вход для пользователя
Регистрация
вернуться к обычному виду

"Армянский Интернет"

22.06.2006 Статья опубликована в номере №1 (1).
Комментариев:0 Средняя оценка:5/5

Можно говорить о нем в будущем времени, можно в настоящем. В любом случае он заслуживает серьезного разговора. Мы пригласили за Круглый стол не просто знатоков, но людей, которые во многом определяют сегодняшний день АРМЯНСКОГО ИНТЕРНЕТА.

Для начала они сами расскажут о своих проектах.

Карен Вртанесян (1974 г . рождения. Окончил ЕрПИ. Женат. Сыну 4,5 года): Впервые я увидел Интернет в 1996 году. Спустя четыре года переехал с семьей в США, где столкнулся с почти полным отсутствием армянской тематики в Интернете, можно сказать, с информационным вакуумом. В какой-то момент мы с женой поняли, что никто за нас ничего делать не будет, и стали работать над созданием Библиотеки армянской литературы. Идея ArmenianHouse.org появилась где-то в 2001 г . Сначала библиотека была только на русском из-за технических проблем с армянскими кодировками и шрифтами. Проблемы постепенно решались, а после того, как в пятой версии программы Fine Reader появилась возможность распознавать тексты на армянском, мы добавили к Библиотеке армянский, а заодно и английский разделы.

Не ожидали, что кто-то будет нам добровольно помогать. Сканирование и распознавание — очень трудоемкие занятия, требующие постоянного внимания и напряжения. Поэтому были просто ошарашены, когда буквально через месяц-два к нам стали подключаться добровольцы: в основном абсолютно незнакомые люди. Примерно процентов 80% материалов библиотеки — результат работы этих людей.

Небольшой, но очень дорогой нашему сердцу подраздел сайта — "Литературное Кафе", где публикуются работы начинающих авторов.

После нашего возвращения из США работа над Библиотекой не прекратилась, наоборот, в нее вовлекаются все больше и больше людей из разных стран.

Григор Мелконян (родился в 1975 г . в Ереване. С 1992-го в Москве. Женат, двое детей — Анаит и Гарегин): Коротко расскажу о проекте Genocide.ru. Сайт вышел "в эфир" 4 апреля 2001-го. На подготовку ушло чуть меньше года, практически начиная с даты регистрации домена genocide.ru.

Возмущение вызвало отсутствие в Рунете информации о геноциде армян. Стена Молчания не разрушена! А тут такой шанс, домен genocide.ru свободен! (Надо признать, идею подкинул мне Арташес Чахоян, который зарегистрировал armenia.ru) Если не я, то кто?

С Божьей помощью дело пошло неожиданно удачно. Познакомился с известным профессором международного права Ю.Г. Барсеговым, который с радостью помог составить список глав и подразделов. Плюс к этому ежедневный труд над раскруткой сайта, ежедневное обновление новостей, статей, постоянное прибавление материалов. Начали с 5-10 посетителей в сутки, сегодня имеем 350-450. Нас "заметили" priznaem.ru, ytro.ru, многие исторические, общественные и политические проекты, практически все армянские (особенно русскоязычные) сайты. В 2003 году на студии HAY-TV в прямом эфире дал получасовое интервью в программе "Доброе утро".

Рачья Арзуманян (родился в Арцахе в 1965 г ., специальность — ИТ (информационные технологии), системология. Высшее образование и аспирантура в России. В декабре 1994 защита кандидатской в Питере, тематика — сложные системы, нейронные сети, искусственный интеллект, процессы самоорганизации и пр. В 1995 вместо докторантуры возвращение в Арцах и действительная служба в Армии Обороны до 1999. Начальник службы информационных технологий Армии Обороны. В последние два года вынужден впрячься в новые темы, относящиеся к сфере социальных систем. Преподавательская деятельность в области политологии): Как видим, высветился факт, что к 2000 году в воздухе витала идея необходимости качественного скачка в армянском Интернете, новой волны, которая охватила бы прежде нетронутые уголки армянского мира. Именно в эти же годы появился на свет и Artsakh World и его появление также нельзя назвать спонтанным, — это был осмысленный и целенаправленный шаг.

Сеть — это единственное доступное Арцаху глобальное СМИ, позволяющее донести до мировой общественности и армянства точку зрения и информацию непосредственно из первых рук.

Проблем было много. Вспомним атмосферу тех лет, военное поколение Арцаха, которое фактически не училось. Изначально пришлось решать сложную и абсолютно необходимую задачу: "импортировать" в Арцах высокие технологии, создать необходимый плацдарм, чтобы они могли бы прижиться. Нужно было обеспечить минимальное количество техники и, главное, найти и обучить молодых арцахских ребят, которые могли бы освоить и вытянуть ИТ. Что-то удалось, хотя большая часть осталась в проектах и планах.

Если кратко, — удалось создать условия для временного пребывания в Арцахе молодых талантливых ереванских студентов-компьютерщиков, чья деятельность была направлена не только на написание кода, но и на обучение. Это позволило создать необходимый плацдарм для разворачивания ИТ в НКР. В 1997 вашим покорной слугой было обеспечено повторное открытие специальности "Прикладная математика" в Арцахском госуниверситете, теперь уже есть кафедра.

Об Интернет-проекте Artsakh World. Первое большое направление "История и культура" — все состоявшееся и незыблемое. В настоящее время обработаны и выставлены практически все доступные монографии, другие работы, посвященные истории и культуре Арцаха. Это более 7000 web-страниц и 1000 фотографий — архитектурные памятники Арцаха, архивные и исторические материалы, литературные произведения и пр.

Второе направление: "ArCNews" — новости, аналитика, политология по нагорно-карабахскому конфликту и региону Южного Кавказа. В рамках проекта осуществляется ежедневный мониторинг СМИ, ведется онлайновая лента новостей, рассылается дайджест новостей по Арцаху. Проект "ArCNews" реализован в идеологии баз данных, что позволяет аккумулировать и осуществлять быстрые поиски по практически неограниченному объему информации. Начиная с середины 2000 года в базах данных проекта "ArCNews" уже аккумулировано свыше 50000 информационных блоков. Уже развернутая система в состоянии без каких-либо серьезных модернизаций хранить до 10-15 млн. единиц хранения. Делается с прицелом на будущее, когда в армянских государствах появятся свои аналитические центры, а также для будущих историков.

Третье направление: "Электронный архив Арцаха" http://archive.artsakhworld.com. Тоже база данных, куда уже помещены более 1000 документов, относящихся, в основном, к периоду 1918-1924гг. национально-освободительной борьбы армянского народа.

Четвертое направление: армянское духовное наследие. В рамках данного направления выставляются в Сеть работы по Армянской идее — Нжде, другие авторы. Материалы будут в будущем сконцентрированы в отдельный проект "Hayk", который сейчас ставим на ноги. Каркас можно посмотреть по адресу http://hayk.artsakhworld.com. Там уже подготовлены и выставлены, не побоюсь сказать, самые подробные карты Великой Армении в Сети, причем с армянскими топонимами и на трех языках. Армяне любят говорить о Западной Армении, потерянной родине, но каково было обнаружить, что во всей Сети нет ни одной "армянской" карты на английском или русском.

