вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Сюда поздно возвращаются аисты" - Лусине ТОПУЗЯН

22.06.2006 Лусине Топузян Статья опубликована в номере №1 (1).
Комментариев:0 Средняя оценка:0/5

Лусине Топузян родилась в известном в Джавахке селе Ханчали. С 1967 года живет в Ереване. По образованию филолог, еще со школьной скамьи занималась журналистикой. После окончания ВУЗа работала в Ереванском горсовете, в отделе культуры, как методист, зам руководителя, руководитель отдела. Параллельно печаталась в ведущих республиканских газетах, была корреспондентом зарубежных изданий: "Врастан" (Тбилиси), "Луйс" (Глендейл), "Егици луйс" (Лос-Анджелес), периодических изданий партии "Дашнакцутюн" С 1989 года участвует в работе благотворительной организации — землячества "Джавахк", как ответственный секретарь, печатается в издаваемой газете "Аспнджак". Сотрудничает в армянской женском еженедельнике "Арагаст". С 1997 занимется преподавательской деятельностью, одновременно занимает должность главного редактора газеты "Хюсисаин хамалсаран" Имеет педагогические, научные публикации, статьи по вопросам культуры.

 

Этот край забирает с собой частицу души у тех, кто живет вдали от Джавахка и тоскует по нему, болеет за судьбу родной земли. Кроме душевной тоски есть еще реальность жизни — многое здесь остается нерешенным, окутанным туманом.

Вот он, Джавахк, опоясанный горой Абул-сар, прославленный поэтами, внешне спокойный, молчаливый, внутри исполненный волнений и тревог. Мы приехали сюда не только как журналисты, но как выходцы из этих мест. Стоим в Карцахе, склонив головы перед могилой великого Дживани. Рядом, за ржавой колючей проволокой турецкая граница.

Когда думаешь о судьбах края, свет и тень чередуются перед мысленным взглядом. Вот здесь, к примеру, в прежние времена насчитывалось четыре с половиной тысячи жителей, сейчас их число сократилось до девятисот.

Повсюду пустеющие деревни, откуда уезжает молодежь. Что будет завтра? Чужеземец с той стороны границы заявится торговать в армянское село, с циничной улыбкой посматривая на оставшихся девушек?
 

Нам, знакомым с реальностями Джавахка, хорошо понятно привычное здесь слово "ждать". "Откуда возьмется счастливая жизнь, если хозяин дома уже три года как уехал на заработки и все еще не вернулся, — говорит женщина в цветастом платке. — Жду не дождусь, ведь он уехал почти сразу после нашей свадьбы. Что мне за радость от денежных переводов? Он не узнает нашего трехлетнего сына, если увидит его на улице".

Еще с советских времен отъезд на заработки стал настоящим бедствием для джавахкцев. Предприятия в крае можно было сосчитать по пальцам, большинство работоспособного населения разъезжалось на сезонные работы по разным союзным республикам — занималось строительством, асфальтированием дорог. Сегодня все это получило еще больший размах. Молодежь покидает родные места в поисках лучшей доли, не всегда представляя какие испытания ее ждут. Создав семью, молодой человек вынужден ехать на север на заработки, чтобы построить дом, приобрести мебель, иметь возможность вырастить детей. Уезжает на годы, оставляя молодую жену в слезах. Часто создает вдалеке новую семью, забывает о брошенной жене и престарелых родителях — примеров достаточно.

Пустеют деревни, край лишается армянского населения. Никому ставить барьеры против разделения семей и массового отъезда за границу. "Вот пеку лаваш, а есть некому, приходится скармливать хлеб свиньям", — говорит хозяйка дома в деревне Турцх, сидя у порога тонратуна (пекарни). В другой деревне, в просторной спальне одного из домов мы насчитали тридцать одеял, сложенных на тахте. "Раньше в нашем доме стояло десять двуспальных кроватей, — тихо сетует невестка. — А сегодня целыми днями жду почтальона: муж в Москве, сын в Чите, дочь в Омске. Наверное, забыли свою деревню. Приехали бы, хозяйничали в доме. В прежние времена в деревне почти каждый выходной день справляли свадьбу, пировали и веселились. Сейчас все изменилось, живем как во сне".

