вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Драгоценное свидетельство" - Эмануил ДОЛБАКЯН

22.06.2006 Эммануил Долбакян Статья опубликована в номере №1 (1).
Комментариев:0 Средняя оценка:0/5

Долбакян Эмануел Егиаевич родился 29 сентября 1941 г . в г.Бейруте (Ливан). В 1946 г . семья репатриировалась в Советскую Армению. Окончив с отличием Ереванский медицинский институт, он оступает в аспирантуру Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии Академии Наук СССР (ныне РАН), в лабораторию выдающегося ученого, чл.-корр. АН СССР Э.А.Асратяна. Здесь же, в институте он и работает по настоящее время, являясь ведущим специалистом в области физиологии высшей нервной деятельности. По его инициативе в октябре 1992 г . в Краснодаре состоялся первый (учредительный) съезд Ассоциации армянских общин России. Э.Е.Долбакян становится ее тветственным секретарем. С 1993 по 1999 г . он — заместитель председателя Совета "Армянской Общины Москвы", член Президиума Национально-культурной автономии армян г. Москвы. С мая 1999г. Э.Е.Долбакян — учредитель и председатель Совета региональной общественной организации "Армянское культурно-просветительское общество "Арарат". Э.Е.Долбакян — организатор регулярных конференций: "Лазаревских чтений" по истории армян России.
 

Он родился в семье генерала российской армии. Сам стал генералом, боевым офицером, участником Первой мировой войны. Одним из блестящих армянских генералов российской армии!

Он остался в истории армянского народа не только как полководец. Он остался и останется своей Книгой. Именно так, с большой буквы. О ней мы и будем говорить.

На сегодняшний день мы располагаем предельно сжатой биографией генерала.
 

КОРГАНОВ ГАВРИИЛ ГРИГОРЬЕВИЧ (03.05 1880, Тифлис — 08.01.1954, Париж)

Генерал-майор. Из семьи потомственных военных, сын генерала. Основатель и почетный председатель Союза армян офицеров — бойцов. Окончил Тифлисский кадетский корпус (1897), Михайловское артиллерийское училище (1899), Академию Генерального штаба. Участник Первой мировой войны на Кавказе. После развала фронта перешел на службу в Армянскую Республику, был военным советником армянской делегации на Международной конференции в Париже. Основатель и почетный председатель Союза армян ветеранов войны 1914-1921 гг. Кавалер ордена Почетного легиона. Масон. Похоронен на кладбище Пер-Лашез.

Из книги: Незабытые могилы. Российское зарубежье. Некрологи 1917–1999. — РГБ, 2001, Т.3, И-К
 

Еще добавим, что в годы Первой мировой войны генерал Корганов был заместителем начальника штаба Кавказского фронта. Теперь можно утверждать, что вы, уважаемые читатели, знаете про генерала Корганова практически столько же, столько и мы.

Мы — это два товарища, два друга: Юрий Левонович Пирумян и автор этих строк. Юрий Левонович — коренной москвич, активный участник армянской общинной жизни в Москве. Он — внук Даниелбека Пирумяна, одного из руководителей судьбоносной Сардарапатской битвы, внучатый племянник Погосбека Пирумяна, тоже героя Сардарапата! В 1998 году он был официально приглашен Президентом Республики Армения на торжества, посвященные 80-летию Сардарапатской битвы. Юрий Левонович в течение многих лет занимается историческими изысканиями, посвященными не только подвигу братьев Пирумянов, но и всему периоду 1918-1920 гг. — трагическим и одновременно знаменательным годам в истории нашего народа.

Именно благодаря своим исследованиям он несколько лет назад вышел на книгу генерала Корганова: "Участие армян в мировой войне на Кавказском фронте (1914-1918)". Книга увидела свет в Париже на французском языке в 1927 г . Символично, что она была издана в армянской типографии "Масис".

Юрий Левонович решил, что труд прославленного генерала должен быть обязательно переведен на русский язык и приступил к работе. Потом к нему присоединился автор этих строк. Книга нами переведена и ждет решения вечной финансовой проблемы: денег на издание. Но мы пока оптимисты.

О чем эта книга? О военных действиях российской армии на Кавказском фронте в годы Первой мировой войны. О том, как в начале войны она фактически освободила от многовекового турецкого ига практически всю Западную Армению. Как в составе российской армии героически сражались армянские добровольцы. Как русские воины и армянские добровольцы дважды брали и, увы, дважды отдавали древнейший и великий город Ван.