Та же идеология баз данных позволит быстро пополнить ресурс и в будущем выйти на "Армянскую Энциклопедию". Если мы закончим весь программный код (в этом году должны закончить), то практически операциями "копировать-вставить" в Сеть можно будет выставить хоть все армянские энциклопедии.

Наши проекты некоммерческие и развиваются усилиями молодых веб-дизайнеров и программистов, — в основном студентов Арцахского государственного университета на компьютерной и технологической базе ООО "ArCGroup".

Ашот Аматуни: С Интернетом знаком где-то с 1998 года, хотя, сказать честно, в то время меня вопрос "армянского присутствия в сети" обошел стороной. Во многом определяющим для меня стало участие на форуме ArmenianHouse. В конечном итоге я пришел к выводу, что самому тоже надо что-то сделать. Идея создания сайта sumgait.info появилась после того, как я обнаружил отсутствие в Сети централизованного ресурса о погромах и резне в Азербайджане. Помню даже, как однажды беседовал по ICQ с Кареном и сказал, что хочу начать подобный проект. На следующий день был зарегистрирован домен.

К.Агекян: Какие родовые черты отличают, по-вашему, Армянский Интернет?

К.Вртанесян: В целом он не оторван от реальности настолько, как скажем в России — это, по-моему, самая положительная черта. Учитывая характерную особенность армян находить везде знакомых и родственников, оторванность от "реала" просто невозможна. Очень часто знакомство в Интернете перерастает в крепкую дружбу, полезные деловые связи.

Негативных черт, к сожалению, больше.

Во-первых, низкий технический и визуальный уровень большинства проектов. Часто на проект, который неплохо финансируется, коллектив разработчиков/дизайнеров/авторов выбирается по принципу кумовства. Удивляешься, на что были потрачены десятки тысяч долларов, неужели на эти бледные и малоинформативные сайты?

Во-вторых, нежелание делать что-то новое. Многие просто "заимствуют" материалы с чужих web-сайтов, часто "забывая" даже отметить, откуда взяты тот или иной текст, фотография.

К.Агекян: Очень распространенная в Сети болезнь.

К.Вртанесян: Обиднее всего, когда этим занимаются заведомо коммерческие или же хорошо финансируемые сайты. Фактически кто-то тратит недели и месяцы на подготовку материала, другие же беспардонно на этом зарабатывают.

Третий минус — заторможенность. Многие армянские web-сайты, как церкви, строятся на века. Сделают интересный и красивый сайт, и все: никаких обновлений. Раз зайдешь, два, прочтешь все и больше там делать нечего.

Еще одна проблема — "Арментел", страшный сон армянского Интернета. Ценовая политика телекоммуникационного монополиста просто душит развитие Интернета в Армении. Например, в Сети очень мало студентов из Армении, большинство просто не могут позволить себе такую роскошь, как более или менее постоянное присутствие в Сети. Январское изменение ценовой политики тем более ухудшило и без того безрадостную ситуацию.

Г.Мелконян: Если говорить о технической стороне Армнета, мы отстаем от азербайджанцев. Армянские проекты, расположенные вне Армении имеют хорошие технические данные, но потенциальные посетители из Армении не участвуют в процессе, тем самим лишают нас поддержки. Речь идет не только о количестве посетителей. Хуже всего то, что мы лишены информационной поддержки. В Интернете это смертельно опасно. Порой мы не дождемся никаких комментариев нашего МИД по тому или иному вопросу. А азербайджанцы заваливают информацией весь Рунет. Одним словом у нас нет оперативности — пара труднодоступных новостных лент.

Р.Арзуманян: Хотел бы добавить один важный момент. Армянство в очередной раз опаздывает, — можно списать на тысячелетия и возраст, но я склонен списывать на другие, также родовые, но негативные черты армянства. Наш духовный и интеллектуальный "бомонд" так и не удосужился осознать тот факт, что появилась новая реальность — Сеть.

К.Вртанесян: Очень точно подмечено. Есть большой круг творческих личностей, которые об Интернете ни сном, ни духом. Учитывая, что мы, армяне, и так не имеем особо широких возможностей для распространения информации, не использовать для этой цели Интернет довольно расточительно.

Р.Арзуманян: Картина во многом сходная с концом 19-го — началом 20-го века. Новый мир, новые реалии, а мы как всегда крутимся на орбитах старых и чуждых идей и идеологий. Как следствие — хаос и броуновское движение, и это при ограниченных ресурсах. Армянская Сеть остается хаотичной.

К.Вртанесян: А ведь с каждым годом становится все труднее "пробиться наверх" — быть замеченным в Интернете. Чем дальше, тем больше поток посетителей фокусируется вокруг небольшого количества сайтов-гигантов, с которыми становится все труднее конкурировать.

Р.Арзуманян: Человеческие сообщества, новые реалии рождаются, образуются или конструируются вокруг неких фундаментальных идей-понятий, которых на сегодняшний день у армянства по отношению к Сети нет. Поэтому, по большому счету, говорить об Армянской Сети неправомерно. Есть армянский сегмент, раздел, элемент Сети, не более. Однако есть азербайджанская Сеть и неважно кто ее строит — главное, что она есть и функционирует.

Что можно предпринять, чтобы запустить процессы создания Армянской Сети, сказать сразу сложно. Здесь должны быть представлены все идеи, пласты, слои, темы вокруг которых вращается армянство, — процесс, который худо-бедно развивается, становится на ноги. Дальше будет видно...

К.Агекян: В какой мере армянские Интернет-ресурсы востребованы?

К.Вртанесян: Ресурсы с уникальными материалами, востребованы, но большинство посетителей не из Армении. (Как я уже сказал — это результат действий Арментела.) Материалы используются школьниками и студентами, исследователями и не только армянскими. Большинство посетителей — армяне из диаспоры.

В отношении пропагандистских и информационных сайтов, мы однозначно проигрываем по количеству. Кроме того, сайты азербайджанских СМИ намного лучше раскручены, да и техническая база сильнее. Бывает, посетители извне Армении по полчаса ждут, пока загрузится главная страница Panarmenian.net, одного из крупнейших армянских информационных ресурсов. Естественно, мало кто у кого хватит на это терпения. Также зачастую за армянские информационные ресурсы выдаются сайты, на самом деле таковыми не являющиеся, например, сайт армянского отдела Радио "Свобода", имеющий откровенно антиармянский душок.

Г.Мелконян: Спроса на армянскую информацию, будь она новостная или познавательная, намного больше чем предложения. Мои русские друзья — отнюдь не новички в Интернете — долго не могли найти сайт с туристической информацией об Армении, ее гостиницах, курортах и т.д. Безусловно, в каких-то закоулках Интернета подобные сайты есть, но выйти на них непросто. Так что перспектива армянских ресурсов просто замечательная.

А.Аматуни: Если брать как пример sumgait.info, число посетителей медленно, но верно растет. Причем многие заходят на сайт через поисковые системы, что радует.

