кедронакан) в районе Ашрафие, затем поступил в hАйказян. Моя работа на получение степени бакалавра была связана с психологией. Программа занятий уже тогда включала как обязательные предметы, связанные непосредственно со специальностью, так и предметы по выбору. Например, для специальности «Психология» из тридцати предметов двенадцать должны быть связаны с психологией, девять предметов студент выбирает сам, и я выбрал все предметы, связанные с арменоведением.

Пол ХайдостянЗвание магистра по богословию я получил в Ближневосточной школе теологии в Бейруте (Near East School of Theology). Второе магистерское звание по протестантскому богословию получил в США, в Нью-Джерси, в Теологической семинарии Принстона, там же получил степень доктора, подготовив исследование по теме «Армянская евангелическая молодежь и политическая идентичность». Одновременно два воскресенья в месяц я проповедовал в Армянской Евангелической церкви в Нью-Йорке, поскольку тамошний священник плохо владел армянским языком. Всего я провел в Америке шесть с половиной лет. Вернувшись в Ливан в 1993 году, я девять лет был профессором в Ближневосточной школе теологии. В 1994 году меня рукоположили высокопреподобным (Verapatveli) пастором армян-протестантов Бейрута. С 1995 года выдвинули в руководящий орган всех Армяно-протестантских Церквей Ближнего Востока, и я стал уделять больше времени организационной работе. В 2002 году я стал президентом Университета hАйказян.

Таким образом, я занимался не только преподавательской и церковной, но также общественной и политической деятельностью. Участвовал в работе международных межрелигиозных и межцерковных форумов. Во мне и церковное, и образовательное, и культурное, и политическое, и национальное, и общемировое занимают свое особое место. Все это изнашивает человека, но ничто из этого богатства не хочется бросать. Достаточно сказать, что я член 24 различных комитетов и других выборных органов и в половине из них занимаю пост председателя. Но в первую очередь я чувствую себя воспитателем и пастырем, так же как мой дед и отец. 

Отец, как и я, был пастором армян-протестантов, педагогом, музыкантом. Большую часть жизни он выполнял как пастырские обязанности, так и обязанности директора школы. Дед заведовал учебной частью немецкого сиротского приюта для армян в Мараше, бабушка работала учительницей в Мараше. Моя мать тоже преподавала всю жизнь. Это две главные сферы в жизни армян-евангелистов – религиозная и образовательная.

– А Ваша собственная семья?

– Жену зовут Марал, у нас две дочери: Карине 14 лет, Далар – 9.

Тут г-ну Хайдостяну как раз позвонила из дому супруга – как оказалось, квартира президента Университета находится здесь же, в учебном корпусе, на верхнем этаже.

– Почему так по-разному складывается судьба армянских учебных заведений в Спюрке? – поинтересовались мы, дождавшись окончания короткого телефонного разговора. Закрылось училище Мелконян на Кипре, пришло в упадок училище Мурат-Рафаэлян в Венеции... В чем причины стабильности положения Университета hАйказян?

– Одна из них – сравнительная независимость Университета от других организаций. Да, он принадлежит армяно-протестантской общине. Но с первых дней его основатели решили, что в финансовом смысле бюджет Университета должен быть отделен от средств общины – все потери и приобретения должны затрагивать только Университет. Если бы они не приняли такого решения, в 1975 году, во время гражданской войны в стране, Университет бы закрылся. Вторая причина – политический нейтралитет по отношению к ситуации как в Ливане, так и в Спюрке. Третье – Университет сохранил и моральную поддержку всей ливанской армянской общины, и материальную поддержку армяно-протестантской общины в США.

Пол ХайдостянВ последнее время в сфере бизнеса мы много слышим о пользе диверсификации. Она необходима  не только компании. Отдельный человек не должен держать все свое имущество в одном банке, в одной валюте и т. д. Это делает его более зависимым и уязвимым. Благодаря своего рода диверсификации в экономическом и других смыслах наше положение достаточно устойчиво.