Пишет Корганов и о событиях после так называемой Октябрьской революции, когда большевикам удалось окончательно развалить российскую армию, в том числе и Кавказский фронт. Армянам пришлось сверхчеловеческими усилиями создавать на ходу воинские подразделения и части, формировать Армянский корпус, который должен был держать оборону против многократно превосходящих сил противника. А фронт, брошенный русским солдатом, тянулся на целых 500 км — от Черного моря до Вана. Вынужденно, несмотря на беспримерный героизм армянских воинов, приходилось отступать и отступать. Была полностью оставлена Западная Армения, турки вошли в Восточную Армению, приблизились к Еревану. Потом был Сардарапат. Эпилогом стала героическая оборона Баку армянами…

А Закавказский сейм, "братское" отношение грузинских меньшевиков и азербайджанских мусаватистов к армянскому народу, фактическая сдача меньшевистским руководством эфемерного Закавказского правительства армянских территорий туркам и многое еще другое?!
Развал фронта большевиками — беспримерное предательство в истории великих войн, в истории России. Но это было только начало.

Именно в те драматические семь месяцев, когда армянский народ, его вновь созданные вооруженные силы держали оборону от турецко-германских сил, камарилья Ленина и Сталина, "открывала" армянам глаза на жестокую реальность, созданную ее предательскими действиями в России и Армении. Ими был издан "Декрет о Турецкой Армении" — после ухода русских войск армяне получают желанную возможность самоопределения … под угрозой уничтожения целого народа наступающей турецкой армией. Это быль стиль действий "вождя мирового пролетариата" и будущего "отца народов".

Вот что писал "самый человечный человек": "Отдельные требования демократии, в том числе самоопределение, не абсолют… интересы освобождения нескольких крупных и крупнейших народов Европы стоят выше интересов освободительного движения мелких наций…"

В газете "Жизнь национальностей", органе Наркомнаца и рупоре Сталина большевик Ал. Скачко писал: "…Армении безусловно придется руководитьс

я ленинским принципом о величайших национальных пожертвованиях... Армении до поры до времени ничего не остается как принести в жертву интересам мировой революции и бывшие территории, и оставшиеся там группы своего народа. Армении придется отказаться не только от территорий, на которые она претендовала, но даже и от тех, которые уже входили в состав независимой Армении".

Вернемся к книге. Целых 4 года генерал Корганов был одним из ответственных военачальников Кавказского фронта. И, безусловно, одним из самых информированных.

Во время нашей работы над книгой мы прониклись высочайшим уважением к Гавриилу Григорьевичу Корганову, как к весьма компетентному военному специалисту, военному историку, мемуаристу, достойнейшему представителю российского офицерского корпуса и благородному сыну армянского народа.

Писать объективно, быть чрезвычайно точным, писать без захлестывающих тебя эмоций, без ложного пафоса! Это его стиль! И тем ценнее те скупые фразы, где дается нравственная, следовательно, и эмоциональная оценка событий.
 

Из предисловия автора:

"…Мировая война лишний раз подтвердила истину — как бы ни эволюционировало человечество, как бы широко ни распространялись в мире гуманистические идеи, право народов на независимое существование может утверждаться только путем вооруженной борьбы.

Армянский народ, давно потерявший независимость, и ревниво охранявший национальный облик и культуру, не мог не принять участие в великом всеобщем пожаре — особенно на русско-турецком театре войны, включавшем в себя, помимо прочего, и территорию исторической Армении. Он не мог не выступить на стороне держав Антанты, к которым его подталкивали направление собственной истории, национальные интересы и политические устремления.

С первых же дней войны армяне с энтузиазмом откликнулись на призыв вступить в ряды армий Антанты и до конца выполнили свой долг.

Со всех сторон стекались многочисленные добровольцы, чтобы вставать под знамена армий Антанты, или формировать, если позволяли обстоятельства, самостоятельные войсковые части.

Вспыхнула революция в России, повлекшая за собой крах русской армии и ее уход с Кавказского фронта. И именно на плечи армян легла тяжелая задача защиты Закавказья — Армения, создав свои собственные войска, вступила в борьбу на стороне союзников, как государство в состоянии войны.

Лишенные всякой помощи, даже связи со своими союзниками, армяне в течение семи месяцев мужественно и упорно выдержали неравную борьбу, часто в ситуациях, которые казались безысходными… Эта продолжительная, упорная, изолированная борьба, вынудив турок отвлечь на нее часть своих сил, задержала на семь месяцев потерю Закавказья, что имело большое значение для азиатского театра мировой войны.