К.Агекян: Нужен ли отдельный армянский "поисковик" (прим. — система поиска в Сети по ключевым словам). Если да, то чего не хватает для его создания?

А.Аматуни: Системы как таковой нет. Я сам использую Google, когда задаю ключевые слова для поиска на армянском. Создание подобной армянской системы упирается в вопрос ресурсов — как людских, так и финансовых.

К.Вртанесян: Действительно, на сегодняшний день Google более или менее справляется с этой целью. Существовал также проект поддержки армянского для поисковика F.A.S.T., но его купила другая компания, затем, насколько мне известно, их перекупил Yahoo и закрыл их проекты. Были также попытки со стороны отдельных энтузиастов-армян что-то сделать в этом направлении.

Проблема в том, что для действительно качественного поиска требуется учитывать морфологию языка. Чтобы разработать подобные алгоритмы для армянского, требуется серьезная научная работа. Тот же Google пока не научился нормально учитывать русскую морфологию. Поэтому и уступает по качеству поиска российскому Яндексу.

Я лично не вижу сегодня кого-либо, настолько заинтересованного в армянском сегменте Интернета, чтобы делать такие затраты. Если найдется спонсор, ему лучше направить средства на создание профессионального качества армянских Unicode-совместимых шрифтов, которые можно было бы использовать и в Интернете, и в профессиональной печати. Сейчас таких шрифтов просто нет.

Г.Арзуманян: Ставить вопрос об армянской поисковой системе на мой взгляд преждевременно. Роль такой системы в чем-то аналогична роли энциклопедий в эпоху Просвещения. Она задает координаты и формирует пространство армянской Сети, ее метрику: что является ценным, а что второстепенно, какие идеи, концепции, слова и прочее являются ключевыми, определяющими, а какие маргинальны, фантастичны, вредны, враждебны. Для меня очевидно, что мы пока еще не готовы к такой работе, нужно время и не зря я был вынужден последние два года бросить большую часть и без того ограниченных сил и средств на разворачивание проекта "Армянская Энциклопедия", попробовав для начала хотя бы задать границы армянского географического и исторического пространств. Как можно говорить о Западной Армении и т.д., если во всей Сети ни одной нормальной карты с армянскими топонимами, — хотя бы в рамках Армянского Нагорья. Почему у каждого армянина в спюрке не висит на стене такая карта — висит в лучшем случае суррогат с турецкими, английскими и прочими топонимами, — но не армянскими?

Необходимо пройти этап за этапом, но мы пока движемся во многом за счет энтузиазма, нервов, но никак не политики армянства. Для начала должны быть определены хотя бы общие контуры армянского мира в целом, место и роль армянской Сети в этом мире и уж потом есть шанс выстроить что-то работоспособное. Да, возможен чисто "технократический", "технологический" подход, когда находятся ресурсы и воздвигается нечто функционирующее. Однако без определения цели и задачи строительства, выстроенное здание имеет мало шансов быть обжитым и заслужить право на историю. Google и прочие системы, конечно же, бизнес, — но не только...

Поэтому будет честно, порядочно сказать вслух, что армянского видения мира сегодня не существует, и мы всего лишь часть западного, европейского, христианского — как угодно — мира. Значит, вынуждены и должны придерживаться правил и метрики данного мира, — в культуре, идеологии, политике... и использовать Google. Это сегодняшняя реальность и надо ее принимать такой, какова она есть.

Шанс на собственное мировоззрение армянства и, как маленькое следствие, свою поисковую систему — простите, это вопрос не к Сети и не к молодым ребятам, которые ее развивают и держат, пока наши блестящие умы от философии, культуры, религии заняты гораздо более важными проблемами, — даже страшно подумать какими, если данные вопросы для них являются несущественными и несерьезными. Мое — старшее и страшное — поколение предпочитает играть в нарды и взвалить на плечи молодых задачи, которые оно обязано было решить, пользуясь затишьем и безвременьем советской эпохи. Писали бы в стол… Но весь трагизм в том, что писали только на передовицы и от этой истины никуда не деться.

К.Агекян: Представим себе двуязычного молодого человека, который живет в замкнутом пространстве и все его общение ограничивается Сетью. Он интересуется армянской тематикой, просматривает материалы, регулярно участвует в форумах. Какой язык у него со временем начнет хиреть и атрофироваться: армянский или английский/русский/французский?

К.Вртанесян: Армянский пострадает, однозначно. На сегодняшний день качественные ресурсы на армянском можно пересчитать по пальцам рук. Да и то они в основном имеют академическую направленность и вряд ли способны заинтересовать молодого человека.

А. Аматуни: Было своего рода давление на форумах, чтобы администраторы обеспечили техническую поддержку армянского языка. Когда поддержка была установлена, многие стали писать на армянском. Важно то, чтобы люди поняли одно — писать с ошибками не является постыдным поступком и люди начали писать на армянском.

К.Вртанесян: Помню, как один на одном из армянских сайтов с более чем армянским названием, администратор в течении почти года ЗАПРЕЩАЛ(!!!) писать армянскими буквами. Хотя у самого с русским были проблемы. Были случаи, когда молодые авторы посылали нам для публикации стихи или прозу на русском, от которых становилось больно за великий и могучий... Ну, зачем насиловать себя и других? Неужели не легче начать литературную деятельность с родного языка?

К.Агекян: Пропагандируя национальные ценности, не упускаем ли мы пропаганду языка? Или все проблема состояла только в трудностях с кодировкой, которые уже благополучно решены? Постоянное наличие на всех форумах тем "Говорим по-армянски", "Учим армянский" подсказывает, что обучающие материалы однозначно будут востребованы. Я видел в Сети самоучитель, видел словари, видел на форуме попытку создать разговорник. Но всю эту работу необходимо централизовать, сделать легко находимой, легко загружаемой, материал должен быть хорошо структурирован. Мы обязаны сохранить не только бытовой язык, но еще и лексику, научную терминологию. Ведь не секрет — часто люди, владеющие армянским языком, переходят на английский/русский, когда речь заходит уже не о бытовых вещах, а о серьезных предметах. Эту тенденцию тоже надо как-то переламывать. Конечно, один только Интернет не перевернет ситуацию, но может внести серьезный вклад. Не кажется ли вам, что обучающий языковой ресурс нужен просто как воздух?

К.Вртанесян: Тут, опять же, встает вопрос ресурсов. Каждому из нас приходится вести даже не один, а с полдюжины проектов разных направлений — просто не хватает людей. Приток новых, патриотически настроенных кадров очень слаб. Да и в нормальных условиях трудно найти человека, готового после работы еще и по 5-6 часов в день плюс все выходные вкалывать над Интернет-проектами. Вот и не знаешь, за что ухватиться, и что делать в первую очередь.

Конкретных планов множество. Сейчас реализуем те, которые реализовать в состоянии. Метания от одного незавершенного проекта к другому лишь замедляют движение вперед, поэтому и с расширением не стоит спешить.