— Деньгами не помогают? — поинтересовались мы.

— Раз в пять-шесть месяцев посылают на муку. Не нужно и этого, мы прокормимся за счет домашней птицы. Лишь бы вернулись домой.

Некоторым удается встать на ноги на родной земле. В одной из деревень района Ниноцминды (Богдановки) парень по имени Самвел рассказал нам: "Я постоянно отправлялся в Россию на сезонные работы. Прошлой весной мать со слезами на глазах просила остаться. "Сынок, кто будет содержать без тебя наше большое хозяйство? Мы уже постарели, отец болен, твоя жена растит четверых детей. У нас ведь дюжина коров, 30 овец, 50 кур, большой земельный участок. Как нам возить на ферму молоко?" Я решил, что мать права и с тех пор больше не езжу на заработки, остался в деревне. Теперь сравниваю и вижу, что жить здесь гораздо выгоднее. Прикинул все доходы и расходы нашего хозяйства и вижу, что его можно наладить. Главное усердно работать, не лениться".

В самом деле далеко не все в Джавахке едва сводят концы с концами. Кто-то производит молочные изделия, кто-то печет хлеб, есть обувных дел мастера, есть гончары, которые делают из глины карасы, тониры, небольшие кувшины. Есть серебряных дел мастера и ковродельщики. Еще здесь вырабатывают из мяса колбасы, бастурму, суджух, производят отличный лимонад. Многие семьи живут обеспеченно, в хорошо обставленных домах. Некоторые отправляются на поле или яйлаг с мобильными телефонами в кармане.

Но есть другие вопросы, которые требуют средств из бюджета. Больно видеть в каком аварийном состоянии находятся в Джавахке школы, построенные 50-60 лет назад. Недавно в селе Зрес Ахалкалакского района школьное здание разрушилось на глазах у всех среди бела дня. Теперь уроки проводятся на дому.

По сей день сохранились школы, построенные когда-то знаменитыми меценатами. Например, обветшавшая школа в селе Баралет была построена в начале прошлого века на средства фабриканта Манташева (при его попечительстве были построены в царское время и другие здания, в том числе церковь в Ахалкалаки). Кое-где школьные здания строятся заново, ремонтируются за счет местных властей или новых благотворителей — уроженцев здешних мест.

Сегодня школы края остро нуждаются в педагогических кадрах. От всех учащихся и педагогов требуется полноценное знание грузинского языка. Работа преподавателей грузинского оплачивается лучше, чем преподавателей армянского.

 

С дорогами в Джавахке дело обстоит хуже некуда. Многие села в холодное время года в течение семи месяцев отрезаны от внешнего мира. Дороги, как в средневековье, занесены снегом и непроходимы. Со стороны села Пока закрыта дорога Цалка-Тбилиси. Тяжело больных часто невозможно довезти до городской или районной больницы. Иногда приходится идти на риск — на конных повозках или автомашинах люди пересекают полузамерзшее озеро Парвана. Недавно попала в полынью и потонула "Нива", погибли водитель и пассажиры, в том числе председатель села Тамбовка.

И здесь тоже отчасти выручает благотворительность, иногда бизнесмен помогает заасфальтировать дорогу к родной деревне. Выходцы из Джавахка, преуспевшие в Ереване, много делают для родного края. Кто-то ремонтирует старую церковь, кто-то строит односельчанину новый дом взамен сгоревшего или помогает нуждающемуся пенсионеру, кто-то приобретает медицинское оборудование для городской больницы Ахалкалаки.

Молодой человек из деревни Корх, имеющий бизнес в России, поставил у себя на родине красивый памятный хачкар. Один из деревенских стариков подошел благословить парня и добавил: "Еще больше благословим тебя, если поможешь заменить старые трубы водопровода".

И все же спонсорская помощь не в состоянии решить большинства проблем. Последнее время полностью сменилось руководство префектур в Ахалкалаки, Ниноцминде, Цалке, Ахалцхе, но воз и ныне там, не решается ни одна жизненно важная задача. Ведутся разговоры что Ахалкалаки и Ниноцминда должны образовать отдельную область, не связанную с Самцхе. Возможно, Джавахк готовится к серьезным административным преобразованиям.
 