Несмотря на неслыханные человеческие жертвы, армянскому народу в ходе войны удалось создать свое государство…

Считая своей единственной целью дать верное общее представление о важности участия Армении в войне на стороне держав Антанты, я воздержался от описания героических действий отдельных лиц. В исторические моменты, которые переживает народ, важнее изучать проявления его воли и единства, а не подвиги отдельных его представителей.

Кроме того, описывая блестящие подвиги каких-то конкретных лиц и, обходя молчанием не менее славные дела других, о которых я мог и не знать, я рисковал быть обвиненным в пристрастности.

Однако я считаю своим долгом рассказать о том, как много российских офицеров, русских по национальности, с замечательной самоотверженностью помогали нам в нашей неравной борьбе. Не могу не упомянуть имен генерала Вышинского, занимавшего должность начальника штаба Кавказской армии, а затем Армянского корпуса; коменданта крепости Карс генерала Деева; полковника Мореля — бывшего военного атташе русского посольства в Токио, который при уходе русских войск с Кавказа находился в Эрзинджане в момент рокового кризиса; полковника Зинковича — начальника штаба у генералов Андраника и Силикова и, наконец, полковника Ефремова с его отрядом, где достойные уважения офицеры служили в качестве простых солдат. К сожалению, я не имею возможности перечислить в кратком предисловии все имена, заслуживающие наивысшей благодарности со стороны армян".

***

"Эчмиадзин. Его Святейшеству Католикосу Всех Армян. — 25 мая 1915 года.

Благодарю Вас от всего сердца за горячие молитвы, с которыми Вы обращались ко Всевышнему в Эчмиадзинском соборе в этот знаменательный день, когда Ван был освобожден от исторического врага христианства, а армянский народ от векового ига, благодаря доблестным и победоносным войскам и мужественным армянским дружинам 4-го Армейского корпуса, мне вверенного. 53052.

Генерал ОГАНОВСКИЙ".

***

"Командиру 3-й армянской дружины Амазаспу Срвандзтяну.

По приказу командующего армией 3-я армянская дружина выводится из состава вверенных мне войск и получает новое назначение. С начала военных действий с Турцией 3-я армянская дружина была включена в состав Сарыкамышского отряда, затем вписана в отряд полковника Кулебякина. Дружина особо отличилась в боях 22 ноября, 23 декабря и 5 января. 19 декабря она выдержала первый натиск турок у Алагёза, прелюдию Сарыкамышских операций, закончившихся нашей блестящей победой. Во время ожесточенного боя у Алагёза армяне потеряли убитыми 30 и ранеными 40 человек, но оказали упорное сопротивление противнику до прибытия подкреплений, вместе с которыми они нанесли врагу жестокое поражение. Я расстаюсь с сожалением с доблестным командиром дружины и его храбрыми солдатами. Однако я с удовольствием от лица армии благодарю их за самоотверженность, отличную и полезную службу, проявленную в войсках Сарыкамышского отряда. Желаю им в новой задаче, которая выпала на их долю, счастья, блестящих успехов и новых подвигов.

В продолжение трех месяцев 3-я армянская дружина с честью выполняла тяжелую ответственную задачу, прикрывая левый фланг Сарыкамышского отряда, неся разведывательную службу в ущельях и обрывистых горах Палантекена, храбро сражаясь бок о бок с бригадами генералов Гулыги и Пржевальского и, наконец, в войсках генерала Баратова.

С Богом, с верой в самих себя, в наше святое дело, вперед к победе!

КАЛИТИН, бригадный генерал,
Командующий 1-м Кавказским армейским корпусом".


***

"Телеграмма:

Его Святейшеству, Католикосу Всех Армян.

Джульфа, 22 ноября.

В бою 22 ноября отряд армянских добровольцев Андраника проявил чудеса храбрости и самоотверженности. Счастлив довести это до сведения Его Святейшества, которого я прошу о благословении и молитве за наши будущие успехи. ЧЕРНОЗУБОВ".

 

***

Заключительная часть главы: "Операции в районе Эривани":

"Перед тем, как приступить к рассказу о защите Баку, что составляет отдельную главу участия армян в великой войне, справедливо подчеркнуть важность борьбы Армянского корпуса в период с 24 по 26 мая, когда его войска, используя отдельные тактические преимущества, одержали верх над противником в Каракилисе под командованием Назарбекова, под начальством генерала Силикова в Сардарапате и Дро в Баш-Апаране.

Результатом была временная остановка турецкого наступления и потеря его темпа.

Но политические последствия этих успехов, можно сказать без преувеличения, были чрезвычайно важными для судеб армянского народа.

В описываемый здесь период, т.е. летом 1918 года, главными объектами операций турецкой армии на Кавказском фронте в соответствии с планами турецкого командования и директивами германской ставки были правый английский фланг в Мосуле и район Баку.