Создание как можно большего количества ресурсов на армянском, ресурсов для изучения армянского в самом деле стоит выделить как первоочередную задачу. Параллельно нужны переводы важнейших произведений армянской литературы на английский и русский: для многих армян, "потерявших" на чужбине язык, это явится неплохим стимулом для того, чтобы сделать попытку вернуться к Арарату.

Р.Арзуманян: Вопрос языка есть проблема не технологическая, а идеологическая, философская, культурная и выше. Увы, мы пока не в состоянии разработать не то что идеологию армянской Сети, но идеологию армянских государств на гораздо более актуальных направлениях. Это общие армянские проблемы и одна и та же болезнь.

К.Вртанесян: Если речь о конкретных реализациях, технологическая составляющая тоже важна. Поддержка армянского языка в программе распознавания текстов FineReader была добавлена благодаря гранту от Фонда Сороса (который уж точно не заподозришь в идеологическом родстве с армянами).

В то же время, если говорить в глобальном масштабе, характеристика проблемы Рачьей абсолютно верна. Проблема не в Интернете, а в культурных агрессиях со стороны, как Запада, так и России. Это последствия глобализации, от "благ" которой в первую очередь страдают небольшие нации.

Бессмысленно говорить о ситуации с пропагандой национальных ценностей в Интернете, если по армянским телеканалам целый день крутят свои передачи MTV и его российские и армянские аналоги (у армян за пределами Родины, даже армянских аналогов нет). За час-другой на огромную и не обладающую информационным иммунитетом аудиторию выливается столько разрушающей и в то же время хорошо замаскированной пропаганды, что остается удивляться, как в стране осталась еще патриотически-настроенная молодежь.

Как уже отметил Рачья, для нас самым насущным является создание таких идеологических наработок, которые станут основой эффективной стратегии сохранения (так и хочется сказать "обороны") нашего культурного наследства, а также для постановки целей дальнейшего развития.

Р.Арзуманян: Удалось добиться очевидных успехов по той же проблеме языка, даже не столько языка, сколько внедрения армянского алфавита на доступном сегменте армянской Сети. И, вероятно, есть элемент печального юмора или даже трагизма в том, что такую работу организовали личности с более чем скромными познаниями в армянском языке. Люди, которым гораздо привычнее писать, выражаться на русском, английском, но которые понимали, что армянство без армянского языка, алфавита Маштоца обречено. Сейчас идет процесс распространения новой (для армянства) кодировки (UTF-8), которая позволит избавиться от большого числа искусственных проблем с армянскими шрифтами, и вновь мы имеем дело с индивидуальным творчеством, но никак не политикой.

К.Агекян: Идеи давно уже рассматриваются во всем мире как товар, как продукт, который надо продвигать по тем же, в общем-то, правилам, что и другие продукты. Можем ли мы относиться к нашим идеям по-другому, и имеет ли это смысл?

Р.Арзуманян: Мы должны придерживаться норм и стандартов того, мира, частью которого являемся. Мира, где все измеряется по количественной шкале оценок, и все, включая идеи, есть товар.

К.Вртанесян: Многое зависит от того, для кого предназначен "товар"? Для внутреннего потребления, для внешнего мира? Более того, насколько можно считать идею товаром, если ты сам в нее искренне веришь? Возможна ведь ситуация, когда идея окажется не просто товаром, а сокровищем (или же монстром), которым и поделиться-то жалко (или опасно).

К.Агекян: В частности я веду речь об упаковке идейного содержания на web-сайтах, то есть проработаннности визуального образа. Насколько это по вашему важно, насколько необходимо уделять этому внимание и силы в условиях дефицита ресурсов?

К.Вртанесян: Отвечу как человек, который уже 9 лет зарабатывает на жизнь дизайном (фактически, созданием "упаковок" иногда в буквальном, иногда в переносном смысле). Наверное, странно будет услышать такое от дизайнера, но наличие или отсутствие упаковки играет мало роли. Зачастую красивая, навороченная, но малофункциональная упаковка больше вредит, чем помогает. Все же первичны качество и востребованность "товара". Поэтому в условиях дефицита ресурсов не стоит слишком зацикливаться на качестве упаковки. Есть, конечно, и исключения, но их мало.

Задай Вы мне такой вопрос года 3-4 назад, я бы выдал сочинение страниц на десять об ужасах армянского web-дизайна, о необходимости становления дизайнерской школы и т.д., но на данном этапе для меня это уже неактуально.

Р.Арзуманян: Форма и процедура в нашем мире играют определяющую роль, мы обязаны соблюдать и это требование. Позволю себе аналогию: если принято идти на прием в официальном костюме, значит не надо ломиться в дверь в спортивном костюме или телогрейке, к тому же небритым, — вас не впустят и по большому счету будут правы. Необязательно иметь шикарный костюм, но это должен быть костюм. Поэтому мы стараемся уделять внимание дизайну, упаковке, — естественно, в меру сил и возможностей. Очевидно, что обеспечить в Арцахе дизайн международного стандарта не получится, но мы обязаны обеспечить минимальный уровень. Это отнимает где-то 20% затрат по времени, ресурсам.

Г.Мелконян: На сегодняшний день ни начинающим, ни опытным "админам" не стоит заострять внимание на дизайне, на оболочке сайта. Важнее, на мой взгляд, даже не содержание, а структура сайта. Насколько легко и удобно пользоваться представленной информацией. Достаточно посмотреть на сайт РБК, и будет понятно, что у наиболее успешного российского ресурса нет ни логотипа, ни красивого дизайна.

Мы считаем, что дизайн нашего сайта свое дело сделал, вклад неоценим. Но пора уже подняться на другой уровень. Открою небольшой секрет. Мы собираемся в корне менять навигацию сайта Genocide.ru. На это уже ушло 8 месяцев! Вложены огромные усилия, не успеваем заниматься текущими обновлениями статьей, материалов. Мы относимся к этому спокойно, хотя не ожидали, что понадобится столько человеческих и финансовых усилий.

К.Агекян: Давно уже стали общим местом суждения о том, что в наше время все большая часть информации потребляется в виде образного ряда. Клип превращается в неотъемлемую часть любой песни, история узнается по блокбастерам вроде "Трои" или "Александра", в популярных энциклопедиях для детей все меньше текста и все больше ярких "картинок", в том числе карт, диаграмм, схем. Возможно, теперешнее относительное доминирование текстов в Сети связано только с тем, что тексты гораздо быстрее "грузятся", с повышением пропускной способности каналов этому явлению придет конец. Нет ли риска оказаться на обочине, если сегодня оценивать визуальную сторону как вторичную?

Книжные иллюстрации на ArmenianHouse, географические карты на ArtsakhWorld — все это дает возможность идти от образа к тексту, от эмоциональной вспышки к подробностям. Возможно, стоит считать приоритетной именно эту часть web-ресурсов? Не станут ли в недалеком будущем пользователи вести поиск в первую очередь по "картинкам", а уже от них переходить к текстам?