…С хребта у села Самсар виден весь Джавахк. Нельзя не восхищаться волшебной красотой этого края. Природа здесь капризна, как человеческое настроение. Зимы долгие и суровые, весна быстро переходит в короткое лето. Журчащие родники, густые еловые леса, кристально чистые озера. Только такая сказочная природа могла разбудить поэтический дар Терьяна — здешнее туманное небо, грустная осень, ясные летние ночи с синим небосводом, полным неправдоподобно крупных звезд. Земля Джавахка родила Дживани, Хаваси, Дереника Демирчяна, Мкртича Сарксяна, таких государственных деятелей, как Огаджанян, Рубен Тер-Минасян, Качазнуни… Здешние армяне — потомки коренных жителей Джавахка и переселенцев из Западной Армении, главным образом из Эрзрума (Карина), прибывших сюда в 1830 году.

Когда мы познакомились и побеседовали с пожилым пастухом Давидом, оказалось, что он владеет всей свежей информацией, за годы своего пятидесятилетнего труда прочел сотни книг, сам сочиняет песни, хорошо знаком не только с армянской поэзией, но знает наизусть отрывки из "Витязя в тигровой шкуре". Он с воодушевлением декламировал нам свои собственные стихи. Вообще, почти каждая семья в Джавахке имеет богатую домашнюю библиотеку. Здесь каждый философ, поэт, художник.

 

В списке почетных гостей Джавахка первым нужно назвать Ованнеса Туманяна. Замысел одной из его знаменитых поэм возник после посещения села Гандза, этому селу посвящены прекрасные стихотворные строки.

Аветик Исаакян гостил в здешних местах у Вагана Терьяна. Вместе они отправились к месту паломничества — часовне Сурб Ованнес, где участвовали в древнем празднике "Вардавар". "Посмотрите, варпет, какие грустные глаза у наших сельчан, — сказал своему гостю Терьян. — Какие озабоченные, прокаленные на солнце лица. Горькой нищетой они отягощены, но все равно радуются — грустная это радость. Кажется, веселые песни поют, но сколько в них сквозит горя. Вековые страдания говорят их устами. Этот народ не в состоянии понять наша интеллигенция, не говоря уже о чужеземцах — только вы и Туманян. После вас нужно писать что-то совершенно новое или молчать…"

Глаза у джавахкцев в самом деле грустные и озабоченные, что-то ищут вдали. Надежду, свет? Сложно понять, тем более сейчас, в это смутное начало столетия, когда сотни семей покидают родную колыбель, когда в Джавахке крепко запирают окна и двери, навсегда переселяясь отсюда. Как во сне запирают ворота, пряча ключи под огромный камень. Сердце разрывается, когда видишь опустевшие села Джавахка, где когда-то кипела жизнь, видишь, как у запертых дверей играют бездомные котята.

...И теперь, хоть весна стучится в дверь, в молоканских селах на высоких деревьях пустуют гнезда аистов. Аисты возвращаются с юга в середине апреля — только тогда начинается оттепель, и появляются первые подснежники. Пусть благословит Бог аистов, возвращающихся в свои гнезда. Пусть благословит Бог джавахкцев в чужой стороне, пусть вернутся они домой, укрепят свои хозяйства.

Ранним утром на машине по разбитой дороге мы добираемся до самой холодной точки Армении — Ашоцка (бывшего Гукасяна). К югу от Ашоцка до самого Еревана нормальное шоссе… Все-таки нам удалось перед отъездом из Джавахка побывать на свадьбе, видеть молодую пару, слышать звуки дхола и зурны. Значит, будет жив этот армянский край, есть у него будущее несмотря ни на что.

 

P.S. Моя статья уже была закончена, когда стало известно, что новым главой Самцхе-Джавахка назначен Василий Маглаберидзе. Глава края пообещал, что весной по инициативе руководства страны начнется строительство дороги Ниноцминда-Ахалкалаки-Тбилиси. Эта дорога призвана значительно улучшить сообщение Джавахка с остальными районами Грузии.

 

Средняя оценка:0/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>