Поскольку Армения была расположена на путях операций в сторону Персидского Азербайджана и района Баку, было абсолютно необходимо стать хозяином этой страны и уничтожить ее силы сопротивления — Армянский корпус. Уже к началу сражений под Каракилисой, Баш-Апараном и Сардарапатом, турки потеряли пять драгоценных месяцев со времени ухода русских войск с фронта (январь 1918 года).

Эти сражения доказали туркам, что сила сопротивления Армянского корпуса не сломлена и потребуется еще много времени и усилий, чтобы заставить его сложить оружие.
 
Турецкое командование находилось перед дилеммой. Или продолжать длительные военные операции против армянских сил, откладывая на неопределенное время решение главной задачи (Персидский Азербайджан и Баку), что противоречило принципу концентрации сил на театре военных действий. Или преследовать главную цель, прикрываясь слабым заслоном от Армянского корпуса, который в этом случае находился бы на фланге турецких коммуникационных путей на Джульфу и Баку, в положении, наиболее опасном для турецкой армии. Выход из этой дилеммы был найден. Всего лишь несколько дней спустя после битв, о которых мы говорили, Турция внезапно и без всякого предварительного извещения признала независимость Армении и 4 июня подписала с ней мирный договор [...]

Изолированная от внешнего мира, Армения обязана своим спасением только своим собственным силам — тем, кто сражался под Каракилисой, Баш-Апараном и Сардарапатом.
 
Чтобы можно было оценить по справедливости значение совершенного подвига, необходимо сравнить вовлеченные в военные действия силы двух сторон.
 
К концу мая 1918 года Армянский корпус насчитывал тридцать батальонов, тогда как турки имели только в первой линии пять дивизий (3-ю, 5-ю, 9-ю, 11-ю и 36-ую) или пятьдесят батальонов, которые при необходимости могли быть усилены войсками, эшелонированными между Сарыкамышем и Александрополем. Таким образом, только в первой линии турки имели почти двойной перевес по числу батальонов, но в действительности, с учетом личного состава у турок было тройное превосходство. Армянские батальоны не насчитывали в среднем и 400 штыков, турецкие составляли, как минимум, 700. Тридцать армянских батальонов, общие силы которых не превышали 12.000 человек, должны были сражаться против пятидесяти турецких батальонов общей численностью 35.000 человек."
 
 
***
Заключительная часть последней главы:
 
"Результатом операций турок от 1 сентября стало полное окружение Баку.
 
Сообщение с внешним миром поддерживались только через Каспийское море. Напрасно Бакинская Диктатура связывала свою надежду с прибытием английского подкрепления. Последний эшелон Данстервилла высадился 17 августа. Генерал с самого начала сомневался в возможности защищать Баку, неудачный исход сражений 29 августа и 1 сентября должен был утвердить его окончательно в этом мнении. По некоторым данным в начале сентября генерал Данстервилл, считая бесполезным продолжение обороны, намеревался увести свои войска и предложил Диктатуре приступить к переговорам с врагом. Генерал Багратуни энергично воспротивился подобному решению и, в конце концов, было решено продолжать борьбу.
 
К 10 часам утра 15 сентября поступили сведения о появлении против правого фланга обороны на линии между деревнями Зиг и Сураханы значительных групп татар, пеших и конных, усиленных турками, всего около 3.000 человек. Сражение началось к 11 часам и продолжилось до полуночи, все атаки врага были отбиты.
 
Однако они имели всего лишь показательный характер, в ночь с 13 на 14 сентября турки перешли к энергичному одновременному наступлению против левого фланга линии обороны, по всему фронту линии гора Патамдар — Волчьи ворота. Враг постоянно вводил новые силы и утром 14 сентября занял Волчьи ворота.
 
Участок центра тоже был атакован, и полное превосходство врага по всему фронту стало очевидным. Обороняющиеся, истратив все свои резервы и, не имея возможности маневрировать, были вынуждены пассивно отбиваться, лишенные всяких средств контратаки.

К 5 часам пополудни англичане, никого не поставив в известность, покинули позиции и вернулись в город, чтобы грузиться на свою транспортную флотилию. Это стало сигналом ко всеобщему отступлению, и линию обороны пришлось перенести к черте города. В этих условиях Диктатура решила отказаться от обороны Баку [...]
 
К рассвету 15 числа удалось погрузить на суда до 8.000 человек; в 5 часов эвакуировался штаб генерала Докучаева, последними в 6 часов утра, когда в городе уже начались грабежи, поднялись на борт корабля генерал Багратуни и энергичный председатель партии "Дашнакцутюн" г-н Ростом Зорян.