Г.Мелконян: Советуя "админам" не заострять внимание на дизайне, я не хотел ставить крест на оболочке сайта. Конечно, оболочка — одна из важных составляющих ресурса. Дизайн не должен быть бездарным, посетитель сразу уйдет. Но содержание и тем более структура сайта на сегодняшний день важнее. Как бы хорошо не развивалось искусство оформления, мы, слава Богу, не покупаем книги, глядя только на обложку. Все же нас интересует Слово.

Если в будущем, как Вы говорите, исчезнут проблемы связанные с качественным доступом в Интернет, нам не составит особого труда выставить необходимое количество иллюстраций. Но даже в этом случае текстовое содержание сайта не уйдет во второй план. Есть и сейчас такие ресурсы, которые живут только анимацией и фото. Например, сайт компании Coca-Cola. Действительно, что для них может быть важнее оформления? Думаю, ни одному армянскому проекту пока "не грозит" судьба сайтов крупнейших корпораций. Оформление не наш конек, утешим себя.

Был дорогой эксперимент — я имею в виду theforgotten.org. Отличный сайт, трудно переоценить эту работу. Оформление, дизайн, анимация, фотографии, и даже содержание — все сделано на высоком уровне. Слов нет, я горжусь своими соотечественниками. Но созданная структура не позволит им разместить достаточно большое количество материалов по истории Геноцида. Поэтому сайт придется переделать полностью, как только это оформление устареет.

К.Вртанесян: Видеоряд — это внешний слой. В основе все же текст и документы. Конечно, исторический боевик про геноцид армян, качественно снятый в Голливуде, может иметь за первую неделю проката такой же пропагандистский успех, как и вся деятельность армян по признанию геноцида за последние двадцать лет, но… Во-первых, мы такими средствами не располагаем. Во-вторых, настоящая основа ставится именно на уровне текста.

Видеоряд быстро забывается, вымывается. Именно слово остается на уровне подсознания.

Что касается пропускная способность каналов в Штатах, Европе, и тем более Юго-Восточной Азии она позволяет смотреть видео-потоки без проблем. Тем не менее "текстовые" сайты не исчезают. Да возьмите хотя бы CNN.com. Кто бы туда вообще ходил, не будь содержимого, основу которого составляют именно тексты, а не видео-сюжеты?

Р.Арзуманян: Возможно, мы находимся на начальном этапе какой-то большой трансформации с возвратом образам той роли, которая им принадлежала в доисторическую эпоху. Действительно, до 90% информации человек получает именно через образы, и эта истина была хорошо известна древним.

Но потом пришли письменность и история, затем и линейное письмо, которое сформировало наш мир. У нас есть совершенный, идеально приспособленный инструмент, позволяющий нам чувствовать себя более чем комфортно в этом мире. Значит, на него и надо опираться.

Если выяснится, что тенденция возврата образа как основного элемента социальных коммуникаций не случайна, тогда и подумаем всерьез об армянских образах и армянской символике, благо у нас есть богатое наследие. Пока что основную нагрузку несет текст, и образы играют подчиненную роль.

К.Агекян: Средства связи и в особенности Интернет жизненно важны для сплочения народа, который в значительной своей части издавна "размазан" по слишком большому пространству. Потенциально мы можем больше всех выиграть от возможностей Интернета. В какой мере он выполняет сегодня свою роль в деле сплочения армян — не просто личных знакомств, а обмена идеями, материалами, реализации совместных проектов? Существует ли такой взаимообмен между Рунетом и Армнетом с одной стороны и армянскими порталами Франции, США с другой? Или все-таки тамошние труженики Сети принципиально отличаются от здешних и живут по другим законам?

К.Вртанесян: Ответить могу, опираясь лишь на личный опыт. Живя на чужбине, именно благодаря Интернету я не оторвался от армянской реальности. Было даже ощущение присутствия (хотя, конечно, неполноценного). В какой-то мере наличие Интернет-контакта позволяет оттянуть "отрыв" эмигранта от Родины. Естественно, что Интернет-общение не может полностью заменить реальное присутствие — отрыв произойдет, но позднее.

По поводу взаимодействия: мне известны подобные случаи, как эпизоды. Видимо играет роль разница в мышлении. На уровне индивидов сотрудничество реализовано, при этом на постоянной основе, на уровне проектов — почти нет. Вопрос не столько в особенностях каждого сегмента Сети, а в разнице менталитета армянина из Армении и эмигранта в третьем поколении. Десятилетиями не было почти никаких контактов, нужно время, чтобы постоянный контакт стал чем-то естественным.

Р.Арзуманян: Речь идет о Сети, как основе коммуникативной и информационной инфраструктур общества. Должны отработать вполне определенные процессы, прежде чем она станет таковой. На Западе они доведены до уровня технологий и оформлены в виде соответствующих документов — проекты "информационного общества", "глобальной деревни" и пр.

Какими должны быть созданы предпосылки, для разворачивания армянской информационной инфраструктуры? Несколько параметров должны достигнуть критичной величины. Во-первых, количество точек, групп, сегментов информационного пространства. Во-вторых, как суммарный, так и собственный "вес" точек. В третьих, плотность связей, взаимодействий в Сети. Тогда целое уже больше, чем сумма частей и мы присутствуем при рождении новой реальности — Армянской Сети.

Как достичь данной цели? В первом приближении на ум приходят два пути, — эволюционный и "креационистский". Эволюционный путь предполагает известные механизмы перебора, борьбы за выживание. Через них мы, так ли иначе, придем к появлению новой реальности, — многоклеточный организм армянского информационного пространства превратится в субъект с интеллектом. Но если данные механизмы и работают, для получения результата они требуют "космического" времени. У нас нет никаких шансов, что нас не "съедят" гораздо раньше, чем мы станем какой-то новой реальностью.

Креационистский подход предполагает осмысленное создание Армянской Сети, то есть наличие Проекта, в рамках которого она строится. Причем мотивация, цели и устремления такого проекта по определению находятся вне пределов строящейся Сети. Другими словами есть Демиург, Творец Армянской Сети, который сознательно ее строит. В начале должно прозвучать Слово.

Все успешные национальные информационные структуры развивались и развиваются по "креационистскому" пути. Армянская же Сеть пока что идет по тупиковому эволюционному пути, когда методом проб и ошибок нащупываются решения, которые уже давно разработаны и известны.

Р.Арзуманян: В отдельных наших проектах участвуют армяне с разных концов света. Но происходит это вне системных механизмов армянского мира, на уровне частных усилий и частной инициативы. Традиционные, состоявшиеся армянские структуры, — духовные, культурные, общественные, политические, экономические и прочие не принимают в этом какого-либо участия. Это в лучшем случае. В худшем здоровые и правильные идеи гробятся на корню и приносятся в жертву мелким амбициям и мелкому расчету "лавочников".

Теперь несколько слов по поводу "размазанности" армянства. На сегодняшний день разработаны социальные технологии, позволяющие использовать диаспоричность народа, — речь о принципе "сетевых сообществ" и сетецентричного мира. Однако мы, армяне, еще и близко не подошли к возможности внедрить и адаптировать данные технологии. Причем заметьте — речь о технологиях, не более. Это всего лишь инструмент, способ достижения целей, но никак не сама цель. Нужна цель, затем элита (Демиург) и так далее. Прописные и вечные истины.