Кроме миссии национального характера, есть и миссия по отношению к неармянам. Если учреждение в Спюрке имеет связь только с армянской общиной, это означает, что при ослаблении по тем или иным причинам его связи с армянами учреждение придется закрыть. Допустим, мы бы сосредоточились на поддержке исключительно армян, принимали бы тех, кто не имеет возможности обучаться в других высших учебных заведениях, делали бы для них скидку, снижали бы требования. Рано или поздно нашлись бы другие учебные заведения подешевле, и люди стали бы поступать туда. Или наоборот, если бы материальное состояние армян улучшилось, они бы поступали в более престижные учебные заведения. Когда в сферу служения армянам вовлечены и неармяне, это означает, что наше дело, наша миссия никогда не закончатся и не прервутся. Нашу миссию с первого дня можно характеризовать как pro-active – мы в первую очередь готовим личностей, специалистов, руководителей, квалифицированные кадры, как для армян, так и для неармян. В нынешней ситуации такой выбор кажется очевидным, но в начале 50-х годов он был достаточно передовым для своего времени. Армянская община во всех отношениях находилась в процессе роста и подъема. Никто не предполагал, что она численно может сократиться, экономические условия ее жизни ухудшатся, встанет вопрос идентичности. Дальновидным решением были и нейтральность, и материальная независимость учебного заведения.

Многое зависит и от руководства. С 1955 года и по нынешнее время президенты hАйказян были богословами с ученой степенью. Никто из них не превращал руководство Университетом в бизнес или политику, хотя, безусловно, без элементов того и другого обойтись невозможно.

Здесь у нас нет профессионального образования – медицинского, инженерного. Это одновременно составляет силу и слабость Университета. Его выпускники не станут ни состоятельными врачами, ни инженерами. Но во всех сферах общественного служения выпускники hАйказян на первых ролях. Я имею в виду общественную, литературную и редакторскую работу, бизнес, руководство различными учреждениями. Когда четыре года назад собирались выпускники Университета, мы убедились, что из 27-28 ливанских школ в девяти директорами работают наши выпускники. Можно упомянуть главного редактора газеты «Аздак», руководителя канцелярии Антилиасского католикосата, директора радио «Вана Дзайн». В США среди наших выпускников — редакторы армянских газет, многие директора армянских школ, преподаватели.

– Что можно сказать о перспективах Университета?

– До войны максимальное число студентов составляло 620. В связи с гражданской войной их численность уменьшилась, и шесть-семь лет назад у нас обучались 450 человек. Сейчас, как вы знаете, уже 770. За последние шесть лет удвоилось число сотрудников, удвоился бюджет – сейчас он составляет четыре с половиной миллиона долларов в год, причем доходная и расходная части примерно совпадают. Почти в два раза увеличились площади, готовимся ввести в строй новый корпус, активизировать работу в области PR, ежегодно увеличивается число отделений. Готовимся получить аккредитацию Университета и его дипломов в США. Потратили тысячи долларов на компьютеризацию и Интернет.

Мы хотим подготовить Университет к обучению от 800 до 1 000 студентов, не больше – важно сохранить как армянскую сущность, так и уровень образования, атмосферу, которой мы очень дорожим. Поэтому руководство и попечители Университета совершенно не желают увеличивать без конца число студентов ради финансовой выгоды. Если бы наши основатели в 1955 году рассматривали hАйказян в том числе как средство получения будущей прибыли, сейчас Университет, возможно, и процветал бы, но мы бы утратили самое важное – атмосферу. В мире много стран, где высшие учебные заведения приносят хорошую прибыль. Но наша миссия – духовное служение, сохранение нашего народа и польза для других.


Небольшой postscriptum

После отъезда мы продолжали следить за тем, что происходит в Университете. Из сообщений ливанской прессы узнали, что в начале июня американский поверенный в делах в Ливане торжественно передал президенту hАйказян Полю Хайдостяну чек на 700 тысяч долларов от благотворительной организации USAID для обучения нуждающихся студентов и поддержки программы научных исследований. Незадолго до этого, 24 апреля, прошли традиционные мероприятия в память Мец Егерна. Большинство из присутствующих студентов были одеты в майки с надписью «Мы требуем возмездия». «Особым гостем» в этот раз была Катя Пелтекян, известный специалист по англоязычной прессе времен Геноцида – суть ее выступления заключалась в том, что Геноцид начался задолго до 1915 года, массовые истребления армянского мирного населения происходили не только в военное, но и в мирное время – не только при младотурках, но и при султанском и кемалистском режимах. Последнее обстоятельство мы в редакции считаем особенно важным, поскольку современная Турция рано или поздно может согласиться признать Геноцид как событие времен Османской империи, которое не налагает на республику никакой ответственности. Очень отрадно, что под сводами Университета hАйказян звучат такие верные мысли. В заключение церемонии, как сообщалось в СМИ, Пол Хайдостян провел присутствующих к копии Цицернакабердского мемориала на университетской территории, где каждый зажег свою свечу.


Продолжение читайте в АНИВ № 4 (19) 2008

Средняя оценка:0/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>