Баку пал. Победители отдали город на грабеж черни. В течение двух дней, 15 и 16 сентября происходила резня, по данным из разных источников от 15.000 до 30.000 армянского населения.
 
 
***
После того, как мы показали роль армян в обороне города и района Баку, тяжесть которой почти исключительно легла на их плечи, нам остается привлечь внимание к отражению этой упорной борьбы на ходе мировой войны.

Из-за нее Центральные Державы длительное время были лишены жизненно необходимых продуктов нефтяной промышленности Баку. Турки не получили выхода к Каспийскому морю, что сорвало планы их операций в северной Персии и за Каспием.

Мы не должны забывать, что Баку — самый крупный порт Каспийского моря. Оттуда турки могли со всей легкостью войти в связь с прибрежным мусульманским населением, в чьем расположении сомневаться не приходилось. Если допустить идею пантюркской империи, Каспийское море, занимая там центральное положение, служило бы связью между ее частями.
 
Операции турок и закавказских татар в течение значительного периода были парализованы обороной Баку. Туркам не хватило времени соединить Закавказье со странами Закаспия, привести в исполнение германский план поднять мусульманские народы Центральной Азии для угрозы гегемонии англичан в Индии.
 
Как подтверждение важной роли, которую имела длительная оборона Баку в связи с общей стратегической ситуацией, приведем несколько цитат из известной книги Эриха Людендорфа (главнокомандующего германскими армиями), "Воспоминания о войне (1914–1918)" (Пайо, Париж).

"Кроме угля, железной руды и стали решающую важность для продолжения войны имели горючее и смазочные масла для подводных лодок, автомобилей и самолетов [...] Вопрос горючего постоянно вызывал серьезные проблемы, как для ведения войны, так и для жизни страны. Запасы Кавказа открыли нам в 1918 году благоприятные перспективы".

Невозможность удовлетворять растущие потребности в нефтепродуктах не переставала тревожить немецкого диктатора в течение всей войны. Одновременно нарастало недовольства турками, которые, по его мнению, должны были взять Баку намного раньше.

"Турки все время были вокруг Тавриза и рядом с Баку". (с. 256, т. II)

"Турки были перед Баку. Они обосновались также и на севере Персии, однако без того, чтобы там сильно продвигаться". (с. 276, т. II)

В конце концов, немецкий главнокомандующий ввиду неуспехов турок, решился было подкрепить их немецкими войсками, чтобы поскорее и любой ценой стать хозяином нефтеносной территории Баку.

"Мы могли бы рассчитывать на бакинскую нефть, если бы взяли город сами. Я лишь помню большую нехватку горючего в Германии, трудности с освещением зимой и все последующее. После наступления 7-й армии резервы горючего были исчерпаны, их нам очень не хватало. Железные дороги Украины тоже нуждались в нефти. В рамках возможного мы ускоряли исключительными мерами добычу нефти в Румынии, и, тем не менее, не могли надеяться покрыть дефицит. Проблему могли разрешить поставки из Закавказья, а именно из Баку, если бы мы сумели обеспечить транспортировку… Решающим, естественно был вопрос, как добраться до Баку…". (с. 278 и 279, т. II)

 
Процесс работы над переводом был очень волнующим. Трудно спокойно представить себе все то трагическое, что описывается в книге. Никогда не забуду свои чувства когда, вооружившись лупами с целью уточнения топонимов, мы изучали театр военных действий по подробнейшим картам Генштаба Российской Армии. Невозможно было без душевного трепета читать названия армянских населенных пунктов, например, вокруг Ванского озера, южнее его. Ибо это самая священная и самая древняя Земля Армянская, Араратское царство (Урарту). Здесь древние праиндоевропейские земледельцы окультурили пшеницу и как минимум 10 тысяч лет назад выращивали хороший урожай зерновых. А Турция на карте этого региона появилась через 9 с лишним тысячелетий. И теперь эти места — турецкая глушь!

Кстати сегодня книгой Корганова активно интересуются современные турецкие авторы. И это объяснимо: фальсификаторам истории нужно получить в свои руки истину, чтобы потом вывернуть ее наизнанку.

Перевод книги на армянски й был напечатан в номерах газеты «Хайреник» (Бостон, США) за 1927 г . и ныне стал библиографической редкостью. Издание армянского перевода, а также перевод книги на русский язык без сомнения сделают имя генерала Корганова по настоящему популярным и будет способствовать вечной прописке в истории России и Армении как его, так и ЕГО КНИГИ!
Средняя оценка:0/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>