Г.Мелконян: По-моему Рачья дал исчерпывающий ответ. Добавлю пару слов. Есть такой проект, называется freenet.am. Там пользователям Армении предлагалась бесплатная услуга выхода в Интернет, но просматривать можно было только определенные сайты. С одной стороны это хоть что-нибудь для неплатежеспособного населения, но с другой стороны еще один вариант изоляции.

К.Вртанесян: Теперь по новым "Арментел"-овским ценам дешевле соединяться с обычным провайдером, чем с Фринетом. К сожалению, это не значит, что фринетовцы сейчас ринуться в Сеть: большинство просто будет вынуждено отказаться даже от такого "кастрированного" присутствия в Интернете.

Г.Мелконян: Армянский Интернет включает в себя все точки мира, где есть армянин с доступом в Интернет. Что там окажется самым армянским, не знаю, но это точно не зона "am". Что нас объединит, армянский язык или нечто другое, мне сказать трудно. Но "эволюционное" развитие событий, как выразился уважаемый Рачья, представляется наиболее вероятным.

К.Вртанесян: Григор поднял интересную тему. Фактически самые популярные армянские проекты реализованы людьми или находящимися вне пределов Армении, или же долгое время жившими за рубежом. Вероятно, за дымовой завесой бытовых неурядиц, жителю Армении трудно увидеть и осознать опасность информационной изолированности настолько, чтобы начать самостоятельно делать национально ориентированный проект. Получается, что за контакты между армянским обществом и внешним миром отвечает тонкая буферная прослойка "бывалых" — видевших внешний мир.

К.Агекян: Согласны ли вы, что многие черты Рунета отличают его от американской Сети? Если я не ошибаюсь, Интернет в США строится по стандартным принципам нормального бизнеса и соответственно имеет более прагматичную структуру. В Рунете Интернет в значительной степени опирается на энтузиазм и пытается быть энциклопедичным. Соответственно армянские по содержанию сайты, структурно организованы по разному. Могут ли в связи с этим найти общий язык "капитаны" армянского Интернета с разных сторон земного шара? Способны ли они вместе выработать какие-то приоритеты, направления развития? Или получится диалог энтузиаста с директором фирмы — диалог, который имеет не слишком много шансов на успех?

К.Вртанесян: Если имеется ввиду "бесплатность" Рунета, то отличия сотрутся в ближайшем будущем (3-4 года максимум). Коммерциализация Рунета неизбежна.

Р.Арзуманян: Слово "способны" не совсем удачно. Отдельные личности, которые, исходя из некоторых убеждений, устремлений, развивают элементы армянской Сети, накапливают опыт, связи. Эти люди, конечно же, поделятся всеми наработками. Они могут выполнить "обеспечивающую" роль — роль среды. На большее их толкать по меньшей мере непорядочно — в лучшем случае надорвутся. Это не их задачи и не их стратегические горизонты.

К.Вртанесян: В Сети многое можно сделать, но без твердой "наземной" идеологической базы вся наша деятельность малоэффективна. Пример: бывают случаи, когда нам необходимо знать мнение государственных структур (например, МИД) по тем или иным вопросам внешней политики, чтобы ненароком не навредить общему делу. Но оказалось, что нет у наших чиновников согласия по самым насущным проблемам.

Из-за отсутствия "наземной" поддержки мы часто вынуждены сами что-то додумывать, домысливать, и не всегда успешно. Ведь мы не в курсе закулисных политических игр (честно говоря, особо и не стремимся в это влезать).


Р.Арзуманян: Относительно Интернета в США. Надо четко понимать, что для Америки Сеть не есть бизнес и никогда таковым не являлась. Это инфрастуктура, берущая свое начало, как и положено, в военной сфере. Ее цель — "связать" новую нарождающуюся реальность глобального информационного пространства по своим правилам и законам, тем самым получив монопольное право и возможность управлять им. Да, обслуживание и расширение данной инфрастуктуры может быть очень даже прибыльным бизнесов. Однако это не цель, а следствие. По сути дела речь идет не просто о контроле над неким пространством, но о его создании, — в этом качественное отличие новой империи от прежних. Римская Империя тоже строила дороги, но никак не само географическое пространство. В России по старинке пытались менять русла рек, не поняв, что на дворе уже другая эпоха. Сегодня усилия России обречены на "энтузиазм" и будут носить локальный, тактический характер. Некоторые сообщества стран в Европе и Азии пытаются предпринять усилия по созданию своего Интернета, но это очень сложно, так как США владеют всеми элементами глобальной мощи, в том числе Всемирной паутиной.

Однако это не наши проблемы и не наш путь, который, конечно же, есть. Существует и нечто объединяющее армянство в единое целое. Лично у меня не возникает проблем при беседе с армянами, уже в третьем поколении живущими на Западе. Отдельные сложности, конечно же, присутствуют, как без них. Излишняя рафинированность, оторванность от армянских реалий, оторванность от земли и страстное желание вернуться к ней, искреннее непонимание того, что все так просто не бывает. Ну, и наши большевистские комплексы и наследие.

К.Агекян: Говоря о возможной креативной роли руководителей Интернет-проектов, я имел в виду не систему идеологии, а некие импульсы, попытки выдвинуть вперед новые приоритеты.

К.Вртанесян: Попытки что-то выдвинуть в национальном плане без соответствующего идеологического фундамента обречены на провал. Например, я где-то говорю: "Давайте проведем обсуждение на армянском". "А зачем?" — спрашивает космополит. "Это наш язык, надо его поддерживать, обогащать, поэтому и пользоваться им". — "Но мне приятнее и привычней русский (английский, французский, etc.), зачем же мне напрягаться? Весь мир идет к тому, чтобы говорить на одном языке", — не унимается космополит. Как убедительно показать вредоносность подобной постановки вопроса, не обладая более или менее стройной системой национального мировоззрения?

К.Агекян: Не кажется ли вам, что наш Интернет в целом предлагает потребителю то, что потребитель хочет. Не пытается формировать потребности, раскручивать новые продукты?

К.Вртанесян: И на востребованных направлениях работы невпроворот. Элементарно не хватает людских ресурсов. Есть миллион идей, но в сутках всего лишь 24 часа.

Да и о каких новых Интернет-продуктах идет речь, если но традиционных фронтах в основном бреши? Когда дом недостроен, начинать строительство еще двух-трех все же неправильно. В результате ресурсы сжигаются впустую, и будем иметь несколько недостроенных домов.

Р.Арзуманян: Для Армянской Сети это пока невозможно. Не доросли, плюс уже сложились и мощно работают другие империи мирового масштаба, — в лучшем случае вы впишетесь в систему.

К.Агекян: Но сможем ли вообще когда-нибудь дорасти в поле действия чужих информационных империй? Или прорасти на выжженной земле, когда они рухнут? То, что сегодня трудно, не окажется ли завтра еще трудней?

К. Вртанесян: В любой отдельно взятой среде будь то Интернет, банковское дело или торговля на овощном рынке вряд ли возможно конкурировать с какой-либо из империй, не поддерживая надлежащий уровень конкуренции во всех других сферах. Что касается нас, успешная конкуренция должна вестись не с целью подмять под себя побольше, а в рамках борьбы за выживание. Но такая конкуренция все равно не должна (и не может) ограничиваться сугубо информационным полем.

Ухватить внезапно возникающие и еще быстрее исчезающие шансы, избежать не менее внезапных смертельных опасностей, которые рождаются в моменты глобальных перетрясок — для этого нужно иметь твердую основу в виде национальной, а не космополитической идеологии.


Р.Арзуманян: Наш ответ должен быть нелинейным, ассиметричным и лежать в другой плоскости.

Вообще, смысл армянской сети, армянским государствам, армянству должны придавать Личности, и не надо прятаться от этой истины за какими-то технологиями, религиозными, философскими и прочими системами. Это все суть передаточные механизмы, не более. И если данный импульс, акт творения пока отсутствует, то ничто не поможет, уж тем более технологии. Римская империя рухнула, обладая самыми совершенными на тот период времени технологиями войны, управления, коммуникаций и пр. Не спасло, не спасает, и никогда не будет спасать.

К.Агекян: Идеи действительно генерируют не структуры, а личности, притом не обязательно Мессии. Формируя Армянский Интернет, вы вместе и каждый по отдельности воспроизводите традиционные приоритеты либо создаете новые. В наше время Идея во многом и есть система приоритетов.

Например, тема геноцида. Безусловно, в свете турецкого негативизма и безразличия мирового сообщества она неизбежно должна быть одной из ключевых. Здесь проходит линия фронта.

К.Вртанесян: Их у нас много и все, как назло, злободневные. И Арцах, и положение армян в Грузии, и ассимиляция за рубежом, и разрушение традиционной культуры под натиском внешних агрессивных культур, и проблема физического существования нации (количество армян сокращается, и вполне возможна ситуация, что лет через 50 просто некому будет на нашей земле жить).

К.Агекян: С другой стороны мне иногда кажется, что мы слишком ориентированы во внешний мир и недостаточно обращены к себе, собственным нуждам. Может быть, нам, армянам, не стоит ждать извне ни оценки, ни сочувствия, заняться самими собой, своим, если угодно, "Я". Самособиранием, самовоспитанием на победах. Без чрезмерного крена в сторону прошлого, в сторону трагических его аспектов. Почему, по-вашему, нет масштабного Интернет-проекта, посвященного Победе в войне за Арцах, ее героям? Такое впечатление, что мы просто не привыкли гордиться победами.

Р.Арзуманян: Проект в работе, условное название — "Галерея Славы". В рамках проекта мы уже собрали списки погибших азатамартиков из Арцаха, 2800 снимков уже отсканированы и находятся в компьютерах. Нужно разыскать еще около 600, потом проехаться по всем селам и сверить списки, фотографии. Одна девушка потихоньку работает уже больше 4-х лет, и с такими темпами мы только Арцах будем "разгребать" 4-5 лет. Как браться за тех же бакинских ребят, которые приехали, воевали, погибли и ни родни, ни имени, только холмик? Даже не представляю.

К Вртанесян: Большая часть армянства сейчас "плавает" в чужой, обычно ассимилирующей, среде. Возводить информационные барьеры в рамках таких маленьких государств как Армения (при нынешнем уровне развития коммуникаций) не имеет смысла. С учетом этого полностью изолироваться от внешнего мира и заняться самосозерцанием, невозможно, да и не нужно.

Да, ждать сочувствия от кого бы то ни было бессмысленно, политика не строится и никогда не строилась на эмоциях. Но не заниматься внешним пиаром тоже глупо, ибо тогда легче будет расправиться с нами втихую.

К.Агекян: В заповеднике СССР, где всех кормили по расписанию и давали возможность читать журналы на рабочем месте, человек мог вместить в себя чистый негатив. У сегодняшнего молодого армянина множество проблем, вокруг полно негатива, который реально мешает жить. Поэтому армянская тема должна обязательно вызывать гордость за героев, за победителей. Ведь у нас есть, чем гордиться.

К.Вртанесян: Все это нужно. Но делать упор лишь на недавней (и, к сожалению, пока не окончательной) победе — опасно. В основе нашей идеологии должна лежать концепция бесконечной борьбы: ведь следующим шагом после иллюзии победы является неминуемая гибель. На подсознательном уровне мы ждем какой-то большой и решающей победы, после которой заживем мирно и счастливо. А тем временем победы сменяются поражениями, и той, одной единственной и очень нужной нам победы, все нет и нет. С какого-то момента очередное поколение армянства начинает впадает в уныние.

Мы должны радоваться возможности участвовать в бесконечной битве жизни и благодарить Создателя за каждый прожитый в битве день. Будут и победы, и поражения, но как говорит Аверинцев: "Бытие хорошо не тем, что оно идет к лучшему, а тем, что оно противостоит небытию, и, чем бы ни кончилась битва, нужно с благодарностью принимать именно ее риск, ее нерешенность, ее непредсказуемость, с которой, как уже говорилось, связана свобода человеческого выбора".

Г.Мелконян: Все личности являются частью народа. Почему они делают то, а не другое? Почему Ашот создал sumgait.info, а не sardarapat.info? Думаю, что правильно сделал. Как вы считаете, что более необходимо сегодня: сайт в честь Гургена Маркаряна или в честь Дро?

К.Вртанесян: Опять же, вопрос нехватки сил и средств. Дело не только в наших былых победах или поражениях. Необходим серьезный ревизионистский ресурс по армянской истории. К сожалению, история Армении и армян содержит намного больше белых пятен, чем нам кажется. Странным образом многие судьбоносные периоды нашей истории просто "выпали" с радаров наших историков. Что, например, известно об армянских купцах Джуги? Что известно об армянских нефтяных магнатах, кроме того, что они были богаты? (При этом мало кто представляет реальные размеры этого богатства). Что известно об армянских банкирах Галаты? А ведь это были мощнейшие в мировом масштабе группы, успешно конкурировавшие в разные периоды истории с такими гигантами, как Ротшильды и Рокфеллеры. Ответы на многие вопросы новейшей армянской истории, можно найти, "копаясь" в событиях тех времен.

Но день за днем нам бросают вызовы, которые невозможно оставить без ответа. Например, недавно против Армении мутную волну подняли в западной прессе: мол, нет у нас будущего. А журналистка "Нью-Йорк Таймс" вообще разродилась статьей, что Армении "не пережить зиму без внешней интервенции". Как отреагировали наши структуры? А никак. Кто написал статью в ответ? Мы.

Другой пример. Недавно совместно с sumgait.info сделали сайт об убийстве в Будапеште армянского офицера Гургена Маркаряна: http://budapest.sumgait.info/ Азербайджан уже год как развернул по всему миру пиар-акцию по поддержке его убийцы, наш же МИД ограничился несколькими заявлениями, труднодоступными в Интернете. Почему этим вынуждены заниматься мы: в ущерб своей профессиональной карьере, общению с семьей, за свой счет? Почему фотографии "героя"-аскера лежат на каждом втором азербайджанском сервере, его знают по имени и фамилии, а Гурген Маргарян даже для многих армян остается лишь безымянным "лейтенантом армянской армии"?

Можно было попытаться найти какие-то источники финансирования, потратив на это 3-4 месяца, потом начать работать, попутно обвиняя всех других в бездействии. В результате сайт, скорее всего, был бы сделан через год, когда острой нужды в нем больше не было бы. Как-то выкрутились своими силами и выполнили работу за месяц, правда, в ущерб другим проектам.

К.Агекян: Насколько я понял, ваша общая позиция такова: работая внутри Интернета невозможно приблизить рождение Армянской Сети, для этого должен созреть целый комплекс условий в реальном бытии армянства и армянских государств.

А.Аматуни: Думаю, в конечном счете, создание или рождение Армянского Интернета во многом будет зависеть от государства. Лично я не питаю по этому поводу никаких иллюзий. Недавно прочитал онлайн интервью нашего министра обороны читателям газеты "Еркир".

Был задан следующий вопрос: "Думаю, Вы согласитесь, что Армению, Арцах (с их историей, культурой) и события совсем еще недавнего прошлого армянского народа в Интернете в основном представляют отдельные личности. Причина в том, что правительство страны столь важному вопросу не уделяет никакого внимания. Будем откровенны — все делается на голом энтузиазме. Как Вы к этому относитесь?"

Серж Саркисян: "В этом деле у нас много проблем, много нерешенных вопросов. Согласен, государство должно уделять больше внимания этой задаче. Спасибо, что заметили и интересуетесь этим. Да, мы надеемся и на энтузиастов, т.к. это не только дело государства. Но, безусловно, государство тоже должно активно и решительно действовать в данном направлении".

Достаточно неопределенно, не правда ли?

К.Агекян: Стоит ли возлагать ответственность на высшее руководство страны и за неудачи на Олимпийских играх, и за ситуацию с Интернетом? Есть другие уровни власти.

А.Аматуни: Дело должно быть сделано, кто-то должен им заниматься. Однако энтузиастов, о которых шла речь в интервью г-на Саркисяна, на самом деле очень мало. Полно тех, кто тратит свое время, торча целыми сутками в форумах и чатах. В некоторой своей доле эти "баради", как я их называю, реально могли бы помочь. Вот тут и встает вопрос — "мне это надо?". Есть также люди, которые в определенный момент вдруг решают включиться. Как правило "вдохновение" у них проходит максимум месяца через два. Так в чем проблема — в финансах? Не думаю. В идеях? Или нужно дать этим людям сознание своей миссии и роли в общем процессе? Ни я, ни кто-либо другой этого сделать не сможем. Только государство.

Г.Мелконян: Возможно, государству не хватает средств для ведения информационной борьбы. Сами армянские проекты далеки от коммерции. Вы не увидите ни одной рекламы ни в Armenian House, ни в Artsakh World, хотя на Западе такие проекты, по крайней мере, окупали бы себя. Есть проблема с авторскими правами и т.д.

Если наше государство все же соберется сделать какие-то решительные шаги в области Интернета, хотелось бы посоветовать для начала потратить немного времени на исследование и изучение существующих в Сети проблем.

К.Агекян: Есть ли серьезные основания надеяться в ближайшее время на созревание комплекса необходимых и достаточных условий рождения Армянской Сети? Шансы с течением времени увеличиваются или уменьшаются.

Р.Арзуманян: Как говорил один из теоретиков, — основание мира хрупко и надо быть очень осторожным, работая с ним. В этом смысле Интернет и информационные технологии в целом — это обоюдоострое оружие, при помощи которого можно быстро строить, восстанавливать общество, но точно также можно и разрушить.

Шансы армянства на возрождение будут расти. Работая в Сети, можно приближать новое рождение армянского мира, возможно, даже Сеть станет "акушером-гинекологом", но не более. Нам надо вытерпеть немного, не нарваться на новые катаклизмы и революции, которые нам будут навязывать. "День продержаться и ночь простоять..." Сработает коллективное бессознательное народа. Чтобы это имело место быть должны быть выполнены ряд необходимых условий, — а именно, армянские гены, армянская земля и т.д. Тогда вновь "замкнет" и восстановятся в полном объеме связи и отношения между Арменией Духовной, Вышней и Арменией проявленной.

Г.Мелконян: Армянский Интернет рано или поздно мы создадим, как сегодня пытаемся создать более или менее нормальное армянское спутниковое телевидение. Лучше поздно, чем никогда. Просто сегодня ни мы, ни наше государство понятия не имеем что такое Армянский Интернет. Вот и вся проблема.

К.Агекян: Если говорить о наших личностях-творцах, они имеют все меньше шансов родиться в условиях, когда по всеобщему MTV "Большой Брат поет и пляшет" (образ Оруэлла, переосмысленный Чаком Палаником). Мы можем беспокоиться о хрупкости основания мира, но тем, кто правит бал, на эту хрупкость плевать. Пока мы будем ждать, они уже десять раз это основание перекрутят в мясорубке. Пока мы рефлексируем по поводу необходимых условий, власть Большого Брата (Братьев) над миром и соответственно над нами только увеличивается. В один "прекрасный" день они научатся просто стирать лишние слова из памяти, и "армянство" превратится для армян в абракадабру, пустой звук. И вот тогда уж точно решатся все проблемы с армянским видением мира.

Р.Арзуманян: Это почти произошло. Мы уже на 99% манкурты и пока не в состоянии хотя бы удержать связи с ближайшим духовным наследием последних тысячелетий. Не удается сделать грабар нормой хотя бы для гуманитариев, хотя он на 90% тот же ашахарабар. Слова стираются, даже проявленные в свое время смыслы армянского бытия вновь ушли в область бессознательного, спрятались до лучших времен. И произошло это не вчера. Я уже не трогаю тему Мгера-младшего, который ушел в камень, в мертвую форму, так как был не в состоянии сохранить живой Армянскую Традицию. Причина событий в объективном разворачивании, развитии Армянского Духа — это наш путь, и мы по нему идем. Мы обречены на возрождение армянского мира.

Среди прочего нам нужны дискуссии, круглые столы, свободный обмен идеями, мнениями. В этом плане глобальная информационная инфрастуктура для нас благо. Например, вот эта дискуссия лет 20 назад просто была бы просто невозможна.

Надо переводить формат дискуссий за круглым столом на постоянную основу, приглашать к нему созревших и состоявшихся личностей. Результаты обрабатывать и возвращать в уже существующие сегменты армянского информационного пространства, тем самым "предуготовляя пути" тем, на кого ляжет задача очередного возрождения армянского мира.

Средняя оценка:5/5Оставить оценку
Использован шрифт AMG Anahit Semi Serif предоставленный ООО <<Аракс Медиа Групп>>